В Колыбель атеизма Гнездо атеизма Ниспослать депешу Следопыт по сайту

Глагольня речистая Несвятые мощи вече богохульского Нацарапать бересту с литературным глаголом

 
РУБРИКИ

Форум


Новости


Авторы


Разделы статей


Темы статей


Юмор


Материалы РГО


Поговорим о боге


Книги


Дулуман


Курс лекций по философии


Ссылки

ОТЗЫВЫ

Обсуждаемые статьи


Свежие комментарии

Непознанное
Яндекс.Метрика

ХРИСТИАНСТВО И ЦЕРКОВЬ ГЛАЗАМИ УЧЕНОГО-АТЕИСТА

Г. И. Старченков

 

Оглавление

ПРЕДИСЛОВИЕ *

Глава I
БИБЛИЯ КАК ИСТОЧНИК АТЕИЗМА
*

§ 1. Заповеди и деяния Господа Бога *

§ 2. Надежды и разочарования во Христе *

Глава II
КОРОТКО О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ РИМСКОЙ
КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ
*

Глава III
НЕГАТИВНАЯ РОЛЬ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
*

§ 1. Религия и РПЦ от первого насильственного
крещения Руси до Великой Октябрьской
социалистической революции
*

§ 2. РПЦ в годы советской власти *

§ 3. Грехопадение патриархата и “демократической” власти *

Глава IV
СОКРЫТЫЕ ПОСТУЛАТЫ И ДЕЯНИЯ РПЦ
*

§ 1. Христианство – религия евреев и для евреев *

§ 2. Второе пришествие Христа: спасение или смерть? *

§ 3. Аморальность христианства и РПЦ *

§ 4. Сотворение мифа о “православном буме” *

Глава V
НОВАЯ ПОПЫТКА ИСТОРИЧЕСКОГО РЕВАНША РПЦ
*

Глава VI
НЕСОВМЕСТИМОСТЬ ХРИСТИАНСТВА И НАУЧНОГО КОММУНИЗМА
*

Глава VII
АТЕИЗМ В ПРОШЛОМ, НАСТОЯЩЕМ И БУДУЩЕМ
*

ЗАКЛЮЧЕНИЕ *

Рецензенты:

К.и.н., с.н.с. Миловидов В.Ф.: “За последнее десятилетие в Российской Федерации прослеживается последовательное и планомерное стремление клерикальных кругов возродить былое господство религии в духовной сфере и взять под свой контроль государственные и общественные структуры”.

Д.ф.н., проф. Сапрыкин В.А.: Старченков Г.И. данной работой “совершил “маленький подвиг”, решившись противостоять напору клерикализма и возвращению Руси в средневековье. Решится ли на это издатель?”

* * *

Если верить Библии, то Господь Бог и Его Сын Иисус Христос составили для своего народа заповеди, которые сами же нарушали. По пути игнорирования заповедей пошло и христианство, включая РПЦ. После ликвидации СССР российские власти совместно с РПЦ осуществляют реставрацию криминального капитализма и проводят насильственную клерикализацию нашего атеистического общества. Разграбленная и обессиленная Россия деградирует, а вымирающее население погружается в эпоху средневекового обскурантизма и мракобесия. Остановить вырождение России и россиян возможно лишь объединенными усилиями атеистов, опирающихся на материалистическое учение.

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

Если Бога нет, Его следовало бы выдумать.

Вольтер

Религия возникла на самой ранней заре человечества в головах пещерных людей, как надежда на достижение лучшей жизни с помощью неземных сил. Она искажает реальные отношения в природе и обществе, наделяет их надуманными качествами и свойствами, дезориентирует людей в познании и преобразовании мира, закрепляет и увековечивает зависимость человека от стихийных природных и социальных сил. Понимание религии четко дано В. И. Лениным: “…Бессилие эксплуатируемых классов в борьбе с эксплуататорами также неизбежно порождает веру в лучшую загробную жизнь, как бессилие дикаря в борьбе с природой порождает веру в богов, чертей, в чудеса и т. п.” [В. И. Ленин, ПСС, т. 12, с. 142].

Христианство, подобно другим религиям, призвано было установить отношения с Богом, который почитается высшим разумом и абсолютным совершенством, безоговорочная вера в которого защитит интересы бедных людей, задавленных эксплуатацией и предрассудками. Считается, что христианское вероисповедание постепенно было поставлено на службу богатых правящих классов, а это могло произойти лишь с помощью церкви, и поныне играющей в жизни мирового сообщества важную и преимущественно негативную роль.

В основу данной работы по исследованию роли христианства положена Библия, в частности, Пятикнижие Моисеево (5 книг Ветхого завета: Бытие, Исход, Левит, Числа и Второзаконие) и 4 Евангелия (от Матфея, от Марка, от Луки и от Иоанна). Именно в них изложены заповеди Господа Бога и Иисуса Христа. В этих же книгах, считающихся священными и даже богодухновенными, фактически констатируется, что, как Бог Отец, так и Бог Сын шли на постоянное нарушение собственных заповедей. Так же далеко или еще дальше отошли от Божественных заповедей христианские церкви. Все это не позволяет говорить о христианской морали или православной нравственности царской или постсоветской России.

В то же время христианство и христовы церкви существуют по сей день, а в отдельные периоды времени даже заметно укрепляются. Обычно это происходит тогда, когда страны проходят через полосу социально-экономических кризисов. Определенным примером может служить нынешняя Россия.

Полтора десятилетия истекшего ХХ столетия, став периодом величайшего потрясения для советских народов, радикально и трагически изменили их судьбу. Генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев, ставший президентом СССР, начал перестройку, которая подорвала устои советского общественного строя, успешно развивавшегося в условиях атеизма. Президент России Б. Н. Ельцин принял активное участие в ликвидации СССР, организовал контрреволюционный переворот и направил РФ – оставшуюся часть великой державы – на путь капиталистических реформ, одобренных странами Запада. Как перестройка, так и реформы были поддержаны Русской православной церковью (РПЦ).

В России, ставшей нашей малой родиной, было осуществлено беспрецедентное “ограбление века” (бескомпенсационное обесценение вкладов населения в государственных банках, зарплат, пенсий и стипендий при феноменальном росте цен), дополненное приватизацией общенародной собственности. Эти правительственные акции привели, с одной стороны, к появлению и обогащению нуворишей (воров в законе и вне закона) и священнослужителей, а с другой, к обнищанию трех четвертей россиян. В разграблении национальных богатств России приняли участие также многочисленные зарубежные фирмы, использовавшие старый империалистический лозунг “разделяй и властвуй”. Страна, теряя свой суверенитет и былое могущество, все больше стала превращаться в полуколонию индустриальных государств Запада.

В результате деструктивных реформ Россия была отброшена на многие десятилетия назад, а по ряду показателей, к началу ХХ века. Наряду с обогащением прослойки нуворишей, появлением олигархов, бoльшая часть россиян пауперизировалась. Впервые за тысячелетнюю историю россияне стали вымирать в мирное время. Страна оказалась перед демографической катастрофой. Возникло уникальное явление: чем больше возникало церквей с позолоченными куполами, тем больше россиян оказывалось за чертой бедности.

Спецификой России стало то, что, оставаясь, по конституции, светской республикой, она все больше считается с религиозными постулатами. Население фактически подверглось второму насильственному крещению. Средства массовой информации (СМИ), попавшие под финансовый контроль светских и религиозных нуворишей, систематически ведут пропаганду по замене коммунистической идеологии религиозной, по внедрению преимущественно христианских (православных) ценностей. Многие государственные и партийные деятели, включая некоторых лидеров КПРФ, стали использовать религию в политической борьбе за власть. Атеизм фактически оказался под запретом. Создалось впечатление, что Россия переживает “православный бум”. Естественно, все эти новые явления требуют научного анализа.

Православные иерархи и нынешние реставраторы капитализма (а тем более рядовые верующие) обычно пользуются крайне ограниченным набором человеколюбивых заповедей Господа Бога и Иисуса Христа, а также небольшим числом благостных пожеланий или призывов, взятых из Библии. Подавляющее большинство православных не читало Библии, да и многие священнослужители знакомы с ней крайне поверхностно. Поэтому для общего представления о христианстве необходимо выявить именно “теневую” часть Священной книги, которую умышленно почти никогда не цитируют и на которую практически не ссылаются. При этом автор полагает, что читатели знакомы с постоянно повторяемыми постулатами Библии и догмами церкви.

Нынешние “хирурги истории” спешно создают новую летопись церкви, особенно, РПЦ. А СМИ разносят мифы о скрупулезном выполнении церковниками Божественных заветов, о непричастности церкви к войнам, убийствам, грабежам и насилию, к сжиганию еретиков и схизматиков, колдуний и ученых. Однако эта беспощадная борьба с инакомыслием заповедана в Библии и отражена в подлинной истории как Римской католической, так и Русской православной церквей. Но самое главное состоит в том, что любая церковь, обращенная только в далекое прошлое, не может дать ответ на вызов современности.

Необходимость знать правду о Библии, христианстве и церкви обусловлена также и тем, что в России с помощью исполнительной власти усиливается процесс клерикализации населения, насаждаются обскурантизм и мракобесие. Нарастает давление на атеизм, который содействовал бурному семидесятилетнему развитию СССР, содействовал спасению россиян в годы Первой и Второй мировых войн и который способен стать одним из важнейших факторов их спасения в ХХI веке.

Такое исследование актуализовавшихся проблем призвано внести научный вклад в убеждение, что не религия, обращенная только в прошлое, а атеизм, опирающийся на науку, способен обеспечить мир, стабильность и общенародное процветание не после смерти, а при жизни людей. Атеисты готовы принять вызов современных клерикалов, а также их сторонников и развернуть дискуссию с целью предотвращения новой трагедии российских народов. России (да и всему миру) необходимо избавиться от христианских мифов, как прошлых, так и современных.

 

Глава I
БИБЛИЯ КАК ИСТОЧНИК АТЕИЗМА

“Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведность” (2 Тим 3:16)

Следует кратко напомнить, что христианство возникло 2 тысячи лет тому назад на Ближнем и Среднем Востоке (БСВ), на территории Римской империи, где идеологическое пространство уже было занято преимущественно двумя конфессиями: иудаизмом и язычеством (не считая примитивного атеизма). Большое распространение тогда находил иудаизм, зародившийся еще за 2 тысячи лет до н. э. на базе политеистических верований и обрядов кочевых еврейских племен Северной Аравии. После завоевания ими в ХIII в. до н. э. Палестины это вероисповедание вобрало в себя религиозные представления наиболее крупного племени Иуды (отсюда название – иудаизм) с его культом единого Бога Яхве. Монотеистические представления окончательно укрепились в иудаизме в I в. н. э. вместе с его догмой о “богоизбранности” еврейского народа Израиля. В Талмуде, второй по значению в иудаизме книге после Ветхого завета, были отражены новые религиозные идеи: вера в загробный мир, в посмертное воздаяние и воскресение из мертвых. Многие эти постулаты позже были перенесены в христианство, отпочковавшееся от иудаизма.

Достаточно большое распространение на БСВ находила самая древняя религия – язычество, которое ныне нередко называют политеизмом или нетеизмом. Язычество подвергалось ожесточенным нападкам со стороны иудаизма, а еще больше – со стороны последующих религий – христианства и ислама и, разрушаясь, служило для них строительным материалом.

Таким образом христианство (а тем более возникший в VII в. н. э. ислам) появилось не на пустом месте, а на территории, занятой враждующими между собой иудаизмом, язычеством и безверием. Естественно, оно рождалось не просто в муках, а в жестокой борьбе с господствующими религиями. Поэтому священная книга христиан – Библия не могла не отразить борьбу не на жизнь, а на смерть за утверждение новой конфессии. Борьба велась также и внутри конфессий, что и позволило появиться христианству, вначале как секте иудаизма. Подобно всей человеческой истории, беспощадная борьба новых религий за право на существование прикрывалась самыми добрыми и благочестивыми словами. Поэтому Библия (а еще больше – Коран) содержит в себе весьма различные, даже противоположные наставления и призывы, давая соответствующую аргументацию как для верующих, так и для атеистов. Естественно, что внимание читателей будет обращено только на второе.

Сама Библия состоит из двух частей: Ветхий завет считается священным писанием для иудеев и христиан (включая православных), а Новый завет – только для христиан. Таким образом по отношению к Библии иудеи отделились от христиан, но христиане не размежевались с иудеями. Можно сказать, что обе части Библии были написаны верующими бытописателями первобытного и рабовладельческого периодов человечества.

§ 1. Заповеди и деяния Господа Бога

“И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма” (Быт., 1:31).

Без борьбы религия не могла бы выжить и распространиться. Тем не менее в Ветхом завете записаны основополагающие заповеди Господа Бога. Их десять: 1) Да не будет у тебя других богов пред лицом Моим; 2) Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; 3) Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно; 4) Помни, день субботний – Господу, Богу твоему; не делай в оный никакого дела; 5) Почитай отца твоего и мать твою; 6) Не убивай; 7) Не прелюбодействуй; 8) Не кради; 9) Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего; и 10) Не желай дома ближнего твоего, не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего (Исх., 20:3–17).

Все 10 заповедей вплоть до сегодняшнего дня являются морально-нравственной гордостью всех иудеев и христиан. Да, и атеисты могли бы принять пять последних. Проследим, как в Ветхом завете соблюдалась наиболее важная морально-нравственная заповедь “Не убивай”.

В начале первой книги Моисея утверждается: “И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию, сотворил его, мужчину и женщину сотворил их” (Быт., 1:27). Понятно, что сотворил их для жизни, поэтому Всевышний предупредил: “Кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека, ибо человек создан по образу Божию” (Быт., 9:6).

Отсюда следует высшая мера наказания за убийство: “Кто ударит человека так, что он умрет, да будет предан смерти”. И далее хорошо известное: “А если будет вред, то отдай душу за душу, глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу”. Это положение не распространяется, однако, при ущербе рабу: “И если выбьет зуб рабу своему, или рабе своей, пусть отпустит их на волю за зуб” (Исх., 21:12, 24, 25, 27).

Тем не менее эти и другие положения позволяли утверждать с амвона, паперти или политической трибуны, что “Бог милостив”. Так, собственно, сказано и в Библии: “Праведны и истинны пути Твои, Царь святых… Ибо Ты един свят” (Откр., 15:3,4). Впрочем, сам Господь без лишней скромности заявил: “Я милосерд” (Исх., 22:27). Или еще, сильнее: “Ибо свят Я, Господь, Бог ваш” (Лев., 19:2). Отсюда наставления перешли и в христианство: “Будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный” (Мф., 5:48).

Конечно, первое время после сотворения человека Господу легко было присматривать за людьми, особенно когда их было всего двое или четверо. И тем не менее именно в это время “восстал Каин на Авеля, брата своего, и убил его” (Быт., 4:8). Казалось, что судьба Каина была предрешена, поскольку “у Бога не останется бессильным никакое слово” (Лк., 1:37).

Однако Господь использовал, говоря современным языком, “двойной стандарт”. Он не лишил убийцу жизни, а лишь слегка пожурил его и переселил (вторая “депортация” после изгнания Адама и Евы из рая) на соседнюю территорию. Более того, Всевышний дал ему гарантии от возможных мстителей (хотя, кроме родителей, других людей на земле еще не было): “всякому, кто убьет Каина, отмстится всемеро”. Амнистия и гарантии сделали свое дело, и убийца, если верить Библии, благополучно и в свое удовольствие прожил 910 лет (Быт., 4:15, 5:14). Таким образом, первый убийца на земле не только не был наказан, но и был вознагражден невероятно продолжительной жизнью. Видимо, это позволило церковникам повторять, что “Бог милостив”.

Однако с этой навязываемой идеологемой приходится расстаться уже в ранние века, когда Всевышний не только простил убийство одного человека, но и сам совершил массовое, почти тотальное истребление людей. “И увидел Господь, что велико развращение человеков на земле… И раскаялся Господь, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце Своем”. После этого “милостивый” Господь своей безграничной властью “навел на землю потоп”, в котором “истребилось всякое существо, которое было на поверхности земли от человека до скота, и гадов, и птиц небесных” (Быт., 6:5, 7:23). Жизнь была сохранена только одной еврейской семье – Ною с женой и двумя детьми, а также каждой твари по паре, собранных на ковчег по указанию Господа (позже оказалось, что сыновья Ноя как-то смогли обзавестись женами, невесть откуда взявшимися).

Фраза, что “велико развращение человеков” не дает полного понимания причин столь глобального уничтожения всего живого. Возможно, некоторые молодые люди предались разврату или, еще хуже, перестали верить в Бога (недаром Господь постоянно наставлял, чтобы избранный им еврейской народ поклонялся только Ему (Исх., 20:3). Но об истинных причинах можно только догадываться.

Вызывает непонимание (надеюсь, не только у атеистов), а чем, собственно, прогневили Бога малые дети, чем прогневили скоты, гады, птицы небесные, насекомые и даже деревья и растения, враз уничтоженные Создателем. Ведь по нынешним земным меркам тотальное истребление всего “находящегося на поверхности земли” не идет ни в какое сравнение с крупнейшими человеческими преступлениями, будь то инквизиция католиков или холокост фашистов.

Примечательно, что во всей Библии нигде не говорится, что Господь раскаялся в содеянном смертоубийстве или хотя бы пожурил себя, как когда-то ругал Каина. Есть, правда, одна смягчающая фраза: “И сказал Господь в сердце Своем: не буду больше проклинать землю за человека, потому что помышление сердца человека – зло от юности его, и не буду больше поражать всего живущего, как Я сделал” (Быт., 8:21). Как же после этого можно говорить о Боге: “Совершенны дела Его, и все пути Его праведны”? (Втор., 32:4).

Некоторые авторы Ветхого завета, несмотря на “страх Божий”, сделали весьма смелые выводы: “Все народы перед ним как ничто – менее ничтожества и пустоты считаются у Него” (Ис., 40:17). Но подавляющее большинство продолжало придерживаться стереотипа “Бог есть любовь” (1 Ин., 4:8).

