В Колыбель атеизма Гнездо атеизма Ниспослать депешу Следопыт по сайту

Глагольня речистая Несвятые мощи вече богохульского Нацарапать бересту с литературным глаголом


 
РУБРИКИ

Форум


Новости


Авторы


Разделы статей


Темы статей


Юмор


Материалы РГО


Поговорим о боге


Книги


Дулуман


Курс лекций по философии


Ссылки

ОТЗЫВЫ

Обсуждаемые статьи


Свежие комментарии

Непознанное
Яндекс.Метрика

Дан Баркер

Голые утверждения
(Mere Assertion) (1).

Copyright by Dan BARKER.
Translated and reprinted
by permission of the author.
(Авторские права принадлежат Дану БАРКЕРУ.
Переведено и публикуется по разрешению автора.)

СОДЕРАЖНИЕ:
  1. От переводчика
  2. Mere Assertions
    а. Атеист, произведения которого до сих пор исполняются на молитвенных собраниях верующих.
    б. Книги в христианских магазинах.
    в. Ностальгия атеиста по чтению религиозных книг.
    г. Авторитет апологетических сочинений К.С. Льюиса в религиозной среде.
    д. Как бытие Бога вытягивается из морали.
    е. Льюис прячет Бога от науки.
    ж. Льюис доказывает то, чего доказать нельзя, и считает доказывать верующим - излишним.
    з. Превосходство этики гуманизма над этикой любой религии.
    и. Этично ли атеисту брать деньги за исполнение его произведений на молитвенных собраниях верующих?
  3. Примечания.
1. От переводчика
Среди протестантских кругов Запада сейчас очень популярно имя английского детского писателя-фантаста Кляйва Степлса ЛЬЮИСА (Clive Staples Lewis). Льюис родился 29 ноября 1898 года в Белфасте (Северная Ирландия), а умер в пятницу 22 ноября 1963 года, не дожив всего одну неделю, семи дней, до своего 65-летия. Писатель похоронен в ограде Свято-Троицкой церкви в Оксфорде, в университете которого был почетным членом. Исследователи творчества писателя непременно отмечают, что К.С. Льюис умер от сердечного приступа в день покушения на Президента США Джона Кеннеди и в день смерти виднейшего потомственного английского ученого и потомственного атеиста Олдос Хексли (Alduous Huxley).
Вместе со своим, старшим на три года, братом Варреном Кляйв Льюис с 1911 по 1913 годы учился в Англии в школе городка Шерборо (Cherbourg School, Malvern England), показал самые низкие знания по математике (2).; на всю жизнь не взлюбил естествознание и все, что с ним связано, но зато страстно увлекся скандинавской мифологией и музыкой Вагнера о Нибелунгах. Под влиянием своих увлечений перестал считать себя христианином. Потом в своих христианских апологетических сочинений Льюис считал необходимым и с выгодой для своего писательского реноме подчеркивать, что в юношеском и зрелом возрасте он был убежденным атеистом.

