Относительно предмета научного атеизма  


В Колыбель атеизма Гнездо атеизма Ниспослать депешу Следопыт по сайту

Глагольня речистая Несвятые мощи вече богохульского Нацарапать бересту с литературным глаголом


 
РУБРИКИ

Форум


Новости


Авторы


Разделы статей


Темы статей


Юмор


Материалы РГО


Поговорим о боге


Книги


Дулуман


Курс лекций по философии


Ссылки

ОТЗЫВЫ

Обсуждаемые статьи


Свежие комментарии

Непознанное
Яндекс.Метрика

Авторство: Стойчев Т.

Относительно предмета научного атеизма


07.12.2014 Новый русский атеизм/Атеизм

Вопросы научного атеизма. 1968. Вып. 5. С. 301–322.

Выступление ст. н. сотрудника Т. Стойчева на заседании Ученого совета Института научного атеизма АОН при ЦК КПСС
 

Развитие научного атеизма закономерно выдвигает изучение ряда проблем. Одной из них является сам предмет научного атеизма. В данной статье приводятся некоторые соображения по этому вопросу.

Философия и научный атеизм

Философия, как известно, изучает наиболее общие, диалектические законы развития всех природных, социальных и духовных явлений и процессов. Это законы единства и борьбы противоположностей, перехода количественныхизменений в качественные, отрицания отрицания. Кроме того, философия занимается основным философским вопросом с двумя его сторонами: о первичности бытия и познаваемости мира. Широта проблематики марксистской философии превращает ее в наиболее общую теоретическую и методологическую основу всех остальных наук.

Специфика марксистской философии дает возможность четко отграничить философские науки от нефилософских, вникнуть в сущность процесса отделения некоторых общественных наук от философии, в рамках которой они развивались до недавнего времени. В этом свете раскрывается неправомерность попыток отождествлять уже отделившиеся от философии науки с соответственным философским учением о них.

Научный атеизм развивался в основном в пределах философского знания, тем не менее объектом его исследования не являются ни наиболее общие закономерности мира, ни наиболее общие закономерности развития общества.

Некоторые авторы поддерживают тезис о философском характере научного атеизма. Например, М.Н. Руткевич утверждает, что научный атеизм - философская наука наравне с историческим материализмом, логикой, историей философии и т.д. [1]

Взгляд на философский характер научного атеизма поддерживает Н.А. Горбачев, считающий, что «теория научного атеизма представляет собой относительно самостоятельный аспект диалектико-материалистической философии»[2]. Его главный аргумент в защиту этого тезиса – утверждение, что «научный атеизм не представляет собой какого-то самостоятельного мировоззрения, отдельного от диалектического материализма»[3]. На основании этого Н.А. Горбачев заключает: «В марксистской философии материализм и атеизм слиты в монолитном единстве, в органической связи»[4]. Подобные утверждения встречаются и в некоторых других публикациях. Например, в учебном пособии «Основные вопросы научного атеизма»  утверждается: «...Предметом исследования научного атеизма должно быть глубокое философское рассмотрение вопроса о человеке как личности, о смыслежизни, о целях, которыеставит перед собой человек»[5].

Однако при этом не всегда учитывается, что некоторые науки, хотя они зародились и развивались известное время в рамках философии, по своей сущности и роли оформляются и постепенно утверждаются не как философские, а как частные науки. Такими науками являются, например, социология, этика, эстетика и научный атеизм.

Бесспорно, материализм как философское учение связан с атеизмом, т.е. последовательно научно разрешая вопросы о первичности материи и вторичности сознания, о познаваемости мира, он отбрасывает как неверное и несостоятельное мнение о примате духа, о существовании сверхъестественных сил, о божественной сущности мира и пр. Но если материализм имеет свою атеистическую сторону, то из этого не следует, что атеизм как наука представляет часть философского материализма, часть философии. Атеизм как сторона, черта материализма – одно, научный атеизм как наука нечто другое.

В первом случае речь идет об одной из характеристик философского материализма, отрицающего бытие сверхъестественного, бога, а во втором имеется в виду обособляющая специальная наука, которая исследует на методологической основе диалектического и исторического материализма специфические законы появления, развития и преодоления религии в конкретных социально-исторических условиях, а также различные формы и оттенки атеизма и т.д.

Важно учитывать также, что хотя научный атеизм – не самостоятельное мировоззрение, отдельное от диалектического материализма, он не исчерпывается только мировоззрением, не сводится к нему. Научный атеизм имеет объектом исследования прежде всего религию как социальное явление, он, используя мировоззренческие принципы диалектического материализма как свою теоретико-методологическую основу, имеет задачей исследовать не общие закономерности развития общества, не проблемы отношений бытия и сознания, а специфическиевопросы происхождения и сущности религии, ее структуры и структурных закономерностей, формы и этапы атеизма и др. По этой причине нет оснований для отождествления мировоззренческих элементов научного атеизма, а отсюда и самого атеизма как науки с главным мировоззренческим содержанием марксизма – диалектико-материалистической философией.