Но какая же это “любовь”, если “все истреблю с лица земли, говорит Господь: “Истреблю людей и скот, истреблю птиц небесных и рыб морских, и соблазны вместе с нечестивыми; истреблю людей с лица земли, говорит Господь” (Соф., 1:2, 3). Но есть и чуть мягче: “И будет на всей земле, говорит Господь, две части на ней будут истреблены, вымрут, а третья останется на ней” (Зах., 13:8). И это не было простым нагнетанием страха на евреев.

Бесспорно, ниспосланный потоп – самое большое истребление Всевышним людей и тварей за всю религиозную историю человечества. Но были и другие, менее масштабные, но также безжалостные и недостаточно обоснованные. Вот как об этом повествует Библия: “И пролил Господь на Содом и Гоморру дождем серу и огонь от Господа с неба”, “И ниспроверг города сии, и всю окрестность сию, и всех жителей городов сих, и все произрастания земли”. Причина гнева опять же фактически не раскрыта: “И сказал Господь: вопль Содомский и Гоморрский, велик он, и грех их, тяжел он весьма” (Быт., 19:24, 25; 18:20). Можно сказать, что Всевышний не сдержал своего обещания “не поражать всего живущего”. И можно ли после этого вообще верить Господу и Его нравственной заповеди “Не убивай”?

Имел место и другой эпизод, когда Господь, чтобы показать свое различие между Египтянами и Израильтянами, приговорил Египет к десяти казням, последняя из которых состояла в следующем: “И умрет всякий первенец в Земле Египетской от первенца фараона… до первенца рабыни… и все первородное из скота”. Слова Всевышнего в данном случае не разошлись с делами: “В полночь Господь поразил всех первенцев в Земле Египетской, от первенца фараона… до первенца узника.., и все первородное из скота” (Исх., 11:4; 12:29).

Следует напомнить, что все священнослужители и верующие единодушно осуждают кровожадные намерения царя Ирода, который, желая избавиться от новорожденного Иисуса Христа, приказал “избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже” (Мф., 2:16). И при этом умалчивают, что он действовал по примеру Всевышнего.

А массовые и слабо мотивированные убийства продолжались. Примечателен еще один библейский эпизод вывода Моисеем евреев из Египта через “Чермное море”: “Пошли сыны Израилевы среди моря по суше, – говорится в Ветхом завете. – Погнались Египтяне и вошли за ними в середину моря все кони фараона, колесницы его и всадники его”. Но затем Всевышний чудесным образом сомкнул воды и потопил всех египтян (Исх., 14:18, 22, 23, 27). И ни один верующий не может объяснить, почему Господь, называемый “милостивым”, предпочел умертвить людей и коней фараона, а не сомкнуть воды перед тем, как они ступили на дно моря? Можно ли Его оправдать с моральной точки зрения? А может быть именно поэтому в Библии предусмотрено предупреждение: “Не судите, да не судимы будете” (Мф., 7:1). Таковы слова и дела самого Господа.

Преступления вершили и безгрешные ангелы: “И вышел Ангел Господень и поразил в стане Ассирийском сто восемьдесят пять тысяч человек. И встали поутру, и вот, всё тела мертвые” (Ис., 37:36). Об этом говорит Иоанн Богослов: “И услышал я из храма громкий голос, говорящий семи ангелам: идите и вылейте семь чаш гнева Божия на землю”. И они разрушали селения и уничтожали людей (Откр., 16:1–21). Ненависть Господа к людям передалась ангелам. Все эти массовые убийства Господом Богом и Его ангелами призваны были навести страх и ужас на все живое, чтобы оставшиеся в живых передавали друг другу: “Побойся Бога!” Страх наказания стал одним из первых основополагающих условий распространения сначала иудаизма, затем христианства, а позже – ислама.

Господь в ряде случаев подталкивал евреев к рукотворному смертоубийству. “И сказал Господь Моисею: поспеши сойти, ибо развратился народ твой” (Исх., 32:7). Заметим, повод тот же, что и при организации потопа. Безропотное послушание верующих привело к чудовищному изуверству. Моисей, увидев, что его народ “жестоковыйный” и “необузданный”, собрал своих сторонников и сказал им: “Так говорит Господь, Бог Израилев: возложите каждый свой меч на бедро свое, пройдите по стану от ворот до ворот и обратно и убивайте каждый брата своего, каждый друга своего, каждый ближнего своего”. И пало в тот день из народа около трех тысяч человек” (Исх., 32:25, 27, 28). Так Бог Отец наставлял евреев убивать своих братьев, друзей и ближних.

И уж тем более Бог настоятельно призывал истреблять “чужих”. Так, по велению Господа и во имя Его мести, израильтяне “пошли войною на Мадиама и “убили всех мужского пола”, включая “пять царей”. “А жен Мадиамских и детей их сыны Израилевы взяли в плен, и весь скот их, и все стада их, и все имение их взяли в добычу. И все города их во владениях их, и все селения их сожгли огнем” (Числ., 31:3, 7–10). Чуть позже Моисей распорядился в отношении пленных: “убейте всех детей мужского пола и всех женщин, познавших мужа на мужеском ложе, убейте” (Числ., 31:17).

Вот еще одна из многих картин, описанная после взятия израильтянами Иерихона: “И предали заклятию всё, что в городе, и мужей и жен, и молодых и старых, и волов, и овец, и ослов, все истребили мечом” (Нав., 6:20). Таково, если верить Библии, было варварство, творимое Богом или по Его повелению.

Кстати, порой доставалось и служителям Бога. Так, царь Саул повелел Доику: “ступай ты и умертви священников. И пошел Доик Идумеянин, и напал на священников, и умертвил в тот день восемьдесят пять мужей… И Номву, город священников, поразил мечом: и мужчин и женщин, и юношей, и младенцев, и волов и ослов и овец поразил мечом (1 Цар., 22:18.19). Напомню, что сам Господь призывал оценивать каждого “по делам его”.

Вот так действовали люди, сотворенные по образу и подобию Всевышнего. Похоже, что они игнорировали Его заповедь “Не убивай” и ориентировались только на Его реальные свершения.

Между тем в Ветхом завете есть положения, которые не вошли в десять заповедей, но попали в другие наставления, а затем уже вошли в христианские постулаты. Например, “не враждуй на брата твоего в сердце твоем”, “не мсти и не имей злобы на сынов народа твоего, но люби ближнего твоего, как самого себя” (Лев., 19:17, 18). Но эти наставления звучат предельно лицемерно рядом с наставлениями и практикой убийств.

Помимо вышеназванных , в Ветхом завете перечисляется множество причин, по которым богоизбранные евреи получают высшую меру наказания. Например, “Кто работает в субботу, да будет предан смерти”. Кто злословит отца своего или мать свою, да будет предан смерти. Кто прелюбодействовал, да будут преданы смерти и прелюбодей и прелюбодейка” (Исх., 31:15; Лев., 20:9, 10). И уж, конечно, убить пророка или сновидца, если они призывают вас отступить от Господа и поклоняться другим богам. Ибо хулитель имя Господня должен умереть (Лев., 20:17, 24:16). За словами шли дела: по велению Господа, человека, всего лишь собиравшего в пустыне дрова в субботу, забили камнями до смерти (Числ., 15:32, 36).

В Пятой книге Моисея почти дословно повторены жесточайшие предписания Всевышнего. Так, “если твои родные призывают тебя поклоняться иным богам, – убей их” (побей их камнями до смерти) (Втор., 13:6, 10).

Христиане нередко посмеиваются над мусульманами, которым Аллах запретил есть свинину. Но и иудейско-христианский Бог еще раньше заповедовал: “Не ешьте из жующих жвачку и имеющих раздвоенные копыта с глубоким разрезом: верблюда, зайца и тушканчика, потому что, хотя они жуют жвачку, но копыта у них не раздвоены: нечисты они для вас. И свиньи, потому что копыта у них раздвоены, но не жует жвачки, нечиста она для вас, не ешьте мяса их, и к трупам их не прикасайтесь”. Далее: “Из всех животных, которые в воде” и “у которых нет перьев и чешуи, не ешьте, нечисто это для вас”. Запрещалось есть огромное количество птиц: орла, грифа, коршуна, сокола, ворона, страуса, сову, чайку, филина, лебедя, пеликана, цаплю и крылатых пресмыкающихся (Втор., 14:3–19).

Совсем “допотопными” кажутся и другие предписания: “На женщине не должно быть мужской одежды, и мужчина не должен одеваться в женское платье, ибо мерзок перед Господом, Богом твоим, всякий, делающий сие” (Втор., 22:5).

И далее: “если… не найдется девства у отроковицы, то отроковицу пусть приведут к дверям дома отца ее, и жители города побьют ее камнями до смерти, ибо она сделала срамное дело среди Израиля, блудодействовав в доме отца своего”. Если найден будет кто лежащий с женой замужнею, то должно предать смерти обоих, и мужчину, лежащего с женщиною, и женщину, и так истреби зло от Израиля” (Втор., 22:20–22).

Не менее жестко поставлен вопрос о тех, кто продает соплеменника в рабство. “Если найдут кого, что он украл кого-нибудь из братьев своих, из сынов Израилевых, и поработил его, и продал его, то такого вора должно предать смерти; так истреби зло из среды себя” (Втор., 24:7).

Правда, за непослушание Богу Моисей предусматривает не только высшую меру наказания, но и “всего лишь” “проклят будет плод чрева твоего и плод земли твоей, плод твоих волов и плод овец твоих”. А также: “С женой обручишься, и другой будет спать с нею; дом построишь, и не будешь жить в нем, виноградники будешь садить и возделывать, а вина не будешь пить”. Или другая кара Божия: “Ни рождения, на беременности, ни зачатия не будет”. “Дай им утробу нерождающую и сухие сосцы” (Ос., 9:11,14). Наконец, “И возвратит тебя Господь в Египет на кораблях; …и там будете продаваться врагам вашим в рабов и в рабынь, и не будет покупающего” (Втор., 28:15, 18, 30, 39, 68).

В завершении повторяется все та же “страшилка”: “Видите ныне, что это Я, Я и нет Бога, кроме меня: Я умерщвляю и оживляю, Я поражаю и Я исцеляю, и никто не избавит от руки Моей” (Втор., 32:39). И соответствующая констатация: “Страх Господень – источник жизни, удаляющий от сетей смерти” (Притч, 14:27).

Таким образом, была оформлена идея воздаяния: наказание верующих за нарушение жесточайших религиозных предписаний или вознаграждение за их соблюдение, причем наказание может быть при жизни, а вознаграждение – после смерти. В Ветхом завете воздаяние связано с приходом мессии, воскресением умерших, установлением тысячелетнего царства и благодатной жизни в нем для праведников.

Существует ли в Библии “кровный”, наследственный грех? На этот счет приведем пару цитат. “Отцы не должны быть наказываемы смертью за детей; и дети не должны быть наказываемы смертью за отцов; каждый должен быть наказываем смертью за свое преступление (Втор., 24:16). И другое: “Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, за вину отцов наказывающий детей до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня” (Втор., 5:9). Как известно, в истории было немало государственных деятелей и религиозных иерархов, которые наказывали детей за вину отцов. В определенной мере ответственность за “кровный грех” ложится на составителей Ветхого завета, так и не пришедших к единому мнению.

Конечно, христианство (и иудаизм) нельзя представлять, как сплошные слабо мотивированные заклания врагов, ослушников и иноверцев. Религия не смогла бы выжить и укрепиться, если бы она не обещала счастливой жизни своим приверженцам. Представления о такой жизни нередко менялись, также как методы ее достижения.

Пожалуй, самым первым обещанием Господа Бога Аврааму было следующее: “И я произведу от тебя великий народ и благословлю тебя, и возвеличу имя твое, и будешь ты в благославление” (Быт., 12:2). А когда Авраам перебрался в землю Ханаанскую, ему явился Господь и сказал: “потомству твоему отдам Я землю сию” (Быт., 12:7).

Постепенно обещания возрастали. Вот что сказал Господь Моисею: “Я выведу вас от угнетения Египетского в землю.., где течет молоко и мед” (Исх., 3:17). И вскоре передал ему “дар творить чудеса” (Исх. 4:3–9).И далее: “как радовался Господь, делая вам добро и умножая вас” (Втор., 28:63).

И вот повторное утверждение: “Видите ныне, что это Я, Я – и нет Бога, кроме Меня: Я умерщвляю и оживляю, я поражаю и Я исцеляю, и никто не избавит от руки Моей” (Втор., 32:39). А потому “оживут мертвецы Твои, восстанут мертвые тела” (Ис., 26:12). И Я Господь, “открою гробы ваши и выведу вас, народ Мой, из гробов ваших и выведу вас в землю Израилеву” (Иез., 37:12). А после спасения наступит райская жизнь на земле.

В райских кущах, по описанию одного из составителей Ветхого завета, будет создана Господом абсолютно нереальная идиллия: “Волк будет жить вместе с ягненком, и барс будет лежат вместе с козленком; и теленок, и молодой лев, и вол будут вместе, и малое дитя будет водить их”. Никогда больше животные не будут представлять собой угрозу человеку или друг другу. Даже “лев, как вол, будет есть солому”! (Ис. 11:6–9; 65:25). Трудно найти даже среди верующих человека, который поверил бы в такую утопию.

Приведенные фрагменты из Ветхого завета убедительно свидетельствуют, что вера евреев, а затем всех христиан в Бога покоится на 2 факторах: страхе наказания и ожидании чуда. Об этом говорит и Библия (Ис., 8:13). “Кнут и пряник” – вот движущая сила христианства, да и других важнейших религий мира.

Таким образом, каждый внимательно прочитавший Библию может убедиться, что ни иудаизм, ни христианство не имеют морально-нравственных корней. И “заповеди о святости” служили лишь фиговым листком для создателей и распространителей верований.

Естественно, ни сам Господь Бог, ни верующие в Него не могли установить ни мира, ни справедливости на земле. “И обратился я и увидел всякие угнетения, какие делаются под солнцем: и вот слезы угнетенных, а утешителя у них нет; и в руке угнетающих их – сила, а утешителя у них нет” (Еккл., 4:1). Отсюда предупреждение: “Не говори: “отчего это прежние дни были лучше нынешних“?” (Еккл., 7:10).

И уже послышались жалобы-упреки в словах Пророка Аввакума: “Господи, почему Ты не слышишь вопль гонимого праведника… Для чего даешь мне видеть злодейство и смотреть на бедствия? Грабительство и насилие предо мною, и восстает вражда, и поднимается раздор… Для чего же ты смотришь на злодеев и безмолвствуешь?” (Авв., 1:3, 13). И поскольку надежды на Господа Бога не сбылись, народ ожидал нового Бога.

В заключение данного параграфа хотелось бы напомнить об утверждении независимых ученых-археологов о том, что 70 лет раскопок в Израиле не дали убедительного подтверждения множества фактов, изложенных в Танахе (Ветхом завете) в VIII в. до н. э. – II в. н. э. Они написали: “как с этим ни трудно смириться, но народ Израиля не выходил из Египта, не скитался по пустыне, не завоевывал “Эрец Исраэль” и не жил здесь всеми десятью коленами”. Прославленное государство царя Давида не было великой региональной державой, а являлось малым племенным княжеством [“Азия и Африка сегодня”, 2000, № 5, с. 73]. Таковы результаты бескомпромиссных научных исследований объективным ученым. Необходимо и в дальнейшем отделять зерна науки от плевел религии.

§2. Надежды и разочарования во Христе

“Терпением вашим спасете
души ваши” (Лк., 21:19)

В обоих разделах Библии постоянно упоминаются язычники – злейшие враги Господа Бога и иудеев. Видимо, поэтому авторы Нового завета, сделав по отношению к неистребимым врагам примирительный жест, превратили единого Бога в Троицу: Бога Отца, Бога Сына и Святого Духа. Так, на смену единому правителю вселенной у иудеев неожиданно пришел целый коллектив у христиан.

В связи с этим составителям Нового завета пришлось изобретать неизвестную в других религиях идеологему: Бог един, но существует в трех ипостасях. Такая ситуация запутала не только иудеев, но и самого Иисуса Христа, который в одном случае говорит: “Я и Отец – одно”, а в другом: “Отец Мой более Меня” (Ин., 10:30; 14:28). Соответственно, Иисус утверждает, что Он творит волю Отца Своего или свою собственную.

Более чем странное появление Иисуса по сей день вызывает не только недоумения, но и жаркие споры. Прежде всего невесть откуда взявшийся Святой Дух, изображаемый обычно в виде голубя (Мф., 3:16), вдруг оплодотворил ничем не примечательную еврейку Марию, только что обрученную с плотником-евреем Иосифом. В связи с неожиданным и непрошенным вторжением в чужую семейную жизнь, Ангелу пришлось являться плотнику во сне, чтобы предупредить его о внебрачном рождении сына: “Иосиф, сын Давидов! не бойся принять Марию, жену твою, ибо родившейся в Ней есть от Духа Святого” (Мф., 1:20). Иосиф поддался уговорам и, несмотря на грех внебрачного зачатия, принял Марию, хотя назвал родившегося сына не Еммануил (по-греч. “с нами Бог”), как предлагал Ангел, а Иисус (греч. от евр. Иегошуа или Иешуа, что означает “спаситель” – Христианство. Энциклопедический словарь, т. I. М., 1993, с. 35). В соответствии с предписаниями иудаизма (Ветхого Завета) мальчик подвергся обрезанию на восьмой день после рождения. Позже Его помазали маслом оливы и стали называть “помазанник”, что было переведено на греческий язык как “Христос” (Мф., 1:23, 25) [Прилож., с. ХIХ].

Непонятное народу противоестественное зачатие и необычное рождение Иисуса Христа породили множество слухов и легенд, которые не прекращаются по сей день. В Талмуде (признаваемом священным только иудеями) фигурирует версия о том, что Иисус был сыном пряхи Марии и римского солдата-язычника Пантеры. А поскольку прелюбодеяние каралось смертной казнью, святому семейству пришлось изобретать мифический вариант. То, что Иисус был внебрачным ребенком, подтверждал и римский историк Цельс (2 век н. э.).