В 1917 году Кляйв Льюис был призвал в действующую армию и в бою под Аррасом во Франции ранен. Вернулся в Англию, продолжил обучение в Оксфордском университете, где показал блестящие успехи по гуманитарным наукам, завоевывал первые премии на конкурсах студенческих работ по древним языкам (латынь и грека), по античной и средневековой истории. В 1919 году опубликовал свой первый рассказ "Смерть в бою".
После окончания университета (1924) Льюис был оставлен преподавателем английской литературы в Оксфордском колледже святой Магдалины. Ставший уже известным писателем и поэтом, он в 1929 году объявляет себя теистом. "В день праздника Святой Троицы 1929 года я отдался Богу. Я принял, что Бог - это Бог, преклонил колени и помолился"( In the Trinity Term of 1929 I gave in, and admitted that God was God, and knelt and prayed), - писал он. Правда, в другом месте своих сочинения Льюис извещал своих читателей, что он отказался от атеизма и стал христианином в 1931 году под влиянием всего одного разговора с католиком Толкиеном и протестантом ГугоДайсоном. После этого разговора все три собеседники сели на мотоцикл и поехали в зоопарк. "Когда мы садились на мотоцикл я еще не верил в то, что Иисуса Христос есть Сын Божий, но когда мы доехали до зоопарка, я уже верил", - писал будущий христианский апологет.
В1933 году Льюис опубликовал свое первое христианское апологетическое сочинение под названием "Регресс пилигрима: Аллегорическая апология христианства, разума и романтизма" (The Pilgrim's Regress : An Allegorical Apology for Christianity, Reason, and Romanticism). Для повышения своего богословского образования Льюис организовал в пабе (пивном баре) колледжа Святой Магдалины еженедельные посиделки (по четвергам) с друзьями по христианству, среди которых самыми влиятельными были: Толкиен, брат писателя Варни, Хуго Дайсон, Чарльз Уильям, доктор богословия Роберт Говард., Оуэн Барфильд и Невилл Кофил (J.R.R. Tolkien, Warnie, Hugo Dyson, Charles Williams, Dr. Robert Havard, Owen Barfield, Neville Coghill) и другие. Заседания непрерывно продолжались 16 лет, с 1933 по 1949 года. И именно в это время писал свои апологетические произведения Льюис. А писал он, следует признать, великолепно. Его христианологические сочинения органически вписываются в стиль его художественных произведений, рассчитанных на детей и людей детской, наивной и непритязательной, веры в Бога. Например за сочинение "Аллегория любви: Курс по традициям средневековья" (The Allegory of Love: A Study in Medieval Tradition), в котором пропагандировалось и защищалось христианское понимание Любви, писатель был удостоен первой премии за лучшее произведение англоязычной литературы за 1937 год.
Со второго Мая по 28 ноября 1940 года включительно Льюис в лондонском еженедельнике "Гардиан" (Guardian) опубликовал 31 статью под названием "Письма возмутителя ума" (Screwtape Letters -дословно "Письма закручивателя ленты"). Под возмутителем, откручивателем ума, искусителем, имеется в виду Диавол. Произведения Льюиса переведено на русский язык под названием "Письма Баламута". В ответ на публикации в "Гардиан" автору пришло много писем и много вопросов. Рассортировав полученной и отобрав нужное, Льюис с августа 1940 года начал отвечать на них в своих еженедельных по средам вечерних передачах радиостанции БиБиСИ. Эти 15-минутные передачи потом были изданы сборником "Правда и Ложь", которые в последующих изданиях прилагались к "Письмам Баламута". В 1942 году были изданы очередные радиовыступления писателя: "Во что верят христиане" (What Christians Believe) и "Христианское поведение"(The Christian Behaviour). В 1944 году Льюис выступал по радио с циклом лекций: "За пределами личности: христианская идея Бога" (Beyond Personality: the Christian Idea of God), которые потом доработал и издал под названием "Чистое христианство" (Mere Christianity). Здесь автор пытается совместить концепцию безличностного, деистического, Бога с учением о Боге христианства. В 1946 году за эту работу писателю была присуждена гонорис кауза (Honoris causa - Ради Почета, без официальной защиты) ученая степень Доктора Богословия. В 1947 году он опубликовал книгу "Чудеса: Предварительное изучение" (Miracles: A Preliminary Study). На этот раз осмелевший и забывшийся Льюис вторгся в область естественнонаучных знаний, который, как мы помним, были ему совершенно не доступны. Книга была подвергнута уничтожающей критике со стороны ученых. Христианские богословы отнеслись к книге с недоверием и неоднозначно, поскольку разные христианские церкви и секты понимают чудеса по-своему.
К.С.Льюис то ли исчерпал себя как апологет христианства, то ли обиделся на критику своей книги о чудесах (или болезненно воспринял справедливость этой критики), то ли изменил свои мировоззренческие позиции, но писать на богословские темы перестал и постепенно начал избавляться от христианского религиозного окружения. И именно в это время им завершается написание тех художественных произведений, которые обессмертили его имя как классика английской литературы, сочинителя фантастических повестей и детского писателя. Среди этих произведений следует выделить семи томную "Нарния" (Narnia) и состоящую из трех повестей "Космическую трилогию" (Space Trilogy).
В1952 году Льюис начинает встречаться с Джой Дэвидман Грешэм (Joy Davidman Gresham) еврейкой по национальности и иудейкой по вероисповеданию, которая, была на 17 лет моложе его. Свои "неформальные" отношения с ней писатель оформляет гражданским (не церковным!) браком в 1956 году. В 1954 году из-за возникших трений Льюис уходит из Оксфордского университета в Кембриджский, в котором работал профессором по английской литературе до самой своей смерти в 1965 году.
Свои художественные произведения писатель и поэт издавал под псевдонимом "Жак Льюис" (Jack Lewis), англичане называют автора просто - "Жак" (Jack). В мировую литературу К.С. Льюис вошел как стилист английской литературы, автор прежде всего детских произведений, фантастики, изящной поэзии. Богословы принимают и пропагандируют его, как лучшего христианского писателя, как человека, который больше всех понимает и воздействует на душу современного верующего: И неверующего, поскольку, де, сам был атеистом, а стал верующим. В своих произведениях Льюис не показал читателям, каким он был атеистом, какими были его атеистические убеждения. Мы достоверно знаем только то, что он от рождения и до своей смерти числился членом англиканской церкви. Но в своей религиозной апологетике он пропагандирует и защищает не англиканское христианство, а христианство "чистое", якобы "очищенное" от всех его исторических наслоений. На самом же деле он защищает и пропагандирует то, "чистое христианство", которое извлекается им из протестантизма.
Мне из нашего СНД'овского далека трудно судить о причинах перехода в 1954 году Льюиса из привычного для его биографии Оксфордского в Кембриджский Университет. Не исключаю, что это было в какой-то мере обусловлено и тем, что в Оксфорде сильна высокоцерковная партий Англиканства (High chirch party), тяготеющая к католицизму и православию, а в Кембридже - низкоцерковная партия Англиканства (Low church party), тяготеющая к протестантизму. Конечно, Льюис более уютно чувствовал себя и более тепло принимался в рамках низкоцерковной, а не в высокоцерковной партии. Но при этом нельзя не заметить, что Льюис умер профессором Кембриджского университета, а его похоронили на кладбище Оксфордского университета. Вот такова жизненная и посмертная коллизия.
В заключения следует сказать, что главным богословским христианским апологетическим сочинением Льюиса является его "Чистое христианство" (Mere christianity). Часть из него переведена на русский язык под названием: "Просто христианство: Бог под судом". Но у него были и другие аналогичные сочинения, одно из которых "Письма Баламута" (Screwtape Letters ) полностью переведено и издано на русском языке стараниями богословов Русской православной церкви. Учитывая непостижимую убогость русских богословов, можно ожидать, что для своей подпитки и для "окормления" верующих на русский язык будут переведены еще несколько произведений К.С.Льюиса. Во всяком случае на религиозных сайтах в последнее время начали появляться пересказы еще не переведенных на русский язык "аргументов" Льюиса против атеизма и в доказательство существования Бога. Открытые цитаты из его произведений уже несколько раз использовались в публичных выступлениях патриарха Алексия Второго; мысли Льюиса пропагандирует русским верующим лондонский православный митрополит Сурожский Антоний; "атеистическое прошлое" видного христианского апологета 20 столетия выставляется как бессилие атеизма и всесилие христианской веры... Вот почему познакомится с мнением бывшего американского проповедника религии, а ныне активного атеиста Дана Баркера, на апологетическое творчество К.С. Льюиса будет интересно как верующим, так и неверующим посетителям нашего сайта.

