Современные переводы библии  


В Колыбель атеизма Гнездо атеизма Ниспослать депешу Следопыт по сайту

Глагольня речистая Несвятые мощи вече богохульского Нацарапать бересту с литературным глаголом


 
РУБРИКИ

Форум


Новости


Авторы


Разделы статей


Темы статей


Юмор


Материалы РГО


Поговорим о боге


Книги


Дулуман


Курс лекций по философии


Ссылки

ОТЗЫВЫ

Обсуждаемые статьи


Свежие комментарии

Непознанное
Яндекс.Метрика

Свежий каталог - Работа на сайте www.rabota.ru
Авторство: Хмелевская Татьяна

Современные переводы библии


19.11.2012 Статьи/Библия

(сокращённый вариант)


«Не разумея праведности божией и усиливаясь
поставить собственную праведность,
они не покорились праведности божией».
Рим 10:3.1Кор 1:30;2:6-8.
«Суд же состоит в том, что свет пришёл в мир,
но люди более возлюбили тьму, нежели свет,
потому что дела их были злы»
Ин3:19


Вступление

2,5-тысячелетняя история библии, разумеется, немыслима была без извращения её рукописных текстов….

Очевидно, что современная научная этика требует от всех библейских критиков и переводчиков идеального беспристрастия, что, в свою очередь, означает свободу и независимость от субъективных представлений и различных авторитетных и авторитарных догматических её оценок.

Классическое Синодальное 1876 г. издание библии, по моему личному убеждению, в этом плане наиболее надёжный вариант среди множества известных переводов. Оно сохранило невидимую, но необходимую структуру учения, в достаточной последовательности донесло до современного исследователя великолепную религиозно-мифологическую и философскую систему его понятий. Но это совсем не означает, что этот перевод не изобилует разного рода извращениями.

В своих предыдущих работах я уже писала, что учение о воскрешении излагалось тем специфическим набором слов, который имеет любая наука, и который называется его терминологическим языком.

Как отмечали в своё время передовые мыслители, философы и учёные, терминологический вопрос во всех областях знания чрезвычайно важен. Точные формулировки основных понятий учения являются объективным выражением содержания его основной идеи.

Библейский язык – язык искусственный. В отношении к общепринятой языковой системе (метаязык) библейский язык будет называться языком-объектом. Но беда в том, что почти всегда возникают затруднения, так как наблюдается несовпадение значений между этими двумя языками….

Во избежание ошибок при переводах древних документов необходимо изучить значение слов-терминов в контексте авторского сочинения. А. Ф. Лосев данную точку зрения в оценке древнего документа называл «постоянным методическим правилом». Он писал, что «для нашего собственного философского развития необходимо изучать точную терминологию главнейших философских систем прошлого... Если ты работаешь как подчиненный, все время помни, что ты служишь не своему начальнику (востребованной на данный момент политики и её идеологии. – Авт.), а общечеловеческой свободе; и в таком случае ты уже не сможешь быть ни подхалимом, ни льстецом…». (Лосев А.Ф. Страсть к диалектике. М., 1990. С. 32–40…. Ивин А. А. Искусство правильно мыслить. М., 1990. С. 179). Ну, чем это условие исследования не то самое, что говорит пророк о не прибавлении или не убавлении?

Основоположник логики Аристотель вывел закон непротиворечивости, который сформулирован следующим образом: «…иметь не одно значение – это значит не иметь ни одного значения…. Если же у слова нет определенного значения, тогда утрачена всякая возможность рассуждать друг с другом, а, в действительности, и с самим собой».. «Исследовать многозначность полезно для ясности (ибо то, что утверждают, знают лучше, когда выявляют многозначность слов) и для построения умозаключений, касающихся самого предмета, а не его названия. Ибо если неизвестно, в скольких значениях говорится о чём-то, то, возможно, что тот, кто отвечает, и тот, кто спрашивает, имеют в виду не одно и то же…. Но выявление многозначности полезно и для того, чтобы не дать себя ввести в заблуждение и чтобы ввести в заблуждение [собеседника]… Нахождение различий полезно для… познания сути каждой [вещи]» (Аристотель. Соч.: В 4 т. М., 1978. Т. 2. С. 370…. Ивин А. А. Искусство мыслить. М., 1986. С. 148…. Лосев А.Ф. Философия имени. М., 1927. С. 71…. Рассел Б. История западной философии. М., 2000. С 46, 48…. Зелинский Ф. Ф. Соперники христианства. М., 1986. С. 23; http: //www. krotov. orq /berdyaev/1924 new. html/ Ильенков И. Диалектика абстрактного и конкретного в научно-теоретическом мышлении. М., 1997.  С. 379).

Вообщем, «однозначность – это условие общения между поколениями исследователей на любом расстоянии. Она гарантирует точность перевода и чистоту традиции» (по  Гегелю. Абсолютное в человеке. СПб, 2000. С. 122).

Методическое правило А.Ф. Лосева со всеми его тонкостями должно быть применено и к библии, к её «незнакомому», «чужестранному языку». То есть этот язык искусственный, значение его слов относится исключительно к библии. Нигде, не в какой другой области знания, в том числе и в обыденной речи, этот язык не работает. Поэтому мы, в целях объективного толкования учения, должны научиться понимать его, изъяснять им библейские истины. Это знание языка гарантирует снятие того покрывала с учения, которое апостол Павел обозначил различными иносказательными образами, в том числе, покрывалом Моисеевым….

Далее в учении даны точные указания преобразования «чужестранного языка» в удобопонимаемую систему знаков и образов. Павел пишет, что покрывало снимается господом. 2Кор 3:13-17. Как это понимать? Каким господом? Евангелист Иоанн имя «господь»  понимает, как дух и истину. Ин 23:24. В другом месте Павел пишет, что «всё писание богодухновенно, и полезно для научения, для обличения, для исправления (тех ошибок, которые были допущены неосведомлёнными переводчиками. – Авт.), для наставления в праведности» 2Тим 3:16. Значит, покрывалом Моисеевым будет тот религиозный язык, которым и написано учение. Его преобразование в духовно-рациональную систему понятий снимает это обветшавшее, превратившееся на сегодняшний день в прах покрывало.

Понятно, что библейский «дух» - это не то, как понимает его церковь - как нечто неуловимое, невидимое, неосязаемое, неосмысляемое, но всегда присутствующее рядом с каждым человеком. Деян 17:26-28. Нет, не о таком духе ведут речь пророки и апостолы.

Авторы «великого дела» в его основание положили учение, как некую систему знаний, которую нет возможности осязать, видеть физическими глазами и такими же ушами. Эта система – продукт творческой, интеллектуальной деятельности высокоорганизованной материи – человеческого мозга. С ним возможно проводить такие операции, как рассуждение, анализ, и в итоге выводить умозаключения в виде определений и понятий. Все эти интеллектуальные достижения необходимо обосновать, доказать личным опытом, воспроизвести на практике. Именно о таком духе, который «способен рассуждать, размышлять о своей сущности, о своём принципе, о своей цели и который стал предметом философии» и ведут речь создатели идеи воскрешения.

В деле исследования библии отправной точкой является принцип исполнения заповедей учения, его законов, а не простого слушания и слышания. Например, все заповеди, какие только встречаются в учении, Христос объединил одной заповедью: «Итак, будьте совершённы, как совершён отец ваш небесный». Подобным образом поступает и апостол Павел. Мф 5:48. Иак 16,22; 2:8. Ин 10:34. Рим 13:9. 1Кор 2:10-16.

Итак, перед нами библия, в которой записано УЧЕНИЕ со всеми характерными для него признаками. Это и его структура, и его основной вопрос, и его язык, и его метод исследования, и ещё многое, и многое другое. Главное, о чём мы должны помнить, – это о его невидимой структуре. Евангелист пишет: «Неразумные! Неужели не знаете, что один и тот же создал внешнее и внутреннее»…. Лк 11:40. Евр 1:2; 3:4. Деян 4:24:14:15;17:24;7:49,50. 2Кор 4:16,18. Отк 14:7.