У евреев, живших по законам Моисея (т. е. по жестким установкам Господа Бога, изложенным в Ветхом Завете и Талмуде) видимо, было недовольство суровостью этих законов. Поэтому Иисус начал вносить в них смягчающие коррективы, на базе которых Он смог собрать вокруг себя 12 учеников, ставших позже называться апостолами. Странствуя вместе с Иисусом, они проповедовали новое учение, которое позволило первоначально сформировать секту в иудаизме, а затем превратить ее в самостоятельную религию, получившую имя ее основоположника. Учение Христа изложено в Новом завете, главным образом, четырьмя евангелистами, а также другими авторами.

Иисус, создавая новое учение на базе Ветхого завета, в первую очередь отказался от десяти заповедей Бога Отца. В Евангелии от Матфея перечисляется лишь шесть заповедей Иисуса в следующей последовательности: “не убивай”, “не прелюбодействуй!, “не кради”, “не лжесвидетельствуй”, “почитай отца и мать” и “люби ближнего твоего, как самого себя” (Мф., 19:18, 19). Выпали следующие четыре заповеди: “Да не будет у тебя других богов”, “не делай себе кумира”, “не работай в субботу” и “не желай жены ближнего”.

Апостол Марк также называет шесть заповедей, но он вместо “люби ближнего” приписывает Иисусу другую заповедь: “Не обижай” (Мк., 10:19). Лука же перечисляет только пять заповедей, опуская “люби ближнего, как самого себя” (Лк., 18:20). Но наиболее вольно с заповедями Учителя обошелся Иоанн, оставивший всего лишь одну (!) заповедь: “да любите друг друга, как Я возлюбил вас” (Ин., 15:12).

В первую очередь рассмотрим отношение Иисуса к заповеди “не убивай”, которую он с шестого места у Бога Отца перенес на первое (у Матфея) и второе (у Марка и Луки) место. Можно сказать, что Иисус на практике сделал эту заповедь, действительно, морально-нравственной, гордостью христианства. Он, в отличие от Господа, не совершил ни одного массового или индивидуального истребления людей, скотов, птиц и растений. Возможно поэтому художники в течение нескольких веков Иисуса изображали в виде жертвенного агнца Божия, агнца Закланного (Христианство. Энциклопедический… Т. I, с. 36).

Правда, Иисус не избежал искушения нагнетать страх на окружающих людей. “Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел я принести, но меч” (Мф., 10:34). И еще: “Огонь пришел Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся” (Лк., 12:49).

Запугивание просматривается и в ряде других наставлений и указаний Иисуса. Так, Он повелевает: “Врагов же Моих тех, которые не хотели, чтобы я царствовал над ними, приведите сюда и избейте предо Мною” (Лк., 19:27). Правда, осталось неизвестным, были ли избиты (убиты) враги или нет. Было и такое предупреждение: “если не покаетесь, все так же погибнете” (Лк., 13:3). “Да и все почти по закону очищается кровью, и без пролития крови не бывает прощения” (Евр., 9:22). Однако, все это – слова из области устрашения, без которых не могло распространяться христианство.

Заметим, что максимум насилия, которое допустил Христос в синагоге, состояло в следующем: “И, сделав бич из веревок, выгнал из храма всех, также и овец и волов, и деньги меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул” (Ин., 2:15). Даже в наше время это было бы расценено не более, чем “мелкое хулиганство”.

Помимо соблюдения заповеди “не убивай” Иисус внес изменения в другие установки Господа. Так, Он посягнул на нерабочую субботу, которую заповедовалось посвящать Богу. За такое нарушение полагалась смерть. Сам Иисус в субботу занимался исцелением больных, а Его ученики срывали колосья и ели. В субботу Он начал учить в синагоге. На недоуменные вопросы фарисеев Христос ответил: “Ибо Сын Человеческий есть господин субботы”. Иисус утверждал: “Можно в субботу делать добро” (Мф., 12:1, 8, 10, 12; Мк., 6:2).

Еще одно важное новшество Иисус ввел в отношении прелюбодейства. В заповедях Бога Отца записано: смерть прелюбодею и прелюбодейке. Иисус тоже заповедует: “Не прелюбодействуй”, но не требует за такое нарушение смертной казни. Иное наказание Он предлагает уже соблазнителю: “Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в гиенну” (Мф., 5:29).

Евангелист Иоанн приводит следующий эпизод, ставший хрестоматийным. Однажды, когда к Нему привели женщину, “взятую в прелюбодеянии”, то Христос, вопреки принятому обычаю забивать таких до смерти камнями, сказал: “кто из вас без греха, первый брось на нее камень”. Все обвинители поспешили разойтись. Тогда Иисус сказал ей: “Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши” (Ин., 8:4, 7, 11). Более того, Он заявил первосвященникам и старейшинам народа потрясающую новость: “истинно говорю вам, что мытари и блудницы вперед вас идут в Царство Божие” (Мф., 21:34). (Правда, впоследствии оказалось, что первыми в рай попали ни те и ни другие, а один из разбойников, распятых рядом с Ним, и только за то, что, по его мнению, Иисус “ничего худого не сделал”. Этой ничтожной малости оказалось достаточно, что Иисус немедленно отреагировал: “истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю” (Лк., 23:41, 43). Столь высокая награда разбойнику за убийство или грешнице за прелюбодеяние способствовала переходу части иудеев в христианство. Однако эти эпизоды не вписываются ни в прошлые, ни в современные представления о нравственности.

Взаимоотношения Иисуса как с родителями, так и с братьями и сестрами, также не безупречны с морально-нравственной точки зрения. Да, Он напоминал: “ибо Бог заповедовал: “почитай отца и мать” и “злословящий отца и мать смертью да умрет”” (Мф., 15:4). А также: “Кто говорит: “я люблю Бога“, а брата своего ненавидит, тот лжец”” (1 Ин., 4:20). И соответственно: “Дети, будьте послушны родителям вашим во всем, ибо это благоугодно Господу”” (Кол., 3:20).

Но сам Иисус не был послушным ребенком. Вот что об этом пишет евангелист: “Каждый год родители Его ходили в Иерусалим на праздник Пасхи” вместе со своим двенадцатилетним сыном. Но однажды Он с ними не вернулся в Назарет. Иосифу и Марии пришлось возвращаться в Иерусалим. И только “через три дня нашли Его в храме”. “Матерь Его сказала Ему: Чадо! что Ты сделал с нами? Вот, отец Твой и Я с великою скорбью искали Тебя” (Лк., 2:41–48).

С 30 лет, когда Иисус стал проповедовать свое учение и показывать чудеса, Он постоянно покидал отчий дом. И в Новом завете не просматривается, что Иисус почитал отца и мать. Что касается четырех братьев и двух-трех сестер, то есть лишь одно указание, что “братья Его не веровали в Него” (Ин., 7:5).

Прохладные отношения, видимо, были вызваны весьма высокими требованиями Иисуса: “И всякий, кто оставит дoмы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или зeмли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную” (Мф., 19:29). Но родственники не подались соблазну, что видно из вывода Христа в следующем эпизоде: “И некто сказал Ему: вот Матерь Твоя и братья Твои стоят вне, желая говорить с Тобой”. Он же в ответ говорившему: кто Матерь Моя? и кто братья Мои? “И, указав рукою Своею на учеников Своих, сказал: вот матерь Моя и братья Мои”; “ибо кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат, и сестра, и матерь” (Мф., 12:47–50). И у другого евангелиста: “Матерь Моя и братья Мои суть слушающие слово Божие и исполняющие его” (Лк., 8:21). Отсюда следует, что Иисус не признавал свою мать и своих братьев, поскольку они не слушали Его “слово Божие” и не “исполняли его”.

Поэтому пришли на казнь Иисуса и “смотрели издали многие женщины, между ними были Мария Магдалина и Мария, мать Иакова и Иосии, и мать сыновей Заведеевых” (Мф., 27:55, 56). Другой евангелист утверждает, что среди них была и Мать Иисуса (Ин., 19:25). Но никто не зафиксировал, что четверо братьев и сестры пришли попрощаться со старшим братом. (Отец Иосиф совсем исчез из поля зрения составителей Нового завета). В таком изложении трудно говорить, что Иисус “возлюбил ближнего”. А евангелист Матфей пришел к еще более жесткому выводу: “И враги человека – домашние его” (Мф., 10:36). Это уже противоречит не только заповедям Господа, но и собственным Иисуса.

Принято считать, что Иисус ради спасения человечества добровольно пошел на мученическую смерть. Однако Новый завет позволяет придти и к другому заключению.

Конечно, всеведующему Богу Отцу не могла понравиться корректировка Его учения возлюбленным Сыном, а фактически создание нового учения. Существует версия, что Господь именно за отклонения от Его заповедей, за превращение иудаизма в христианство столь беспощадно наказал своего заблудшего Сына.

Ведь Иисус не хотел идти на мученическую смерть ради спасения грешных людей, в создании которых успел раскаяться сам Творец. Он умолял Отца в Гефсименском саду: “Отче мой! если возможно да минует Меня чаша сия”. И затем снова, как подневольный молился и умолял: “Отче Мой! если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя” (Мф., 26:39, 42). Но Отец, привыкший наказывать правых и виноватых, остался глух к последней просьбе безвинно осужденного Им же “возлюбленного Сына” и не захотел изменить свою волю. А жертвенный Иисус, уже истекая кровью на кресте, продолжал жалостливо стонать: “Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?” (Мф., 27:46). Лишь на третий день Господь воскресил мученически убитого им Иисуса Христа.

Возможно, что у Иисуса Христа была надежда, что Отец поступит с ним так же, как это однажды уже было описано в Библии. Господь, искушая Авраама, предложил ему убить сына Исаака. И в последний момент, когда Авраам занес нож, явился Ангел, который сказал ему: “не поднимай руки твоей на отрока и не делай над ним ничего, ибо теперь Я знаю, что боишься ты Бога и не пожалел сына твоего, единственного твоего, для Меня” (Быт., 22:12). Тогда безвинный Исаак был спасен. Но в случае с Христом распятие было заранее “запрограммировано”, поэтому надежды и просьбы были напрасными.

Кстати, несколько слов о великом грехе евреев. Одной из главных причин гонения на сынов Израилевых служило и служит “вечное обвинение” в убийстве Иисуса Христа. Однако в контексте Нового завета обвинение выглядит по крайней мере сомнительным. Во-первых, казнь Христа формально явилась результатом внутриеврейской разборки, на которой первосвященники и народ обвинили Христа в том, что Он “развращает народ наш и запрещает давать подать кесарю, называя себя Христом Царем” (Лк., 23:2) Во-вторых, казнь Иисуса должна была состояться даже независимо от решения еврейского собрания и независимо от “поцелуя Иуды”, ибо такова была воля самого Господа Бога.

Мученическая смерть и чудо воскресения Иисуса Христа породили у евреев, а также у других народов надежду, что их грехи уже искуплены и через день-два состоится второе пришествие Спасителя, когда все они попадут в рай. Иллюзию скорого возвращения на землю зачастую охотно поддерживал и сам Иисус. Правда, иногда он оговаривал, что “О дне же том, или часе (!) никто не знает, ни Ангелы Небесные, ни Сын, но только Отец (Мк., 13:32). Но многократно утверждал совсем иное: “Ибо истинно говорю вам: не успеете обойти городов Израилевых, как придет Сын Человеческий “ (Мф., 10:23). И еще: “Истинно говорю вам, есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Сына Человеческого грядущего в Царствии Своем” (Мф., 16:28). То же у другого евангелиста: “приблизилось к вам Царствие Божие” (Лк., 10:11). И снова повтор: “Истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе” (Мк., 9:1). И еще раз устами одного из апостолов: “пришествие Господне приближается” (Иак., 5:8).

Пропагандистский напор сделал свое дело, и уже тогда появились уверовавшие в обещания Христа: “Он был близ Иерусалима, и они думали, что скоро должно открыться Царствие Божие” (Лк., 19:11), т. е. была уверенность, что врата рая откроются в считанные часы или дни.

Не за часы, дни, месяцы, годы, а за двадцать веков можно было миллионы раз обойти города Израилевы, а стоявшие, слушавшие Христа, все роды сии вкусили смерть. Царствие Божие так и не наступило, никто не ожил ни тогда, ни в последующие две тысячи лет. Слова “истинно, истинно говорю вам” оказались обманом, “истинно истинной” ложью. А поскольку “невозможно Богу солгать” (Евр., 6:18), то “узники Господа” (2 Тим., 1:8), рабы Божие все еще верят в Христа, ждут чуда и на что-то надеются.

А может быть стоит поверить другим признаниям Христа: “Царство Мое не от мира сего” и “Я иду к Отцу Моему, и уже не увидите Меня” (Ин., 16:10; 18:36). В таком случае, надо забыть о загробной жизни, “потому что в могиле, куда ты пойдешь, нет ни работы, ни размышления, ни знания, ни мудрости” (Екк., 9:10). Да, при внимательном прочтении Нового, как и Ветхого, завета невольно станешь атеистом.

Как привели в своей энциклопедии многозначительные слова двое российских ученых, “народ ждал и разочаровывался” (Ф. А. Брокгауз, И. А. Ефрон. Энциклопедический словарь, т. ХХХVIIа, С.-П., 1903, с. 637). И было отчего. Народ ждал других, кардинальных перемен в своей беспросветной жизни, а Иисус вдруг заявил, что “не придет Царствие Божие приметным образом” (Мк., 17:20). Народ не дождался, чудодейственный Иисус исчез, пришествие не состоялось, – есть от чего разочароваться в Христе, в его заверениях и даже в его учении. Тут даже у верующих возникает сомнение: а не умер ли Иисус за истекшие 2000 лет.

 

Глава II
КОРОТКО О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ
РИМСКОЙ КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ

К усобицам зовут и бьют тревогу
Колокола, назначенные Богу.

А. Данте

Свыше трех веков христианство, возникшее на востоке Римской империи, отстаивало в жестокой борьбе свое право на существование. Важную роль в распространении новой религии сыграли апостолы, а затем – их ученики и продолжатели. А в IV в. н. э. император Феодосий провозгласил христианство единственной религией всей Римской империи. Государство еще больше форсировало распространение христианского учения.

Считается, что церковь как место сбора верующих для молитвы была задумана Иисусом Христом. Видимо, это произошло вскоре после изгнания Им торговцев и менял из синагоги. Он говорил им: написано: “дом Мой домом молитвы наречется”, а вы сделали его вертепом разбойников” (Мф., 21:12, 13). Какие основания были у Иисуса Христа считать продавцов, менял и их клиентов разбойниками, осталось непроясненным. Но позже построенные апостолами церкви, действительно, были наречены “домом молитвы” (хотя больше используются для проповедей).. Основное предназначение церкви – служить посредником между Богом и людьми. И как единый для всех христиан дом молитвы она просуществовала около 1000 лет, хотя вскоре после создания начали обозначаться разные подходы к религиозным ценностям и к проведению церковных служб.

Принято считать, что ранние христиане (точнее: иудео-христиане) еще мечтали о создании рая на Земле, но Иисус Христос перенес его на Небо. С этого момента христианство, отражая, по крайней мере первоначально, интересы угнетенных, рассчитывало на избавление от жестоких и несправедливых условий жизни. Но произойдет это только в связи со вторым приходом мессии-спасителя (от древнееврейского машиах – помазанник), который с этого момента должен “навечно” установить свое царство справедливости. Однако христианство, в котором стирались классовые и национальные различия, вскоре было обращено на пользу правящих классов и в начале IV в. превратилось в государственную религию Римской империи.

Нараставшие многовековые различия, интриги и соперничество между римскими папами и константинопольскими патриархами завершились тем, что в ХI веке папа Лев IХ и патриарх Керуларий прокляли друг друга (естественно, от имени Бога) и христианство разделилось на католиков и православных. В ХVI в. произошел еще один раскол – от католицизма отделился протестантизм. Вплоть до конца ХХ столетия католицизм рассматривал православие и протестантизм, а также множество других более мелких христианских движений, в качестве сект или даже ересей. Обособившиеся религиозные направления систематически доказывали, что их понимание Бога и учения Иисуса Христа – самое истинное, самое правдивое, а их церковная служба – идеально соответствующая заветам Бога Сына. Наиболее жесткие притязания на правильность вероучения и службы проявила Римская католическая церковь (РКЦ), что привело к обострению ее отношений с другими конфессиями.

Спецификой католицизма стало то, что под влиянием различных языческих поверий сложился культ матери Иисуса, которая была провозглашена “пречистой” и даже “вечной девственницей” при наличии не менее шести детей. Вот как об этом свидетельствует Новый завет: “Мать называется Мария, и братья Его Иаков и Иосий, и Симон, и Иуда… и сестры Его” (Мф., 13:55, 56). Тем не менее для укрепления культа богородицы в ХIХ в. был провозглашен дополнительный догмат о непорочном зачатии Марии ее матерью, а в ХХ в. еще новый о телесном вознесении богоматери после ее смерти на небо. И наконец, дева Мария была провозглашена матерью церкви. Культ богородицы (мадонны) получил широкое распространение среди католиков, видимо, потому, что оказался более понятным широким массам населения, чем абстрактная Троица. Богородица рекламировалась и в других церквях как “заступница” перед Богом, хорошо знающая нужды людей, в первую очередь женщин.

Но даже дева Мария, никогда никому не угрожавшая и никого не истребившая, не смогла облагородить РКЦ. Именно эта церковь проявила наибольшую нетерпимость и агрессивность, в частности, по отношению к иудаизму, православию и исламу.

Тот факт, что Иисус был евреем, позволяет установить дополнительную связь между христианством и иудаизмом. Однако распятие евреями Христа постепенно превратилось в их “великий грех”. И когда в IV в. христианство стало единственной государственной религией Римской империи, началось преследование евреев. А высылка католиками евреев из Испании в 1492 г. придало проблеме не только религиозный, но и политический характер на многие столетия.

В эпоху феодализма католичество обрело свои агрессивные черты. Оно стало огнем и мечом навязывать народам любовь к Богу. В ХI в. начались (и продолжались в ХII и ХIII вв.) печально знаменитые, а тогда прославленные крестовые походы западноевропейских феодалов (преимущественно, католиков) против неверных – мусульман. Идейным вдохновителем и непосредственным организатором походов стал Римский папа Урбан II, добивавшийся признания превосходства католицизма. Военные вторжения проходили под мобилизационными лозунгами: “Освободим Гроб Господен” в Иерусалиме, “Освободим святые земли Палестины” от власти мусульман.

