Евангелие от Иуды  


В Колыбель атеизма Гнездо атеизма Ниспослать депешу Следопыт по сайту

Глагольня речистая Несвятые мощи вече богохульского Нацарапать бересту с литературным глаголом


 
РУБРИКИ

Форум


Новости


Авторы


Разделы статей


Темы статей


Юмор


Материалы РГО


Поговорим о боге


Книги


Дулуман


Курс лекций по философии


Ссылки

ОТЗЫВЫ

Обсуждаемые статьи


Свежие комментарии

Непознанное
Яндекс.Метрика

Авторство: Билаш Анатолий

Евангелие от Иуды


03.02.2015 Рассказы/Христианство

Во время правления Израилем, да и всей Палестиной, царя Ирода Великого, назначенного и покровительствуемого Римским императором, наконец, произошло долгожданное объединение Палестинских земель после многих лет междоусобных войн и борьбы за власть. Римские власти не препятствовали в этом Ироду - верному слуге Рима, так как понимали, что легче держать в повиновении единую державу с преданным правителем, нежели подавлять постоянные восстания самозваных царьков-бунтовщиков. Ирод же, после военно-административного объединения страны, решил просветить отсталый Израиль светом цивилизации Священной Римской империи. В первую очередь, был демонтирован Иерусалимский храм - вековая святыня иудеев, а на его месте воздвигнут другой, ещё более величественный, который затмил своей красотой все предыдущие святыни.

Сооружались также новые храмы, дворцы, гимназии, неизвестные в Израиле термы-бани, театры и амфитеатры, а также целые города-крепости на границах и много других изобретений цивилизации в стиле а-ля Рим. И хотя внешне прикосновение прогресса изменило Израиль, но внутренне народ оставался чуждым ко всему новому, фанатично хранил дедовские предания, завещанные им якобы богом Иеговой через Моисея, и слепо верил в приход Машиаха (Мессии), хотя не знал даже приблизительно, когда и для чего ОН должен прийти.

Поэтому, чтобы разрядить внутреннюю скованность тёмных израильтян, мудрый советник Римского императора Октавиана – Агрипа предложил просто «дать» им ожидаемого мессию. Для этого Ирод тайно послал в Рим преданного арабского книжника Йоанна, знавшего греческий язык, чтобы он растолковал все нюансы пророчеств. Дело в том, что израильтяне в то время не имели своей письменности, а Священные Писания их предки заимствовали от арамеев, то есть арабов - жителей Аравии, занимавшихся преимущественно скотоводством. Поэтому жрецов-священнослужителей, которые умели читать по-арабски и объяснять писания народу, сначала называли аравинами, а потом просто раввинами. Свою же письменность израильтяне изобрели гораздо позже. Она была настолько примитивна, что в ней было всего 22 буквы, а вместо 10 цифр использовались первые 10 букв алфавита и писалось для пущей хитрости, справа налево. После этого все религиозные предания израильтяне начали переписывать с арамейского на новоиспечённый иврит, придавая им характерный ивриту колорит и звучание.

Таким образом, в Риме после тщательного изучения был написан сценарий к постановке долговременного спектакля под кодовым названием «Машиах», то есть Мессия. Режиссёром и техническим воплотителем этого театрализованного проекта назначался тот же книжник Йоанн, который с подробным сценарием "мессиниады" под грифом «совершенно секретно» отправился в Иерусалим к Римскому наместнику Палестины, которому предписывалось всячески содействовать Йоанну в воплощении его проекта в действительность.

На роль непорочной девы была выбрана гетера Мария из Назарета. Чтобы в жилах будущего мессии текла римская кровь, она должна была «сойтись» с римским легионером, который оказался настолько искусным в деле зачатия будущего мессии, что Мария потом сама ещё несколько раз приходила повторить процедуру «непорочного зачатия» пока воина не перевели служить в другой легион. Пока срамота Марии была незаметна она всем знакомым рассказывала, что ангел божий посетил и осеменил её, обычная отговорка забеременевших блудниц того времени. Но когда живот стал выпирать и тем самым раздражать благочестивый люд, не испытавший на себе «ангельского откровения», её отправили в пригород Иерусалима в дом священника Захарии.

Захария вместе со своей бесплодной женой Елизаветой устроили прибежище для беременных блудниц, которые скрывая своё «положение» от правоверных иудеев, находили в доме Захарии, за умеренную плату, надёжное прибежище от людских глаз до времени разрешения от плода. Новорождённых нередко продавали в семьи, желавшие приобрести детей, при посредничестве того же Захарии, который будучи священником, обладал обширной информацией об этом необычном рынке живым товаром.

Елизавета же, будучи бесплодной, согласно сценария, подвязывала свой живот платком и рассказывала аналогичную историю о ангельском зачатии, надеясь, что к мнимому сроку «родов» возьмёт какого-нибудь из оставленных мальчиков. Такая же участь ожидала Марию в случае если родится девочка. За римскую кровь можно было не волноваться, так как все блудницы в Иудее зачинали от римских легионеров, а те в свою очередь, высмеивали правоверных иудеев, метко сравнивая их с евнухами. Захария, чтобы не отвечать на глупые вопросы знакомых о беременности жены, так как они были уже старые, должен был притвориться немым, а после рождения снова заговорить.

Следующее действие, согласно сценария, должно было происходить в Вифлееме. С этой целью было задумано участие некоего Йосифа из Вифлеема, человека бездельного и разгульного, к тому же большого любителя вина. Он согласился принять Марию с ребёнком, взамен на щедрое финансирование их совместной жизни. Очень странно, но во всех официальных евангелиях Йосиф изображается помолвленным с Марией. Поэтому сразу после родов Мария с младенцем прибыла в Вифлеем и, будучи симпатичной женщиной, так понравилась Йосифу, что он на радостях устроил такой банкет, что вино лилось рекой. Все желающие в этот день, могли найти в доме Йосифа чашу полную вина. Даже пастушки из отделённых пастбищ приходили туда, привлечённые дармовым напитком. Так как жена хозяина имела крохотное дитя, то все предполагали, что это празднование в честь рождения первенца. Массовая попойка у Йосифа настолько взволновала блюстителей морали раввинов, что он с женой сразу же на другой день вынуждены были уехать в свадебное путешествие в Египет.

Согласно указанию «свыше», Мария назвала мальчика Иисусом, а так как никто из священнослужителей не решался обрезать внебрачного ребёнка, то он остался необрезанным. По дороге в Египет, проезжая возле Синая, Йосиф злобно плюнул и выругался в адрес Моисея, получившего на этой злополучной горе столь суровые моральные заповеди.