(Перевод главы из книги Дана Баркера,
название разделов и примечания к ней мои - Е.Дулуман)

2. Mere Assertions
а. Атеист, произведения которого до сих пор исполняются на молитвенных собраниях верующих.
Через полгода после моего публичного заявления о своем разрыве с религией и переходе на позиции атеизма (deconversion - де конверсии, преобразовании, переобращении) у меня был завтрак с Хэлом Спенсером - президентом компании "Манна музыка" (Manna Music). Это ведущая компания по издательству христианской музыки. Ввиду моего обращения к атеизму я хотел забрать у них свою лицензию на право продавать музыкальные произведения, которые компания продолжала издавать и пропагандировать.
- Ни в коем случае, - говорил Спенсер. - Ваша музыка занимает ведущие позиции в нашем каталоге. Благодаря только Вашим произведениям наша компания до сих пор держится на плаву.
Разговор вызвал во мне смешанные чувства. Мне было приятно услышать такой восторженный отзыв о моих музыкальных произведениях. Но не более. Наш разговор постепенно перешел к таким бесконечным и бесплодным дискуссиям, как проблемы целесообразности в мире, о первопричине мира, о чудесах, о вере в Бога и об атеизме. А когда я получил обратно свои права, погрустневший Хэл обратился ко мне со словами:
- И это что? Это означает, что Вы больше не будет писать для нас музыкальных произведений?
В ответ я засмеялся:
- Будьте уверенны, что я буду писать музыку. Но я сомневаюсь, что вы отныне будет публиковать что-нибудь из того, что я в дальнейшем буду сочинять.