Из восьми походов семь пришлись на Ближний и Средний Восток, когда были разбиты не только исламские армии, но и разрушены православные города, включая Константинополь. Один же поход пришелся на окраины православной России. Все участники агрессивных акций, прекрасно зная заповеди Христа “Не убивай”, “Возлюби ближнего” – сознательно ханжески шли на их нарушения и истребили сотни тысяч людей различных вероисповеданий. Так, Римская католическая церковь (РКЦ) совершила первое крупномасштабное преступление.

Не менее кровопролитной стала внутренняя политика РКЦ. Ее порождением стала инквизиция (ХIII–ХIХ вв.) – специальный трибунал, предназначенный для борьбы с ересью, т. е. инакомыслием. Верховным инквизитором считался Бог, а Его заместителем – Римский папа. Судопроизводство велось тайно с применением лжесвидетельств и пыток. Подсудимые, а ими были колдуны, ведьмы, гадалки, волхвы и др. еретики, обычно приговаривались к сожжению на костре. В Испании и Португалии была разработана торжественная церемония аутодафе (“акт веры”) – оглашение и приведение в исполнение приговора (последнее аутодафе состоялось в 1826 г. в Валенсии). Особенно изуверствовал монашеский орден иезуитов (“Общество Иисуса”), созданный в Париже в 1534 г. Игнатием Лойолой, и несколько позже утвержденный Римским папой. Иезуиты проникли во многие страны Азии и Америки, а в ХVII–ХVIII вв. в Парагвае даже существовало “Иезуитское государство”. Иезуиты придерживались жесточайшей дисциплины, взаимного шпионажа и убежденности, что ради “вящей славы Божией” допустимо любое преступление. В 1970 г. насчитывалось около 34 тыс. иезуитов, составлявших ведущий отряд клерикального экстремизма.

В конце ХХ в. по странам Европы перемещалась выставка “Средневековые орудия пыток”, собранные в Испании, Австрии и Германии. Изощренные орудия пыток создавались католическими священниками, как говорилось на стендах выставки, из-за страха перед дьяволом, сатаной, антихристом. Страх подогревался чумой, выкосившей почти половину населения Европы. Анонимное доносительство, обвинения в ереси и колдовстве сделались нормой религиозной жизни, когда верующие буквально во всем видели признаки конца света. Епископы, знавшие, что даже среди апостолов находился предатель, стремились выявить еретиков даже в собственных рядах, не останавливаясь перед пытками каленым железом, сажанием на кол и пр. Фактически борьба РКЦ шла не с грехом, а с инакомыслием, шла борьба за тотальную власть церкви.

В ХII–ХIII вв. широкое распространение получили индульгенции (от лат. induIgentia – милость) – папские грамоты, которые свидетельствовали о полном или частичном отпущении как совершенных, так и не совершенных еще грехов. Индульгенции выдавались за деньги или за особые заслуги перед католической церковью, что позволило священнослужителям развернуть настоящую торговлю в целях личного и церковного обогащения. Выдача индульгенций обосновывалась богословами тем, что РКЦ, якобы, обладает неким запасом добрых дел, совершенных Христом, девой Марией и святыми, которыми можно покрывать грехи состоятельных людей.

После религиозных войн во Франции в ХVI в. наступила эпоха Возрождения, вскоре распространившаяся на всю Западную Европу. РКЦ не только не содействовала научному или культурному расцвету, но даже порой противилась ему. Основной удар инквизиции теперь был перенесен на деятелей науки и культуры, которые так или иначе подвергали сомнению отдельные догмы религии. Жертвами католических фанатиков стали выдающиеся мыслители Джордано Бруно, Галилео Галилей, Ян Гус и др. Папская инквизиция была упразднена лишь в 1870 г., хотя еще долго сохранился ее рудимент в виде, например, “Индекса запрещенных книг” (папская цензура). Историки оценивают число жертв католического террора в 9,5 млн. чел. [Церковно-общественный вестник, 1995, № 15, с. 7]. В это число входит и 3 млн. казненных женщин. Можно сказать, что РКЦ отошла от заповедей Бога Отца, но повторяла Его антигуманных деяния.

РКЦ, сопротивляясь всему новому, провозглашала вечность и нерушимость “богоустановленных” общественных порядков, оправдывала претензии папства на светскую власть. В 1864 г. папа Пий IХ опубликовал “список заблуждений”, в котором предал проклятию демократические свободы, социализм и коммунизм. Эти проклятия повторялись и позже.

За свою историю РКЦ, по крайней мере дважды, добилась крупной победы над православием. В 1439 г. во Флоренции было подписано соглашение, по которому православная церковь Византии приняла ряд догм католического вероучения. Папство рассчитывало и дальше посредством унии подчинять православную церковь своему влиянию. Греческое духовенство и византийский император пошли на унию, надеясь получить помощь от стран Западной Европы в борьбе против наседавших турок (мусульман). Кстати, унию подписал и русский митрополит Исидор, грек по национальности. Однако русское духовенство и великий князь Василий II Темный отказались принять Флорентийское соглашение. Исидор был низложен. Вскоре уния была отвергнута и в Византии: Иерусалимский собор православной церкви в 1443 г. предал ее проклятию.

В 1596 г. РКЦ добилась нового успеха, сумев объединить православные церкви Украины и Белоруссии и присоединить их к католическим организациям, что было оформлено на соборе в г. Брест. Так была создана Униатская церковь, которая подчинилась папе римскому, приняла католическую догматику, но сохранила пышную православную обрядность. Деятельность униатов была направлена на отрыв украинцев и белорусов от православных народов России, на укрепление связей с Ватиканом и Польшей.

После Октябрьской революции Униатская церковь добивалась отторжения Украины от Советской России (а затем – от СССР). В годы II мировой войны униаты тесно сотрудничали с фашистской Германией, что скомпрометировало их в глазах верующих и атеистов. В 1946 г. собор униатского духовенства, собравшийся в городе Львове, принял решение о ликвидации Брестской церковной унии и переходе всех бывших униатских приходов в состав Русской православной церкви. Ватикан не признал этого решения и поддерживал униатскую церковь за рубежом (эмигрантскую). В конце ХХ столетия униаты вновь легализовали свою церковь.

Весь ХIХ в. проходил под знаком ослабления РКЦ и упразднения папской цензуры. Это позволило ученым, писателям, работникам культуры открыто высказывать свое антицерковное и даже антирелигиозное мнение. Буржуазные революционеры Франции, вырываясь из оков религии, выдвинули в ХVIII в. лозунг: “Свобода, равенство, братство”. А немецкий мыслитель Ф. Ницше утверждал, что христианство вредоноснее любого из пороков. Его знаменитая фраза “Бог умер, небеса молчат” была особенно популярна у современников.

За всю историю человечества ни один подлинный ученый (даже верующий) не объяснял физические процессы с помощью “Божией воли”, а только законами природы. Отсюда – соответствующая реакция католической или протестантской церквей на науку и научные открытия. Даже в ХХ в. в американских штатах запрещалось преподавание эволюционной теории Дарвина под тем предлогом, что она “подрывает нравственность подрастающего поколения”.

Удивительно, как германские ученые единодушно сравнивали религию с известным наркотиком. Так, Л. Фейербах называл религию “духовным опиумом”, И. Кант – “опиумом для совести”, К. Маркс – “опиумом народа”. Правда, на уровень полного атеистического свободомыслия из них вышел лишь Маркс.

Австрийский психолог З. Фрейд считал религию врагом просвещения и прогресса. Ему принадлежит утверждение, что “безнравственность во все времена находила в религии не меньшую опору, чем нравственность”.

Большое внимание в своих трудах уделял вопросам религии и атеизма К. Каутский, живший в ХIХ и ХХ столетиях. По его мнению, “в христианстве победу одержал не пролетариат, а эксплуатирующее его и господствующее в нем духовенство. Христианство победило, как новая опора гнета и эксплуатации. Оно не только не устранило императорскую власть, рабство, нищету масс и концентрацию богатства в немногих руках, но укрепила всё это. Организация христианства – церковь – победила благодаря тому, что изменила своим первоначальным целям и стала отстаивать нечто совершенно противоположное” (Происхождение христианства. М., 1990, с. 428). Каутский считал также, что социал-демократия должна оставаться нейтральной по отношению к церкви, что христианское учение соединимо с целями социализма. Он полагал одновременно, что церковь может играть положительную роль в жизни людей. Однако последующая деятельность РКЦ и протестантства не подтвердили эту оценку Каутского. Тем не менее его мнение было принято за основу деятельности некоторых коммунистических и социалистических партий, что нанесло им непоправимый ущерб.

Преступления РКЦ против человечества и ее агрессивность против православия продолжались в ХХ и ХХI столетиях. В первую очередь следует назвать благоприятное отношение сначала к итальянскому, а затем и немецкому фашизму. Сближение стало возможным после того, как в 1929 г. папа Пий ХI подписал с Муссолини Латеранские договоры, приведшие к созданию мини-государства Ватикан, в котором папа ликвидировал светскую власть. Как тогда говорили, “крест был повенчан со свастикой”. Папа Пий ХI даже утверждал, что “Муссолини ниспослан нам Провидением”, т. е. Богом. Фактически, он поддержал развязывание фашизмом Второй мировой войны, в ходе которой погибли десятки миллионов верующих и атеистов. Аналогично поступала и униатская церковь.

Нельзя не отметить, что набожные фашисты (католики и протестанты) больше всего истребили русских и белорусов. Однако под воздействием сионистов весь мир заговорил о холокосте (греч. “все сжигать” – священная жертва древних израильтян), массовом уничтожении евреев. Напомним, что тотальное истребление евреев (и других народов) осуществил только Господь, который организовал потоп, в котором он спас всего одну еврейскую семью (четыре человека). Гитлер уничтожил половину еврейского населения и активно сотрудничал с еврейскими олигархами даже в самой Германии (да и жена фюрера Ева Браун была еврейкой).

После разгрома советской армией фашизма и спасения Европы от фашистской чумы авторитет РКЦ резко пошел на спад. Но с развязыванием странами Запада холодной войны Римский папа в 1948 г. призвал к “защите” церкви от “атеистического коммунизма”. Церковь вновь была политически востребована.

Активные меры по увеличению числа приверженцев католицизма в 90-х гг. истекшего столетия осуществил Римский папа Иоанн Павел II (Войтыла, поляк по происхождению). Сначала он предпринял многочисленные поездки в страны католического вероисповедания, но затем и в те государства, где католики составляли явное, даже ничтожное меньшинство.

Епископы Ватикана, занимаясь предпринимательской деятельностью, активно эксплуатируют свое и чужое население. И они, как и светские предприниматели, мошенничают, совершают аферы, скрывают доходы от уплаты налогов. В 1987 г. итальянские прокуроры выписали ордеры на арест архиепископа и двух ватиканских служащих. Однако благодаря особому суверенному статусу Ватикана, обвиненные представители церкви избежали ареста (“Пробудитесь!” 8.4.1996, с. 7).

Общество потребления открывает целый мир всяких удовольствий и развлечений. Им предаются не только рядовые католики, но и священнослужители. Многие епископы, поддерживая обет безбрачия, сами предаются греху. В 1992 г. один из них явился на немецкое телевидение с “подругой” и двумя детьми, чтобы “открыть диалог” на тему тайных незаконных любовных связей, которые практикуют некоторые епископы (Там же, с. 8). Но наиболее крупный скандал возник в мае 2000 года, когда несколько десятков католических священников США предстали перед судом по обвинению в педофилии. И хотя Иоанн Павел II обвинил их в “совершении греха” и даже “преступлении”, он не принял каких-либо административных мер против преступников в сутанах.

Правда несколько ранее Иоанн Павел II обратился ко всем богословам с призывом “бросить ясный взгляд в прошлое”. И сделав это, он от имени РКЦ просил прощения за кровь крестовых походов, за костры инквизиции, за мракобесие ведовских процессов, за жестокую насильственную евангелизацию Нового Света, за Варфоломеевскую ночь, за судилище над Галилеем, за терпимость к фашизму и другие деяния церкви. Одновременно папа призвал к покаянию всех христиан в преддверии 2000 года. Другими словами, папа признал преступления РКЦ и раскаялся (Независимая газета. Религии, 25.12.1997).

Однако, как показала дальнейшая практика, Иоанн Павел II каялся и снова грешил. Под его руководством РКЦ не отказалась от насильственного распространения католицизма. И в первую очередь она стремилась с этой целью подорвать устои социализма и православия в странах Восточной Европы.

В этом плане интересы РКЦ совпали с целями наиболее агрессивных кругов НАТО по отношению к Югославии. Если церковь хотела подчинить себе православные славянские народы, то военный блок стремился покончить с якобы коммунистическим режимом Югославии. Поэтому Римский папа впервые в послевоенные годы поддержал идею военного вмешательства стран НАТО в Боснии. И натовские войска, по примеру фашистских армий, начали свой “дранг нах остен”. И когда агрессивная акция была завершена, папа содействовал расколу Югославии по религиозному принципу.

Деятельность РКЦ вполне вписывается в американскую политику “глобализации” – насаждения за пределами стран Запада “демократических” принципов, известных в качестве “единых цивилизационных ценностей”. В то время как НАТО расширяется на Восток, Римский папа действует в том же направлении. В 2001 г. совершил поездку на Украину, несмотря на возражения православных церквей Украины и России. Хотя Иоанн Павел II назвал Брестскую унию 1596 г. “ошибочной”, он тем не менее делал все возможное, чтобы направить украинцев в лоно РКЦ, используя лозунг “за экуменизм” (объединение всех христианских конфессий). В том же году папа посетил Казахстан и Армению, собирая “экуменический урожай”. Можно сказать, что НАТО и РКЦ разными путями и лозунгами, но добиваются тех же целей: окончательно расколоть бывший советский народ (особенно славян), поставить на службу Запада их природные ресурсы и рабочую силу (разумеется, в сокращенном виде) и приобщить “заблудших овец” к западным ценностям и католицизму.

Крупный вызов православию совершила РКЦ своим решением учредить католические епархии на территории России. Ватикан, видя, что российское правительство сдает позиции США и НАТО, уверовал, что и патриархат пойдет на уступки. Поэтому в конце зимы 2002 г. официально объявил об упрочении позиций Римско-Католической Церкви (РКЦ) на территории России. По решению Папы Римского Иоанна Павла II четыре апостольские администратуры РКЦ – в Москве, Новосибирске, Саратове и Иркутске – стали епархиями, а бывший апостольский администратор центральной России Тадеуш Кондрусевич назначен митрополитом.

Решение было принято в одностороннем порядке без согласования с патриархатом РПЦ. Поскольку в России насчитывается лишь 500–600 тыс. католиков, очевидно, что названные преобразования предусматривают рост их численности. В ближайшее время следует ожидать приезд миссионеров, монахов, епископов, которые будут обращать в католицизм атеистов и православных. Такая деятельность вписывается в рамки процесса глобализации.

Конечно, понятие “общности интересов” НАТО и РКЦ в определенной мере условны. Особенно четко просматриваются расхождения в Северной Ирландии, где уже треть века происходят столкновения между католиками и протестантами. Римский папа, естественно, поддерживает католиков и не в состоянии исполнять функцию “посредника” и “примирителя”. Фактически религиозная война здесь продолжается три десятилетия, вызывая раздражение руководства НАТО.

Таким образом, многовековая история РКЦ показывает, что ее деятельность была направлена не на соблюдение заповедей Бога Отца или Бога Сына, а на достижение собственных целей: сохранение и распространение влияния, подавления конкурирующих вероисповеданий и любого инакомыслия, умножение числа приходов. Нередко она сама инициировала войны или провоцировала их начало. Аморальность и безнравственность, прошедшие красной нитью по всей истории католицизма, продолжаются и поныне.

Поскольку РКЦ встроена в капиталистическое общество (преимущественно в страны золотого миллиарда), она считает возможным подлаживаться под моральные ценности меняющегося социума. В ряде случаев церковь закрывает глаза на собственные установки, разрешая моральную деградацию прихожан. Так, в Библии записано: “Если кто ляжет с мужчиною, как с женщиной, то оба они сделали мерзость: да будут преданы смерти, кровь их на них” (Лев., 20:13).

Тем не менее моральное падение РКЦ привело к тому, что она теперь не возражает против заключения однополых браков (в 2001 г. Швеция стала третьей страной Западной Европы, где однополые браки были легализованы). А Иоанн Павел II, прося прощение за грехи церкви, ни разу не упомянул среди них противоестественные семейные союзы.

РКЦ как интегральная часть ультраимпериалистического сообщества, не может не благословлять эксплуатацию, рост богатства любым путем, растущую поляризацию населения мира. Она сама паразитирует на эксплуатации чужого труда, претендуя на получение десятой части его результата. Так повелел Господь: “И всякая десятина на земле из семян земли и из плодов дерева принадлежит Господу: это святыня Господня” (Лев., 27:30). А путь к Господу приходит через церковь, где эта десятина кормит и обогащает клириков.

В ряде случаев это подрывает авторитет РКЦ даже в истинно католических странах. Так, опросы, проведенные в конце прошлого столетия во Франции, показали, что из 66% французов, которые относят себя к числу верующих, 53% верят в воскресение Христа, 44% – в вечную жизнь, но лишь 21% регулярно посещают церковь и регулярно молятся. Это свидетельствует если не о сокращении численности верующих, то о падении силы их веры, о снижении напора воинствующего клерикализма.

 

Глава III
НЕГАТИВНАЯ РОЛЬ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

“Большинство нынешних россиян по-прежнему не имеет глубоких познаний об истинах отечественной веры”.

Алексий II

Православие на востоке и юго-востоке Европы (как и католицизм на ее западе) прошло не однозначный, но в целом отнюдь не положительный путь развития. Познания “об истинах отечественной веры” жестко контролировались и контролируются церковью и государством. Всемирно известные составители российской энциклопедии акцентировали внимание на том, что было создано учение о непогрешимости церкви в вопросах догмата.., охраняющее ее, в частности, от критики исторической и историко-философской”. И далее: опровергнуть учение “нельзя и никогда возможно не будет” [Брокгауз… т. ХХХVIIа, с. 637].