В известной мере тезис об атеизме как философской науке разделял и Н. Мизов в болгарском пособии по научному атеизму, в котором научный атеизм характеризовался «как специфическая общественная наука, которая имеет свою философскую и свою нефилософскую сущность и содержание»[6]. Основанием для такого утверждения служит факт, что и религия, и атеизм в многовековой борьбе между собой занимались самыми главными вопросами, затрагивающими понимание сущности мира, движущих сил развития, познаваемости и изменяемости мира. «В этом смысле, – писал Н. Мизов, –религия – особая переходная форма общественного сознания, которая пытается по-своему дать ответ на основной философский вопрос об отношении между материей и сознанием, а отсюда и о наиболее общих законах, которым подчиняется развитие природы и общества, о путях и средствах их изменения в ходе общественного прогресса... Основной

вопрос спора между религией и атеизмом неизбежно связывает атеизм с философией, точнее, с материалистической линией в философии. Основываясь на материалистическом решении основного философского вопроса, атеизм разрешает в свою пользу основной вопрос спора с религией, т.е. отрицает существование любых сверхъестественных сил и рассматривает мир как вечно существующий без начала и конца, развивающийся согласно присущим ему объективным законам развития. В этом отношении раскрывается наилучшим образом философская сторона, сущность и содержание атеизма, их нерасторжимая связь с материалистической линией в философии»[7].

На это можно возразить, что религия и теология, с одной стороны, и научный атеизм – с другой, не занимаются специально основным вопросом философии. Они только используют решение этого вопроса идеалистической или материалистической философией, причем религия делает это в аспекте не теоретического, а, скорее, исторического изложения. Утверждать, таким образом, что религия и научный атеизм дают ответ на основной философский вопрос, что религия является «низшей, грубой формой идеализма»[8], едва ли правильно.

Тезис о философском характере научного атеизма или о его философской стороне является в немалой степени результатом отождествления философии (философско методологических проблем) научного атеизма с самой наукой – научным атеизмом. Рассматривая эту специфическую сторону проблемы отношениямежду философией и частными науками, болгарский философ академик Тодор Павлов отмечал: «Научная философия или, точнее, диалектическая материалистическаяфилософия одна и единая, хотя и может прилагаться или распространяться также ив области частных наук. Философия математики, например, являетсяфилософиейна общем основании, и, как таковая, она органическая составная часть диалектико-материалистической философии вообще, а не какая-то самостоятельная философская наука со своим отдельным предметом, задачейи методологией. Это же относится и к философии физики, химии, биологии, истории, языкознания и т.д. Этоже относится и к философии эстетики»[9]. Добавим, что это относится и к философии научного атеизма, поскольку означает, что эта философия включает в себя не только наиболее общие теоретико-методологические положения, но и ряд философских научно-атеистических проблем, таких как гносеологические корни религии, место и роль религии в системе форм общественного сознания и др. Но философию научного атеизма не следует отождествлятьс частной наукой – научным атеизмом. От этого научный атеизм не лишится своей мировоззренческой сущности, так как философия играет роль методологии, а не внутреннего содержаниянаучного атеизма. Такое понимание места и роли марксистского мировоззрения может содействовать правильномурешению вопроса о предмете научного атеизма как самостоятельной науки.



Научный атеизм и марксистская социология религии

В 1960-х гг. в ряде социалистических стран научные исследования религии часто проводились в рамках так называемой социологии религии, разрабатываемой и развивающейся на теоретико-методологической основе марксистской философии. Развитие социологии религии вызывается необходимостью конкретного изучения религиозных взглядов и бытовых проявлений с точки зрения наиболее результативного их преодоления.

Марксистской социологией религии нельзя пренебрегать, к ней надо относиться с полным вниманием, правильно оценивая эту отрасль научного марксистского обществознания. Д.М. Угринович совершенно прав, когда отмечал по поводу доклада О. Клора «Теоретические основы и задачи марксистской социологии религии и атеизма» (на Первом международном коллоквиуме по социологии религии социалистических стран в 1965 г.) следующее: «термин “марксистская социология религии” имеет право на существование. Исторический материализм, будучи общей методологией исследования всех социальных явлений, в то же время не исключает, на наш взгляд, частных социологических дисциплин, в каждой из которых исследуются особые социальные закономерности возникновения, формирования и исторического развития отдельных общественных явлений. Поэтому нет ничего одиозного в применении марксистами терминов “социология семьи”, “социология общественного сознания” (“общественная психология”), “социология искусства”, “социология религии”, “социология права” и т.п.»[10]. Этот взгляд разделял и Ю.А. Левада, который подчеркивал, что критика немарксистской социологии религии является наиболее эффективной, когда она «составляет не самоцель, а момент позитивного рассмотрения проблемы»[11].