Учение в целом его авторы называют «телом», т.е. некоей органически целостной системой знания о каком-то одном вопросе-проблеме. А его стороны соответственно называются плотью и духом. 1Кор 11:29. Евр 10:19,20.1Кор 15:35-50. Ефес 4:16.

О методе исследования писаний или учения, зафиксированного в них, Христос говорит: «Без меня не можете делать ничего…. Знайте, продолжает Пётр, прежде всего то, что никакого пророчества в Писании нельзя разрешить самому собою. Ибо никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой, но изрекали его святые божии человеки, будучи движимы духом святым» 2Пет2:20,21.  То есть без духа святого никакого пророчества в библии разрешить нельзя. Павел расшифровывает эти замысловатые слова вышеприведённым высказыванием. 1Кор 2:12,13. Теперь не составит большого труда расшифровать эти поистине ключевые слова посредством ключа или метода исследования библии, т.е. пропуская их сквозь призму библейской формулы истины и её духа. Получается, что «воля человеческая», «человеческая мудрость изученными словами» - это то, что развито в мире от первого, видимого уровня учения. Это христианство в его усечённом, а значит, извращённом виде. Христианская церковь неверно преподала миру эти крайне важные для учения высказывания. Она направила их против общечеловеческой учёной просвещённости, которую пророки называли мудростью свыше, премудростью от бога, святыней. То есть знанием, которое развивается от понятия, а не от сверхразумной Личности.

Под местоимением «без меня» евангелист подразумевает не человека по имени Христос, а то имя, которое является следствием одухотворения внешней стороны учения – его плоти. Это имя авторы учения обозначают и как «дух святой» и как «дух истины» и как «другой утешитель», и как «христос», и как «сын божий», и ещё многими другими именами. Ин 14:16,26; 15:26; 16:7. Без знания и различения этих имён, без искусства читать ими учение нет никакой возможности переправиться на другую сторону той пропасти, которая лежит между внешним и внутренним его содержанием. Лк 16:26.

Пример: «Первый человек Адам стал душою живущею. А последний Адам есть дух животворящий» 1Кор 15:45. Быт 2:7. Скажите на милость, как понимать эти слова так, чтобы не стать жалкой жертвой заблуждения? Простую веру в звук, в произносимое слово Павел называет религиозной «человеческой мудростью», которая не имеет границ своей фривольности. Вот здесь-то без общей для всего учения формулы истины нам никак не обойтись. Она – то единственное, что накладывает своё табу, свои ограничения на человеческую «творческую» самопроизвольность. И тогда нам становится очевидным, что «первый Адам» - это образ внешней, религиозной стороны учения. А «Адам последний» - это образ второй, невидимой стороны, в которой все компоненты учения, в том числе и его язык, имеют рационально-духовную природу: «Всё писание богодухновенно…».

Ещё один пример зависимости содержания библейских высказываний от того, как вы мыслите имя «бог». «Бог повелевает всем людям очиститься от скверны мира». И, ну? Каждый волен понимать эти слова по-своему, субъективно. И если «душевный» человек под «скверной мира» может подразумевать всё, что угодно и всех кого угодно, только не себя и не свою веру, то осе и смыслообразующее понятие имени «бог» своим перстом указывает на того самого «душевного человека». Это его слепая вера в букву библии и будет называться «скверной мира».  

Библейская духовность освобождает наш библейский разум из плена буквы, «бедных вещественных начатков учения», от всего того, что Павел называет «иным благовествованием». Послание к Галатам. На языке учения этот процесс называется примирением двух сторон учения, когда «двое становятся одной плотью», т.е. одним телом. 2Кор 5:18,19.

Только так надо понимать слова апостолов о том, что «без меня ничего не можете делать». «Без меня» - значит без той формулы истины, по лекалу которой построено всё учение, обе части библии. В этом и заключается его могущество и его непобедимая сила интеллекта. 

Общеизвестно, что любую интеллектуальную последовательность можно изобразить графически. В целях облегчения понимания библейской формулы истины попытаюсь это сделать и я.

Чертим из одного центра четыре окружности разного диаметра. В центре будет находиться «учение» и его «бог». На следующей за ними окружности (очень маленького диаметра) поместим термин «христос». На внешней и следующей за ней внутренней окружностях попарно разместятся слова-термины: отец диавол - бог отец, сын диавола - сын божий, нечистый дух - чистый дух, дух заблуждения - дух истины, плоть - дух, ночь – день, свет – тьма, несовершённые – совершённые, плен – свобода, земля – небо, человек внешний – человек внутренний, человек из праха земного – человек божий («созданный по образу божию»), Иоанн Креститель – Христос, Иуда – Христос, Иерусалим земной – Иерусалим небесный, незаконная жена – жена законная, званные – избранные, дух сатаны – дух божий и т.д. и т.п.

Уздечку перебросим от «бога» к двум окружностям или к каждой паре образов. Внешний, религиозный образ видимого, одухотворяясь, выдаст на-гора своего «сына» - «иисуса христа». И этот результат всегда, для каждой пары образов будет один и тот же: «Христос вчера и сегодня и во веки, - говорит Павел, - тот же» Евр 13:8. Таким образом, от одухотворённой пары образов уздечка замкнётся на «сыне», которого Павел называет «господом» или «богом» - «Христос – есть сущий над всем (учением. – Авт.) бог … христом создано всё – видимое и невидимое», т.е. земля и небо и всё, что в них. Рим 9:5. 1Ин 5:20. Стоп! Контролируем себя и не поддаёмся искушению буквы, вспоминаем, что библейские «земля» и «небо» - иносказательные образы двух сфер учения….

Последние высказывания о «христе» означают одно – логичность видимой стороны учения в купе с её одухотворённостью – мостик ко второй, невидимой стороне, к рациональной сущности учения.

Эту последовательность (по-современному, алгоритм) в постижении истины творения евангелист называет путём к истине: «Я есть путь и истина…. Я есть воскресение и жизнь». Думаю, что перевод не очень точный. Лучше будет: «Я есть путь к истине», т.е. ко христу, к понятию о нём: «Без меня ничего не можете делать…. Да даст тебе (этот путь. – Авт.) разумение во всём» Ин 14:4-6. 11:25. 2Тим 2:7..

Алгоритм понимания пути к «сыну», к его «рождению» или воскрешению в одном из евангелий описан под маской рождения обычного человека, но уже не просто человека, а человека-бога, т.е. человека, созданного по образу и подобию божию, с присущими для него особенностями, на которые, как известно, читатели библии не обращают должного внимания. Особо продвинутые умы отмечают всего лишь его абсурдность, явное несоответствие реальному событию. И правильно делают! Здесь остаётся понять, что евангелист пишет не о сверхъестественном рождении человека по общечеловеческому разумению, а о пути, идя которым исследователь достигает той вершины в постижении библейской истины, которую авторы называют совершенством, по-нашему, объективным знанием сущности явления, которое всегда вечно и независимо от воли и желаний человека. Ин 14:6. 1Ин 5:12. Ефес 4:17-25. Мф 5:48.

Поскольку аврамические религии библию понимают на уровне обыденного, рассудочного сознания (по-библейски, они «душевные» люди – Авт.), не нуждающегося в теоретическом постижении явления, то оно остаётся продолжением классического язычества, религиозную идеологию которого и приходил разрушить человек Христос. И сделал он это через понятие имени «бог» и «сын» Евр 9:26,28; 2:14; 10:7,5. 1Пет 3:8. Часть человечества, гордо именующая себя верующими христианами, иудеями, мусульманами… «отказалась от теоретического познания мира, от всех завоеваний человечности, от своих обретений и обратилась к мифу. В пользу чего», спрашивается? (Там же. С. 55)

 В списке образов внешней и внутренней сторон, словно закон, просматривается парность слов-терминов, что соответствует структуре учения. Первое имя принадлежит внешней, религиозной стороне учения, второе – внутренней, рационально-духовной. Эту парность авторы писания обозначают также разными иносказательными образами, метафорически. Например, автор книги «Бытие» пишет: «И сотворил бог человека по образу своему, по образу божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их (так скольких же он сотворил: двух, или одного?); или: «потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут двое одна плоть; или: «и сказал бог Ною: сделай себе ковчег из дерева гофер…. Введи также в ковчег… от всякой плоти по паре… мужеского и женского пусть они будут». Кн. «Бытие».