В весьма сокращенном виде истинную историю деятельности Русской православной церкви (РПЦ) можно изложить в рамках трех различных периодов: 1) Религия и РПЦ от первого насильственного крещения Руси до Великой Октябрьской социалистической революции; 2) РПЦ в годы советской власти; 3) Грехопадение патриарха и “демократической” власти. Поскольку в настоящее время все средства массовой информации (СМИ) переполнены панегириками православию и русской церкви, то существует настоятельная необходимость осветить истинное положение, которое тщательно обходят или умышленно скрывают реставраторы капитализма и религии.

§ 1. Религия и РПЦ от первого насильственного крещения Руси до Великой Октябрьской
социалистической революции

“Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные” (Мф., 7:15)

Древние славяне, как практически и все другие народы, в ранней своей истории исповедовали язычество. Древнерусские (славянские) племена поклонялись различным Богам, среди которых видное место занимали Сварог, Велес, Даждь-Бог, Перун, Лада и др. Политеизм в тот период соответствовал раздробленности славянских народов, сосредоточившихся в нескольких княжествах.

В IХ–Х вв. остро ощущалась потребность в создании единого Киевского государства, а ориентация населения на различных языческих богов не могла содействовать собиранию земель. Для киевского князя Владимира существенной подсобной силой объединения представилось христианство в его греко-православной форме, которое уже несколько веков было государственной религией в близ расположенной Византийской империи.

Киевское княжество неоднократно подвергалось нападениям со стороны византийцев, которые в IХ в. сами подверглись нашествию врагов. В 987 г. киевский князь и византийские василевсы заключили мирный договор, по которому Владимир обязался оказать военную помощь империи, а в знак благодарности за это получал в жены Анну, сестру императора. Непременным условием брака было согласие князя приять православие. Владимир согласился, поскольку этот брак укреплял международное положение Киевской Руси. Принятие же христианства должно было содействовать централизации древнерусского государства и усилению личной власти князя. Таким образом принятие монотеистической религии имело тогда сугубо политико-прагматический смысл.

Как только завезенная православная религия получила поддержку части славянских князей, Владимир в 988 г. насильно загнал своих подданных в воды Днепра, совершив христианский обряд крещения. Так, на Руси государство внедрило христианство, а затем и создало церковь. С этого времени православное христианство стало считаться государственной религией Древней Руси, а сам Владимир начал подписывать посольские документы не как князь, а как каган (титул главы государства у ряда тюркских народов, в частности, у хазар, исповедовавших иудаизм).

Пышное и красочное богослужение, церковное пение без музыкального сопровождения, свет бесчисленного множества свечей и лампад, иконы в золотых и серебряных окладах – все это оказало сильное эмоциональное воздействие на подданных князя. Православие стало быстро распространяться, вытесняя исконную религию с ее скромными обрядами.

Тем не менее, насильственное навязывание “сверху” чужеземного вероисповедания не могло не вызвать сопротивления населения, сохранявшего приверженность язычеству. В 1024 г. вспыхнуло первое восстание язычников на окраине Киевской Руси – в Суздале. Оно было одновременно направлено не только против православия, но и против самого тогдашнего князя Ярослава. После подавления восстания начались преследования язычников, сопровождавшиеся их массовым истреблением. В ХIII в. поднялось еще одно крупное восстание народных масс против новой религии. И снова восставшие были разгромлены киевскими властями с многочисленными потерями с той и другой стороны. Так насилие стало повивальной бабкой православной религии на Руси. Можно сказать, что внедрение заморского вероисповедания началось с купания в воде, а продолжалось купанием в крови, о чем не любят вспоминать православные иерархи.

РПЦ причастна не только к групповым, но и индивидуальным истреблениям людей. Уже при Владимире в Церковном уставе стали перечисляться преступления, караемые сожжением на костре. К ним относились: “зелейничество, потворы, чародеяние, волхвование”. В 1227 г. в Новгороде, например, сожгли 4 волхвов. Спустя 2 века “за разжигание моровой язвы” предали огню 12 “колдуний”. Расправы с колдунами, хотя и намного реже, практиковались и при царе Иване IV.

Даже в ХVII в. в грамоте царя Федра Алексеевича об учреждении в Москве Славяно-греко-латинской академии имелся пункт, предписывавший учителей, ведающих магию, сжигать вместе с книгами и учениками “без всякого милосердия”. Призывы к преданию ученых и других гуманитариев огню продолжались два столетия. Последняя такая расправа произошла в 70-х гг. ХIХ в. До сего времени РПЦ не принесла покаяние за массовые истребления русских людей.

Период монголо-татарского ига (1243–1480 гг.) заполнен черными страницами истории российских княжеств и РПЦ. Покоренные русские князья получали от золотоордынского царя (хана) ярлыки на право княжения. За это они должны были платить дань и сражаться с врагами Золотой Орды. Так князь Александр Невский, продав в казанское рабство молодых женщин и мужчин, получил военную помощь от хана и смог разбить немецких псов-рыцарей на Чудском озере. За это церковь причислила его к лику “святых” (первоначально она к ним причисляла не истинных героев, а только князей). Такой чести удостаивались те, кто боролся против западных вероисповеданий и удостаивался похвал Золотой Орды.

В 1380 г. князь Дмитрий Донской на Куликовом поле отвратил нашествие Мамая, который был не из рода Чингиз-хана и потому считался в Золотой Орде “узурпатором”. За это хан поздравил князя с победой над “общим врагом”. Поздравление получил и Сергий Радонежский, благословлявший в своем подмосковном монастыре Дмитрия Донского. Правда, даже победы над “общим врагом” не спасли Москву от сожжения ханом Золотой Орды Тахтамышем уже через 2 года после сражения на Куликовом поле. Более того, Русь еще 100 лет продолжала платить дань монголо-татарам.

Почти два с половиной столетия РПЦ, управляемая из Византии, выступала против католицизма и призывала православных молиться “за царя”. Поскольку на Руси своего царя не было, а царем для русских был ордынский хан, то православная церковь молилась за здравие мусульманина. Другими словами, РПЦ своими молитвами укрепляла монголо-татарское иго. Благодарный хан освобождал церковь от выплаты ежегодных податей, которыми была обложена вся Россия. Церковный “коллаборационизм” полностью игнорировал русский патриотизм. Одновременно он нарушал священную заповедь: “Не преклоняйтесь под чужое ярмо с неверными, ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света со тьмою” (Кор., 6:14–16). И после освобождения страны от монголо-татарского гнета РПЦ не принесла свои покаяния российским народам.

Приближению же православия к интересам России содействовала не только ликвидация Золотой Орды, но и разгром турками Византии. РПЦ воспользовалась захватом Константинополя в 1453 г., чтобы выйти из-под подчинения константинопольскому патриархату (который действует по нынешний день в Стамбуле). Началось укрепление РПЦ. В 1547 г. митрополит Макарий впервые венчал Ивана IV Грозного на царский престол. После венчания царей нарекали “помазанниками Божиими”. Широкое распространение стали получать две мифические теории.

Первая известна тем, что впервые пробудила православный экстремизм. Речь идет о послании инока Спасо-Елизаровской обители старца Филофея, в котором утверждалось: “Два Рима падоши, а третий стоит, а четвертому не быти”. Во время царствования Ивана Грозного идея “Москва – третий Рим” стала государственной. При царе Федоре Ивановиче было установлено патриаршество и глава РПЦ стал равным среди вселенских патриархов. В дальнейшем на базе этого мифа делалась попытка утвердить примат РПЦ над другими автокефалиями (независимыми церквями).

Вторая теория утверждала, что якобы возникла симфония, при которой произошло слияние государственной власти и православия, при руководящей и направляющей роли религии. Поэтому навязывалось мнение, что христианской церкви должно соответствовать православное государство. Так РПЦ исподволь устанавливала свой приоритет над государством.

Приоритет внедрялся по многим направлениям, особенно в ХVI в. Когда в 1564 г. в Москве Иван Федоров и Петр Мстиславец отпечатали без благославления церкви первую русскую книгу “Апостол”, священнослужители объявили ей войну. Подстрекаемая попами толпа православных фанатиков сожгла Печатный двор, а первопечатники вынуждены были бежать в Литву.

Окрепшая РПЦ во главе с патриархом Никоном приступила в 1653–1656 гг. к реформированию обрядов, икон и богослужебных книг по византийскому образцу. Реформа была направлена на централизацию церковной власти, на борьбу с автономией местных церквей и монастырей, на ликвидацию принципа соборности. Несмотря на то, что реформа не затрагивала основ православия, она вызвала решительный протест значительной части служителей культа во главе с протопопом Аввакумом. По его словам, царь и патриарх это – “два рога Антихриста”. Движение старообрядцев привело к расколу РПЦ. Аввакум, отказавшийся признать церковную реформу, был расстрижен, предан анафеме (т. е. проклятию) и сослан сначала в Сибирь, а затем в Пустозерский острог. В 1677 г. он написал: “Двадцать три года до сего времени беспрестанно жгут и вешают исповедников христовых”. Аввакум предугадал и свою судьбу: в 1682 г., по царскому указу, он был безжалостно сожжен в молельном доме вместе с другими старообрядцами.

Ненамного лучше сложилась судьба сподвижницы Аввакума известной боярыни Морозовой. За приверженность к старой вере, за “противление” царю и патриарху она была арестована, подвергнута пыткам, а затем сослана в Боровский монастырь. В монастырской тюрьме боярыня погибла от голода. За варварские расправы со старообрядцами РПЦ так и не принесла свои покаяния.

РПЦ беспощадно расправилась не только со старообрядцами, но и с другими “раскольниками”. Молокане, некрасовцы, духоборы, мормоны и др. ссылались в Сибирь, если не успевали сбежать на окраину России или даже за границу. Их недвижимость, как правило, поступала в собственность церкви.

Сама же церковь, хотя и называлась ортодоксальной, таковой не являлась. Об этом свидетельствует не только ее отношение к монголо-татарскому хану, но и к другому супостату – Лжедмитрию. В 1605 г. церковь объявила католика Лжедмитрия I законным правителем России, хотя недавно изобличала его, как беглого монаха Гришку Отрепьева. Поэтому самозванца в Москве встречали митрополиты, архи- и просто епископы, архимандриты, игумены и др. священнослужители с иконами и крестами. В главном храме Успения высшее духовенство служило для него молебен (как сыну Ивана IV), а патриарх Иов отпускал грехи тем, кто изменил православию. Так церковь еще раз продемонстрировала свою готовность к предательству.

Периодически муссировавшаяся теория “симфонии” раздражала царя Петра I, провозгласившего себя императором. Укрепляя свою власть, он создал качественно иную симфонию, согласно которой не государство должно соответствовать церкви, а, наоборот, церковь должна подлаживаться и служить государству. С этой целью Петр I упразднил в 1721 г. Патриаршество, поставив на его место послушный Синод во главе с обер-прокурором, чиновником правительства. Затем император обязал священников доносить о важных сведениях политического порядка, полученных во время исповеди. Фактически РПЦ на два столетия превратилась в один из департаментов государственной власти. (По инерции, доносительство продолжалось и в советский период.) “Симфония по-византийски” не состоялась.

К этому времени церковь стала крупным земельным собственником. Известный российский историк В. О. Ключевский писал: “Приступая к изучению вопроса о монастырских вотчинах, прежде всего невольно спрашиваешь себя, как могло случиться, что общество людей, отрекавшихся от мира и всех его благ, явилось у нас обладателями обширных земельных богатств, стеснявших государство (“Курс русской истории. М., 1987, ч. I, с. 231).

И далее Ключевский раскрывал важный метод получения земельной собственности: “Богатые монастыри, вопреки церковным правилам, отдавали деньги в рост, налагали “лихву на лихву”, процент на процент, у несостоятельного должника-крестьянина отнимали корову или лошадь, а самого с женой и детьми сгоняли со своей земли или судебным порядком доводили до конечного разорения” (Там же, с. 258).

Уже в ХVI в. монахи владели “третьей частью всей земельной собственности в государстве”. Монастырское землевладение, получившее “широкие привилегии по податям и повинностям”.., “нарушало равновесие экономических сил государства и мешало нравственному благоустроению самих монастырей” (Там же, с. 262, 263).

В 1702 г. Петр I частично секуляризовал церковные земли, но сохранил за духовенством юридическое право владеть землями и крестьянами. Это позволяло священнослужителям наращивать собственность. Например, Свято-Троицкая Сергиева лавра (ранее – монастырь) в канун новой секуляризации 1764 г. владела 214 тыс. десятин земли и 105 тыс. крестьян (культ основателя монастыря Сергия Радонежского был приспособлен для приобретения земель и крепостных крестьян, а также для торговли иконами, религиозными одеждами, водой из “святого” источника и т. п.).

При Петре III господствующий класс смог вырвать императорский указ “О вольности дворянской”, согласно которому помещики освобождались от обязательной государственной службы в армии, но оставались владельцами земель и крепостных (дававшихся им прежде именно за службу). Церковь же, как всегда, не выступила против новых привилегий дворянам.

В немалой степени такая позиция РПЦ объясняется преимущественно двумя обстоятельствами. Во-первых, церковь и монастыри стали крупнейшими владельцами земли, угодья которых стали сопоставимы с помещичьими владениями. Они, как и светские землевладельцы, нещадно эксплуатировали крепостных крестьян. (Напомним, что Иисус Христос не выступал даже против рабства.)

Во-вторых, после петровских реформ РПЦ стала верной служанкой царского режима, его опорой. Враг абсолютной монархии автоматически становился врагом церкви, против которого она принимала свои меры. Так, церковь осудила или даже предала анафеме руководителей народных восстаний против самодержавия: И. И. Болотникова, С. Т. Разина, Е. И. Пугачева, а в 1825 г. – декабристов. Не удивительно, что после подавления восстания декабристов появилась триада С. С. Уварова: “православие, самодержавие, народность”, символизировавшая в первую очередь теократический характер государства. Свое усердное прислужничество церковные иерархи оправдывали библейским постулатом: “будьте покорны всякому человеческому начальству” (1 Пет., 2:13).

Служба кесарю, роль обычного чиновничества (при сохранении вербальной претенциозности) вызывали насмешку над РПЦ со стороны многих представителей народившейся интеллигенции. Великий русский поэт и писатель А. С. Пушкин выразил свое негативное насмешливое отношение к религии, церкви и ее служителям в поэме “Гаврилиада”, в “Сказке о попе и работнике его Балде” и др. С его легкой руки попов стали называть “толоконными лбами”

М. Ю. Лермонтов развенчивал религиозные идеи о бренности земной жизни, всеблагом Боге, изображал монастырь тюрьмой, умерщвляющей подлинно человеческие стремления и чувства, создавал образы героев, смело бросавших вызов земному и небесному деспотизму.

Еще дальше в антицерковной и антирелигиозной деятельности пошли писатели и общественные деятели “золотого” ХIХ в., причем многие из них переходили от суровой набожности к полному отрицанию Бога. Среди выдающихся просветителей блистали имена Д. И. Писарева, Н. А. Добролюбова, Н. Г. Чернышевского, М. А. Бакунина и др. В. Г. Белинский в то время говорил о прирожденной склонности русского народа к атеизму. Ему принадлежит и следующее заключение: “В словах бог и религия вижу тьму, мрак, цепи, кнут”

Светлые умы России особенно возмущало то, что РПЦ не выступала с осуждением крепостного права, ставшего со временем еще более несправедливым и бесчеловечным. Более того, она сама использовала подневольный труд крестьян, призывая их и весь народ к терпению (“Бог терпел и нам велел”). Даже верующий Ф. М. Достоевский возмущался: “Церковь как бы в параличе”. А выдающийся философ и историк В. С. Соловьев выступил с крамольным предложением: “Осуществить гуманизацию Бога”. В начале ХХ в. знаменитый писатель А. П. Чехов признал: “Я давно растерял свою веру и только с недоумением поглядываю на всякого интеллигентного верующего”. А вот его обобщенный вывод: “Про образованную часть нашего общества можно сказать, что она ушла от религии и уходит от нее все дальше и дальше, чтобы там ни говорили… религиозное движение есть пережиток, уже почти конец того, что отжило или отживает”. По мнению Г. В. Плеханова, “люди ищут пути на небо, по той простой причине, что сбились с дороги на земле”.

Безбожие охватило значительную часть рабочих и крестьян. Отношение простого люда к Господу нашло отражение в ряде выражений, ставших пословицами. Например, “Бог-то Бог, да не будь сам плох”, “Не Боги горшки обжигают”, “На Бога надейся, а сам не плошай”. Или вот отношение к иконам: “Годятся – молиться, а не годятся – горшки накрывать”. Народ с энтузиазмом отмечал отнюдь не христианские: Новый год (на который приходится православный пост), масленицу, день Купалы и другие праздники.

Нарастание социально-экономических и религиозных трудностей, их причины уже с середины ХVIII в. осознавали отдельные авторитеты православия, как святитель Тихон Задонский, митрополит московский Филарет (Дроздов), епископы Игнатий (Брянчанинов) и Феофан Затворник. Они нашли в себе достаточно мужества и честности, чтобы признать ответственность не только монархии, но и церкви за все, происходящее в России.

Общую критику церкви, наступление атеизма по-разному воспринимали высокопоставленные верующие. В 1904 г. премьер-министр С. Ю. Витте и митрополит Санкт-Петербургский Антоний предупреждали императора Николая II: “Голос Церкви не слышен ни в частной, ни в общественной жизни”. Вскоре, однако, глава правительства был смещен, а царский двор и церковь стали переключать внимание граждан на иные события.

По другому пути пошел протоиерей Кронштадтского собора Иоанн Сергиев, который в конце ХIХ столетия организовал секту иоаннитов (изумленных его целительными способностями). Иоанн Кронштадтский имел немалое влияние в императорском дворце, где его почитали как “святого”. Протоиерей страстно обличал либерализм в России: “Везде измена, везде угроза жизни и государственному имуществу. Так впредь и будет при слабом управлении! Бедное Отечество, когда-то ты будешь благоденствовать?! Только тогда, когда будешь держаться всем сердцем Бога, Церкви, любви к Царю и Отечеству и чистоты нравов!”