В докладе О. Клора была сравнительно полная, хотя и общая, характеристика специфики предмета марксистской социологии религии. С теоретической точки зрения социология религии исследует «общие законы обусловленности религии и церкви материальными условиями жизни общества, взаимоотношение религии с другими формами сознания, как и влияние религии и церкви в общественной жизни»[12]. В историческом аспекте социология религии анализирует «как исторические изменения религии и церкви по форме и содержанию, так и их роль в истории человечества»[13]. Что же касается эмпирически ориентированной марксистской социологии религии, которая отождествляется с конкретными социологическими исследованиями, то она, как считает Клор, «доставляет, с одной стороны, конкретный фактический материал для теоретических и исторических обобщений, а с другой стороны, анализирует специальные закономерности отношений между общественным бытием и религией и церковью при особых исторических условиях в отдельных общественно-экономических формациях»[14].

Можно считать, что здесь в общих чертах был намечен предмет марксистской социологии религии в органическом единстве трех аспектов: теоретическом, историческом и эмпирическом. Но вместе с тем следует обратить внимание и на некоторые недостаточно четкие формулировки, связанные со вторым и третьим аспектами социологии религии. Если, например, в историческом аспекте анализируются как «исторические изменения религии по форме и содержанию, так и их роль в истории общества», то эта характеристика недостаточна для раскрытия специфики социологического анализа религии. Может сложиться мнение, что социология религии включает в себя и обыкновенный исторический аспект религии как хронологической последовательности религиозных явлений в процессе общественного развития. Социология религии, конечно, содержит в себе и исторический аспект, но требует теоретического анализа  исторических изменений» религии, т.е. в его пределах будут рассматриваться последовательно (конкретно-исторически) специфические для этого предмета отношения и закономерности. И анализ в таком случае будет исторический по форме, но теоретический по содержанию.

Известных коррективов требует и формулировка третьего аспекта. Бесспорно, главный его признак – изучение эмпирических фактов и их обобщение, про- ведение конкретных социологических исследований религии. Но для этого эмпирического аспекта не характерен «анализ специальных закономерностей отношений между общественным     бытием, религией и церковью в отдельных общественно-экономических формациях». Проф. Клор правильно подчеркивал, что предварительной и неизбежной предпосылкой для анализа «специальных» закономерностей является эмпирическое исследование. Однако он весьма произвольно связывал анализ этих закономерностей именно с эмпирическим аспектом, в то время как здесь основную роль играет теоретический метод, подход. Именно теоретический, а не эмпирический метод вносит специфику в изучение социологических закономерностей. Если не учитывать эту особенность, то можно прийти к ошибочному выводу о том, что чистый эмпиризм в социологии имеет свои теоретические функции. Вот почему, рассматривая единство трех аспектов, марксист не должен преувеличивать значение и роль эмпирических исследований, сколь ни важны они для социологических обобщений.

Итак, предметом марксистской социологии религии являются специфические связи и отношения религии с другими компонентами социальной системы, специфическое проявление, «преломление» общих социологических закономерностей в сфере этих связей и отношений. Социология религии, следовательно, имеет свой собственный аспект исследования. Она стремится определить место и роль религии в общей структуре общества в зависимости от действия и влияния главных экономических, политических, идеологических, бытовых и других факторов. В отличие от буржуазной социологии ей совершенно чуждо представление об «асоциальной» сущности религии как якобы внешнего к обществу явления («метасоциальный феномен») и т.п. Марксистская социология религии не ограничивается внешней стороной религии и многосторонними взаимоотношениями ее в кругу общей социальной структуры. С помощью диалектико-материалистической методологии она проникает глубоко в социальную сущность религии и потому в состоянии правильно осветить как ее социальную роль, так и закономерный процесс преодоления религии в различных общественно-исторических условиях.

Марксистская социология религии имеет обширный круг своих собственных проблем, вытекающих из специфического характера ее предмета. Как правильно отмечал О. Клор, одной из важных проблем марксистской социологии религии является изучение зависимости религии от материальных условий жизни людей. На первое место здесь выдвигаются общесоциологический закон об определяющей роли способа производства по отношению к социальной и духовной жизни общества, законы классовой борьбы и социальной революции, ликвидации противоположности и постепенного стирания существенных различий между городом и деревней, между физическим и умственным трудом. Типичной проблемой социологии религии является проблема взаимоотношения религии с другими формами и сторонами общесознания – политикой, моралью, наукой, философией, искусством, а также социальной психологией. Вот почему неверно утверждение, что «никакая другая наука (кроме научного атеизма. – Т.С.) специально этим вопросом не занимается»[15]. Сюда же относятся и проблемы социальной роли религии, ее отношения к социальному прогрессу, места и роли в отдельных общественно-экономических формациях, отношения государства и политических партий к религии и церкви и др.

Не последнее место принадлежит и проблеме распространения религии среди различных социальных слоев и групп в зависимости от пола, возраста, социального происхождения и положения, национальности, вероисповедания, образования, а также качественной (по степени) характеристике религиозности и безверия (типология религии и атеизма). Важное место в этом перечне проблем занимает и секуляризация, т.е. комплекс вопросов постепенного уменьшения активности и влияния религии в обществе, ее исчезновение в индивидуальном сознании все большего числа людей. Этот процесс свидетельствует об отмирании, исчезновении одного из компонентов социальной структуры, и задача в данном случае состоит в раскрытии причин этого явления, влияния других компонентов на социальную структуру, понимания того, как она функционирует в современных условиях, при наличии нового компонента, заменяющего старый, какие новые закономерности обусловливают его развитие и т.д.