 «Ковчег», понятно, - прообраз учения в виде нашей библии, которое, со слов апостола Павла, слагается из вереницы иносказательных образов внешней и внутренней его стороны. 1Кор 10:1-15. Таким образом, писания свидетельствуют не только о сыне-духе, но и о другом сыне – противнике первому – сыне диавола, т.е. о духе заблуждения. Вот вам «мужской и женский пусть они будут». Ковчег плавал по водам многим. Так вот, он плавает по этим водам и по сей день. И будет плавать до тех самых пор, пока человечество не постигнет великую тайну воскрешения.

Итак, беря в руки библию, надо настроить свой ум на то, что её имена «бог» или «сын иисус христос» - понятия философского значения, как нечто общее, нечто характерное для всех книг библии и для её фрагментов, которые зафиксировали учение о воскрешении мёртвого «сына» и его мёртвого «отца». И тогда тексты наполняются совершенно естественным, рациональным смыслом. Религиозный образ внешнего, видимого, а значит доступного всем людям, его миф разрушается раз и навсегда уже на уровне только одного фрагмента, одного «исторического» повествования.

Мы, следуя примеру и пониманию апостолами библейской «веры», вооружившись «мечом обоюдоострым», т.е. нашей универсальной формулой истины, проанализируем некоторые из современных переводов евангелий и посланий.

Я не стану утруждать свой и чужой ум анализом всех, сделанных ныне переводов. Этот труд для многих читателей – скучное и утомительное занятие. Да и к чему он? Своим кратким анализом я хочу всего лишь показать, насколько ответственна и трудна подобная работа в отношении библии.



ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

В качестве примера учёной и богословской интерпретации рассмотрим перевод «Послания к Ефесянам» апостола Павла, выполненный священником о. Леонидом Лутковским (ж. «Литературная учёба». М., 1995). Вторым будет перевод евангелия от Иоанна, выполненный учёным В.Н. Кузнецовой (С.В. Лёзов, С.В. Тищенко. Канонические евангелия. М.1993). Оба перевода будем сравнивать с классическим Синодальным переводом Нового Завета 1876 г. издания.

Условимся, что первыми будут читаться слова из Синодального текста, вторыми – слова авторов этих переводов. Для простоты понимания переводимых текстов можно имена «отец», «бог», «сын», «христос» заменить такими приятными для материалиста и его слуха именами, как Маркс – дух учения Маркса, Аристотель – дух учения Аристотеля, Гегель – дух учения Гегеля и т.д. У каждого учения имеется своя теоретическая база, тот дух познания (её бог), который развивается на её основании….

1:1. «Благословен бог и отец господа нашего иисуса христа, благословивший нас во христе всяким духовным благословением в небесах, так как он избрал нас прежде создания мира, чтобы мы были святы и непорочны пред ним в любви …». (Я умышленно пишу главные имена учения с маленькой буквы, т. к. они не личности, а сущности нарицательного свойства. Но там, где будет идти речь о человеке Иисусе Христе, разумеется, я буду это имя писать с большой буквы).

1:1. «Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, ниспославший свыше каждому из тех, кто во Христе особое благословение; Бог избрал нас для Христа прежде создания мира, и, чтобы мы были святы и непорочны пред Ним...» (Еф 1:3, 4).

Смотрим и приходим к твёрдому выводу, что слова апостола Павла мягко вписываются в библейскую модель истины. Я могу вообще не писать больше ничего. Читатель теперь в состоянии сам понять, кто последователен, а кто занимается «усекновением головы Иоанна Крестителя».

Смысл и значение «небесного благословения» в книгах библии описаны на примере служения апостолов. Но ярче всех акт благословения виден на примере жизни Стефана, Петра и Павла.

Павел, как он сам об этом говорит, изначально испытывал жгучую ненависть к новому и непонятному ему учению. Деян 22:4,19. Однажды он оказался свидетелем убийства Стефана, который в не прикрытой форме, с пылом и жаром стал обличать иудеев в их вечном гонении того, что пророки и апостолы называли духом святым или духом истины: «Жестоковыйные! Люди с необрезанным (несовершённым, недоученным, непонимающим основного вопроса учения. – Авт.) сердцем и ушами (имеется в виду библейский ум или ум учения. – Авт.) вы всегда противитесь духу святому, как отцы ваши, так и вы. Кого из пророков не гнали отцы ваши? Они убили предвозвестивших пришествие праведника, которого предателями и убийцами сделались ныне вы» Деян 7:51,52.

Получив от первосвященника чёрный список «последователей сего учения», «дыша угрозами и убийством на учеников», он отправился в Дамаск с донесением. Закутавшись в длинный плащ, с тяжёлым посохом в руке, уверенный в искреннем служении богу, он твёрдым шагом приближался к осуществлению своей варварской цели. В памяти ещё свежа была картина жестокой расправы со Стефаном. Нервы были напряжены до предела, возмущение еретическим учением перехлёстывало через край…. Погрузившись в мысли, он не замечал идущих рядом с собой людей…. Он размышлял!

И вдруг с Павлом происходит то, что самым радикальным образом переворачивает его сознание – этого холодного и расчётливого убийцу превращает в последовательного, мудрого служителя новой веры: его «внезапно осиял свет с неба». Поверженный неожиданностью, он «упал на землю и услышал голос, говорящий ему: Савл, Савл, что ты гонишь меня?». «Трепет и ужас» охватили Павла. Этот голос или свет с неба по имени иисус велел Павлу идти в город. Там он нашёл ученика по имени Анания, который «возложил на него руку, чтобы он прозрел». «И исполнился Павел духа святого. И тотчас как бы чешуя отпала от глаз его; и вдруг он прозрел…. И стал проповедовать в синагогах об иисусе, что он есть сын божий…» Деян гл.9. Вот вам пример того, что «без меня вы ничего не можете творить».

Слова «упал на землю и услышал голос…» нельзя понимать буквально. Никуда он не падал. Здесь «земля» - внешняя, религиозная сторона учения. Другими словами, Павел вникал в язык учения, связывал отдельные места писания, вспоминал речи ненавистных ему проповедников нового учения. И в итоге он «услышал голос». А услышав, сказал: «Фу, ты, чёрт! Какой же я дурак! Как же я этого не понимал? Ах, вот в чём дело! Ну и дела!». Ему стало стыдно за участие в убийстве невинного человека, за свой религиозный фанатизм, умственную слепоту и глухоту.

В Дамаске, новообращённый Павел нашёл людей, которые объяснили ему всё до конца, довели его пророческий ум до совершенства. Учеником он оказался очень способным, а миссионером непревзойдённым. Своей проповеднической деятельностью он оправдался перед теми, кто пришёл исполнить волю тех, которым, как ему казалось, он предано служил. В итоге Павел смыл клеймо преступника перед совестью всего честного мира: «Я добрым подвигом подвизался: течение совершил, веру сохранил…» Гал 1:23. Павел – один из тех редких людей, кому человечество обязано за разоблачение и осуждение вселенского религиозного невежества, по-библейски, зла. Сама христианская история показала, насколько апологеты учения были точны в формулировках и определениях сущности «внешнего» рассудочного сознания. Христианство засвидетельствовало, что религия – это одно из самых злостных и агрессивных общественных явлений.

Как видим, содержание акта Павлового преображения заключается в понимании основного вопроса учения. Говоря языком учения, Павловы рассуждения о новом учении сделали его свидетелем воскрешения, возрождения к новой жизни имени «бог» и «сын» и всего, что с ними связано. Павлу открылась другая сторона учения, та самая, в которой «христос» и его «отец» не Боги во плоти, а философские понятия. Именно благодаря ним, Павел прозрел, увидел то, что не видно за плотной ширмой бога во плоти, богочеловека. На собственном опыте Павел буквально выстрадал понимание библейской веры: «она есть осуществление ожидаемого» Евр 11:1. Заметим, что в этом определении нет и намёка на мистический дух его понимания.

Попутно хочу обратить внимание на противоречие, на котором заостряют своё внимание неравнодушные к библейским текстам люди.