Вскоре Иоанн был избран почетным членом черносотенной организации “Союз русского народа”, который создавал боевые дружины, организовывал убийства либеральных и политических деятелей и еврейские погромы, принимал участие в травле Л. Н. Толстого и других писателей и ученых. Л. Н. Толстой, В. В. Розанов, Д. С. Мережковский и др. само существование этой организации, действовавшей под хоругвью с изображением Георгия Победоносца, рассматривали как национальный позор России (тем не менее РПЦ в конце 90-х гг. ХХ столетия канонизировала Иоанна, этого погромщика и убийцу).

Более взвешенную оценку этой организации дала Британская энциклопедия: “Черная сотня, она же Союз русского народа, – организация реакционных антисемитских групп в России, сформированная в ходе революции 1905 г. Имея неофициальное одобрение правительства, черные сотни составлялись преимущественно из помещиков, богатых крестьян, бюрократов, полицейских чинов и клерикалов, которые поддерживали православие, автократию и русский национализм. Особенно активна с 1906 по 1911 год” (EncycIopaedia Britannica, 15th ed., 1981. VoI. II, p. 62).

Православные священнослужители, нарушая священные установки о таинстве исповеди, по-прежнему занимались доносительством на тех, кто имеет “злой умысел” против царя и в этом не раскаялся. Осужденных же царским судом отправляли в Соловецкий монастырь, который с середины ХIХ в. превратился в главный застенок церковного ведомства для наиболее опасных врагов самодержавия и православия (монастырская тюрьма, созданная в ХVII в., отличалась тяжелейшими условиями содержания узников)

В монастырях же сложилась система надзора за образом мыслей и действий иноков, система доносов, контроля за перепиской, тайное составление досье на инакомыслящих. Заметим, что жесточайшая эксплуатация ссыльных и изнурительный труд самих монахов позволили не только благоустроить Соловецкие острова, но и прикупить монастырю земли, акваторию и даже ближайшие острова.

О любопытном случае рассказал известный русский писатель М. М. Пришвин, путешествовавший в 1907 г. по побережью Белого моря. Местные поморы, приняв его за важное начальство (а он был лишь членом Государственной Думы), обратились к нему с просьбой разделить море между ними и монахами, отобравшими лучшие тони (места, удобные для рыбной ловли). Так что монастыри накладывали лапу и на морские угодья.

Уже в начале ХХ в. на Россию свалилось несколько напастей: 1) Голодомор населения; 2) Война с Японией; 3) Первая революция; 4) Аграрная реформа и 5) Распутинщина. Разноплановые явления оказали, естественно, неоднозначное воздействие на империю и РПЦ.

1) Несколько неурожайных лет подряд завели Россию в экономический тупик. Полуголодное население стало вымирать. Лев Толстой совместно с рядом писателей и общественных деятелей, направив гневное письмо Николаю II, приступил к спасению голодающих жителей Поволжья. Положение стало несколько выправляться после урожайного 1903 г., что позволило церковнослужителям возносить Господу благодарственные молебны.

Однако острота продовольственной проблемы сохранялась вплоть до Первой мировой войны. В 1913 г., когда был собран рекордный урожай, средняя урожайность зерна была в 2–3 раза ниже, чем в странах Западной Европы. Однако, поскольку Россия вынуждена была рассчитываться с внешними долгами, царское правительство через посредство помещиков изымало за бесценок хлеб у крестьян и поставляло его своим западным кредиторам, обрекая целые деревни на голодомор. Такая практика вызывала недовольство и даже восстания крестьян (например, в Тамбовской обл.).

2) Царское правительство, стремясь канализировать недовольство народа на внешнего врага, неожиданно развязало войну против Японии (1904–1905 гг.). Японская эпопея, как и все предыдущие войны царской России, была благословлена РПЦ. Неготовность России к войне, ее экономическая и военная отсталость привели к закономерному результату: российская армия была разгромлена, флот потоплен, погибло почти миллион солдат и офицеров, царская Россия впервые в своей истории потеряла часть своей территории. Николай II оказался не только бездарным царем, но и неудачным военным стратегом. Тем не менее РПЦ продолжала славить самодержца, хотя в ее среде уже появились несогласные.

3) Первая буржуазно-демократическая революция началась с мирного шествия манифестантов 9 января 1905 г. к “царю-батюшке” с петицией, составленной с помощью попа Гапона. В петиции, наряду с просьбами об улучшении бедственного положения народа, было поставлено предложение об отделении церкви от государства. Манифестанты были безжалостно расстреляны. Этот день стал именоваться “кровавым воскресеньем”, а царь – “Николаем кровавым”. Возмущенное население стало подниматься на вооруженную борьбу с самодержавием. Силы были неравными, революция была жестоко подавлена. Последним аккордом послужил расстрел забастовщиков на ленских приисках в 1912 г. А церковь, не переставая, служила торжественные молебны.

4) Еще один способ канализации крестьянского недовольства применил премьер-министр П. А. Столыпин. Глава правительства помнил, что в зиму 1900–1901 гг. голодало 42 млн. чел, умерло же из них – 2,8 млн. “православных душ” (т. е. считали только тех, кого отпевали в православных церквях). Поэтому с 1906 г. он стал проводить аграрные реформы, которые предоставляли право и стимулировали выход крестьян из общины на “отруба” или переселение в Сибирь с целью освоения государственных земель. Реформа “сверху” была призвана создать дополнительную социальную опору царизма в лице “отрубщиков”, прозванных на селе “кулаками”. Выделение “отрубов” из пашни крестьянской общины при полном сохранении фонда помещичьих и церковных земель вызвало возмущение крестьян, которые начали отстреливать кулаков или пускать им “красного петуха”. Разгневанный Столыпин немедленно образовал военно-полевые суды, которые за время своей деятельности приговорили к смертной казни через повешение около 600 крестьян и отправили в сибирскую ссылку несколько тысяч человек. В народе появились новые выражение: “столыпинские галстуки” и “вагоны с решетками”. Царь и церковь не протестовали против столыпинского насилия. Впрочем, когда в 1911 г. на глазах царя террористом был убит Столыпин, помазанник Божий не удостоил его похороны своим присутствием. А реформы, благодаря сопротивлению основной массы крестьян, так и не были доведены до конца. Есть данные, что в этом же 1911 г. голодало 32 млн. крестьян, из которых умерло 1,6 млн. чел. (Эти данные были составлены церквями и сельскими старостами.) В канун I мировой войны средний уровень продолжительности жизни не превышал 32 лет (учету не подлежали убийства и самоубийства, смертность заключенных, беспаспортных, старообрядцев, не признававших РПЦ, и “инородцев”).

5) Вот что написала французская энциклопедия о Распутине: “Полуграмотный и развратный, он оказывал с 1905 г. исключительное влияние на Николая II и царицу. Распутин содействовал дискредитации царского двора России” (Petit Larousse illustre. 1987. Paris, p. 1634).

Действительно, царица, урожденная немка, принявшая в России православие, прониклась исключительным благоволением к “Божьему человеку”, шарлатану и развратнику Г. Е. Распутину. Последний приобрел чрезвычайное влияние на весь царский двор, включая Николая II. Распутин нагло вмешивался в государственные дела. Возмущенная русская писательница, верующая монархистка З. Гиппиус отмечала: “Все, кроме одного, министры побывали у Гришки на поклоне и клялись, целуя край его хламиды”. И “сам митрополит был другом Гришки”. Решающее слово царского фаворита возмущало даже ближайшее окружение императора. В 1916 г. Распутин был убит монархистами, пытавшимися сохранить веру населения в самодержавие и РПЦ. Царь негодовал, царица скорбела, народ ликовал. Скорбевший Синод организовал убиенному пышные похороны с торжественным отпеванием.

Как Распутин, так и РПЦ, выполняли одну и ту же социальную функцию – удержать народ от бунта против самодержавия и эксплуататорского строя. Великий русский писатель, выходец из “низов”, М. Горький как-то заметил: “Основная задача всех церквей одна и та же: внушать бедным холопам, что для них – нет счастья на земле, оно уготовано для них на небесах, и что каторжный труд на чужого дядю – дело богоугодное”.

В царской России постепенно исчезали такие понятия, как совесть, милосердие, гуманность, доброта, сострадание, любовь к ближнему, которые обычно приписывали православию. Происходило нарастание всеобщего недовольства, которое все чаще приобретало характер русского бунта. Ситуацию в этом плане отражала популярная в начале ХХ в. песня “Дубинушка” в исполнении знаменитого русского певца Ф. И. Шаляпина. Следующие слова песни настраивали слушателей на революционный лад:

“Но настанет пора – и проснется народ.
Разогнет он согбенную спину.
И на бар и царя, на попов и господ
Он с тяжелою грянет дубиной”.

Действительно, народ разгибал спину. В 1913 г. в стране бастовало 2 млн. рабочих, а в 1914 г. в г. Кострома дело дошло до баррикад. Неспокойно было и в столице. В ответ на сообщение о начавшихся в Санкт-Петербурге забастовках ничему не научившийся в 1905 г. Николай II незамедлительно приказал: “Повелеваю завтра же прекратить беспорядки”.

В 1914 г. самодержцу удалось, как и в 1904 г., на короткое время переключить внимание народа с внутренних проблем на внешнего врага. Помазанник Божий снова втянул Россию в войну, на этот раз, Первую мировую. РПЦ безропотно благословила новую бойню. На фронтах полковые священники перед каждым боем служили молебны с единственным призывом: “убей, убей как можно больше врагов”. Врагами же были братья во Христе. Более того, врагами были подданные немецкого кайзера – близкого родственника царя и единоверца по первоначальной вере царицы. Какое же православие исповедовала русская церковь, если игнорировала заповеди Христа типа “не убей!” или “возлюби ближнего” или, наконец, “подставь другую щеку!”.

Молебны, как всегда, не помогли. Очередная неготовность самодержавия к войне (генерал Брусилов сообщал царю с фронта, что “половина солдат была безоружна и ждала, когда убьют товарища, дабы взять его винтовку”) обернулась ухудшением снабжения тыла и фронта продовольствием и другими предметами первой необходимости. Рабочие фабрик и заводов вновь стали бастовать. На фронте число убитых приблизилось к 10 млн., не считая раненых и искалеченных. Можно утверждать, что за десять веков существования православия с благославления церкви были убиты сотни миллионов людей, как православных, так и атеистов. И этот счет еще не закрыт. РПЦ все еще не принесла покаяния за убитых и искалеченных. Отметим, что в число умерших в годы Первой мировой войны и после не вошли 20–30 млн. жертв гриппа “испанка”, свирепствовавшего на территории всей Европы, включая Россию.

В феврале 1917 г. вторая буржуазно-демократическая революция свергла, пожалуй, самого неудачливого русского царя. Отречение самодержца осуществили 6 главнокомандующих фронтами, ранее назначенных на эту должность самим Николаем II. Свержение царя приветствовали представители двух бывших социальных опор монарха: Объединенный комитет дворянских собраний и Священный Синод Православной русской церкви (свою подпись под приветствием поставили два будущих Патриарха Тихон и Сергий, а также будущий глава зарубежной церкви Антоний). Тогда даже церковь посчитала, что упразднение самодержавия не может происходить без Промысла Божьего. Моментально было забыто библейское наставление: “Бога бойтесь, царя чтите” (1 Пет., 2:17). И уже через неделю Священный синод, отвернувшись от недавнего помазанника, призвал Божие благославение на Временное правительство. Он освободил всех верующих от присяги Николаю II и отменил церковную молитву за “благочестивейшего императора”. Как отмечали современники, народ с радостью сламывал отовсюду двуглавых орлов – символ императорской власти.

Новая власть сначала не знала, что делать со свергнутым самодержцем. Были проведены секретные переговоры с родственником Николая II – английским королем. Однако тот отказался принять бывшего, да еще запачканного кровью “императора всея Руси”. Тогда Временное правительство в августе 1917 г. выслало его в Сибирь, куда он сам когда-то отправлял ссыльных. Русский царь иностранных кровей был обречен. Об этом откровенно сказал глава Временного правительства А. Ф. Керенский: “Никто не поручится за жизнь царя”. Так впоследствии и произошло. Еще при своей жизни бывший царь на 80 лет был проклят и забыт Богом и людьми.

А люди стали забывать и Бога. Когда с февраля 1917 г. военачальники перестали строем водить “христолюбивое воинство” в церковь, последние тут же опустели. То же самое произошло и в гражданском обществе. Никто не ассоциировал попов-мздоимцев с Христом. Массовую атеизацию населения уже в тот период с изумлением засвидетельствовали видные православноверующие.

Так, известный князь С. Е. Трубецкой, наблюдая полупустые церкви, задался крамольным вопросом: “Можно ли было считать православным государство, в котором 70% солдат (т. е. вчерашних крестьян) перестали посещать храмы, как только Временное правительство отменило обязательное богослужение в армии?” И еще одно свидетельство верующей писательницы-антикоммунистки З. Гиппиус: “Народ русский никогда не был религиозным”. Следует еще раз подчеркнуть, что это потрясающие для них личные наблюдения и выводы сделали не большевики, а убежденные православные монархисты.

Более сдержанное обобщение сделал философ-идеалист, богоискатель Н. А. Бердяев, ныне широко цитируемый: “Церковь потеряла руководящую роль в народной жизни. Подчиненное положение церкви в отношении монархического государства, утеря соборного духа, низкий культурный уровень духовенства – все это имело роковое значение”. И далее убийственное заключение: “Христианство в России переживало глубокий кризис” (Н.Я.Бердяев Истоки и смысл русского коммунизма, М., 1990, с. 110).

Даже приведенной небольшой части исторических фактов достаточно, чтобы сделать вывод о том, что с момента внедрения православия до Октябрьской революции государственная религия так и не укоренилась в российском народе, так и не стала национальной или государственной ценностью России. Об этом свидетельствует также наличие многочисленных сект, подвергавшихся совместным репрессиям со стороны церкви и государства. Об этом свидетельствует и отношение церковных иерархов к монголо-татарскому хану и Лжедмитрию. Наконец, об этом свидетельствует тотальный отход от церкви населения уже после Февральской революции 1917 г., провозгласившей “свободу вероисповедания”.

Поэтому нельзя не согласиться с известным российским верующим писателем и современным православоведом М. Ф. Антоновым, который не так давно пришел к выводу, что “глубочайшая трагедия РПЦ, ее кризис” начался “не в 1917 г. и даже не в предреволюционной России. Он назревал в течение многих веков, начиная с того времени, когда святой равноапостольный император Константин Великий объявил православие государственной религией”. Да, кризис возник не в 1917, чего не хотят признать духовные и светские иерархи.

§ 2. РПЦ в годы советской власти

“Никто не даст нам избавленья,
Ни Бог, ни царь и ни герой.
Добьемся мы освобожденья
Своею собственной рукой”.

Из “Интернационала” –
гимна советского государства
с 1918 по 1944 гг.

Первый Председатель Совета народных комиссаров В. И. Ленин, будучи убежденным атеистом (как и большинство членов советского правительства), призывал к бережному и уважительному отношению к религии. Он писал о необходимости “избежать, безусловно, всякое оскорбление религии” [ПСС, т. 52, с. 40]. Более того, правительство под его руководством приняло такие решения, которые, казалось бы, должны были переполнить сердца верующих бесконечной благодарностью.

Во-первых, Ленин разрешил Поместному Собору 1917–1918 гг. восстановить Патриаршество, против чего решительно выступали все “помазанники Божии” после Петра I (включая Николая II). Собор (начавшийся еще при Временном правительстве), немедленно воспользовался разрешением и избрал первым патриархом Тихона (Белавина). Только при советской власти церковь обрела то, чего безуспешно добивалась в течение почти 200 лет.

Во-вторых, Ленин подписал декрет “Об отделении церкви от государства и школы от церкви”, что уже давно сделали западноевропейские государства (и что было требованием попа Гапона в петиции Николаю II). Этим декретом государство эмансипировалось от церкви и уравняло все религии. Все религиозные организации были превращены в частные общества, содержащиеся на средства самих верующих, но не государства. Запрещались принудительные взыскания сборов в пользу церкви. Прекращалось вмешательство церкви в воспитание молодежи, принудительное приобщение учащихся к религии.

В-третьих, все национализированные здания и предметы, предназначенные для богослужения, передавались в бесплатное пользование религиозных обществ.

Кроме того, в 1918 г. была принята Конституция РСФСР, ст. 13-я которой провозглашала равное право всех граждан на осуществление как атеистической, так и религиозной пропаганды. Так была заложена законодательная перспектива для использования равных прав и возможностей для всех граждан, независимо от вероисповедания. А в начале 1919 г. вышел еще один декрет Совнаркома, который предоставил верующим важную льготу – он освободил их от обязательной воинской повинности “по религиозным убеждениям”.

Н. А. Бердяев, оценивая политику компартии того времени, писал: “Большевизм же оказался наименее утопическим и наиболее реалистичным, наиболее соответствующим всей ситуации, как она сложилась в России в 1917 г., и наиболее верным некоторым исконным русским традициям, и русским исканиям универсальной социальной правды, понятой максималистически, и русским методам управления и властвования насилием. Это было определено всем ходом русской истории” (Н.Я.Бердяев Истоки и смысл русского коммунизма, М., 1990, с. 110).

Бесспорно, коммунисты того периода были убежденными и самоотверженными. Они искали правду на земле не для себя, а для всего трудового народа. В какой-то мере к ним можно отнести речения Христа: “Блаженны изгнанные за правду” и “Блаженны алчущие и жаждущие правды” (Мф., 5:6, 10).

Однако облагодетельствованная РПЦ ответила черной неблагодарностью. Уже Поместный Собор открыто бросил вызов государственной власти, заявив, что она должна соответствовать требованиям церкви. Одновременно Собор произвольно взял на себя ответственность за другие российские религии. Практически Собор встал на путь позднего Никона, пытавшегося в середине ХVII в. поставить церковь выше государства. Еще дальше пошел новоизбранный патриарх Тихон, который недвусмысленно выступил против советской власти, нарушив тем самым одно из установлений Господа о том, что “Всякая власть от Бога” (Рим., 13:1). Более того, он пригрозил, что предаст анафеме каждого, кто выступит в поддержку советского государства.