Прибыв в страну фараонов, они были потрясены величием, славой и богатством этого края. Здесь для них началась свободная и счастливая жизнь, щедро финансируемая покровителями. Мальчик подрастал и жадно впитывал в себя богатое культурно-религиозное наследие Египта. По прошествии девяти лет из Иерусалима пришло известие о возвращении на родину. За это время умер царь Ирод Великий и единственный израильтянин, знавший о реализации долговременного проекта «Мессия». Проезжая на обратном пути возле Синая, Йосиф вторично плюнул в его сторону и выругался в адрес жестокого тирана Моисея. Иисус не сделал этого, потому что не знал ещё сурового морального кодекса своей родины.

Возвратившись в Израиль, семья Йосифа поселилась в Назарете, где за время многолетнего отсутствия Марию уже позабыли. Потянулись скучные, монотонные будни. Иисуса в его «новой-старой» родине всё раздражало. И фанатичная слепая вера израильтян, и строгое соблюдение глупых религиозных обрядов, и существовавший обряд жертвоприношения животных, вполне пригодных в пищу, и подлые мальчишки, насмешливо прозывавшие его «необрезанным гоем». Поэтому неудивительно, что внутренняя суть юного Иисуса переполнялась немым протестом против этой темноты и невежества.

О, как бы охотно он сейчас плюнул в сторону Синая. Каждый год семья Йосифа ради приличия и про людской глаз ходила на Праздник Весны Пасху в Иерусалим. Когда мальчику было двенадцать лет, они также прибыли на Пасху в столицу и после увеселительного празднования отправились обратно. Но только вечером после дня пути родители заметили отсутствие мальчика, очень перепугались, так как от этого зависело их праздное благополучие и спешно отправились обратно в Иерусалим. Родители нашли Иисуса в одном храме, где он сидел среди раввинов и книжников и жарко с ними спорил о заветах Моисея. Доводы юного мальчика были настолько логичными, что верные служители Иеговы не знали, что ответить в защиту своего «Всемогущего бога.»

–Если бог Моисея был предвечным - говорил Иисус, - то почему Он не предвидел, что у него будет «свой» незадачливый народ и не оставил для него немножко свободной земли?

- И если ОН честный и справедливый, - продолжал юный оратор, - то почему ОН предложил израильтянам добывать себе землю путём завоеваний и убийства. Не иначе, что «справедливый и святой» бог, которому поклонялся Моисей - это обыкновенный идол войны.

Помня пословицу говорящую, «устами младенца глаголет истина», коварные раввины понимали, что юный демагог в пух и прах рушит их религиозные догмы, рассчитанные на слепую веру, а не на холодный логический ум. Тем более они прекрасно понимали, какую опасность в будущем для их религии представляет этот упрямый «сгусток протеста». Йосифу и Марии во время перерыва в дебатах удалось тайно увидеть Иисуса и увести его из Иерусалима. Благодаря этому раввины не узнали чей он и откуда. Однако извещённые об этом происшествии руководители проекта «Мессия», понимая, что священники будут искать юношу, чтобы погубить, решили отослать его в Элладу - тогдашнюю Грецию.

С радостью прощался Иисус с Израилем. Гневно плюнув в сторону Иерусалима, он воскликнул: «Прощай немытая и тёмная Иудея!». Дальнейшее опекунство и выучка будущего «мессии» поручалась Иуде. Он был на десять лет старше, израильтянин, получивший образование в Риме. Логический ум и внутренняя уравновешенность выдавали в нём хорошего наставника, имел жену. Таким образом, прибыв в приморский город Тир, они нашли судно, отправлявшееся в Грецию, и благополучно отплыли.

По прибытии в Афины, юноши поселились в живописном пригороде, утопавшем в зелени садов. Иуда снял в аренду небольшой дом, одну половину которого занимал Иисус, а другую он с женой. Благодатная земля Эллады целебно подействовала на юного «мессию», который жадно потянулся к знаниям этой богатой своим культурным наследием страны. Через некоторое время он научился читать и писать по-гречески и мог в подлинниках изучать письменные трактаты, оставленные выдающимися философами и мыслителями древней Эллады. С энтузиазмом Иисус участвовал в народных праздниках в честь многочисленных богов греческого пантеона и находил в этом большое удовольствие, особенно в празднованиях в честь Диониса - бога виноделия и Афродиты - богини любви. Но, по мере взросления, его уже не удовлетворяет сказочная мифология древности и он начинает интересоваться более серьезными вещами, как например трактат о корпускулярной-молекулярной сути вещей, всё более утверждаясь в материалистическом мировоззрении.

Далее, по мере взросления, Иисус почувствовал в себе мужчину, а природный инстинкт просил удовлетворить познания и в этом направлении. Однако он почему-то становился робким перед заносчивыми гречанками. В то время в Элладе имела популярность однополая любовь. Чтобы не выходить за рамки приличия, геи - как их называли, собирались в философские команды, объединённые общностью каких-то философских взглядов и принципов. Днём между разными командами устраивались остроумные философские дебаты, так любимые греками, а ночью они предавались пьяным оргиям однополой любви. Партнёры свободно менялись в пределах одной команды, но при переходе в другую, клиент должен был официально известить о своём выходе. В одну из таких команд, исповедующую нигилизм, и вступил юный «мессия».

Так как имя Иисус было трудно выговариваемо по-гречески, то его прозвали Исса. Иуда сначала без опасений относился к новому увлечению своего подопечного, думая что там, он приобретёт навыки тонкого красноречия, нужного в его будущей «мессианской» карьере. Но после того, как Исса стал по ночам отсутствовать, приходя под утро пьяным и измождённым оргиями, а порой приводя с собой философов-единомышленников, Иуда понял, что Иисуса понесло. Он тайно сообщил об этом руководителю проекта и просил прислать для «непорочного» какую-нибудь красивую гетеру, которая сумела бы захватить внимание «мессии» и направить вулкан его бурного мужского темперамента в естественном направлении.

Через некоторое время на просьбу наставника к ним прибыла одна гетера из Вавилонии по имени Мария Магдалина, но родом она была израильтянка. И хотя, она была очень красива и симпатична, Иисус с трудом и неохотой отрывался от своего гей-коллектива нигилистов. Но наконец, когда все вещи и понятия в его бурном сознании улеглись на свои места, он официально заявил о своём выходе из философской команды и после этого стал сожительствовать с Марией, придя наконец в согласие с природой.