Из данного анализа не следует, что марксистская социология религии – единственная социальная наука, которая занимается проблемами религии и атеизма. Между тем в докладе проф. Клора, в публикациях ряда других авторов-марксистов не раскрывается в достаточной степени этот вопрос, поэтому у читателя может сложиться впечатление, что именно марксистская социология религии и является той наукой, которую мы называем научным атеизмом. Это мнение может укрепиться и потому, что в борьбе против буржуазной социологии, в данном случае – против буржуазной социологии религии, особенно в связи с международными встречами (коллоквиумы, симпозиумы, конгрессы), проблематика марксистской социологии религии выдвигается на первый план. Однако не может быть сомнения, что наряду с разработкой марксистской социологии религии следует развивать и обогащать находящуюся пока на начальной стадии своего самостоятельного развития частную социальную науку, утвердившуюся под названием «научный атеизм».

Накопленный опыт теоретической разработки проблем религии и атеизма дает нам основание сделать вывод, что тенденция растворения научного атеизма в марксистской социологии религии имеет причиной прежде всего непонимание сущности научного атеизма, специфики его предмета.

Сущность научного атеизма

Марксистская социология религии, несмотря на некоторые преимущества, связанные главным образом с ее большей разработанностью, не может заменить научный атеизм, поскольку налицо две близкие, но различные науки о религии: первая – частная социологическая наука, а вторая – частная несоциологическая наука. Социология религии рассматривает один из компонентов социальной системы (религию) в связи с ее остальными компонентами, а научный атеизм, подобно любой частной социальной науке, имеет предметом исследования специфические законы самого компонента социальной системы, которым в данном случае является религия. Это наиболее существенное различие между частным социологическим и частным несоциологическим аспектами исследования дает возможность углубить теоретический анализ религии как социального явления, проведенный на социологическом и несоциологическом уровнях.

Марксистская социология религии и научный атеизм рассматривают различные стороны и особенности религии. Изучение социологических закономерностей и связей расширяет знания и понятия о социальной сущности и роли религии, а частнонаучное (несоциологическое) исследование того же социального компонента позволяет глубже проникнуть в структуру самой религии и раскрывает в наибольшей степени как относительную самостоятельность религии и ее отдельных элементов, так и специфические закономерности ее внутреннего изменения и развития. Если социологическое познание до известной степени косвенно и опосредованно, то несоциологическое познание, можно сказать, прямо отражает характерные черты и особенности объекта исследования. Эти две науки взаимно предполагаются и дополняются: социальная сущность и роль религии могут быть раскрыты целостно и полно только в свете изучения специфической структуры и структурных закономерностей религии, а эта структура и структурные закономер ности, с другой стороны, раскрываются на основе исследования социальной сущности и роли религии.

Наиболее распространено определение научного атеизма, данное в учебном пособии «Основы научного атеизма»: «Предметом научного атеизма является критика религиозной идеологии, опровержение религиозных взглядов на мир и противопоставление им научной картины мира, выяснение источников (причин) возникновения и существования религиозных воззрений, выявление социальной роли религии в обществе и определение путей преодоления религиозных предрассудков»[16].

При анализе этого определения предмета научного атеизма в первую очередь обращает на себя внимание недифференцированность понятий «критика религиозной идеологии» и «опровержение религиозных взглядов на мир». Как известно, критикой религиозной идеологии занимается марксистская философия, а по отдельным вопросам – и другие общественные науки, такие как этика, эстетика, социальная психология, социология религии. Из приведенного определения можно заключить, что все аспекты этой критики представляют собой единое целое и являются неотделимой частью предмета научного атеизма. В основе такого смешения лежит вывод о философском характере атеизма, этики и эстетики. К тому же кроме философских наук существует ряд других наук, занимающихся в той или иной степени критикой религиозных взглядов. Тогда какая именно критика является критикой научного атеизма, или она представляет собой обобщение всех видов критики религиозной идеологии? Этот вопрос остается открытым. На основе приведенного выше определения предмета научного атеизма можно прийти к выводу, что каждая критика религиозной идеологии есть критика в рамках научного атеизма. Такое утверждение ведет к ликвидации специфического характера предмета научного атеизма.