б. Книги в христианских магазинах.
Христианское издательство - это огромное индустриальное предприятие. Приходилось ли вам хотя бы раз заходить в христианские магазины? Такие магазины, как правило, благозвучно называются: "Семейный магазин" (Family Bookstore). Поддавшись искушения, я однажды зашел в такой магазин, чтобы узнать, нет ли в нем чего-либо для семьи атеиста. Найдите как-нибудь время и зайдите в подобный магазин и поищите в его каталогах или на витринах литературы, написанной свободомыслящими. Не ищите! Этих книг в "Магазинах книг для семьи" не было, нет и никогда не будет.
Вы увидите перечень тысяч опубликованных и готовящихся к публикации книг, рекламные альбомы десятков компаний; красочные выставки книг и стосы Библий в мягких и твердых переплетах, различных форматов и различных версий (3.. Там вы можете найти книги об уходе за детьми, о садоводстве, об абортах, о психологии, о богослужении, об истории, о политике, о компьютерах. Можете, конечно, встретить книги по научной фантастике, о гуманизме, о женском движении, - но все это излагается только с христианской точки зрения и книги об этом пишутся богословами. Среди этой литературы вы можете встретить также и мои музыкальные произведения, стихи и проповеди. Извините меня, но эти произведения я сочинял тогда, когда находился в плену религиозных заблуждений. "Прости им прегрешения их, ибо они не знают, что творят", - говорил Иисус Христос (Луки, 23:34).

в. Ностальгия атеиста по чтению религиозных книг.
В Сочельник (Накануне Рождества) я как-то от нечего делать забрел в "Магазин горнего христианского света". На меня буквально налетел местный священник, которые уже слышал, что я стал еретиком, и решил, что я пришел в магазин поискать книги о креационизме - о божественном творении, чтобы лучше подготовиться к предстощей публичной дискуссии. Конечно, я такими книгами интересовался. Книги этого же содержания интересовали местного священника.
После "любезного" обмена репликами, я пошел вдоль полок, с ностальгическим чувством беря в руки книги, которые раньше были моим постоянным религиозным чтением. Я начал искать книги, которые в то время оказывали на меня самое большое влияние и укрепляли мою веру. Мне захотелось посмотреть на содержание этих книг в свете моих нынешних атеистических убеждений. Таким образом в мои руки попала книга К.С. Льюиса "Чистое христианство".