В начале написано: «Люди же, шедшие с ним, стояли в оцепенении, слыша голос, а ни кого не видя». Далее написано другое: «бывшие же со мною свет видели, и пришли в страх; но голоса, говорившего мне не слышали» Деян 9:7; 22:9. Понятно, что буквальное, внешнее понимание этих слов создаёт явное противоречие. Но вспоминаем, что «всё писание богодухновенно…, что всякие власти от бога установлены» 2Тим 3:16. Рим 13:1. 3Пет 3:22. Значит, речь идёт о слухе и зрении, которые в голове человека, но не о тех, что у каждого человека на лбу и по сторонам головы. Так вот, эти глаза и уши у религиозных людей отсутствуют: писание для них, что запечатанная семью печатями книга. 2Кор 4:3,4. Отк5:1,2. А именно такие люди окружали Павла. Они и по сей день не видят и не слышат того, что было явлено Павлу – этому извергу….

Как видим, библейская духовность сняла кажущееся противоречие.

Понятно, что пророческий ум Павла до явления ему «света или голоса с неба» находился на первом, религиозном уровне. Он «преданиям старцев» служил фанатично, самозабвенно. Гал 1:13,14-18. Но после явления «света с неба» (где «небо» - иносказательный образ второй, невидимой стороны учения, его рациональность), Павел из гонителя превратился в совершенно другого человека: он до смерти служил, говоря языком библии, господу, т.е. тому духу учения, который религиозную идею о воскрешении трансформирует в рационально-духовную сущность. «Свет с неба» или «господь», со слов того же Павла и евангелиста Иоанна, и есть дух и истина.

Одним словом, Павел проник во внутренние покои этой самой истины, он взобрался на второй, недосягаемый для исключительного большинства людей её уровень. Евр 1:10. И то, как талантливо, проникновенно по смыслу написаны его послания, свидетельствует о его большом, незаурядном уме не богослова болтуна, а философа, человека, овладевшего не простым искусством мыслить, размышлять, непонятное переводить на рельсы понятного, осмысленного….

Итак, сцена, написанная в жанре религиозного мифа, на самом деле, совершенно естественное, реалистическое событие, которое может произойти с любым человеком. Но для этого необходимы его личные усилия, нужна «субъективная деятельность».

Я очень хорошо понимаю и чувствую Павла, ибо однажды и самой пришлось пережить нечто подобное. Когда, наконец, посещает тебя озарение, когда в одного мгновение ока учение внезапно разворачивается к тебе невидимой миру стороной, когда ты «слышишь голос с неба», ты испытываешь минутное ослепление, оглушение, ты трясёшь головой, мечешься по комнате, обливаешься холодным потом, и понимаешь, что находишься на грани помешательства: Нет! Нет! Такого не может быть! Как же так, столько лет изучать, анализировать и ничего не понимать! И невольно на память приходят слова пророка: «Я дам им дух усыпления, глаза, которыми не видят и уши, которые не слышат»…. Люди две с половиной тысячи лет читают, изучают свой кодекс чести, и при этом ничего не видят и ничего не слышат, ничего не понимают: «Изумляйтесь и дивитесь: они ослепили других, и сами ослепли; они пьяны, но не от вина, - шатаются, но не от сикеры; ибо навёл на вас господь дух усыпления и сомкнул глаза ваши, пророки, …и всякое пророчество для вас, то же, что слова в запечатанной книге….» Рим 11:8. Исаия 29:9-14. Отк 5:1,2. Вот какова гипнотическая сила библейского религиозного по форме (но не по содержанию) иносказания!

Далее о благодати читаем:  1 Кор 2:5–8; Кол 1:25–28; 1 Кор 4:1, 2; Еф 3:8, 9. Мф 5:18. Еф 4:11-15.

Павел, как верный и достойный наследник обетований, т.е. скрытых за пеленой религиозного иносказания знаний, писал: «Ибо кто познал ум господень…. А мы имеем ум христа: Отныне мы никого не знаем по плоти; если же и знали Христа по плоти, то ныне уже не знаем… древнее (языческое. – Авт.) прошло, теперь всё новое» 2 Кор 5:16,17.

Внезапное перерождение ума из одного состояния в прямо противоположное, которому предшествовали мучительные и терпеливые размышления, и называется в библии благовестием, благословением, благочестием, благодарением и прочее. «Господь облагодатствовал», т.е. через понятие о нём исследователь достигает того уровня совершенства в познании учения с его идеей воскрешения, о котором Христос сказал: «Итак, будьте совершённы, как совершён отец ваш небесный … Бог дал нам способность быть служителями нового завета, не буквы, но духа, потому что буква убивает (библейскую правду об истине творения и воскрешения и лишает человека данному ему от природы здравомыслия. – Авт.), а дух животворит (и библейский разум и разум того, кто его постигает. – Авт.» 2Кор 3:5,6. Вот вам и определение двух заветов: они не книги, а форма и содержание учения. Если первая религиозная, то второе духовно-рациональное.

А теперь вопрос: кто из тех, кто думает, что он верующий, может поставить себя в один ряд с Христом, Павлом и другими посвящёнными в учение, в его «великое дело»? Кто из них прошёл те испытания верой, какие пережили все они? Найдутся ли такие смельчаки, которые скажут и докажут, что они облагодатствованны «голосом с неба», что они слышали его обличающий и карающий меч? Этого не скажет НИКТО! Потому что все верующие люди этот акт понимают формально, схоластически, традиционно-язычески, по-древнему мистически. Их представление о благодати замыкается на самовнушении, на необоснованной ничем уверенности своей причастности вере Христовой, на наитии. Единственным «доказательством» сошествия на них духа святого служит одно – купание в корыте или в обычной «крещенской» воде, якобы обладающей чудесными свойствами, добросовестное посещение храмов, обязательное целование «святого», по-библейски, грешного образа, причащение – поедание хлеба с вином, и вера, вера, вера в непогрешимость этих «святынь». Такое служение библейскому богу безжалостно осуждается всей библией. Снисхождения нет никому. Библейские «бог» и «сын» - беспристрастные, холодные, равнодушные к людям сущности. Искать у них помощи в решении своих житейских проблем – пустое и бесполезное занятие, надежда, заранее обречённая на неуспех. Одним словом, глупость. Павел заранее знал, что той веры, которую внесли в мир просвещённые, продвинутые умы древности, в мире не получит должного развития: «Христос, придя, найдёт ли веру на земле?». Вся история постхристианской церкви – ярчайшее свидетельство истинности Павлова предсказания. Написано, что «сын человеческий пришёл не для того, чтобы ему служили, но для того, чтобы послужить и отдать душу свою для искупления многих…. Чтобы разрушить дела диавольские» Мф 20:28.Мк 10:45. 1Ин 3:8.Евр 2:14. Вот в чём заключалось его служение и спасение. Как понимать эти слова однозначно, подскажет, или укажет нам вездесущая, всемогущая, всевластная, универсальная библейская формула истины.

По всему видно, что о. Леонид «голос с неба» понимает по языческому обычаю, по букве учения. Он язычник: «О, исполненный всякого коварства, сын диавола, враг всякой правды! Перестанешь ли ты совращать с прямых путей господних (о том, что есть «господь» учения. – Авт.) Деян 13:8-12. Простая чувственная вера, переходящая в религиозную экзальтацию сознания, по учению, и называется дьявольщиной или сатанизмом.

Как видим, апостол Павел резко осуждает такую веру. Она не способствует познанию непознанного. Она уводит человека в дебри средневекового мракобесия и невежества, в глухие потёмки первобытной дикости и варварства.

В евангелии от Матфея описана сцена искушения христа диаволом, который усердно пытался соблазнить его своими щедрыми посулами. Если он, дескать, преклонится перед ним, то в награду получит от него «все царства мира и славу их». Христос отказался: «Отойди от меня, сатана! Забыл, что написано древними: господу богу твоему поклоняйся и ему одному служи» Втор 6:13. Мф 4:1-10. Понятно, что это иносказательная сцена – талантливое сочинение автора, которой в действительности не могло быть. И если «диавол» - образ внешней, религиозной стороны, то все, кто стоит на этой стороне и будут сынами диавола. Чтобы этого не случилось, необходимо пригласить к застолью библейскую духовность: «Вот, стою у двери и стучу: если кто услышит голос мой и отворит дверь, войду к нему и буду вечерять с ним, и он со мною» Отк 3:20. Получается, «бог всегда рядом с нами». Да не рядом с тобой, наивный человек! А рядом, следом за видимой, религиозной стороной, в которой его, разумеется, нет и быть не может. И если ты не достигаешь второго уровня учения, то и библейского бога рядом с тобой нет и быть не может: он к тебе не придёт и вечерять с тобой не станет.