С подобными трудностями и противоречиями встречается читатель и при раскрытии содержания понятия «опровержение религиозного взгляда на мир». Как известно, таким опровержением занимаются многие естественные и общественные пауки: физика, химия, астрономия, биология, физиология, история, психология и др., а в последнее время все более успешно это делает и кибернетика. Вряд ли все аспекты критики религии со стороны частных наук (естественных и социальных) можно включать в научный атеизм. Если бы это было именно так, то научный атеизм не являлся бы самостоятельной наукой со своим собственным предметом, а представлял наукоподобную систему аспектов, сторон и аргументов других наук. Как ни парадоксален такой взгляд, те или иные его разновидности встречаются и в ряде других изданий. Особенно четко это выражено в статье М.И. Шахновича «Атеизм», помещенной в «Философской энциклопедии»: «Составными частями атеизма являются философская, есте ственнонаучная и историческая критика религии. Философская критика религии опровергает богословские “доказательства” бытия бога: космологические, телеологические, онтологические и др. ... Естественнонаучная критика религии разъясняет вопросы происхождения Солнечной системы, возникновения жизни на Земле, происхождения человека, сущности психической деятельности и т.д., опровергая тем самым религиозные учения о сотворенности богом всего существующего, о душе и загробной жизни. Историческая критика религии показывает происхождение и развитие религиозных верований и религиозных организаций»[17]. Такая же постановка вопроса встречается и в уже упоминавшейся публикации Н.А. Горбачева[18].

На каком основании некоторые авторы придерживаются взгляда на научный атеизм как на единство различных аспектов критики религии, которые до такой степени взаимосвязаны, что, как отмечает М.И. Шахнович, представляют «составные части атеизма»? Таких оснований, на наш взгляд, два: первое – действительное использование ряда общетеоретических (собственно философских) и естественнонаучных обобщений, выводов и аргументов со стороны научного атеизма и второе – смешение понятий «научный атеизм» и «атеистическая пропаганда». Научный атеизм действительно при разработке своих собственных проблем использует ряд данных и выводов таких частных наук, как физика, химия, биология, астрономия, физиология, психология, история. Но эти данные и выводы представляют частнонаучный материал для более полного, глубокого и целостного раскрытия сущности религиозных явлений и прежде всего для доказательства  противоположности науки и религии, веры и знания. Этот материал представляет солидную естественнонаучную основу, но не является составной частью научного атеизма.

Философия, как известно, тоже использует многочисленные частной аучные истины, доказательства и теории при разработке проблем о первичности материи и вторичности сознания, о специфике познания и т.п. Вряд ли Гегель смог бы сформулировать, хотя и на базе идеализма, основные диалектические законы, если бы он не знал и не пользовался достижениями частных наук. Общие законы развития действительности стали доступны Гегелю потому, что он впервые на основе диалектического метода сравнительно широко использовал достижения естественных и общественных наук. Без этого он не был бы в состоянии открыть общие законы. Однако независимо от больших заслуг в этом отношении частного знания оно остается частным и не включается в философию. Философия только творчески использует и обобщает все богатство частнонаучных открытий и таким образом создает новое познание, открывает новые истины, качественноотличные от истин физики, биологии, истории, без включения их в свой специфический предмет.

Творческое использование частнонаучных знаний присуще и другим наукам. Общая история пользуется данными этнографии и археологии, физика – математики, а в последнее время математика широко применяется как в философии, так и в таких общественных науках, как социология, политическая экономия и др. Но это закономерное для развития каждой науки явление не может привести к выводу, что способствующее разрешению отдельных аспектов общей истории этнографическое или археологическое познание составляет часть общей истории, что своими отдельными сторонами и методами математика включается в предметы социологии, политической экономии, логики и пр. Единство философии и некоторых более общих наук с частными науками не дает основания для смешения их предметов.

Второе основание для произвольного включения отдельных аспектов частных наук в научный атеизм содержится в отождествлении понятий «научный атеизм» и «атеистическая пропаганда». Это обыкновенно происходит в результате недифференцированного подхода к понятию «критика религии». Если критика религии ведется с определенных научных теоретических позиций или аспектов, то эти позиции, аспекты, считают некоторые авторы, присущи научному атеизму. Но понятия «научный атеизм» и «атеистическая пропаганда» не совпадают. Научный атеизм представляет частную социальную (несоциологическую) науку, а атеистическая пропаганда – это распространение посредством печати, слова, кино, телевидения различных специальных научных знаний, направленных против религиозных взглядов и содействующих формированию материалистического мировоззрения. Они могут быть философскими, социологическими и частнонаучными (естественными и социальными), нацеленными против определенных религиозных идей, которые формировались и развивались как всеобщая мировоззренческая система. Именно поэтому науки, предметом которых являются закономерности и особенности определенных областей действительности и мышления, должны аргументированно доказывать несостоятельность религиозных представлений и взглядов. И если они осуществляют такую задачу, то занимаются критикой религии, которая находит выражение в той или иной форме атеистической пропаганды. Таким образом, атеистическая пропаганда объединяет все виды критики религии, поскольку она является организационно-практической деятельностью по широкому распространению и внедрению различных по своему характеру знаний.

Научный атеизм не включает всех аспектов критики религии, как и всех аспектов научного знания, на базе которого формируется материалистическое атеистическое мировоззрение. Вероятно, именно эти соображения привели Н. Мизова к выводу о составном характере научного атеизма. «Специфическая сущность и особенность атеизма как науки, – писал Н. Мизов, – раскрывается наиболее полно, когда она рассматривается в связи с сущностью и особенностями борьбы науки и религии, между материалистической линией в философии и религиозно-идеалистическими концепциями. Сложный и многосторонний характер религии, а отсюда и борьба материализмаи науки против нее обусловливают сложный и многосторонний характер самого атеизма»[19](курсив мой – Т.С.).