г. Авторитет апологетических сочинений К.С. Льюиса в религиозной среде.
К.С.Льюиса - довольно авторитетный и популярный христианский писатель. Долгое время он был профессором Оксфордского университета; пишет, что он некогда был атеистом и обратился в христианскую веру. Много проповедников и простых верующих испытали на себе влияние его сочинений. Прежде всего мировую славу Льюису принесла ему детская серия книг под общим названием "Нарния"" (Narnia). Для популяризации теологии он написал ряд книг, среди которых "Письма Баламута", которые написаны в духе очень популярных атеистических "Писем с земли" Марка Твена; "Великий Развод" (The Great Divorce), - об автобусной поездке из земли в ад с объяснением того, что люди по своей воле избирают себя пребывание в аду; об экскурсии между землей и адом; "Чудеса", "Регресс пилигрима", "Проблема боли" (The Problem of Pain) и другие. Он писал проникновенно, читабельно, нередко с юмором и с доступной простым верующим рассудительностью. Но основной самой популярной книгой по христианской апологетике была книга "Чистое христианство". Фактически - это название сборника из трех книг: 1. "Правда и Ложь как ключ к значению Вселенной" (Right and Wrong as a Clue to the Meaning of the Universe) 2. Во что верят христиане" (What Christians Believe) и 3. "Христианское поведение" (Christian Behavior). Все три книги - это расширенные выступления Льюиса по радио. Название книги "Чистое христианство" как бы подчеркивает попытку писателя отвлечься от разнообразия христианских вероисповеданий и обычаев, от "несущественного", и показать только общие основы того, что такое христианство и что означает быть христианином. Когда я, будучи верующим, первый раз прочитал "Чистое христианство" , - она произвела на меня неизгладимое впечатление. В ней я видел свод убедительных доказательств существования Бога. Мой дядя тогда говорил мне, что эта книга Льюиса была основным фактором, который ускорил его обращение в христианство и принятие крещения.
Сейчас я, уже будучи атеистом, вернувшись домой, сел и вновь от корки и до корки перечитал когда-то заворожившую меня книгу. Теперь я не восторгался, а вдумывался в прочитанное и спокойно анализировал аргументы в пользу веры в Бога и оценки христианства. Стало очевидным, что свои апологетические построения Льюис строит таким образом, чтобы опереться на уже существующие религиозные убеждения верующих и вовсе не затрагивать и не пробуждать здравый смысл своих читателей.

д. Как бытие Бога вытягивается из морали.
Так, Льюис плетет длиннейшую цепь анекдотических рассказов, чтобы доказать существование того "естественного закона" морали, который якобы вложен Богом с душу каждого человека. Этот закон, по концепции писателя, отличается от закона всемирного тяготения тем, что человек может добровольно подчиняться или добровольно не подчиняться закону моральному. "Но не смотря на это моральный закон, - пишет апологет веры в Бога, - может быть назван законом природы, поскольку каждый нормальный человек знает суть этого морального закона, хотя его никто и не учил этому. Это, конечно не означает, что вам не удастся найти пару человек, которые действительно не знают этого закона. Но эти случаи будут свидетельствовать об отклонении от нормы, как отклонением от нормы является дальтонизм, при котором только редкие люди не различают цветов, или глухота, при которой некоторые люди не разбираются в тонкостях музыкальных мелодий. Но в целом же, для всех людей правила морального поведения известны и приемлемы, в крайнем случает теоретически."
После такого пассажа Льюис по законам сюжетного контраста, для поддержания интереса читателя, переходит к морали нацистов:
- Нам могут возразить, - пишет Льюис: - "Какой смысл говорить о всеобщем признании каждым человеком морального закона? Неужели и нацисты в глубине души знали сущность морального закона? Если знали, то почему они на практике не поступали в соответствии с законами морали?"
От этого закономерного вопроса лучший апологет христианства 20-го столетия ловкого уходит при помощи вот такого словесного трюка:
- В глубине своей души нацисты знали, что они, действительно, нарушают своим поведением моральный закон. Ведь если бы они этого не осознавали, мы бы не вменяли им в вину их аморальные поступки, как не вменяем аморальных и уголовных проступков психически не нормальным людям, как не выдвигаем обвинения рыжим за цвет их волос.
При этом Льюис в упор не хочет видеть того, что у различных народов, в различные исторические эпохи, в различных цивилизациях существуют свои, отличные от других, моральные принципы, моральные законы, понятия морального добра и морального зла. Он пишет:
- :между моралью разных времен и народов никогда не было принципиального различия в каждом конкретном выражении.
Ой ли? А что тогда говорить о санкционировании в одних цивилизованных обществах полигамии, а в других не менее цивилизованных обществах морального осуждения полигамии? Диаметрально противоположного отношения к инфантициду (детоубийству)?, каннибализму?, избиению жен?, самоистязанию?, кастрации?, кровосмесительству?, войнам?, расизму? и так далее.
Писатель игнорирует или ему неизвестны научные исследования о том, что мораль в человеческом обществе берет свое начало от осознания еще первобытным человеком инстинкта выживания вида, что присуще всем живым существам, в том числе и такому биологическому виду, которым является Homo Sapiens - Человек Разумный. Но человек, в отличие от животных, осознает свои инстинкты, а поэтому может подчиняться им или обуздывать их, исходя из установленный в обществе стандартов морального Добра и морального Зла.
Вместо анализа происхождения и сущности морали Льюис продолжает затмевать сознание своих читателей литературными "находками", начиная сравнивать мораль с нотными записями музыки:
- Написанный Богом в наших сердцах моральный закон - это как бы записанная нотами мелодия с указанием, на каком инструменте эту мелодию следует исполнять. Наши инстинкты - это, просто, инструменты и клавиши на них при исполнении мелодии морального закона. Вот откуда разногласия в звучании морального закона. А нарушение и исполнения моральных правил всегда идут от конкретного человека - хорошего или плохого исполнителя предписанных небесным композитором моральных мелодий.
И так по всем проблемам, и так по всей книге. Как видите, Льюис любит аргументировать все художественной присказкой да нечего не стоящей в логически доказательном рассуждении аналогией. Аналогия, говорит логика, - не доказательство. Талантливый писатель перенес в сферу своих богословских упражнений склонность к художественному фантазированию, к иносказанию, к метафорам. Его основное произведение "Нарния" - это сплошная большая метафора. И здесь она вполне уместна. Она может быть эффективным средством, чтобы завладеть вниманием некритического читателя. Но она совершенно не годится в области рационального мышления, для поисков истины, для научного решения той или иной проблемы. Аналогиями, иносказаниями, метафорами никогда и ни при каких случаях нельзя доказать истину. Они никак и никоим образом не доказывают ни существование Бога, ни превосходство "Чистого христианства" над христианством не чистым, ни превосходство христианства вообще над другими религиями.
Льюис не говорит открыто, но под вложенным в нас моральным законом он, по-видимому, имеет в виду элементы общечеловеческой морали. Но истоки и сущность элементов этой общечеловеческой морали доказательно объяснено наукой, полностью воспринято атеистической трактовкой проблем морали. И Бог здесь при чем. Если же к проблемам морали попытаться привязать Бога, то это только запутает понимание морали, создать ряд абсурдных концепций, которые никак нельзя решить ни в плоскости научного, ни в плоскости богословского мышления.(4).