2:1. «И вас, мёртвых по преступлениям и грехам вашим, в которых вы некогда жили по обычаю мира сего, по воле князя, господствующего в воздухе, духа, действующего ныне в сынах противления, между которыми и мы все жили некогда по нашим плотским похотям, исполняя желания плоти и помыслов, и были по природе чадами гнева, как и прочие (грешники)». 

2:1. «И вас, умерщвлённых грехами и прегрешениями вашими, которые вы совершили прежде, когда принадлежали этому миру, где правит властитель невидимый, дух (злобы) и поныне воздействующий на сынов противления, подобно которым и мы все прежде жили в порабощении у плоти своей, будучи чадами гнева...» (2:1–3).

У апостола Павла четко просматривается логическая последовательность: «мёртвые по грехам» означает «живущие по воле духа – князя», «живущие по плотским похотям» и по этой причине живущие так, являются «чадами гнева», т. е. «грешниками».

О. Леонид слово «преступления» заменяет словом «прегрешения». То есть «грех» – это что-то большое, тяжкое. А «прегрешения» – мелкие повседневные грешки, проступки. «Обычай мира», «князь – дух сынов противления» переводчик заменяет выражением «властитель невидимый, дух (злобы)», подразумевая под ним обычное человеческое зло, творимое теми, кто находится «в порабощении своей (человеческой) плоти, потакая похотливым плотским желаниям, как и все по природе своей, будучи чадами гнева».

Термины «тьма» и «диавол» также являются постоянными единицами библейского языка. И поэтому выбрасывать их из контекста или заменять другими выражениями нежелательно, так как подобное самоволие расстраивает гармоничный и единый дух учения, его логическую последовательность и создаёт массу новых теперь уже необъяснимых противоречий, обедняет язык учения, разрушает его устойчивую терминологическую систему знаков и символов.

В таком, приспособленном к повседневной жизни, в лицемерном, заискивающем, угодническом духе о. Леонид выполнил весь перевод не только послания к Ефесянам, но и всех евангелий.

Поэтому я, чтобы не повторяться и «не толочь воду в ступе», пожалуй, и закончу эту работу, которой принудил меня заняться священник о. Леонид Лутковский: «Возбужу в вас ревность не народом (моим. – Авт.), - говорит пророк от имени своего бога, -  раздражу вас народом несмысленным» Рим 10:19. То есть теми, для которых «вечная книга» только «начало, но не конец, только первый, но не последний» Адам. Такая незаконченность в знании этой книги не бывает незамеченной: «Се, гряду скоро, и возмездие моё со мною, чтобы воздать каждому по делам его» Отк. Но «блажены те, которые соблюдают заповеди его, чтобы иметь им право на древо жизни, и войти в город (учения с его материалистической идеей воскрешения, узкими. – Авт.) вратами. А вне (этого города – Авт.) псы и чародеи, и любодеи, и убийцы, и идолослужители, и всякий любящий и делающий (говорящий. – Авт.) неправду» Отк 22:12,13,14:,15.





ЧАСТЬ  ВТОРАЯ


ПЕРЕВОД ЕВАНГЕЛИЯ  ОТ  ИОАННА,

 выполненный учёным В.Н. Кузнецовой


В.Н. Кузнецова «евангелие от Иоанна», которое Синодальный перевод назвал ещё и святым благовествованием, заменила на «Радостная весть. Евангелие по Иоанну».

Слово «благовествование», как я уже рассмотрела выше, - это не просто слово, а библейский термин с конкретным значением, отвечающим идее учения о правде воскрешения. Павел незаметно для читателя выражение «благославлять духом» объясняет, как благодарить (дарить благо), что дальше означает «истолкование незнакомого языка» 1Кор 14:11,16. Вот вам и благо!

Евангелие, что написано открытым текстом, - это повествование об иисусе христе, сыне божием: «Я есть истина». Значит евангелия – это повествование о конкретной и объективной истине воскрешения. «И каждый усилием входит в него» Мк 1:1.Лк 16:16. Он так и сказал: «Я родил вас во христе иисусе благовествованием» 1Кор 4:15. То есть Павел своим ученикам открыл, объяснил, в чём заключена тайна имени «христос», или «сын человеческий». Он показал и доказал им, что эти имена духовного содержания, и что их надо воспринимать как здравым смыслом наполняющие всё учение понятия. Значит для Павла «благовествование» не пустое слово, а серьёзная и ответственная в вопросах просвещения деятельность.

Павел открытым текстом поясняет, что есть евангелие: «У людей ли я ныне ищу благоволения, или у бога? Людям ли угождать стараюсь? ... Евангелие, которое я благовествовал, не есть человеческое…. Я принял его и научился не от человека, но чрез откровение иисуса христа», т.е. чрез понимание смыслообразующего, ключевого имени учения. Гал 1:10-12. А этого понимания в людях уже на тот момент истории не существовало, о чём, собственно, и свидетельствует вся деятельность и Христа и его апостолов вместе с Павлом, все усилия которых были сконцентрированы на разрушение внешнего, видимого значения слова. Ин 8:19; 14:7.

Термин «откровение» у Павла, в отличие от принятого в мире - мистического, имеет своё конкретное значение: «Христос – тайна, о которой от вечных времён было умолчано, но которая ныне явлена… всем народам для покорения их вере» Рим 14:24,25. Христианский мир напрасно обольщает себя мыслью о своём понимании этой веры, причастности к ней. Ибо «великая тайна благочестия состоит в том, что бог явился во плоти, оправдал себя в духе, показал себя ангелам, проповедан в народах, принят верою в мире, вознёсся во славе» 1Тим 3:16.  «Проповедан в народах» во плоти, т.е. в иносказательной оболочке, что и составляет сущность тайны. Открыл или показал себя исключительно ангелам, т.е. тем, кто имел счастье быть облагодатствованным «голосом с неба». Попросту говоря, «откровение» - открытие, познание разумом того, что находится на невидимой стороне учения. Христианский мир, поскольку он понял «бога во плоти» как бога в образе обычного человека, не знает этой тайны. Он не причастник «божеского естества». Он другой.

Мысль об иносказательной форме учения заключена в высказывании Павла: «Христос (идея о воскрешении, понятие о нём. – Авт.) послал меня …благовествовать, не в премудрости слова, чтобы не упразднить креста христова» 1Кор 1:17. «Крест христов» - это и есть религиозный язык учения, его плоть. Для всего религиозного мира философское содержание библейской истины и по сей день находится в тайне, т.е. в большом секрете. Оно распято иносказанием, религиозным пониманием всей библии. Поэтому существует и всегда существовала необходимость его реанимирования.

Конечно, можно это благовестие назвать и радостной вестью. Но по причине большой тайны радость испытывали только некоторые, которых Христос назвал избранными учениками. Поэтому те обещания, которые сулила буква учения, действительно, были восприняты людьми как радость, с которой ассоциируется всеобщая эйфория, общественная экзальтация сознания: люди в надежде избавления из социального рабства радостно, не задумываясь, встречают свершившееся чудо: ну, вот, явился наш, обещанный четыреста тридцать лет тому назад избавитель. Веруя в него, мы избавимся из плена и получим вечную жизнь в раю.... И потекла толпа широкой рекой прямо в ад. Ну, и, разумеется, сразу же нашлись благодетели, те самые «хищные волки», которые, переодевшись в шкуру овцы, начали усиленно насаждать «иное благовествование, которое, впрочем, не иное, а только есть люди смущающие вас» Гал 1:6-9, 11,12. Именно такие лжехристы и лжепастыри (волки в шкуре овцы) и наводнили весь религиозный мир.