Ясно, что тезис о многоаспектности научного атеизма, рассматриваемый в таком плане, означает превращение его из специфической науки, имеющей свой предмет,

в какую-то суммарную науку. Такая широта предмета не присуща научному атеизму, хотя религия и проникла глубоко в различные области общественной жизни. Кроме того, религия является объектом специального исследования со стороны социологии религии и истории религии, которые еще больше сужают предмет научного атеизма.

He подлежит, на наш взгляд, сомнению, что религия как социальное явление может быть объектом трех специальных наук: социологии религии, научного атеизма и истории религии Конечно, можно говорить еще об одной мало разработанной в настоящее время науке – психологии религии. При этом каждая из них независимо от общего объекта имеет свой собственный специфический предмет. Как уже отмечалось, социология религии рассматривает религиозные явления в связи с остальными компонентами социальной структуры, т.е. ее предметом являются такие закономерности, которые подчинены взаимоотношению религии с различными элементами этой структуры. В отличие от социологии религии научный атеизм анализирует само религиозное явление; его предмет ограничивается кругом закономерностей отдельного компонента, с его собственной структурой, со специфическими внутренними взаимоотношениями. А история религии как одна из частных, специализированных наук в системе общей истории изучает религию с точки зрения ее конкретно-хронологического развития. Так, религия в первом случае является объектом исследования науки теоретической (социологической), во втором – теоретической (несоциологической), а в третьем – исторической, причем каждая из них в зависимости от своего предмета рассматривает различные стороны и отношения религии.

В связи с этим следует отметить, что понятие «научный атеизм»  является точным наименованием частной теоретической (несоциологической) науки о религии и атеизме. На первый взгляд создается впечатление, будто эта наука имеет своим объектом только атеизм, но не религию. В сущности это не так: атеизм является отрицанием реально существующей в обществе религии; он находится в тесной связи с нею, и потому окончательное исчезновение религии приведет, вероятно, и к отпадению понятия «атеизм». Вот почему не видно достаточного основания для предложения Ю.В. Крянева заменить понятие «научный атеизм» понятием «научное религиеведение». В рецензии на сборник «Вопросы научного атеизма» (Вып. 1), он писал: «На наш взгляд, немалую путаницу вносит употребление термина «научный атеизм». По традиции этим термином именуют и направленность материалистического мировоззрения, материалистической философии, и особую науку. Нам представляется, что термином «научный атеизм» следует обозначать лишь первое явление – один из атрибутов материалистической философии; соответствующую же отрасль научного знания называть “научное (марксистское) религиеведение”» [20].

Такая путаница, как было показано, действительно существует, но она проистекает не из понятия «научный атеизм», а из попыток включить в него любую разработку религиозной тематики. Если согласиться с предложением Ю.В. Крянева,то «научное религиеведение» (при выделении философских вопросов религии и атеизма под названием «научный атеизм») должно объединять все другие исследования того же объекта, т.е. получается некая суммарная наука, лишенная единого предмета исследования, По-видимому, понятие «научный атеизм» является наиболее подходящим для обозначения частной теоретической (несоциологической) науки о религии и атеизме, причем наряду с нею необходимо развивать и социологию религии, и историю религии.

После изложения некоторых общих методологических и теоретических проблем отношения научного атеизма к философии, социологии религии и истории религии можно приступить к более конкретному рассмотрению вопроса о предмете научного атеизма. Конечно, при этом не ставится задача дать всестороннее, исчерпывающее решение этой проблемы, а делается попытка осуществить лишь ее общую постановку. Кроме того, особенно необходимо наметить и теоретически обосновать типичные, наиболее существенные проблемы научного атеизма, которые вытекают из сущности его предмета.

Обыкновенно предмет научного атеизма сводят к закономерностям возникновения, развития и преодоления религии, причем забывают, что эти же вопросы исследуют и социология религии, и история религии. Определить так предмет научного атеизма – значит смешать три различных предмета, недифференцированно подойти к проявлению законов, имеющих различное содержание[21].

Именно поэтому следует считать, что предмет научного атеизма представляет собой специфические законы структуры религии, возникновения, развития и преодоления религии, специфические законы структуры, возникновения и развития атеизма в их (религии и атеизме) относительной самостоятельности к остальным социальным явлениям.