Согласно сценария проекта, свою «мессианскую» деятельность Иисус должен был начать в двадцать два года и разыгрывать один год, обогнув во времени кольцом все религиозные праздники Израиля и наложив, таким образом, на них свой отпечаток. Поэтому, когда ему исполнилось двадцать лет, он под руководством Иуды, начал изучать ассирийскую письменность и религиозные предания своей родины-мачехи. Этот пункт обучения специально был отложен на остаток, чтобы будущий «мессия» постепенно входил в свою роль. Справедливости ради нужно сказать, что в этой области изучения весь энтузиазм Иисуса к познаниям как рукой сняло. Ему никак не хотелось учить непопулярный в то время арабский язык, подолгу потеть над овладением крючкообразной письменностью, но наибольшее возмущение вызывало изучение нелепых и сказочных приключений Моисея и его спутников-последователей, называемое у израильтян Пятикнижием или Ветхим Заветом. Он нередко в порыве возмущения восклицал: «О! Какими невежественными и тёмными должны были быть израильтяне, верившие дешевым трюкам этого фокусника Моисея! Да и был ли он вообще - этот сказочник?"

Мало-помалу, приближался срок возвращения Иссы на родину. Очень странно, но во всех канонизированных Евангелиях и словом не обмолвлено о пребывании Иисуса в Греции, таком важном в формировании мировоззрения будущего «мессии». Согласно сценария, Иисус должен был выдавать себя на десять лет старше, поэтому, чтобы скрыть свой юный возраст, который несомненно не вызывал бы к нему доверия, ему пришлось отпустить бороду и усы.

За год до возвращения Иисуса в Израиль, согласно с планом, начал свою деятельность другой «пророк-предтеча», зачатый также с «ангельской помощью» - сын священника Захарии и Елизаветы, названный по « наитию свыше» Йоанном, возможно в честь руководителя проекта. Этот «божий отрок» должен был выдавать себя за праведника, жить в пустыне с отшельниками и тем самым зарабатывать себе авторитет «мужа праведного». А потом, по возвращении Иисуса, передать свой авторитет ему, публично унизив себя и возвеличив последнего, тем самым обеспечив хорошее начало карьеры «мессии».

По исполнении Иисусу двадцати двух лет он с Марией Магдалиной и под присмотром Иуды возвратился в Израиль, где и поселился в Галилее. Дальнейшим организатором «карьеры» и «чудес» мессии, назначается тот же Иуда, а всеобщим открытым паролем актёров, принимающих участие в театрализации «мессиниады», назначаются слова о повелении святого духа или Божьей воле. Это было чудесным изобретением руководителей проекта, так как давало актёрам возможность открыто сообщать друг другу нужную информацию перед ничего не подозревающей публикой.

Вопреки канонизированным Евангелиям Йоанн не крестил народ в реке Йордане, а просто окроплял водой и этим как бы его «освящал». Когда к нему приблизился Иисус, он спросил его пароль, упомянув о «святом духе» ,а услышав нужный ответ на глазах у всех людей стал умалять себя и возвеличивать окропляемого. Он называл себя недостойным и восхвалял его сандалии, справедливо ссылаясь при этом на «высшую волю». Народ с почтением стал смотреть на Иисуса, так почитаемого их наставником. После розыгрыша этой мыльной оперы, «мессия» отправился в пустыню для испытаний, чтобы показать, что он тоже праведник. Он исполнял своё «отшельническое подвижничество» возле пещеры, в которой был спрятан провиант, а Мария ему тайно готовила пищу. Пробыв там сорок дней и побив все предыдущие рекорды постного подвижничества, Иисус возвратился в Галилею, в город Капернаум, предварительно «горячо» простившись с Марией, товарищество которой в его дальнейшей "мессийской" деятельности не предусматривалось.

В то время было модным среди подвижников, набирать себе учеников. Иуда решил произвести вербовку будущих учеников среди юношей рыбаков. Это была бездарная молодёжь, которая не смогла добиться никакого успеха ни в ремесленной, ни в сельскохозяйственной деятельности. Пройдя предварительно берегом моря Галилейского, он переговорил с юношами-рыбаками сказав, что завтра здесь будет проходить один богатый подвижник, собирая себе учеников, и если они пристанут к нему, то их ждёт сытная и беззаботная жизнь. Те соглашались. На следующий день, пройдя по берегу моря, Иисус с лёгкостью набрал одиннадцать учеников и двенадцатым, как бы присоединился, его наставник Иуда.

На третий день после этого они прибыли в Кану Галилейскую. Здесь было разыграно начало чудес, предварительно подготовленное Иудой. Когда они подошли к свадебному банкету, надеясь, что их угостят вином, распорядитель сообщил просителям, что у них закончился напиток. Тогда Иисус повелел слугам наполнить водой посудины для омовений и которые они наполнили, согласно предварительным указаниям, не водой, а вином. Когда одну посудину подали распорядителю, он специально, чтобы слышали ученики «непорочного», громко расхваливал вино. А когда другую посудину подали им и они попробовали, что это не вода, а вино, то сразу же уверовали в Иисуса и пили много и упились, потому что посудина была большая.

Когда на другой день отрезвевшие ученики рассказали людям о виденном «чуде», то многие собрались вокруг Иисуса, надеясь что он, повторит его. Но вместо этого «мессия» взошёл на гору, с которой произнёс прославленную впоследствии Нагорную проповедь. В основном, это была скучная триада нравоучений, нередко слышанная людьми от раввинов, но ловко приукрашенная эллинским красноречием. Видя, что по мере продолжения проповеди публика всё более разочаровывается, Иуда дал знак Иисусу сойти с горы. Когда он оказался возле людей, один, как бы «прокаженный», заранее подготовленный Иудой, начал его навязчиво просить об исцелении, говоря: «Господи! Очисти меня!». Мессия, поняв условленный пароль, ответил: «Хочу, очистись!». И тут мнимый больной разыграл трогательную сцену «исцеления». Публика пришла в восторг, но многие остались недовольны, так и не получив дармового вина.

Когда Иисус с учениками возвратились в Капернаум, согласно сценария, к нему подошёл один сотник и просил исцелить его раба, не заходя к нему в дом, мотивируя это тем, что он не достоин. «Непорочный» обещался выполнить его просьбу, а через некоторое время к ним подбежал слуга этого сотника и радостно сообщил, что раб исцелился. Ученики Иисуса дивились услышанному, не веря своим ушам, совершенно не подозревая, что перед ними было разыграно очередное «чудо».