Убеждена, что не стоит «святое благовествование» заменять «радостной вестью». Смысла в этом нет. Высыхает, мельчает глубина этого поистине для каждого человека в отдельности революционного события. 

Далее В.Н. Кузнецова пишет:  Ин 1:1.  «В начале было слово, и слово было у бога, и слово было бог».

Ин 1:1. «Изначально – до сотворения мира – был тот, кто зовётся словом. Он был с богом, и он был бог».

Павел говорит: «Научитесь от апостолов не мыслить сверх того, что написано». Читатели библии поняли это выражение слишком близоруко: вот, всё, что лежит перед их носом, то и мысли. Нет! Это в корне не правильно. И почему не правильно – я пояснила выше.

Поэтому, дабы не свернуть на ложный путь, не утонуть в океане субъективной чувственности, нам необходимо найти ключевое слово о «слове». Ищем и находим: «Слово божее есть истина. Освяти их истиной твоей». Ин 17:17,19. Далее задаёмся очередным вопросом: «А что есть истина?». После долгих и упорных исследований, анализов библейских текстов, мы приходим к однозначному выводу о том, что в библии существует два имени «Христос» и «христос». Нам нужно второе имя – духовное, как понятие, как нечто общее, присущее учению, о котором и пришёл свидетельствовать человек Иисус. Оно это имя и «бог», и царь, и «слово»: «Христос… есть глава всякого начальства и власти. Им всё создано, видимое и не видимое…» Колос 2:8; 1:16.

Вот, оказывается, в чём заключена библейская истина или её слово! Именно конкретная истина с её конкретной формой и таким же конкретным содержанием в контексте учения называется «словом», оно его «бог».

Что же делает автор? Она пишет: «Изначально – до сотворения мира…». В.Н. Кузнецова просто библейский материал перефразировала в духе традиционной религиозной картины мира. Где вы во всём писании найдёте выражение «до сотворения мира»? Нет такого! Истина – категория духовная, а значит и её произведения тоже понятия духовные, которые в состоянии создавать только духовное небо и только духовную землю, и только духовного человека, как образы внешней и внутренней стороны учения….

Я продолжаю искать причину, чем оправдан данный перевод? Наверное, словами: «В мире был, и мир чрез него начал быть, и мир его не познал» Ин 1:10.. «Мир» - библейский термин, который по смыслу двузначен. Если в первом и третьем случае речь идёт о мире, как о человеческом сообществе, то во втором случае под словом «мир» необходимо понимать нечто иное. Речь идёт о том мире, который создали пророки и осуществили апостолы: о той системе духовных понятий, в которой живёт идея о воскрешении и которую человеческий мир не познал, т.е. об учении. Евр 1:10. Еф 2:14. Кол 3:14,15.

Павел, обращаясь к ученикам из Галатии, пишет: «Но тогда, не познавши (нашего. – Авт.) бога, вы служили (языческим. - Авт.) богам, которые в существе своём не боги. Ныне же, познавши бога, или, лучше, получивши познание от него, для чего возвращаетесь опять к немощным и бедным вещественным началам, и хотите ещё снова поработить себя им?» Гал 4:8,9.

Павел почти открытым текстом говорит, что «бог», которого он преподавал Галатам, нечто иное, чем те Боги, которым его ученики поклонялись до него. Эти Боги, кроме обмана, жалкой иллюзии счастья никакого знания людям не давали, и дать не могут. А вот, его «бог» научает человека всякой праведности и мудрости, которая, как известно, испокон веков не пользовалась успехом у невежественной толпы.

И, не смотря на усилия Павла, его Галаты сравнительно быстро переходили «к иному благовествованию». Такие «верующие» в евангелии сравниваются со стадом свиней, которые бросились с обрыва в море (т.е. в воду, как образ внешней стороны учения) и все погибли. Или с собакой, которая, после того, как её отмыли от блох и грязи, вновь стала валяться в своей блевотине. Это говорится о тех, кого вымыли и отмыли от того внешнего, что рисует буква учения, отучили от наркотика, просветили знанием, а они при первой же возможности возвратились к прежнему образу мыслей (до боли в сердце знакомая картина). Еф 4:17,18. Гал 3:1;5:7;3:4. Весь труд Павла полетел в тартарары. И таких «последователей» новому учению было немало уже при жизни апостолов. Они усердно и добросовестно распространяли учение в его внешнем, причём в перевёрнутом, искажённом виде. 1Тим 4:1. 2Тим 3:1-5. Но иначе и быть не могло: ведь люди в своём исключительном большинстве внимали чуду, той сказке, которая, якобы, обещает через веру вернуть человека к жизни вечной. По плану пророков вначале учение должно было распространиться в мире в его внешнем виде. А потом, по достижению долготы времени, наступит эпоха жатвы – открытие тайны имен. 1Кор 15:36-50.

 В стихе 1:14 термин «единородный» автор подменяет на «единственный». Это грубая и смешная вольность переводчиков, которая уже была допущена раннее, в Синодальном переводе. Этот перевод является ярким примером нарушения заповеди пророка о не прибавлении и не убавлении к написанному в учении.

В книге «Бытие» бог, искушая Авраама, сказал: «Возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь Исаака, …и принеси его во всесожжение (т.е. в жертву. – Авт.)…. Я знаю, говорит ангел, ты боишься бога и не пожалел сына твоего, единственного твоего, для меня». 22:2,12. Перевод неверный. И вот почему? Во-первых, у Авраама был ещё старший сын – Измаил, рождённый от Сариной служанки Агари. Этот сын называется незаконным, потому что рожден от незаконной жены. Исследуя писания, и следуя указаниям теории истины (библейское имя «бог», как и его «сын» в книгах первой части библии выступает под маской различных образов), прихожу к выводу, что «Авраам» – прообраз божий, т.е. тот же бог, у которого всегда два сына – «старший» и «младший». Господь чрез Авраама и через других, так называемых иудейских патриархов, всегда предпочтение отдаёт младшему сыну, который во всех фрагментах является прообразом будущего христа - духа. Бог заключает свой завет только с младшим сыном, которому также даёт особое благословение. И если, по писанию, «бог есть дух и истина», то и его сын будет такого же имени рода, как и его отец. То есть он будет единородным сыном, того же духа, что и отец: «от духа рождается дух…» Ин 3:6. Из второй части библии мы знаем, что евангелист устами человека Иисуса Христа этого духа или сына называет духом истины или духом святым: «Вот отрок мой, которого я избрал, возлюбленный мой, которому благоволит душа моя. Положу дух мой (заключу завет с ним мой. – Авт.) на него, и возвестит народам суд» Мф 12:18. Поэтому сын не единственный (он не человек), а единородный, что далеко не одно и то же.

Написано: «Бог послал сына единородного, который родился от жены, подчинился закону, чтобы искупить подзаконных» Гал 5:1. Не стану вникать в загадочный смысл этих слов. Замечу только, что Павел «сына» называет не единственным, а единородным. Потому что он знал, что «христос, который избрал его, не человек, не плоть, а дух, рождённый от своего отца – такого же духа… Я и отец - одно» Рим 8:26,27,34; 10:30; 14:9-11. Гал 1:1. 1Ин 4:9. 1Кор 6:17. 2Кор 3:17.

Написано также, что «сын божий, т.е. дух истины – христос первородный между братьями» Рим 8:29. Простите, как же он первородный, если он из двух сыновей младший сын? Почему старший сын не удостоился такого звания от своего отца? Вопрос, как говорится, вполне уместный.

Люди, подчиняясь гипнозу буквы учения, родословную сына божия понимают аналогично человеческой родословной: есть мама и папа. У них родился сын, которого отец посылает в мир «спасти людей своих от грехов их». Всё просто и понятно! На самом же деле, всё далеко не так.