Такое определение предмета научного атеизма дает возможность точно обозначить его границы, наметить собственную проблематику частной несоциологической науки о религии, отграничить ее от проблематики социологии религии и истории религии. Социология религии в таком случае будет иметь предметом общие социологические законы как возникновения, развития и преодоления религии, так и зарождения и развития атеизма. А историярелигии как нетеоретическая наукаизучает соответствующие законы не в их «чистом», а в конкретно-хронологическом виде, и содержанием ее предмета не может быть ничто другое, кроме проявляющихся в конкретно-хронологическом виде специфических законов появления, развития и преодоления религии, появления и развития атеизма. Следует добавить, что не надо смешивать историюрелигии и атеизма с историей научного атеизма. Первая наука – историческая в традиционном смысле, т.е. она историческая и по форме, и по содержанию, а вторая – теоретическая, историческая только по форме, но теоретическая по содержанию. На том же основании история философии – это философская,а не историческая наука, история эстетики – эстетическая наука и т.д. Вообще не будет ошибкой считать, что теоретический характер носит вся история теоретических наук, поскольку главным характеризующим признаком здесь является способ, форма отражения соответствующих законов. А эта форма отражения законов в отличие от формы изложения, отраженной в понятиях, категориях и обобщениях законов, есть теоретическая форма. Другими словами, история любой теоретической науки является теоретической наукой уже потому, что, хотя и имеет историческую форму изложения, обладает специфически теоретической формой отражения законов.

Из приведенного выше предмета научного атеизма можно выделить и наиболее существенные части его проблематики, отграничивая ее в то же время от проблематики философии научного атеизма, социологии и истории религии. Эта проблематика, частично детализированная, может быть такой:

I. Предмет и метод научного атеизма.

II. Происхождение и сущность религии:

1. Причины появления веры в сверхъестественное.

2. Формы и степени развития религии:

а) наиболее ранние элементы и ранние формы религии;

б) закономерности развития религии от низших к высшим формам и перехода от общего религиозного мировоззрения к социально-классовой идеологии;

в) роль церковного института в развитии и укреплении религии.

3. Антинаучный характер религии.

4. Антигуманная сущность религиозной идеологии.

5. Критика буржуазных теорий о происхождении религии.

III. Структура и структурные закономерности религии:

1. Система и компоненты религии.

2. Виды связей компонентов религиозной системы.

3. Закономерности воспроизводства структурных элементов религии.

4. Закономерности развития религиозной системы.

IV. Генезис, этапы развития и особенности религиозной системы:

1. Основные причины и специфические условия появления мировых религий (христианство, ислам, буддизм).

2. Роль преемственности в развитии религии.

3. Дифференциация и интеграция религиозных учений.

4. Основные этапы развития религиозных систем.

5. Социально-классовое содержание и особенности религиозных идеологий.

V. Относительная самостоятельность религии и церкви и их специфические закономерности.

VI. Приспособление и модернизация религии.

VII. Структура и структурные закономерности атеизма:

1. Система и компоненты атеизма.

2. Формы атеизма:

а) домарксистский атеизм;

б) марксистский атеизм – высшая форма атеизма;

в) стихийный и сознательный атеизм.

3. Закономерности развития атеизма.

VIII. Сущность и особенности процесса преодоления религии:

1. Объективные и субъективные факторы нисходящего развития компонентов

религиозной системы.

2. Закономерности процесса распада религиозной структуры:

а) совместное существование религиозных и нерелигиозных элементов в индивидуальном сознании;

б) преодоление идейного компонента религии – решающее условие постепенного отмирания религиозной системы;

в) относительно самостоятельное существование внешней стороны религии (ритуально-культовый компонент);

г) проявление религии в форме пережитков при социализме.

Эта проблематика несколько отличается от проблематики учебников научного атеизма, в которых преобладает аспект истории религии. (Этот факт в известной степени объясняется необходимостью дать в учебных пособиях сравнительно целостное изложение религии и атеизма, охватывающее как философско-методологические и научно-атеистические, так и социологические и исторические проблемы.)

Какими бы неточностями и недостатками она ни обладала, в ней легко найти

специфику, присущую теоретической несоциологической науке о религии.

Здесь история в наибольшей степени отстраняется и на ее место предъявляет свои законные права теория, что соответствует требованиям точного, дифференцированного подхода к религиозным явлениям.

В предложенной проблематике отсутствуют существующие в учебниках темы «Противоположность между наукой и религией», «Религия – враг науки», или

«Наука и религия», потому что в таком виде они имеют социологический аспект.

С точки зрения предмета научного атеизма наиболее целесообразна формулировка

«антинаучный характер религии», которая дает возможность акцентировать внимание не на отношениях между наукой и религией, а на антинаучной сущности самой религии. Таким же образом формулировка «антигуманная сущность религиозной идеологии» предостерегает нас от всякого отклонения к социологическому рассмотрению проблем морали, находящих зачастую выражение в темах «Религиозная мораль и коммунизм», «Мораль и религия» и др.

Что касается проблемы происхождения и сущности таких религий, как иудаизм, ислам и буддизм, которым в учебниках обыкновенно посвящается по одной самостоятельной главе, а христианству – четыре (происхождение христианства, православие, католицизм и протестантизм) главы, разработанных главным образом в историческом аспекте, то в предлагаемой проблематике делается попытка излагать эту проблему на последовательно-теоретической основе.. Не такое ли увлечение историей религии является основанием для иронического упрека в том, что атеисты больше пропагандируют религию, чем борются с ней? Конечно, без истории религии невозможна теория религии. Однако не надо забывать, что и теоретическое исследование должно быть глубоко и всесторонне проникнуто историзмом. К сожалению, некоторые авторы не улавливают разницы между историей и историзмом, пренебрегают разграничительной линией между теоретическим и историческим познанием и превращаюттеорию в историю, причем время от времени стараются обосновать это теоретически.