Оказавшись в родном городе, многие ученики хотели посетить своих родных, но учитель их не отпускал. Тогда один солгал, сказав, что у него умер отец и он хотел бы пойти похоронить его. Иисус, интуитивно поняв его хитрость, остроумно ответил в стиле чёрного юмора: «Оставь мертвецам хоронить мертвецов своих…». Видя ропот учеников, Иуда купил большую посудину вина, а «мессия», согласно плану, предложил отплыть на лодке в Галилейское море, которое по сути есть большое озеро, и там распить его, чтобы не видел народ. После того, как все упились наповал, Иуда стал незаметно раскачивать лодку. Пьяные ученики, приняв качку за бурю, очень перепугались и просили в смятении Иисуса спасти их. Тот, театрально встав ногой на борт лодки, запретил стихиям свирепствовать, после чего Иуда перестал раскачивать борта. Розыгрыш этого «чуда» вселил в учеников слепую веру в то, что их «патрон» может повелевать даже стихиями. По «усмирении бури», они прибыли на другой берег в землю Гадаринскую, где их встретили бесноватые, жившие в могильных пещерах. Очень странно, но в официальных версиях, приводится разное количество одержимых. Так например у Матвея говорится о двух бесноватых, а у Марка об одном, но на самом деле их было трое. По знаку Иуды, эти артисты-одержимые подошли к Иисусу с учениками и, дико воя и крича, просили не трогать их, в бешенном богохульствии своём называя его «сыном божьим». «Непорочный», однако, вопреки желанию просивших, очистил их. После этого они, имитируя, что злые духи покидают их, начали бешено бегать по полю, ударяя себя кулаками в грудь так, что напугали стадо свиней, пасшееся рядом, и некоторые из них бросились с кручи и разбились.

Жители, извещённые об этом пастушками, вышли из города, чтобы проучить негодяев. Но ловкий Иисус, предусмотрительно захватив с собой разбившихся поросят, сел с учениками в лодку и поспешно отплыл. Прибыв на другой берег, они пришли в один дом, якобы ведомые «святым духом», но на самом деле с хозяином которого Иуда договорился заранее, чтобы зажарить поросят и допить оставшееся вино. Хозяин дома - таможенник Матвей, разыграв перед учениками радушный приём, ещё более укрепил в них веру в «божье» покровительство их учителя. После того как вся компания кроме Иуды насытилась пищей и вином, они все вместе возлежали в одной комнате. Хмельные воспоминания об Элладе и дурманящая близость юношеских тел, родили у Иисуса желание преподать ученикам урок «божественной любви», в официальных евангелиях получивший название блаженства. В порыве дикого исступления он вдруг воскликнул: «Я хочу подарить вам свободу!», после чего разорвал на себе одежды и приказал ученикам также раздеться. Этой ночью, проведя ритуал «дарственной» с каждым учеником в отдельности, Иисус отметил про себя, троих – наиболее «свободолюбивых»: Петра, Якова и Йоанна.

Иуда, придя утром, узнал о случившемся, но исправить что-либо было уже поздно. Поэтому для будущего «мессианского» проповедования была избрана тактика постоянной перемены местопребывания. В будущем проповедование Иисусу рекомендовалось руководителями, философски фантазировать над темой «Царствия Небесного», уклончиво сравнивая его с царством растений или с поучительными случаями из жизни людей. Таким образом, проделывая дешёвые трюки исцелений мнимых больных, как например исцеление «кровоточивой», «слепых», немых», и разного рода «одержимых», а также великолепный розыгрыш сцены «воскрешения» дочери начальника синагоги, укрепляли в народе слепую веру и подтверждали слова бесноватых о том, что Иисус действительно — Сын Божий.

Не брезговал «непорочный» приобретением и более скромного имиджа в качестве пророка. Однажды, проходя через Самарию, он прибыл в город Сихар. Иуда предварительно узнал пикантные подробности жизни одной легкомысленной женщины, которую за её извращённое любострастие, возможно, упрекнул бы даже сам Сатана. Один, дождавшись её возле колодца, Иисус попросил напиться воды - обычный повод для флирта в то время. Женщина, видя незнакомого мужчину, решила разыграть из себя благочестивую матрону, пригрозив ему, что позовёт мужа. Но навязчивый собеседник, нисколько не испугавшись, спросил, которого из бывших пятерых мужей она собирается звать, и сообщил ей ещё некоторые деликатные подробности из её личной жизни. Женщина была буквально потрясена услышанным, но видя «мягкий» взгляд Иисуса, полный любви и понимания, не рассердилась на него, а пошла в город и рассказала о «пророке», который прорёк ей всё, что она делала. И самаряне очень дивились услышанному.

Нередко книжники и фарисеи, пытаясь разоблачить самозванца, вызывали его на дискуссии, щеголяя блестящим знанием Святого писания. Иисус, знавший писание не хуже их, но прошедший школу эллинского красноречия, так ловко затыкал им глотки и срамил их перед публикой, что они не выдерживали состязания. Убедившись, что слепая вера в него как «Сына Божьего» в Галилее достаточно укрепилась, Иисус решил распространить свою популярность по всему Израилю. Для этого, он посылает своих учеников «парами» в разные концы страны, чтобы они рассказывали о «чудесах» ими виденных и проповедовали его как Мессию. Не секрет с каким презрением и насмешками их встречали люди, а провожали нередко пинками и тумаками. Но слепая вера в своего "патрона" гнала их вперёд. Никакие насмешки не могли стереть с их лица маски фанатичного энтузиазма, когда они проповедовали своего учителя. И только ночи, проводимые ими "вместе", исполняя "священную" заповедь "любви", придавали им силы для дальнейшей "мессианской деятельности".

Но, в конце концов, и их терпение иссякло и они вернулись к Иисусу. С заискивающей наивностью, возбуждённые "проповедники" показывали учителю свои синяки и увечья, даже в самых интимных местах, надеясь на его похвалу. Видя под глазами подопечных такие яркие доказательства их слов, Иисус остался доволен результатами проповеди и в свою очередь поощрил всех без исключения, сообщив, что сегодня к ним приблизилось «Царствие Небесное». И он не солгал. Потом после сытного ужина и крепкого вина он лично «утешил» и «вселил надежду» в каждого будущего апостола, что заняло у него ни мало ни много всю ночь!

В это время Йоанн Jкропитель, называемый в официальных Евангелиях почему-то крестителем, преклонив свой авторитет перед Иисусом, согласно сценария, должен был сойти с главной арены действия, оставив в фокусе внимания одного "мессию". Поэтому он стал публично укорять царя Ирода-Антипу за то, что он имел женой свою племянницу. И хотя никаких волнений в народе это не вызвало, так как его отец Ирод Великий имел женой даже собственную дочь, от одной из своих девяти жён, всё же этого хватило, чтобы Йоанна схватили и посадили в темницу. Римский наместник Понтий Пилат, узнав об этом, потребовал "бунтовщика" к себе на расправу, а Ироду приказал объявить его ученикам, что их учитель покончил жизнь самоубийством и похоронен в темнице. Потом Пилат тайно отправил Йоанна в Италию, наслаждаться радостями жизни за оказанную Риму услугу.