Иоанн Креститель, который призывал «приготовить путь господу, прямыми сделать стези ему» говорил: «…идёт сильнейший меня, у которого я не достоин развязать ремень обуви его. Он будет крестить духом святым и огнём» Лк3:4,16. Павел далее пишет: «Иоанн крестил водою (прообраз внешней стороны учения. – Авт.), а вы будете крещены духом святым» Деян 11:15,16,17. Здесь ясно одно: крещение Иоанновой водой не награждает человека тем даром, который евангелистами назван духом святым. Получается, что «Иоанн» - не избранный сын отца, а значит и не единородный. Он не одного духа со своим отцом. Словом Иоанна, т.е. «ветхой буквой» не открывается правда о сыне и его духе, «покрывало Моисеево» не снимается. Деян 1:4-5;1044,46. 1Кор 12:13. 2Кор 3:6-17. Эта роль предопределена второму «единородному от отца сыну»

«Единственный сын» как воздух нужен «настоящему лукавому веку» и его людям, тем самым хищным волкам, о приходе которых предсказывали и пророки, и апостолы. Деян 20:29,30. И если написано, что «слово стало плотью, и обитало с нами, полное благодати и истины», то написано об этом единородном духе – сыне конкретной истины, который явился в мир во плоти, т.е. в иносказательной оболочке, которую религиозный мир и принял за истину. Именно в этой оболочке миру сын представился как единственный. Понимать так «сына», по библии, - большой, непростительный грех, за который следует наказание в виде тяжкого религиозного заблуждения. В этом и заключается библейский суд – как следствие недопонимания тайны об именах, как логичное, справедливое наказание за своеволие, выдаваемое религиозными самозванцами и фанатиками за благочестие, которое они, якобы, восприняли от самого бога.

Павел, подводя свои рассуждения об Аврааме: сказал: «Мы, братия, дети обетования по Исааку (по младшему сыну Авраама. – Авт.). Но как тогда рождённый по плоти, гнал рождённого по духу, так и ныне. Что же говорит писание? Оно говорит: изгони рабу и сына её, ибо сын рабы не будет наследником вместе с сыном свободной…. Мы дети не рабы, но свободной» Гал 3:6-16; 4:22-31.

Смотрите, два сына – образы двух мировоззрений, одно из которых веками, спрессованными в тысячелетия, находилось не в милости другого: «Плоть всегда гнала дух… плоть противится тому, что хочет дух». О чём, собственно, свидетельствует вся история религий и по нынешний день – учёных и атеистов вновь пытаются представить, как людей презренных, отсталых, аморальных и безнравственных. И вновь настало то время, когда они становятся, причём, заметим, очень быстро, изгоями в стаде свиней. Так это же хорошо! По Павлу получается, что все здравомыслящие люди не свиньи, они не их породы. Вот, что делает библейская духновенность: первые становятся последними, а последние первыми. И так будет всегда! Кто был две с половиной тысячи лет первым? Конечно же, «правоверные христиане» в купе с «правоверными иудеями», которые без суда и следствия уничтожали инакомыслящих, не согласных с их паркенсоновым догматом веры. Свои злодеяния они исполняли от имени своего языческого, варварского бога, с именем Христа на устах. Лицемеры! Сыны проклятия!

Сейчас думать и называть себя верующим православным не составляет особого труда. А что значит быть верующим по библии, никто и не задумывается. Но как только начинаешь шевелить мозгами, вникать в учение, начинаешь понимать, что последними библейскими верующими были апостол Павел и его немногочисленные ученики. Он так и написал: «Нам последним посланникам бог судил быть как-бы приговорёнными к смерти, потому что мы сделались позорищем для мира…» 1Кор 4:9. Смотрите, религиозный язык, на котором он и его последователи изъяснялись с миром, и который мир принял за конечный результат истины, есть не что иное, как позорище и смерть обычному человеческому здравомыслию. Христианская культура не отвечает классическим канонам духовности. У апостолов иное понимание веры. Таким образом, Павел знал, что «по его отшествию войдут к вам хищные волки, не щадящие стада». Так и случилось. Библейских верующих, подобных Христу и его апостолам, в мире на сегодняшний день не существует. А есть только лжеверующие: «Много званных, но мало избранных» Мф 20:16. Лк 14:12-24.

 «На другой день видит Иоанн идущего к нему иисуса и говорит: «вот, агнец божий, который берёт на себя грех мира. Сей есть, о котором я сказал: за мной идёт муж, который стал впереди меня, потому что он был прежде меня…..»  Ин 1:29.

«Вот агнец Бога, который унесёт грех мира! Он – Тот, о Котором сказал я: вслед за мной идёт человек, который стал больше меня, ибо был прежде меня».

Вся сцена крещения извращена автором самым беспардонным образом. Автор перевода «мужа» подменяет словом «человек». В корне неверно. Дело в том, что главными «персонажами» евангелий являются не люди-человеки, а, согласно структуре учения, два духа, развивающиеся от двух уровней учения: дух заблуждения и дух истины. Евангелист ведёт речь об одном из названных духов, а не о человеке. Этот дух и является крестящий святым духом или духом истины. «Креститься» - означает принять либо образ старшего, либо младшего сына, т.е. либо оставаться на первом религиозном уровне учения, либо посредством усилий разума, субъективной умственной деятельности, со слов Христа, переправиться на другую сторону пропасти, на которой и находятся «сын» и его «отец». Лк 17:26.

Поэтому «Иоанн» и его «вода» - образ старшего сына, т. е. внешней стороны учения, той самой, которая и создаёт иллюзию богочеловека. У христа также есть своя «вода», не та, что у «Иоанна». Ин 4:1015. Эти две «воды» - образы двух крещений, двух мировоззрений. Это равносильно тому, если бы вас спросили: вы в кого крестились – в Маркса с Энгельсом и Лениным или в Николая второго с его крепостническим укладом общественной жизни? И любой из нас непременно выберет кого-то одного….

Евангельский образ Иоанна Крестителя, которому отсекает голову иудей, человек внешний, символичен. Он прообраз тех, кто не понимает всей глубины загадочной идеи воскрешения.

Таким образом, «мужем» по учению, назван тот самый «сын» или дух истины, который является продуктом одухотворения внешней, Иоанновой стороны учения. Поэтому подменять «мужа» «человеком» - яркое свидетельство того, что автор или авторы переводов не понимают, не знают ни евангелий, ни писаний в целом. Они, со слов Христа, по-прежнему находятся на передней стороне пропасти.

Вопрос: была ли в действительности сцена крещения в Иордане? Я склоняюсь к тому, что была. «Великое дело» пророков должны были застолбить на практике обычные люди. Авторы учения о «сыне» и его «отце» должны были навязать невежественной толпе образ внешнего понимания учения, его греховную сторону. Надеясь на него, она пронесёт его в веках, чем и сохранит для будущих наследников их обетований – современных учёных и атеистов. Пророк Иоанн и пророк Христос – одни из этих людей. По жизни они были друзьями, соратниками, людьми одной идеи, посвящёнными в одно «великое дело», нацеленное на «разрушение твердынь». Таким же человеком был и Иуда. И вполне вероятно, что где-то на тайном совете решался вопрос, кому из них купать людей в водах Иорданских, кому сыграть роль и образ предателя, а кому пойти на крест…. Иоанн Креститель понимал, что Иорданские омовения для понимания идеи воскрешения – дело бессмысленное. Он осуждал народ и это крещение: «Порождения ехидны! Кто внушил вам бежать от будущего гнева?», т.е. от осуждения.

Ключевое определение крещения формулирует апостол Пётр – оно у него не выходит за конкретное очерченные рамки библейской формулы истины. 1Пет 3:21.

На этом разбирательство перевода евангелия от Иоанна В.Н. Кузнецовой я закончу – в этом духе выполнены все её переводы евангелий.

Вывод о проделанной работе священника и учёного напрашивается сам собой: под видом перевода библии на современный язык с учётом его изменений эти переводчики пытаются ещё раз протащить свою прогнившую религиозную идеологию в массы. Своими «авторитетными», в смысле «научными» переводами библии учёные люди конца двадцатого и начала третьего тысячелетий (!!!) пытаются воскресить древнюю языческую традицию. Иными словами, средневековое, воинствующее мракобесие в духе европейской инквизиции. Эти авторы подыграли «экспансии обыденного сознания», которое превалирует в периоды перелома, общественного кризиса и упадка, перехода общества от одной общественно-исторической формации к другой. Именно в такие революционные периоды полузнание с его иллюзиями обретает статус высоких духовных ценностей. Они становятся наиболее востребованными обществом не зависимо от его уровня просвещённости. Не парадокс ли это!?