е. Льюис прячет Бога от науки.
От своей концепции о "Естественном законе морали" Льюис пытается перепрыгнуть в любвеобильному божеству. Но концепция такого Бога в его трактовке выглядит еще более беспомощной нежели в концепция морали.
Подходить к Богу писатель пытается издалека, из рассмотрения типов мировоззрений. Он говорит, что в мире существует два мировоззрения: материалистическое и религиозное. Материалистическое мировоззрение ставит вопросы, которые могут быть решены наукой: "Какова структура мира? Каков мир сам по себе?" Религиозное мировоззрение подымает вопросы высшего порядка: "В чем смысл всего существующего? В чем смысл жизни?" Наука изучает мир материальный, а религия видит мир не материальный, а духовный. (А куда про таком делении интересов человеческого познания деть, к примеру, психологию или философию? - Ответа на этот вопрос вы у Льюиса, увы, не найдете.) Если есть Бог, ведет дальше апологет христианства, тогда этот Бог превосходит все существующее в мире материальное и все существующее в мире духовное. И если этот Бог общается с нами, то он может общаться с нами не материально, а только духовно, через наши ум. (Как Льюис узнал об исключительно таком методе общения Бога с миром? - в эти тайны писатель не посвящает читателей. К тому же в своем последнем богословском произведении "Чудеса" писатель обстоятельно описывает, как Бог общается с миром и с верующими посредством вполне материальных предметов и явлений.) И по Льюису, это именно тот путь, которым воспользовалось мудрое и любящее нас божество - вложил в нас "естественный моральный закон", который связывает нас с миром горним и который, Бог, никаким образом не может быть подвергнут проверке голой наукой (mere science).
Таким образом, по Льюису, если вы хотите найти Бога, посмотрите внутрь себя и вы откроете постоянный призыв к моральному поведению и угрызение совести, если вы этот призыв нарушаете. Ваша совесть свидетельствует о существовании Бога, делает художественный вывод писатель Льюис. Как видим , его "Чистое христианство" сводится к заурядной церковной проповеди:
- Вы грешники! Разве вы не чувствуете себя плохо, когда грешите? Когда вы почувствуете угрызение совести, тогда вы поймете красоту плана вашего спасения! Бог спасет вас от грехов и поселит в чертогах небесных через смерть и воскресения своего сына.(Льюис вне всякого сомнения признает историческое существование Иисуса Христа.)
Льюис не обращается к проблемам ситуативной этики, хотя при обсуждении поднятой им проблемы это кажется неизбежным. Он, по моему исходит из того, что мы все молчаливо должны согласится с тем, что во всех без исключения случаях поведение человека направляется только "космической" инстанцией в высшей степени. Отсюда, еще до всякого доказательства, Бог должен существовать, поскольку мы перестали бы быть моральными существами, если бы Бога не было.