Слабо мотивированная враждебная позиция РПЦ, ухудшавшая и без того тяжелую внутриполитическую и экономическую ситуацию в стране, вызвала раскол в самом духовенстве. Одни священнослужители открыто перешли в ряды непримиримых противников советской власти и таким образом содействовали развязыванию гражданской войны (знамя которой первым поднял бежавший бывший глава Временного правительства А. Ф. Керенский). Другие эмигрировали за границу, прихватив личные и церковные ценности(до сих пор не возвращенные). Эти священнослужители позже смогли при поддержке западноевропейских государств организовать альтернативную Зарубежную РПЦ. Третьи, затаив недовольство безбожной властью, стали приспосабливаться к народному государству.

Так оказалось, что бoльшая часть православного духовенства, включая вышедших из подчинения РПЦ и бежавших за рубеж попов, поддерживала боевые действия и террористические акции против советской власти. Это обстоятельство вдохновляло контрреволюцию. В 1918 г. враги советского государства организовали покушение на жизнь Ленина. Вождь чудом выжил, но так и не смог полностью восстановить былую трудоспособность. В результате развязанного “белого террора” были убиты видные деятели большевистской партии и республики М. С. Урицкий и М. М. Володарский. В центре Москвы было взорвано помещение горкома партии, что также сопровождалось жертвами. Все эти террористические акции не находили осуждения РПЦ, способствуя разделению общества и кровопролитию.

Возможно, что священнослужители находили себе оправдание в словах Иисуса: “Ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее” (Мф., 10:35). Или в других словах: “Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение; Ибо отныне пятеро в одном доме станут разделяться, трое против двух, и двое против трех” (Лк., 12:51, 52). Так “любящий ближнего” Господь предписывал будущую гражданскую междоусобицу. А возможно, что священнослужители, не дождавшись, когда придет Иисус, чтобы совершить “отмщение не познавшим Бога” (Фес., 1:8), сами приняли участие в развязывании войны против атеистического государства и народа.

Значительная часть российского духовенства пошла на службу к контрреволюционным формированиям. Так, в армии генерала Деникина насчитывалось около тысячи священников, в армии Врангеля – более пятисот, в армии Колчака – несколько тысяч. Помимо этого, церковники для борьбы с советской властью формировали специальные религиозные воинствующие отряды. Например, в Сибири были созданы т. н. “полки Иисуса”, “полки Богородицы” и др. Все они на фронтах гражданской войны, отказавшись от роли примирителя и арбитра, примкнули к контрреволюционному движению и вели как пропагандистскую, так и вооруженную истребительную борьбу против своего восставшего народа. Попы, создавшие собственные боевые отряды или пришедшие на службу белой армии, проповедовали, как и в годы Первой мировой войны, антихристианское: “убивай, убивай”, но теперь уже не немцев, а своих сограждан, включая православных.

Белый генерал Деникин признавал в своих “Очерках русской смуты”, что его войска с благословения священников заполняли целые овраги трупами расстрелянных красноармейцев, стремившихся к лучшей не загробной, а земной жизни. По его мнению, белый террор был сильнее красного террора. Аналогичная ситуация имела место и у других контрреволюционных генералов, действовавших с не меньшей жестокостью. Эти общепризнанные факты позволяют утверждать, что РПЦ (включая бежавшую за рубеж ее часть) несет на себе значительную часть вины и ответственности за развязывание не только мировой, но и гражданской войн, а также за иностранную интервенцию и, следовательно, за миллионы невинных жертв периода 1914–1920 гг. Так что оснований для покаяния у РПЦ не меньше, а возможно, еще больше, чем у РКЦ.

В ходе гражданской войны почти каждый боевой отряд занимался грабежом граждан и церквей. В тех же “Очерках русской смуты” Деникин признавал: Атаман Краснов, генералы Врангель, Мамонтов, Май-Маевский “грабили население”. В подтверждение этого он приводит сообщение генерала Мамонтова: “Везем родным и друзьям богатые подарки, а на украшение церквей – дорогие иконы и церковную утварь”. Отсюда его общий вывод: “Армии понемногу погрязли в больших и малых грехах” (Генерал А.Деникин Белое движение: начало и конец, М., 1990, с. 123, 124).

Контрреволюционная деятельность большинства священнослужителей переполнила чашу народного терпения. По всей стране проходили стихийные выступления населения против духовенства. Возмущенные недавние “рабы Божие” с энтузиазмом и без разбора крушили все связанное с религиозным предательством: сбрасывали с церквей колокола (чтобы даже звона не было), кресты, выбрасывали на улицу иконы и хоругви, поджигали поповские усадьбы и делили монастырские земли. Бунт против РПЦ был неуправляемый и беспощадный, увлекавший порой неокрепшие новые власти. Народ разрушал церковные приходы так же неистово, как когда-то православие уничтожало языческие капища.

Этот период новой смуты со всей очевидностью выявил еще и антипатриотизм РПЦ. Если в период принятия православия церковь в какой-то мере способствовала становлению единого государства (хотя в ряде случаев поддерживали феодальные усобицы), то в годы смуты она поддержала сепаратистские устремления националистов. После Февральской революции 1917 г. на территории бывшей Российской империи самопровозгласилось 5 независимых государств, а после Октябрьской революции их численность превысила 20. Все они получили поддержку стран Запада (особенно, участников Антанты), белого движения (некоторые царские генералы сами инициировали провозглашение независимых образований) и религиозных иерархов (православных, католических и исламских). Величайшей заслугой Ленина и его правительства явилось то, что ему удалось, используя политику, идеологию и вооруженные силы, сначала остановить процесс распада, а затем и восстановить единство государства (полностью восстановить территорию бывшей Российской империи не удалось и И. В. Сталину). Таким образом, РПЦ, отказавшись от первоначальных принципов соборности, выступила за распад Российского государства.

В условиях резко возросших антирелигиозных настроений и антицерковных акций населения патриарх Тихон стал медленно менять отношение к советской власти, совершая против нее лишь отдельные выпады. В 1919 г. он впервые отказался благословлять белое движение, а затем запретил священнослужителям и мирянам бороться против советской власти. К 1920 г., казалось, РПЦ отошла от такой борьбы. Однако два новых обстоятельства вновь активизировали антисоветскую борьбу и, соответственно, антирелигиозные акции населения.

Во-первых, экономику страны, пострадавшую от Первой мировой войны, интервенции 14 государств и гражданской войны, постигло новое несчастье: в результате неурожая 1921–1922 гг. в советской республике возник голод, начавший косить людей. Государственная казна, истощенная военными расходами и ограбленная бежавшими за рубеж белогвардейцами и церковниками, была пуста. Молодое государство, выдержавшее военное испытание на прочность, попало под молох продовольственного кризиса. Среди контрреволюционеров, особенно российских эмигрантов, появилась надежда на скорое падение советской власти.

В этом, казалось, безвыходном положении советское правительство принимает решение о продаже части церковного имущества (к подобной мере ранее прибегали русские цари – Петр I и Екатерина II). Однако это решение вызвало резко отрицательную реакцию РПЦ. Священнослужители стали оказывать сопротивление реквизиции, а в небольшом городке Шуе они даже смогли поднять минивосстание прихожан. Другими словами, когда встал вопрос: жизнь граждан, включая православных, или мошна церкви, последняя схватилась за мошну. Такая позиция клира, кстати, противоречила наставлению Христа, который говорил: “Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим” (Мф., 19:21). Занятая РПЦ позиция вызвала новую антицерковную волну, а слово “поп” снова зазвучало, как символ бессердечия, алчности и предательства.

Несмотря на сопротивление некоторых священнослужителей, часть церковного имущества была изъята, продана (некоторые драгоценные изделия до сих пор хранятся в музеях), на вырученные деньги закуплено продовольствие и тысячи россиян были спасены от голодной смерти. Действия советской власти вполне вписываются даже в понятия Нового завета, где утверждается, что “корень всех зол есть сребролюбие” (1 Тим., 6:10). В том числе сребролюбие церковников. А насилия, как известно, не чужд был и сам Христос: “И, сделав бич из веревок, выгнал из храма всех.., и деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул” (Ин., 2:15).

Другое новое обострение отношений с Советами носило не объективный, а субъективный характер, поскольку патриарх Тихон возжелал наладить отношения с бежавшими за границу клириками. В 1922 г. в Югославии белое духовенство организовало Карловацкий церковный собор, на котором оно провозгласило себя “Русской зарубежной церковью” и потребовало восстановления царской власти, для чего призвало мировую общественность осуществить крестовый поход против большевизма. А Тихон, вместо того, чтобы осудить раскольников или хотя бы отмежеваться от участников собора, направил им свое благословение, что фактически вновь выводило РПЦ на открытую конфронтацию с советской властью.

Такой враждебный вызов послужил основанием для ареста властями наиболее одиозных фигур в РПЦ. Правда, большинство из них были вскоре освобождено.

Видимо, патриарх Тихон в конечном итоге стал понимать, в какое тяжелое положение он поставил церковь и прихожан. Поэтому в 1925 г. он призвал “всех чад богохранимой Церкви Российской в сие ответственное время строительства общественного благосостояния народа слиться с нами в горячей молитве Всевышнему о ниспослании помощи рабоче-крестьянской власти в ее трудах для общенародного блага”. Тогда же он дал свою оценку личности скончавшегося В. И. Ленина: “Идейно мы с Владимиром Ильичем Лениным, конечно, расходились, но я имею сведения о нем, как о человеке добрейшей и поистине христианской души”. Оба эти заявления, ставшие его завещанием, упорно замалчивают нынешние иерархи РПЦ, включая Алексия II.

Линию патриарха Тихона, направленную на перевод церкви и клира с враждебности к лояльности по отношению к советской власти, продолжил митрополит (впоследствии – патриарх) Сергий (Страгородский). В 1927 г. он подписал декларацию, которая утверждала, что православный человек может и должен быть лояльным к советской власти, гражданам своей Родины, радости и горести которой являются одновременно радостями и горестями церкви. Религиозные антисоветчики не смирились, но затаились (в 90-х гг. они вышли из тени и поносили период лояльности к социалистическому государству, называя его “сергиевщиной”). Запоздалая и малоэффективная декларация уже не могла существенно изменить, мягко говоря, напряженные отношения советского правительства и РПЦ. Фактически клир оставался единственной враждебной организацией вплоть до начала Великой Отечественной войны.

В этот период на западе СССР стали консолидироваться агрессивные силы и внешний фактор, как и во время интервенции 14 государств, стал играть важную роль. Как раз в 20-х гг. в Италии и 30-х гг. – в Германии западная цивилизация породила фашизм. Идеология фашизма – воинствующий антикоммунизм, расизм, насилие, тотальная власть фюрера, милитаризация экономики и общества, агрессия – все это получило поддержку сначала католической, а затем и протестантской церквей. Западноевропейские церкви поддержали намерение Гитлера и Муссолини покорить неарийские народы и поставить их на службу фашистам. Они благословили агрессию “стран оси” против СССР (на бляхах немецких солдат красовалась надпись “Gott mit uns” (“Бог с нами”).

“Русская православная церковь за границей” также поддержала вторжение фашистских войск в СССР, рассчитывая на возвращение утраченных приходов. Да и среди советских священнослужителей оставалось немало врагов социалистического государства (некоторые из них открыли церкви на оккупированных немцами территориях). Поэтому превентивная борьба с “пятой колонной” не без основания послужила одной из важнейших причин сталинских репрессий, “пик” которых пришелся на 1937–1938 годы. А Библия и на этот случай предусматривала оправдание: “Да и все почти по закону очищается кровью, и без пролития крови не бывает прощения” (Евр., 9:22).

Основанием для ареста служили, как правило, доносы, которые с петровских реформ практиковала РПЦ. В 30-е гг. они распространились не только среди священнослужителей, но и среди мирян. Анонимки, нередко необоснованные, использовались судебными органами для вынесения порой слишком сурового наказания. Доносительство подверглось резкому осуждению в 90-е гг. Однако весной 2001 г. Верховный Суд РФ подтвердил, что рассмотрение анонимных сообщений не противоречит российскому законодательству и в настоящее время.

Аресты и высылки в 30-х годах наиболее одиозных церковников нередко вызывали недовольство среди некоторой части населения. Так, всемирно известный ученый И. П. Павлов в письме председателю советского правительства В. М. Молотову писал: “По моему глубокому убеждению, гонение нашим Правительством религии и покровительство воинствующему атеизму есть большая и вредная последствиями государственная ошибка. Я сознательный атеист-рационалист и поэтому не могу быть заподозрен в каком бы то ни было профессиональном пристрастии” (“Новый безбожник” М., 2001, №2, с. 28). Однако преследования велись не столько по религиозным, сколько по политическим причинам.

Нельзя не отметить, что “демократические” реставраторы буржуазного государства, чтобы скрыть собственные преступления, в десятки раз преувеличивают число жертв репрессий советского периода. Одни называют 50 млн. чел., другие – 100 млн., а крайне правая организация “Мемориал”, откапывая все новые захоронения “невинно убиенных жертв коммунизма”, запугивают население цифрой в 150 млн. чел. Фантастические цифры фигурируют и в “Черной книге коммунизма”, переведенной на русский язык, изданной на деньги олигархов и бесплатно распространяемой (даже в школах!) Союзом правых сил (Б. Е. Немцовым, Е. Т. Гайдаром и другими виновниками нынешней трагедии России). И хотя более половины заключенных Гулага были уголовниками, все они вдруг стали считаться “жертвами политических репрессий НКВД”. Патриархат также заявил об истреблении 0,5 млн. служителей церкви.

Однако все эти злоумышленные, но постоянно повторяемые инсинуации легко опровергаются двумя фактами. Во-первых, по официальным данным МВД и КГБ, опубликованным уже в 90-х гг., с 1917 по 1990 гг. В Гулаге те или иные сроки отсидели 4 млн. чел., из которых было расстреляно около 800 тыс. за совершенные (или приписанные) ими преступления. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что вернувшиеся осужденные, включая священнослужителей, не нашли в себе мужества признать свою вину перед государством. Примечательно в этом плане признание одного из первых критиков советской общественной системы А. Зиновьева, который был выслан из страны и за рубежом вращался среди разношерстных диссидентов: “Я вообще не встречал людей, которые подверглись репрессиям и за которыми не было бы какой-то вины”. Поэтому он со знанием дела утверждал, что “вся история фальсифицирована”.

Во-вторых, фантастические цифры “жертв” полностью и безоговорочно опровергаются демографическим фактором, точнее – переписями населения, достоверность которых ныне никто не подвергает сомнению (уточнения в несколько десятков тысяч человек не вносят принципиальных изменений). Итак, по переписи населения 1926 г. численность жителей СССР составляла 147 млн. чел., из которых на долю лиц фертильного (детородного) возраста приходилось около 20 млн. мужчин и 23 млн. женщин (половой дисбаланс явился результатом двух войн и интервенцией). Если бы было расстреляно или хотя бы изъято из процесса воспроизводства населения на длительный срок более 4 млн. мужчин (а именно их больше всего коснулись репрессии), то уже к началу ВОВ численность населения резко бы сократилась. Между тем, она достигла в 1939 г. 170 млн., т. е. возросла на 23 млн. чел. Так что, одно дело – преднамеренная ложь, другое дело – неопровержимые факты.

Почти то же самое следует сказать о расстрелянных священнослужителях. В 1917 г. насчитывалось 204 тыс. служителей церкви (не считая мелких служек): белое (приходское) духовенство превышало 111 тыс. и черное (монашеское) – более 92 тыс. чел. (Правда, 1997, №43). Значительная их часть эмигрировала за границу. Немало священнослужителей продолжало работать в церквях. Поэтому говорить о 0,5 млн. жертв среди церковников и монахов, – значит, не считаться с фактами и грешить против истины.

Небольшая часть церковников, действительно, подверглась репрессиям, в основном, за ведение антисоветской пропаганды. По иронии судьбы, сотни клириков оказались в Соловецком монастыре, куда ранее ссылались противники самодержавия и православия. Там недавно РПЦ открыла мемориал тем, кто был сослан “сталинским режимом”, хотя в первую очередь следовало бы вспомнить о тех, кто был осужден царским режимом и церковью.

Радикальные демократы, священнослужители и другие виновники российской трагедии обвиняют Ленина и Сталина в создании ссыльных поселений, охраняемых НКВД. Следует напомнить, что концентрационные лагеря впервые были созданы англичанами во время англо-бурской войны. Свой опыт они использовали в период оккупации советского Севера, создав в 1918 г. на острове Мудьюга, под Архангельском, специальный лагерь, где сосланные (преимущественно пленные красноармейцы) подвергались избиениям, голоду и расстрелу.

Необходимо отметить, что ликвидация Сталиным “пятой колонны” позволила советскому государству не только защитить независимость, но и разбить наиболее мощного противника ХХ века. Можно также отметить, что те государства, где из-за “демократических принципов” не были устранены внутренние враги, все они (Франция, Бельгия, Голландия, Польша и др.) были легко оккупированы фашистской Германией. Их спас только “недемократический” атеистический Советский Союз.

В этой работе нет необходимости говорить о потрясающих достижениях народного хозяйства СССР, знаменитых “сталинских пятилеток”, которые переняли многие страны мира. Важно подчеркнуть другое, подготавливая новые, хорошо пользовались старыми кадрами, что позволило сохранить лучшие традиции прошлого и возвеличить науку, культуру, искусство.

В те же 20-е и 30-е годы те священники и монахи, которые сохранили лояльное отношение к социалистическому государству, продолжали свою деятельность. Церкви работали, несмотря на резкое сокращение числа прихожан. Священники крестили, венчали, отпевали, совершали другие религиозные обряды и отмечали христианские праздники.

Отношения между государством и РПЦ стали существенно меняться с начала Великой Отечественной войны (ВОВ), когда церковь впервые за годы советской власти проявила патриотические чувства и намерение защищать общественный строй. Священнослужители не только молитвами, но и добровольным сбором материальных средств начали помогать Советской армии громить фашистских интервентов. А в 1943 г. И. В. Сталин и В. М. Молотов приняли в Кремле митрополита Московского и Коломенского Сергия и других высших сановников православной церкви. Именно с этого времени советская власть, простив прогрешения, стала оказывать РПЦ содействие в восстановлении ряда храмов и приходов, а церковных иерархов приглашать на все официальные праздники и приемы. Патриархия смогла наладить более тесные связи с теми 5–7% советских граждан, которые сохранили православную веру.