Когда ученики Йоанна, известили Иисуса о смерти своего учителя, то он, побледнев с перепугу, один вскочил в лодку и отплыл в пустынное место. А ученики Йоанна, потерявшие своего наставника, вместе с многочисленными поклонниками и учениками самого "мессии", пошли за ним по берегу. Но Иуда, увидев бешенный испуг "непорочного", поплыл за ним лодкой и, найдя его на пустынном берегу, надёжно лодку спрятал. Он объяснил Иисусу «суть смерти» Йоанна, а также предстоящего "чуда", и тот успокоился.

Когда прибывший народ подошёл к "мессии", он, заметно осмелев, стал изливать своё ораторское красноречие, смутно вырисовывая нечёткие образы своего абстрактного «Царствия Небесного» и, напоминая постоянно, как дорого стоит вход в него. В фанатичном порыве словопрения, он его сравнивал то с сеятелем, то с куколем, то с горчичным зерном, то с виноградной лозой. Насытившись этим эфемерным словоблудием, народ стал доставать из сумок еду. Увидев это, Иисус их гневно укорил, сказав, что не только пищей, но и каждым «словом божьим» будет жить человек. После чего приказал своим ученикам собрать у них пищу, а оказалось её двенадцать полных кошей. Потом, он приказал народу преклонить колени и помолиться «своему отцу».

Когда наступила ночь и люди уснули, ученики тайно перенесли корзины в лодку и отплыли, подгоняемые Иудой, забыв учителя. После этого, Иисус взял лодку, спрятанную Иудой и также отплыл на другой берег. А когда переплыл, то затопил её возле берега так, чтобы она лежала дном к верху. Так как ученики посредине озера принялись за реквизированную пищу и вино, то они, упившись, уснули, а Иуда грёб один. И когда, подплывая к берегу, он увидел Иисуса, стоявшего на потопленной лодке и как будто бы «идущего по воде», он поплыл вдоль берега. Когда лодка оказалась между берегом и «идущим по волнам» Иисусом, гребец спешно разбудил учеников, которые с похмелья были просто ошарашены увиденным. А когда «учитель» вошёл в приблизившуюся лодку, Иуда резко повернул её, и она причалила к берегу. Об этом красноречиво говорится у Йоанна: «...они хотели взять его в лодку, и лодка СРАЗУ причалила к берегу».

На другой день голодный и обманутый народ прибыл в Капернаум и, найдя там Иисуса, гневно спросил его: «Учитель, когда ты прибыл сюда !?». Тот, поняв, что ему несдобровать, и чтобы хоть как-то исправить глупое положение, в котором оказался, «непорочный», словно загнанный зверь, стал дерзко шутить в стиле чёрного юмора. Назвав СЕБЯ – «хлебом жизни», он предложил людям съесть его тело и выпить его кровь. Все, однако, дружно отказались от такого угощения. Таким вот чудесным образом, «мессия» спас и себя и учеников от капитальной «тряски».

Бывшая сожительница Иисуса Мария Магдалина после их разлуки снова стала гетерой. Чтобы повысить свой рейтинг популярности среди конкуренток, она часто расхваливалась перед клиентами, что «была близка» с самим «мессией». Когда фарисеи узнали об этом, они схватили её и привели к Иисусу, предлагая побить камнями и мотивируя это тем, что она блудница. Великолепный Иисус ловко выкрутился из этого, казалось бы, безвыходного положения, предложив в свою очередь бросить первому в неё камнем тому, кто никогда не пользовался их услугами. Увы, таких не нашлось. Когда все ушли, «мессия» отпустил Марию, запретив ей впредь «богохульствовать», так как он теперь, согласно слухам, прослыл уже «Сыном Божьим» и, следовательно, должен иметь непорочную репутацию.

Когда приближался праздник кущей, Иисус решился тайно пойти в Иудею - область Палестины вокруг Иерусалима, отличавшуюся фанатичной верой, на разведку. Он услышал там много разговоров иудеев о каком-то чудаке из Галилеи, выдающем себя за мессию, в котором без труда узнавал себя. И не было у них единого мнения о нём, а говорили разное. Иисус всё более убеждался, что почва Иудеи, обильно орошаемая слухами, скоро созреет для его проповедей. Поэтому он, вернувшись в Галилею, позвал к себе семьдесят учеников Йоанна, которых он ласково называл овцами без пастыря, и велел им идти в Иерусалим и окрестности, проповедуя его как мессию. Таким образом, используя авторитет, который имели ученики Йоанна, «непорочный» решил ещё более поднять рейтинг своей популярности среди населения Иудеи.

А через шесть дней после этого для учеников Иисуса было разыграно следующее «светопреставление», в официальных Евангелиях получившее название «Преображения Господнего». Взяв с собой любимчиков: Петра, Якова и Йоанна, «мессия» повёл их на высокую гору. Потом заставил выкурить не одну трубку неведомого зелья, впоследствии прозванного марихуаной. Пришедшие в глубокий экстаз ученики, не давали себе отчёта в происходящем. Им показалось, что лицо «учителя», с которого не сходила маска ехидной улыбки, засветилось дивным светом, а одежда стала белой, как снег. Потом Иисус пошёл на вершину горы, откуда вышло двое мужей - связных от руководителей проекта, чтобы сообщить ему сценарий к завершению его «миссии». Одурманенные куревом ученики, однако, приняли их за Моисея и Илию и страстно просили «учителя» заплетающимися языками поставить три палатки и остаться тут, мотивируя это тем, что им здесь хорошо. Но он им запретил это. Спустившись с горы, трое очевидцев «преображения» с лихорадочным блеском в глазах рассказывали остальным о «чуде», ими виденном, и те им очень завидовали.

Ожидая проповедников, посланных в Иудею, «мессия» не терял времени зря. Он регулярно стал посещать дома своих поклонников в Галилее, вместе со своими учениками. Во время пышных обедов с вином в его честь он постоянно абстрагировал над идеей «Царствия Небесного», которое вырисовывалось в его шальном воображении как нечто инфантильное и неопределённое. Зато наказания тем, кто не поверит в него, «непорочный» описывал вполне конкретно, сравнивая их с муками от серы и огня. Наконец он так устрашил своих поклонников трагическим драматизмом своих пророчеств, что хозяева, завидя приближение «команды» Иисуса, поспешно выходили ему на встречу, имитируя свой уход из дома и вместо приветствия обречённо восклицали: «Господи!!! Это снова ты???»