Знание древних мыслителей о человеческом духе, которое претендует на статус научного, подменяется несознаваемым, бессознательным содержанием человеческих представлений. Конституирующие, смыслообразующие понятия библейских имён заменяются мнимым, рассудочным «знанием». Если авторы идеи о воскрешении все усилия своего мыслящего разума сосредоточили на опровержении мифа, как первой формы сознания, не связанного с практическим опытом, если принципом в подходе к их учению является призыв к знанию, к познанию на сей момент неизвестного (Деян 26:18. Филипп 3:8-10), то современные просвещенцы в лице рассматриваемых авторов и их переводов пытаются реанимировать древний миф. Такого рода переводы создают благоприятный климат для размножения «заблуждений, нелепиц и абсурдных фантазий, не имеющих логической структуры и опытного подтверждения...».

Богослов и учёный, занявшись новыми переводами библии, поставили одинаковую для себя задачу: сделать эту книгу понятной большинству простых людей, приблизить нормы устаревшего русского языка к современным его нормам. Разумеется, такой труд надо только приветствовать. Но, насколько известно мне, такая работа требует большой ответственности и больших знаний самих писаний, его языка, его истории. Необходимо проникнуться самим духом эпохи, её образом мыслей и способом их выражения: «…Историк должен 1) понять и 2) оценить. Для того, чтобы понять, нужно уметь усвоить себе точку зрения других, проникнуть в их мировоззрение и, если возможно, довести их взгляды до крайних пределов, чтобы определить их направление, уяснить себе не только форму, но и сущность их идей; нужно указывать не на недостатки систем, а на их достоинства, на их истинность, а не на их заблуждения. Лучшая критика есть критика достоинств, а не недостатков» («История философии» Альфонс Фуллье. М. 1893. С. 5). Видимо, авторы данных переводов забыли об этом высоконравственном, гуманном, уважительном отношении к своим, оказавшимися более разумными предшественникам.

Когда Христа спрашивали, почему ты с народом говоришь притчами, он ответил, что народу не дано знать тайны царствия божия, т.е. той сферы учения, в которой и находится истина, а вам дано. Зачинатели «великого дела», в отличие от современных представителей цивилизации, по-большому счёту, никогда не угождали требованиям и вкусам невежественной толпы, готовой бежать за теми, кто «кормит» её пустыми, но приятными для слуха обещаниями. Павел так и говорит: «Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом христа», т.е. последователем объективной истины, скрытой за пеленой религиозного мифа. Гал 1:10. Они же «кормили» толпу тем, что она предпочитала всегда. Они были хитрыми ловцами человеков. Мф 4:19. Мк 1:17. В силу исторических обстоятельств иначе и не могло быть.

Расплодившееся в мире бесчисленное множество «теорий» о библии свидетельствует об одном: их сочинители не знают её искусственного языка. Все существующие в мире переводы можно с полной уверенностью назвать метким Гегелевским – субъективным произволом. И только!

Вопрос: как могло такое случиться, что учёный ум примкнул к тем, кто «откровенно заинтересован в ремифологизации социума…, используя для этого одну из главных функций религии – функцию утешения «твари дрожащей»?» (Там же, с. 56)… . Я думаю, что объяснение этого, по моему глубокому убеждению, низкосортного явления кроется в богословской и учёной нечистоплотности, увлечением модой, стремлением на гребне волны заработать соответствующие дивиденды: «Дух (по-библейски, бог. – Авт.) же ясно говорит , что в последние времена, отступят некоторые (не правильно! Отступят все, так называемые верующие. – Авт.), внимая духам обольстителям и учениям бесовским» 1Тим 4:1.

В предисловии к переводам евангелий В.Н. Кузнецовой проделана, как может показаться, огромная научная работа. Я в своё время добросовестно её изучала, даже конспектировала. Ясно, что меня сверлила мысль – зачем всё это, зачем придумывать новые дебри, если сама библия в состоянии ответить на все свои вопросы? Она самодостаточна!

И вдруг….! Опаньки! Что я вижу?! В итоге - такие убогие, нищие духом переводы. Авторы переводов оскопили, обескровили великий труд своих предшественников, бесцеремонно вынули из него тот стержень, который изначально держал всю систему знаний о человеческом духе, наполнял её непреходящей силой разумности, тем самым свидетельствуя о большом уме людей периода греческого эллинизма. Теперь же евангелия и библия в целом – куча мусора, место которому на свалке, сказка для умственно отсталых представителей рода человеческого. Высокоинтеллектуальное, в высшей степени разумное произведение, своего рода, пособие для овладения искусством правильного, научного мышления, учёными начала третьего тысячелетия кастрировано самым безжалостным образом. Павел писал, что «они для одних запах смертоносный на смерть, а для других запах живительный на жизнь. И кто способен это понять? Ибо мы не повреждаем слова божия (истину учения о его структуре. – Авт.) как многие…» 2Кор 2:16,17. Значит все те, кто повреждает слово, распространяют «запах смертельный на смерть». Человек, поверивший данным переводам, опустится до того уровня умственной деградации, который даёт право оценить его как живой труп.

О примерах таких переводов Павел писал: «И слово их, как рак, будет распространяться…, они отступили от истины, говоря, что воскресение уже было, чем и разрушают в людях веру» - как символ и олицетворение знания действительной, самоочевидной истины. 2Тим 2:16-18. И что самое удивительное, так это то, что в стане таких людей оказались некоторые (?) из современных учёных. «Нет праведного ни одного, нет разумевающего; никто не ищет бога (что он в есть контексте учения. – Авт.), все совратились с (правильного, прямого. – Авт.) пути, до одного негодны. Гортань их открытый гроб; языком своим обманывают; яд аспидов на губах их… весь мир становится виновен пред богом» Рим 3:10-19. Разумеется, виновен не перед тем Богом, которого исповедует весь мир, а перед тем, которого благовествовали пророки с их апостолами.

В качестве назидания всем, причисляющим себя к вере христианской, напоминаю слова великого мудреца: «Испытывайте самих себя, в вере ли вы? Или вы не знаете самих себя, что иисус христос в вас? Разве только вы не то, чем должны быть…. Смотри, свет, который в тебе, не есть ли тьма?» 2Кор 19:5. Рим 8:10. Лк 11:35. Мф 6:23. Сама история христианства свидетель тому, что оно изначально не то, чем быть должно, ибо тьму стало называть светом. И поклоняться ей, как богу. И если слова Христа: «…но теперь ваше время и власть тьмы…» были актуальны на протяжении двух с половиной тысяч лет, то ныне некоторой категории людей надеяться на это пророчество не стоит – человеческий разум настолько окреп, что уже никогда не смирится с идеологией «князя тьмы» Лк 22:53. Если он на протяжении веков мужественно сражался с ним почти в одиночку, то ныне чаша весов сильно перевешивает «власть тьмы». Поэтому не за горами то время, когда нынешние «индюки господни» начнут каяться в своём отступлении от принципов несовместимости научного и религиозного мировоззрений, от лицемерного служения преходящему моменту истории. 


Посмотреть и оставить отзывы (171)


Последние публикации на сопряженные темы

  • «Закон божий» - принцип восхождения от абстрактного к конкретному
  • Библия одобряет проституцию и сутенерство?
  • Исполнение всех без исключения заповедей Библии – принцип её объективного исследования
  • Осуществление ожидаемого...
  • Библия одобряет садистские преступления - жертвоприношения детей

    Пришествий на страницу: 176

  • 
    ПРОЕКТЫ

    Рождественские новогодние чтения


    !!Атеизм детям!!


    Атеистические рисунки


    Поддержи свою веру!


    Библейская правда


    Страница Иисуса


    Танцующий Иисус


    Анекдоты


    Карты конфессий


    Манифест атеизма


    Святые отцы


    Faq по атеизму

    Faq по СССР


    Новый русский атеизм


    Делитесь и размножайте:




    
    Copyright©1998-2015 Атеистический сайт. Материалы разрешены к свободному копированию и распространению.