ж. Льюис доказывает то, что доказать нельзя, и считает доказывать верующим - излишним.
И Льюис может не напрягаться с доказательствами, поскольку его читатели - это христиане, которые и без чтения его книги верят в то, что он пытается им доказать. Они - не скептические искатели истины. Любой писатель может заполонить симпатии аудитории, красиво поддакивая ей в том, в чем эта аудитория считает себя правой.

з. Превосходство этики гуманизма над этикой любой религии.
Гуманистическая этика является кодексом морали, который сформирован, исходя из ценности и качества человеческой жизни. А такую мораль нельзя вычитать из писаний на каменных скрижалях. Этика касается не божественных вещей, а человеческих. В центре морали стоят проблемы, прежде всего сохранения индивидуальной и видовой жизни Homo Sapiens - Человека Разумного, его здоровья, счастья, мира, красоты, совершенства, любви, радости и справедливости. А моральный выбор - это предпочтение тех идей и действий, которые способствуют улучшению человеческого существования, перед теми идеями и действиями, которые угрожают человеческому существованию. Нацисты, подавляющее большинство которых были католиками и лютеранами, были аморальными не потому, что они попирали льюисовский "естественный закон морали", а потому, что они оскверняли облик человека. Гуманистическая этика, даже если она в чем-то может ошибиться по поводу понятия Добра и Зла по отношению к человеческому существованию, она не догматизирует свои положения, не возносит их на уровень вечных и неизменных истин, а поэтому может гибко реагировать на обстановку и улучшать свои концепции. Именно в этом заключается возможность морального прогресса. Например, с одной стороны, нельзя себе представить, чтобы геноцид в каких-то условиях начал оцениваться как моральное благочестие, а с другой стороны, - чтобы вежливость и благорасположение к человеку когда-то оценивалось как явление аморальное. А ведь библейские законы требовали в прошлом от евреев уничтожения местного населения "Земли обетованной" (Палестины), считают это Добром; осуждали вежливость и доброжелательное отношение ко всем инаковерующим и считали это непростительным Злом.
Ситуативная этика учит, что при столкновении непримиримых, морально-ригористических, крайностей всегда можно и следует искать что-то среднее, что-то приемлемо для сохранения и улучшения условий жизни рода человеческого. Это касается не только теоретических принципов морали, а и большинства злободневных проблем, таких как: отношения к планированию семьи и контролю рождаемости, развода и повторной женитьбы, диеты, самозащиты, самопожертвования, патриотизма, решение которых всегда зависит от конкретных условий, от ситуации. Любая мораль, которая выстраивается по жесткой системе и без учета гуманизма, опасна для человечества. История изобилует примерами, что как все без исключения религии, а для нас в первую очередь - религия христианская, делали все от них зависящее, чтобы исковеркать жизнь человека на земле. Под ликующие возгласы во имя Бога уничтожались целые города (Прочитайте библейские рассказы об истреблении богообранным народом городов туземцев Палестины, прочитайте историю крестовых походов.) и племена (Познакомьтесь с историей обращения в христианство индейских племен Америки, туземцев Африки, Австралии.). По требовании религии "колдуны" и "ведьмы" уничтожались, свобода мысли беспощадно подавлялась, всякая надежда на лучшее будущее растаптывалась. Не случайно тысячелетие Средневековья - время безраздельного господства церкви в общественной жизни - называется Темными Веками (Dark Ages)! Христианская мораль зло может назвать добром, если его изобразить выполнением божественных указаний и божественных предначертаний. А ведь на протяжении всей своей истории христианство то и делало, что "грешное" объявляло "святым".
Вместо божественных законов морали Льюиса свободомыслящие и атеисты борются за победу принципов человеческой доброты; не за жесткие и холодные, а за пластичные и гуманные принципы морали.