Но время шло и стали возвращаться ученики из Иудеи. Разноцветные синяки под глазами, полученные во имя Иисуса, свидетельствовали о том, что их проповедь вызвала положительную реакцию. Чтобы как-то утешить невинно пострадавших за веру, «мессия» обещал им немыслимые наслаждения в своём «Царствии Небесном», грубо сравнивая их с воробьями, но отводя значительно большую роль, чем последним. После этого Иисус со своими проповедями стал посещать разные места в Иудее, граничащие с Галилеей, каждый раз на ночь возвращаясь обратно.

Ничем особенным это словоблудие «мессии» не отличалось от прежнего, те же нравственные поучения, те же упрёки раввинам и фарисеям, та же манера изъясняться уклончиво и расплывчато. А один раз в порыве бешенного возбуждения, он даже сравнил вход в своё «Царствие Небесное» с ушком иголки и обещал допускать туда только богов. Но потом, немного смягчившись, тонко намекнул, что у входа в «Царствие» возможны перестановки и первые могут стать последними, а последние первыми. Это сообщение немного утешило отчаявшихся было слушателей.

Не скупился «Сын Божий» и на чудеса. Кроме розыгрыша типичных сценок с «исцелением» псевдо слепых, псевдо глухих и псевдо одержимых с такими знакомыми и до боли приевшимися лицами, была разыграна великолепная трагикомедия с воскрешением Лазаря. Узнав, что Лазарь «больной», он повел своих спутников к нему, а было там кроме учеников ещё много простаков, любивших послушать иисусову абстрактную демагогию. Согласно сценария и для придания «чуду» контрастного эффекта в пути «непорочного» несколько раз извещали, что Лазарь уже умер и даже похоронен. И действительно, спешно похороненный, как будто умерший Лазарь, находился в новой могильной пещере с запасами провизии и вина. В нужное время он обвил себя похоронными пеленами. А когда мнимо умерший услышал громкий призыв Иисуса: «Лазарь! Выйди вон!» то «воскресший покойник» с похмелья робко вышел, щурясь на яркий свет и приведя в восторг одураченную толпу.

Первосвященники и фарисеи, оповещаемые о творимых Иисусом «чудесах», прекрасно понимали, что это ловкий обман, но доказать не могли. Видя, что он изводит этими фокусами людей, они постановили устранить его, чтобы сберечь от заблуждения народ и искали удобного случая схватить его. За шесть дней до праздника Пасхи, Иисус с учениками прибыл в Иудею к «воскрешённому» им Лазарю. Там, сытно покушав и упившись вином, он принялся на деле доказывать ученикам свою «любовь». В этом участвовал и хозяин дома. «Мессия» так был заинтригован робкой дерзостью и пылкостью его темперамента, что сам того не заметив, большую часть ночи провел в его товариществе, чем вызвал лукавую ревность бывших любимчиков: Петра, Якова и Йоанна.

На другой день, согласно сценария, предполагалось разыграть «славный въезд» Иисуса в Иерусалим. Для этого он послал двоих учеников, ведомых якобы «святым духом» в селение, «напророчив» им взять там нужный транспорт, заранее конечно же приготовленный там организаторами проекта. Но вопреки официальным евангелиям, они нашли там не осла и даже не два осла, согласно Матвея, а... плешивого козла и привели его к учителю. Вонь от козла была так сильна, что пришлось набросить на него одежды. Потом, усевшись на животное верхом, Иисус поехал в Иерусалим. Люди на дороге с искренним хохотом расступались перед необычным всадником, а по бокам с двух сторон, цепочкой, шли ученики и помахивая ветками громко восклицали: «Слава! Слава Царю Израиля!». И таким вот «чудесным» образом козёл вошёл в Иерусалим. Когда они проходили возле величественного и красивого храма, то ученики «мессии», никогда до этого не бывавшие в Иерусалиме - потому что боялись правоверных иудеев, стали искренне восхищаться великолепным строением, совершенно забыв о своём вожаке. Иисус, взбешённый этим идолопоклонством, чтобы сфокусировать их внимание на себя, обозвал учеников жалкими лицедеями и обещался в будущем разрушить этот злополучный храм.

Когда они вошли в синагогу, Иисус, зная что далее по сценарию ему предстоит вызвать возмущение иудейских священников, взялся гневно клеймить всё и вся, что для них было дорого и свято. Он обозвал Священную книгу правоверных иудеев простой библией, то есть по-гречески книгой, напичканной сказочными рассказами для глупых и доверчивых, раввинов и фарисеев справедливо нарёк гнусными обманщиками, предвещая им горе, синедрион же был прозван им сворой беспородных шакалов. Себя же «мессия» высокомерно называл «Сыном Божьим» и вырисовывал в роли такого себе таможенника у входа в «Царствие Небесное». Однако немного успокоившись и поняв, что сказал лишнее, Иисус изрёк две диаметрально противоположные фразы, запечатлённые даже в официальных евангелиях: «Блаженны те, кто не искусился мною» и «Горе тем, кто искусится мною». Ясней не скажешь. Горе тем, кто поверит в ту чушь, которую вам тут нагородил, и блаженны те, кто не поверит ни единому слову. Тем самым Иисус хотел иносказательно предостеречь доверчивый народ от заблуждения. После этого словопрения «мессия» с учениками покинул Иерусалим.