Такая исключительно важная закономерность взаимоотношений между теоретическим и историческим познанием иногда упускается из виду, и не может быть сомнения, что пока она не станет одним из главных методологических принципов исследовательской работы, смешение различных научных аспектов будет сдерживать разработку атеистической проблематики. Именно поэтому задачей является нахождение границ между теорией и историей религии, нацеливание усилий прежде всего на теоретические вопросы, чтобы создать условия для более глубокой разработки марксистской истории религии.

Здесь же необходимо подчеркнуть, что примат разработки атеистической проблематики принадлежит научному атеизму. Социология религии занимается прежде всего связями и отношениями религии с различными явлениями социальной действительности, раскрывает как формы и степени влияния внешней среды на религию, так и обратное влияния последней на эту среду.

Законы развития самой религии и атеизма раскрываются и разрабатываются научным атеизмом, поэтому без теории научного атеизма невозможны как подлинная история религии, так и последовательная и плодотворная социология религии. Эта зависимость относится не только к наукам о религии, но и ко всем частным несоциологическим наукам об определенном объекте, которые неизбежно играют методологическую роль в отношении остальных двух наук о том же объекте социологическом и историческом.

Подчеркивая примат научного атеизма в кругу наук о религии и его методологическую роль, нельзя забывать, что он сам успешно развивается и совершенствуется на основе диалектико-материалистической философии, поэтому не следует пренебрегать и игнорировать философско-методологические проблемы научного атеизма.

Таковы характерные черты и особенности научного атеизма в отличие от черт и особенностей, присущих философии религии, социологии религии и истории религии. Они свидетельствуют о наличии науки с обширной проблематикой, которая предъявляет свои права на самостоятельное существование.






[1] См.: Руткевич М.Н. О структуре и единстве философии марксизма // Философские науки: Научные доклады высшей школы. 1965. № 1. С. 13.

[2]Горбачев Н.А. К вопросу о предмете теории научного атеизма // ВНА. Вып. 1. М., 1966. С. 69.

[3]Горбачев Н.А. К вопросу о предмете теории научного атеизма // ВНА. Вып. 1. М., 1966. С. 70.

[4]Горбачев Н.А. К вопросу о предмете теории научного атеизма // ВНА. Вып. 1. М., 1966. С. 70.

[5]Основные вопросы научного атеизма. М., 1966. С. 11.

[6] Мизов В. Същност, предмет и задачи на научния атеизъм // Материали по основи на научния атеизъм. София, 1965. С. 6.

[7] Мизов В. Същност, предмет и задачи на научния атеизъм // Материали по основи на научния атеизъм. София, 1965. С. 7.

 

[8] Мизов В. Същност, предмет и задачи на научния атеизъм // Материали по основи на научния атеизъм. София, 1965. С. 7.

[9]Павлов Т. Избрани произведения. Т. 6. София, 1963. С. 49.

[10] Угринович Д.М. Религия как предмет марксистского социологического исследования // Вопросы философии. 1966. № 1. С. 151.

[11]Левада Ю.А. Социальная природа религии. М., 1965. С. 5.

[12] Religion und Atheismus heute. Berlin, 1966. S. 14.

[13] Religion und Atheismus heute. Berlin, 1966. S. 14.

[14] Religion und Atheismus heute. Berlin, 1966. S. 14-15.

[15]Основные вопросы научного атеизма. С. 15.

[16]Основы научного атеизма: уч. пособие. М., 1964. С. 3.

[17]Философская энциклопедия. Т. 1. М., 1960. С. 108.

[18]См.: Горбачев Н.А. К вопросу о предмете теории научного атеизма // ВНА. Вып. 1. С. 78.

[19]Мизов Н. Същност, предмет и задачи на научния атеизъм. С. 6.

[20]Крянев Ю.В. Атеистические исследования // Вопросы философии. 1967. № 5. С. 155.

[21]См.: Стефанов. Теория и метод в общественных науках. М., 1967. С. 54–61, 161–163. 


Посмотреть и оставить отзывы (31)


Последние публикации на сопряженные темы

  • Аргументы против бога
  • Дмитрий Узланер против «нового атеизма»
  • У атеизма - женское лицо
  • Создана организация "Атеисты России"
  • Общественная организация «Атеисты России»

    Пришествий на страницу: 180

  • 
    ПРОЕКТЫ

    Рождественские новогодние чтения


    !!Атеизм детям!!


    Атеистические рисунки


    Поддержи свою веру!


    Библейская правда


    Страница Иисуса


    Танцующий Иисус


    Анекдоты


    Карты конфессий


    Манифест атеизма


    Святые отцы


    Faq по атеизму

    Faq по СССР


    Новый русский атеизм


    Делитесь и размножайте:




    
    Copyright©1998-2015 Атеистический сайт. Материалы разрешены к свободному копированию и распространению.