А теперь я спрашиваю себя, почему мне когда-то так убедительными казались мысли книги "Чистое христианство"? Теперь я знаю на это ответ. - Да только потому, что эта книга говорила мне о том, что я и сам хотел услышать. Меня, как свободомыслящего, сейчас никак не удовлетворяют голые утверждения (mere assertions - чистые, голые утверждения), художественные перепевы несостоятельных религиозных утверждений. Свободная мысль требует доказательных свидетельств, а не пустых аналогий; понимания, а не заучивания и слепого повторения догм.

и. Этично ли атеисту брать деньги за исполнение его произведений на молитвенных собраниях верующих?
А теперь я решаю для себя свою моральную проблему? Как вы думаете, должен ли я теперь получать по лицензии деньги за то, что мои песнопения и сейчас исполняются на молитвенных собраниях верующих христиан, или отдать лицензию в банк и положится на решение его служащих? А как на это посмотрит налоговая инспекция?..

3. Примечания
(1) Из книги Дана Баркера "Потеря веры в веру: От проповеди религии к атеизму", глава 35. "Голое христианство". Название главы сопровождается подзаголовком: Критика сочинения К.S. Льюиса "Чистое христианство" (A criticism of Mere Christianity by C. S. Lewis ). Дан Беркер здесь использует игру слов. В английском языке слово "Mere" означает одновременно "Чистое, ото всего очищенное" и "Голое, бессодержательное, пустое".
(2) Племянник писателя Дуглас Грешэм (Douglas Gresham, step-son of C. S. Lewis) пишет, что отсутствие каких бы то ни было способностей к естественным наукам его почтенный дядя, по всей вероятности, унаследовал от отца, поскольку мать Льюиса была прекрасным математиком.
(3) Версиями называются переводы Библии на той или иной язык, а также различные варианты перевода Библии на один и тот же язык. Среди христиан России, Украины и Белоруссии наибольшим авторитетом пользуется так называемый Синодальный перевод Библии (Синодальная Библия), который осуществлен в конце 19 столетия. В церковном богослужении православной церкви, а также в учебных дисциплинах духовных семинарий и академий используется церковно-славянский перевод Библии времен императрицы Елизаветы (Елизаветинская Библия) середины 18 столетия. В англоязычном христианстве наибольшей популярностью пользуется перевод Библии времен короля Иакова (Библия Иакова) 17 столетия. Но во второй половине 20 столетия появилось 8 новых английских переводов, версий, Библии. Среди них есть переводы феминистические (восхваляющие и искажающие текст библии для поднятия авторитета женщин), либеральные, фундаменталистские, научные, простонародные, литературные и прочие. Между различными версиями Библии существует некоторые редакционные различия, которые могут быть существенным для истолкований в духе той или христианской церкви или секты. Так, например, иеговисты осуществили свой перевод Библии, в которой сглажено все то, что явно противоречит их учению и дописано то, что подтверждает их верования.
(4) Вопросы соотношения Бога и Морали Дан Баркер рассматривает в 19-ой главе своей книги "Письмо Господа Бога своим богословам", которую мы раньше опубликовали в русском переводе на нашем "Атеистическом сайте".

Посмотреть и оставить отзывы (0)



НЕ В ТЕМУ
Для развития одаренности бог не нужен. Небольшой фильм
ПРОЕКТЫ

Рождественские новогодние чтения


!!Атеизм детям!!


Атеистические рисунки


Поддержи свою веру!


Библейская правда


Страница Иисуса


Танцующий Иисус


Анекдоты


Карты конфессий


Манифест атеизма


Святые отцы


Faq по атеизму

Faq по СССР


Новый русский атеизм


Делитесь и размножайте:





Исток атеизма Форум
Рубрики
Темы
Авторы
Новости
Новый русский атеизм
Материалы РГО
Поговорим о боге
Дулуман
Книги
Галерея
Юмор
Анекдоты
Страница Иисуса
Танцующий Иисус
Рейтинг@Mail.ru

Copyright©1998-2018 Атеистический сайт. Материалы разрешены к свободному копированию и распространению.