Но на другой день в праздник Опресноков они снова прибыли в город. Иисус послал двоих учеников в один дом, уверив их в покровительстве «святого духа». На самом деле он послал их на явочную квартиру, приготовленную Иудой, о которой, конечно же, знал заранее. Встреченные к своему удивлению радушным хозяином и увидав приготовленные кушанья и вино, обезумевшие от радости посланцы, словно на крыльях вернулись к учителю. Во время праздничного ужина, когда они возлежали вместе, согласно евангелия от Йоанна, произошло следующее: «...встав с ужина, сняв с себя верхнюю одежду...», Иисус приказал ученикам обмыть по очереди ему ноги, разжигая своим обнажённым телом их страсть и тем самым нагнетая атмосферу интриги вокруг себя. После этой нехитрой процедуры он, согласно того же Йоанна: «...надел одежду свою и снова приляг...». Затем Иисус начал намекать ученикам на свою скорую смерть, пытаясь вызвать у них сострадание и соболезнование, но никто не хотел ему верить. Чтобы после ухода Иисуса со «сцены действия», то есть его «мученической смерти», оставить по нем неизгладимый след, была разыграна следующая сценка. Иуда спросил Иисуса, как же им молиться после его ухода. На что ожидавший этого вопроса «учитель» ответил давно заученной заготовкой известной под названием «Отче наш иже еси на небеси». Руководители проекта «мессия» специально сочинили такой хитрый стишок-формулу, чтобы максимально зациклить сознание будущих последователей Иисуса на его отце-римлянине. Потом, возбуждённые известием о его скором отходе, озорные любимчики «мессии», начали его искушать, спрашивая, кого он видит достойным заменить его, надеясь, что он укажет на одного из них. «Учитель» ответил, как всегда загадочно, что тот, с кем он опустит руку в чашу. И тут же, заметив, что Иуда опустил руку за пищей, «непорочный» поспешил засунуть и свою. Любимчики сразу осеклись. Но они начали искушать Иисуса снова, спрашивая, когда же после его «ухода» они смогут попасть в его пресловутое «Царствие Небесное». На это «непорочный» дал очень остроумный ответ, сообщив, что тогда, когда станут, как малые дети. Тут они осеклись вторично, потому что подумали, пока не станут такими маленькими, как дети, но Иисус имел в ввиду такими глупыми и доверчивыми, как последние. И больше его не спрашивали.

После ужина «учитель» повёл своих учеников в Гефсиманский сад и, взявши троих, взошёл на гору Елеонскую. Но вместо любимчика Йоанна он взял «воскрешённого» им Лазаря. Взойдя на гору, «мессия» приказал Петру и Якову оставаться здесь и не спать, а сам со своим новым фаворитом отошёл от них на расстояние брошенного камня. Когда они исполнили там самую сладкую заповедь о «взаимной любви» один раз, он пришёл к оставленным ученикам и нашёл их «спящими вместе». Иисус их гневно упрекнул в слабости и вернулся к Лазарю. Когда заповедь «взаимной любви» была исполнена вторично, «учитель» снова пришёл и застал Петра и Якова «спавшими». Он упрекнул их вторично, поставив в пример совершенство и святость своего абстрактного отца, после чего вернулся обратно к Лазарю. Иисус прекрасно понимал, что они были очень «способными» учениками, а ревность к своему наставнику просто сводила их с ума. Но зато ревность отвергнутого Йоанна, внявшего совету Иуды, нашла себе другое применение. Решив заплатить «учителю» за измену той же монетой, он пошёл к раввинам и первосвященникам, чтобы выдать его, предлагая схватить на «горячем», как раз то, чего они давно искали.

Когда Йоанн с воинами прибыли на гору Елеонскую, «непорочный» с Лазарем в третий раз дожигали «лампаду любви». Приблизившись к «учителю», Йоанн сладко поцеловал его, а воины сразу же схватили. Далее согласно Марка Гл.14.50, произошло следующее: «Тогда оставивши его все бежали. Один юноша, завернувшись по нагому телу в покрывало, следовал за ним, и воины схватили его. Но он, оставив покрывало, нагой бежал от них». Несомненно, этот юноша был Лазарь. Потом люди, схватившие Иисуса, привели его к первосвященнику Каияфе, у которого собрались священники и раввины. Тут же состоялся суд над самозванцем. Одни обвиняли Иисуса в том, что он грозился разрушить Храм, другие в том, что он, сидя на козле, называл себя царём, а ещё другие обвиняли его в том, что он говорил отдавать Царю царёво, а Богу божье, тем самым богохульствуя, так как у израильтян считалось, что Царь и есть ставленник Бога. Но Иисус молчал словно рыба и ничего не отвечал на это. Приняв его молчание за знак согласия, синедрион присудил виновника к смерти за его бунтарский нрав. Тогда стражники стали плевать ему в лицо и бить по щекам, говоря: «Пророчь нам, сколько будет стоить талант золота через две тысячи лет?». Но Иисус не мог ответить на этот вопрос, поэтому среди них распространился нелепый слух, что мир до двухтысячного года не доживёт.

Когда наступило утро, священники и раввины отправили приговорённого «мессию» к наместнику - Понтию Пилату. После этого, выполнив свою роль организатора «чудес» и «мессианской» карьеры Иисуса, Иуда после бегства учеников в Гефсиманском саду, тайно покинул их, но среди них распространилась мысль, что его схватили вместе с «учителем». Пилат, слыша тяжкие обвинения в адрес самозваного «мессии», решил разыграть сцену великодушия. Он предложил иудеям отпустить на праздник весны - Пасху, одного преступника на выбор: Варнаву или Иисуса. Они же решили, как и предполагал Пилат, что лучше отпустить разбойника, чем самозванца. Итак, великолепный план римского наместника удался, и театрализация спектакля «мессиниада» продолжался и дальше по сценарию. Он, согласно желания иудеев, приказал распять Иисуса на кресте - жестоком орудии казни того времени. А когда воины вели его на Голгофу, то поймали какого-то невинного человека и заставили нести тяжёлый крест, вместо преступника. Когда процессия прибыла на место казни, то вместе с Иисусом распяли ещё двух бандитов, но «мессию» распяли не по-настоящему, а как будто. Руки, ноги и набедренная повязка были привязаны к кресту, а между пальцев аккуратно вбиты гвозди. Именно для этого на самой горе стояла стража и любопытным зевакам, которые расположились внизу, заметить это-было невозможно. Однако злодеи, распятые вместе с Иисусом, видя всё это, гневно клеймили подлого мошенника, у которого не хватило мужества даже умереть по-настоящему. На это «мессия» отвечал кроткими фразами, призывая обречённых к порядочности.

На кресте Иисуса была прибита табличка с надписью: «Иисус Назорей. Царь Иудейский», то есть то, в чём его обвинили хитрые раввины. Пилат прекрасно знал, что по законам Израиля иудеи не имели права казнить галилеянина. Когда день клонился к вечеру, нужно было, согласно сценария, тело как будто умершего Иисуса под покровом темноты перенести в гроб. Чтобы убрать свидетелей, воины прикончили копьями двух других злодеев, а «мессию», притворившегося умершим, завернули в покрывало, спрятав от любопытных глаз, и понесли в сторону Иерусалима. Потом его поместили в новеньком гробу высеченном в скале, вход в который привалили огромным камнем. Возле входа, по приказанию Пилата, была выставлена стража, чтобы никто не мог туда войти. И видели это некоторые поклонники «учителя».

Поздно ночью, Иисуса вывели из гроба и тайно доставили во дворец римского наместника. А через два дня после казни Мария Магдалина с подругой, тоже Марией, искушённые женским любопытством, рано утром пришли к гробу и застали камень отваленным. Они робко приблизились к входу. Хотя в официальных евангелиях говорится разное: в одной о двух, в другой об одном, но на самом деле женщины увидели в пещере троих мужей в белых одеждах, которых интуитивно приняли за «ангелов», так хороши они были собой. Спросив об Иисусе, они услышали, что ОН взял и воскрес, и спешно помчались оповестить об этом его учеников. Ученики же, услыхав об этом от женщин, не поверили. Потом к ним приходили другие и рассказывали, что разнёсся по Иерусалиму слух, будто бы Иисус, казнённый в пятницу, воскрес. Но ученики всё равно не желали верить этим голым слухам. Поздно ночью к ним в дверь тихо постучали. Когда дверь отворилась, они увидели человека в дорогих одеждах, а когда вошедший снял свой капюшон все сразу узнали в нём «учителя». Ошарашенные ученики отказывались верить своим глазам, но ощупав Иисуса с головы до ног убедились, что это действительно ОН.

Учитель укорил их за неверие и завещал им проповедовать его «Царствие Небесное» и «воскрешение» по всему Израилю. Потом, он достал зелья, называемого марихуаной, и выкурил со своими поклонниками не одну трубку. Когда они, исполненные «высшим блаженством», сидели в глубоком экстазе, Иисус тихонько вышел, помахав на прощанье рукой. Но ученикам в бреду галлюцинаций показалось, что он, потрепетав крылышками, вознёсся.

После этого, обрив свою бороду, Иисус тайно прибыл в Тир, а оттуда судном отплыл в Рим, где за оказанную империи услугу, наслаждался счастливой жизнью до скончания дней своих.

На другой день, во время тяжкого отходняка, ученики подумали, что это кара за их неверие и поэтому решили немедленно идти и проповедовать «благую весть о воскресении» Иисуса по всему Израилю. Будоража своими фанатичными проповедями благочестивый люд, ученики вызвали возмущение первосвященников, которые приказали выгонять их с пределов своих владений. Но было поздно. Бацилла слепой веры уже поразила израильский народ, так как все «деяния» Иисуса совпадали с эпизодами из завещаний пророков. А запрет популяризации новоиспечённого «мессии», только вызвал противоположную реакцию. Тут только поняли коварные раввины, как ловко перехитрил их самозванец и пришли в ярость. Тайно, они собрали совещание Синедриона и постановили, что раз уже Израилю всучили самозваного «мессию», то с этим придётся смириться, но переписать историю его жизни по своему.

Первосвященники и фарисеи были левитами, то есть согласно завету Моисея потомственными священнослужителями. Поэтому кроме письменных преданий у них ещё были и устные, передаваемые тайно от отцов детям. Из этих преданий они знали, что со времени Моисея никаких чудес и близко не было. А сам Моисей, будучи в сговоре с Фараоном, вселил в сознание тёмных израильтян слепую веру в вымышленного им бога по имени Иегова и повёл их на завоевание чужих земель,- для Фараона, надеясь конечно же сделаться наместником покорённых земель. Раввины знали также, что все чудеса описанные в Ветхом Завете, - это приукрашенные выдумки последующих поколений левитов. Именно поэтому они так скептически относились к чудесам, «творимым» Иисусом, и были правы.

Переписав историю жизни «мессии» по-своему, раввины выбросили оттуда значительные периоды его жизни, такие важные в формировании мировоззрения юноши. Из «мессианской» деятельности в Израиле, они убрали все правдивые факты жизни Иисуса, изобразив последнего эталоном святого, словно не от мира сего. Наверное, сам Иисус не узнал бы себя в их рассказах. Но на этом коварство раввинов не закончилось. Они переименовали его в «Христа» - в честь страшного орудия смерти, на котором он «умер», и завещали всем последователям Иисуса креститься. В довершение ко всему, чтобы умалить «мессию», они выдумали какую-то, независимую от него «душу» - такого козла отпущения, которая, по их словам, грешна от рождения до самой смерти и которую всё время нужно спасать. И вот этой то грешной «душе», по их словам, и принадлежит «Царствие Небесное», завещанное Иисусом.

Двенадцать человек, также как у «мессии», выучили наизусть эту «новую историю» и отправились проповедовать её по Израилю. Благодаря тому, что они говорили одно и тоже, то приобрели большее доверие у людей чем правдивые ученики Иисуса, которые по причине субъективного восприятия «учителя», говорили разное. Поэтому правдивых учеников, введённый в заблуждение народ, часто избивал и прогонял прочь. Но этим не ограничилось коварство хитрых раввинов. Догадываясь, что авторство розыгрыша спектакля с «мессией» принадлежит Риму с целью разрушить древнее духовное наследие их религии, они решили нанести ответный удар. Послав «своих» учеников по всей Римской империи, проповедовать «своего» Иисуса Христа, раввины были твёрдо уверены в том, что римские власти не станут препятствовать в распространении своей же выдумки. Как известно из «Деяний апостолов» это им великолепно удалось, потому что всюду они рассказывали об Иисусе одно и тоже. Поэтому складывалось впечатление, что сам Христос, посредством «святого духа», говорит их устами. Правдивые ученики Иисуса, возмущённые таким подлы подлогом, стали тогда отрицать «Христа» за что раввины, впоследствии, прозвали их слугами «Антихриста», а правдивую проповедь - ересью. И в таком вот виде, эта история дошла до наших дней.

Как видим, это Евангелие не навязывает какого-то определённого мнения об Иисусе, а скорей имеет целью восстановить в сознании всех истинных христиан правдивый облик «мессии» и заполнить те значительные пробелы из его жизни, о которых не говорится ни в одном другом Евангелии.


Посмотреть и оставить отзывы (66)


Последние публикации на сопряженные темы

  • Мощь Николая: тотальная катастрофа
  • Почему христиане не соблюдают заповеди Христа и выдумывают толкования?
  • О крещении Киева через насилие и о цитатах Невзорова из летописей
  • 10 сновидений. Раннехристианская притча
  • Криминальная история христианства

    Пришествий на страницу: 140

  • 
    ПРОЕКТЫ

    Рождественские новогодние чтения


    !!Атеизм детям!!


    Атеистические рисунки


    Поддержи свою веру!


    Библейская правда


    Страница Иисуса


    Танцующий Иисус


    Анекдоты


    Карты конфессий


    Манифест атеизма


    Святые отцы


    Faq по атеизму

    Faq по СССР


    Новый русский атеизм


    Делитесь и размножайте:




    
    Copyright©1998-2015 Атеистический сайт. Материалы разрешены к свободному копированию и распространению.