В годы ВОВ Красная Армия без попов, без крестов, без хоругвей и без религиозных благославлений разгромила фашистские полчища и спасла цивилизованный мир от коричневой чумы. Тем самым СССР доказал, что атеизм не только не губителен, а даже спасителен, причем спасителен как для неверующих советских граждан, так и для верующих европейцев. Таковы исторические факты, которые не любит вспоминать нынешняя элита, проводящая клерикализацию России.

Налаживание отношений между государством и РПЦ было прервано кончиной Сталина в 1953 г. На панихиде Патриарх Алексий I обоснованно и прочувствованно сказал: “Великого Вождя нашего не стало. Упразднилась сила, в которой народ наш ощущал собственную силу, которою он руководствовался в своих созидательных трудах и предприятиях, которою он утешался в течение многих лет”. Как видим, церковь высоко ценила деятельность двух первых выдающихся руководителей советского государства В. И. Ленина и И. В. Сталина.

Сменивший Сталина Н. С. Хрущев положил начало деградации великой державы и советской власти. Он не только очернил деятельность своего предшественника, но и неожиданно поднял антирелигиозную волну. Хрущев похвалялся построить коммунизм за два десятилетия и показать миру последнего русского попа.

После смещения Хрущева взаимоотношения государства и церкви вновь стали налаживаться. Возобновилась неспешная реставрация церквей и монастырей. Тенденция на постепенное укрепление позиций православия наблюдалась при всех последующих генсеках КПСС. Патриархия налаживала и расширяла контакты с зарубежными церквями. Но радикальные сдвиги начались с 1985 г., когда генсеком (а затем президентом СССР) был избран М. С. Горбачев.

§ 3. Грехопадение патриархата
и “демократической” власти

“Злые же люди и обманщики будут преуспевать во зле, вводя в заблуждение и заблуждаясь” (2 Тим., 3:13)

Генеральный секретарь ЦК КПСС (он же первый и последний президент СССР) М. С. Горбачев инициировал печально знаменитую “перестройку” (1985–1991 гг.), в ходе которой он форсировал укрепление религии и церкви. В то время Горбачев объяснил свое положительное отношение к религии тем, что его мать оставалась православноверующей в течение всего периода “воинствующего атеизма”. Однако истинные причины крылись в ряде внутренних и внешних факторов, которые, создавая обстановку еще одной “новой смуты”, содействовали повышению роли РПЦ и даже ее выходу на политическую арену.

В КПСС и вне ее возникали группировки интеллигенции, которые, ознакомившись с видимым изобилием товаров в индустриальных государствах Запада, особенно, США, становились приверженцами западного “цивилизационного пути развития”, наивно полагая, что в СССР такие же природные условия, совпадающая история, одинаковый промышленный потенциал и аналогичный человеческий материал. Горбачев, опираясь на вестернизированных интеллигентов, в частности, на своего заместителя по идеологии А. Н. Яковлева, исподволь развертывал кампанию по дискредитации КПСС, отстранению коммунистов от власти (в ход был пущен лозунг: “Партия, дай порулить!”) и замене коммунистической идеологии христианской. Либеральные демократы (так себя стали называть эти группировки антикоммунистов и антисоветчиков), через захваченные ими СМИ делали все возможное, чтобы подорвать экономику (по принципу: “Чем хуже, тем лучше”), осложнить социально-политическое положение страны, а возникшие трудности свалить на социалистическую систему и коммунистическую идеологию. К этой работе все активнее привлекалась РПЦ.

В ходе “перестроечного” разрушения “второй великой державы” Горбачев пользовался нарастающей поддержкой стран Запада (вплоть до получения им “Нобелевской премии”). Внешний фактор периодически принимал форму открытого давления, особенно со стороны США. Следует напомнить, что вскоре после завершения Второй мировой войны У. Черчилль развязал “холодную войну”, а А. Даллес определил наиболее мощные рычаги для разрушения СССР, включив в их число православие. И когда в 1988 г. президент США Р. Рейган прибыл в СССР с официальным визитом, он сказал, что больше не считает советскую страну “империей зла”, что он поддерживает горбачевскую перестройку, но все еще сожалеет, что не может услышать перезвон церковных колоколов.

Вскоре под воздействием внутренних и внешних факторов колокола зазвонили по всей стране. И Горбачев сделал вывод: “Процесс пошел” – западные идеалы демократии и вирус религиозности были привиты. Агония союзного государства стала набирать силу.

В марте 1991 г. в стране был проведен референдум, на котором три четверти советских граждан высказались за сохранение СССР. Однако президент РСФСР Б. Н. Ельцин призвал националистов “заглатывать суверенитета столько, сколько они могут проглотить”. Его призыв был услышан, и начался “парад суверенитетов”. Робкая попытка патриотов спасти целостность государства в августе 1991 г. была преподнесена, как “попытка путча”, которая была осуждена правящей элитой и РПЦ. Вслед за подавлением “путча” либеральные демократы развернули мощную кампанию против КПСС, социализма и советского общественного строя. Фундамент, на котором покоился СССР с его дружбой народов, был основательно подорван.

8 декабря 1991 г. в Беловежской пуще собрались три руководителя славянских республик: Б. Ельцин, Л. Кравчук и С. Шушкевич, которые приняли антиконституционное и антинародное решение о роспуске СССР. За тысячелетнюю историю произошла самая большая трагедия русского государства, которое было расчленено на 15 суверенных республик. Развал СССР был с ликованием встречен историческими врагами великой державы, республиканскими националистами и одобрен РПЦ, и ранее не проявлявшей рвения к сохранению целостности государства, или, как принято говорить, давно утратившей дух соборности. Так с благословения патриархата мы потеряли четверть территории и половину населения СССР.

Даже верующие могли признать, что патриарх Алексий II взял на свою душу тяжкий грех, нарушив постулаты священной для них книги, где записано: “грех есть беззаконие” (Откр., 3:4), а также: “Не передвигай межи давней, которую проводили отцы твои” (Притч., 22:28). Патриархат направил своих прихожан на путь антипатриотизма, измены Родине, на путь греха. И по сей день РПЦ, а также три беловежских преступника не просили у пострадавших народов прощения и не принесли своего покаяния. Понятия “Родина” и “Православие” резко разошлись.

Более того, грехопадение патриархата и власти продолжалось. В сентябре 1993 г. президент страны Ельцин в нарушение конституции опубликовал указ о роспуске Верховного Совета (ВС) РСФСР. В ответ ВС опротестовал решение президента и Конституционный суд подтвердил незаконность указа. Ельцин незамедлительно разогнал еще и Конституционный суд, совершив второе подряд преступление. Тем не менее противоправные действия президента получили поддержку стран Запада, а также ряда “демократов”: главы правительства В. С. Черномырдина, министра обороны маршала Грачева, мэра Москвы Ю. М. Лужкова, а также лидеров всех правых партий. Алексий II тогда мог бы повторить памятные слова Иисуса: “Отойдите от Меня, делающие беззаконие” (Мф., 7:23). Но он, увы! сам поддержал беззаконие. Тем временем ВС РСФСР за нарушение конституции отстранил Ельцина с поста президента и избрал на этот пост вице-президента А. Руцкого. Защитники конституции и сторонники ее попрания, фактически, разделили страну на два враждебных лагеря.

После этого Ельцин, как верховный главнокомандующий, стянул войска к Дому Советов, где заседал Верховный Совет, и организовал блокаду. Лужков отключил в Доме Советов электричество, газ, водопровод и канализацию, а также обнес его колючей проволокой. А министр обороны Грачев приказал танкистам стрелять прямой наводкой по резиденции законно избранного Верховного Совета. Вскоре парламентарии во главе с председателем Верховного Совета Р. И. Хасбулатовым сдались на милость победителя.

В период сильнейшего обострения внутриполитической обстановки РПЦ оставалась на стороне Ельцина, одобряя его противоправные указы. Лишь однажды она попыталась занять нейтральную позицию, когда возмущенные москвичи готовились идти освобождать Дом Советов, превратившийся в концентрационный лагерь в центре столицы. Тогда Алексий II ограничился предупреждением, что “одна пуля, выпущенная около Дома Советов, может привести к катастрофе”. Ряд же ученых, писателей, артистов призвал патриарха предать зачинщиков вооруженного столкновения анафеме. И вот 30 сентября 1993 г. Священный Синод решительно заявил: “Тот, кто поднимет руку на беззащитного и прольет невинную кровь, будет отлучен от церкви и предан анафеме”.

Однако когда сторонники конституции пошли на прорыв блокады вокруг Дома Советов 3 октября, то они были обстреляны милицией из зданий мэрии и гостиницы “Мир”. Пролилась невинная кровь. Тем не менее ни Патриарх, ни Священный Синод не осудили и не предали анафеме инициаторов кровопролития. Православные иерархи в который раз пошли на нарушение заповеди “не лги”. А благодарный узурпатор власти впервые перекрестился. (В дальнейшем он умудрялся на Пасху поздравить “дорогих россиян” с Рождеством.)

Даже 4 октября РПЦ могла взять на себя функции посредника и предотвратить трагедию. Алексий II, опираясь на библейское “не убивай”, мог бы организовать крестный ход к Дому Советов и преградить путь танкам. Но он, ссылаясь на насморк, остался дома. Последствия обстрела здания парламента оказались более ужасными, чем при поджоге Гитлером Рейхстага. Танки прошлись по палаткам безоружных защитников конституции и Верховного Совета (среди погибших оказалось несколько священнослужителей и десятки других невинных людей). Всего погибло несколько сот человек. Тогда митрополит Петербургский и Ладожский владыка Иоанн (Снычев) заявил, что расстрельщики Дома Советов и их вдохновители должны быть отлучены от церкви и преданы анафеме. Однако Алексий II, назвав всех защитников конституции “бунтовщиками”, поддержал преступную акцию исполнительной власти. Так фактически состоялась новая “симфония” государства и церкви, “симфония на крови”. В ней власть использовала автоматы и танки, а патриархия – кресты и благословения.

С точки зрения современного права, оправдание преступника означает соучастие в преступлении. Но и Библия придерживается, практически, аналогичного мнения. “Кто говорит виновному: “ты прав”, – говорится в ней, – того будут проклинать народы, того будут ненавидеть племена” (Притч., 24:24). В конце концов патриарх мог припомнить и другой библейский постулат: “Тем больше нечист и растлен человек, пьющий беззаконие, как воду” (Иов., 15:16). Оправдание кровопролития и поддержка преступников показали отступничество РПЦ от важных заветов Божиих. Можно ли после этого считать церковь не политической, а религиозной организацией, свято чтущей Библию?

“Симфония” постепенно стала распространяться и на другие сферы экономики и политики. Патриархия точно рассчитала, что антикоммунистическая номенклатура (созданная, кстати сказать, в основном из бывших коммунистов-перевертышей), проводя денационализацию общенародного достояния, осуществит и реституцию, т. е. вернет бывшим (до 1917 г.) владельцам фабрики и заводы, а РПЦ – церковные помещения, монастыри, православные ценности и даже земельные угодья. Кроме того, она рассчитывала существенно расширить свой идеологический ареал, потеснить или даже вытеснить коммунистическую идеологию и превратить православие в “национальную идею”, необходимую, якобы, для сохранения целостности теперь уже самой России.

Тут же после упразднения СССР президент РФ Ельцин, опираясь на либеральных демократов (Е. Т. Гайдар, В. С. Черномырдин, А. Б. Чубайс, С. В. Кириенко и др.), а также на Патриархат, приступил к проведению социально-экономических реформ, продиктованных Международным валютным фондом (МВФ), а фактически, США. Страну наводнили сотни и тысячи высокооплачиваемых западных советников, ставивших только одну цель: разрушение российской экономики. Под проведение реформ страны Запада стали предоставлять правительству крупные кредиты, а населению и церкви – гуманитарную помощь.

Первый глава правительства “свободной России” Гайдар начал проведение реформ с либерализации цен. В результате беспрецедентного роста цен и инфляции (свыше 1000%) произошло феноменальное обесценение рубля, в результате чего миллионы россиян, включая верующих, лишились средств существования. Так произошло первое “ограбление века”, в результате которого половина населения России оказалась за чертой бедности.

Новый премьер-министр Черномырдин провел, в соответствии с указаниями МВФ, “реконструкцию” производства, вылившуюся в свертывание промышленности (в первую очередь, наукоемких отраслей, включая военно-промышленный комплекс), роспуск колхозов и насаждение фермерства (кулачества). В результате приватизации нувориши получили фабрики и заводы “по остаточной стоимости”, а население – ваучеры, причем за каждый ваучер, как утверждал Чубайс, “можно будет приобрести две автомашины”. Вскоре владельцы заводов превратились в олигархов, а обладатели ваучеров – в нищих. Так было осуществлено второе “ограбление века”. Наконец, в 1998 г. премьер-министр С. В. Кириенко провозгласил дефолт, в результате которого в четыре раза снизился курс рубля по отношению к доллару. Соответственно взметнулись цены сначала на импортные товары (Россия ввозит 60% продовольственных товаров), а затем и на отечественные. Дефолт вошел в историю, как “третье ограбление” населения. За 10 лет реформ ущерб страны достиг 4 трлн. долл., а ВВП страны сократился на 60%, т. е. в два раза выше, чем во время нашествия фашистской армии на СССР. Причем, РПЦ не только не осудила легендарные грабежи россиян, но и воспользовалась ими, скупив за бесценок часть государственной собственности.

У некоторых верующих долгое время сохранялась иллюзия, что Патриархия дистанцируется от власти, повторившей старый лозунг нарождающейся французской буржуазии: “Обогащайтесь!” Ведь священнослужители постоянно повторяли заветы Христа, направленные против стяжательства и богатства, как, например, это: “Ибо удобнее верблюду пройти сквозь угольные ушки, нежели богатому войти в царство Божие” (Лк., 18:25). Или другое: “Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах и приходи и следуй за Мною” (Мф., 19:21). Или даже третье: “Горе вам, богатые! Ибо вы уже получили свое утешение” (Лк., 16:24).

Но учение Иисуса Христа имеет двойную мораль не только в отношении войн (что было показано выше), но и в отношении богатства. Конечно, священнослужители и высокопоставленные неофиты не упоминают такие наставления в своих проповедях, но из Нового завета их выбросить уже нельзя. Вот умышленно “забытые” слова основоположника христианства: “Ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а неимущему отнимется и то, что он имеет” (Мф., 25:29; Лк., 19:26). Этим двум евангелистам вторит третий: “Ибо кто имеет, тому дано будет, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет” (Мк., 4:25). Так где же здесь правда, а где – ложь?

И не следует думать, что Бог Сын и в этом плане сбился с пути, освещенного Богом Отцом. В Ветхом Завете присутствуют не менее жесткие констатации: “Богатство прибавляет много друзей, а бедный оставляется и другом своим”. И еще: “Бедного ненавидят все братья его, тем паче друзья его удаляются от него” (Притч., 19:4, 7). Это уже звучит, как приговор бедности самим Всевышним. Если учитывать и эти “сокрытые” наставления Бога, то нет оснований утверждать, что христианство хотя бы первоначально отражало интересы бедного люда.

Православное духовенство не испугалось “игольного ушка” и не стало продавать “имения свои”, а смело вступило на путь стяжательства, на путь обогащения, по которому она шла вплоть до 1917 г. Клир, поддержанный правящей элитой, получил в собственность (после отмены первых декретов советской власти) церковные сооружения, затем – монастыри, и ныне требует “возвращения земельной собственности”. Из церковных зданий идет изгнание государственных и частных учреждений, институтов и школ, клубов и даже детских садов. Естественно, что борьба за собственность не знает жалости и сострадания как у криминальных авторитетов, так и у церковных иерархов.

К 2000 г. РПЦ получила только от Министерства культуры свыше 500 храмов и 50 монастырских комплексов, и лишь на некоторые памятники истории и культуры согласилась установить совместное пользование. Масштабы притязаний растут. Поэтому время от времени Алексий II или Архиерейский собор РПЦ обращается к президенту России с призывом “ускорить возвращение церковного имущества”.

Единожды начавшийся процесс обогащения всегда трудно остановить. Да и никто, практически, не пытался и не пытается это сделать. Постепенно речь зашла уже не о “возвращении имущества”, а о налаживании собственного производства. Первоначально все начиналось скромно – с расширения производства религиозной утвари, например, в подмосковном городе Софрино. Естественно, что в условиях рыночной экономики на первое место вскоре вышла капиталистическая проблема прибыли. А она, как известно, решается любым путем, включая путь обмана, обмера, обвеса, подмены качества товара и т. д. и т. п.

Стяжательство священнослужителей, бывшее предметом насмешек не одного поколения россиян, не вписывалось в каноны православия. Иисус заповедовал: “Не можете служить Богу и маммоне” (Лк., 16:13). Маммона – это семитское божество богатства. В России оно ассоциировалось с извлечением дохода из предпринимательства или торговли. Развертывание церковью такого рода деятельности “глубоко шокировало русское общественное мнение”, как об этом писал “Церковно-общественный вестник” [25.5.1997].

Церковь, чтобы облагородить маммону, утверждала, что она “вносит в бизнес христианскую этику”. Под эту “этику” она добилась от правительства отмены налога на прибыль, что вскоре было распространено на любое церковное предпринимательство. Наиболее распространенной формой бизнеса стали смешанные предприятия (СП). Такого рода предпринимательством стал сыроваренный завод в Рязани, завод по сборке автомашин в Калининграде, ЗАО по добыче и реализации крабов, рыбы и креветок на Дальнем Востоке, производство минеральной воды “Святой источник”, а также участие в экспорте нефти компаний МЭС и многие другие.

Церковный бизнес принял видимый криминальный характер в 1996–1998 гг., когда президент Ельцин предоставил РПЦ право беспошлинной торговли табаком и водкой под видом гуманитарной помощи (в “постные дни” попы любят перекрещивать порося в карася). В это время было хорошо известно, что Всемирная организация здравоохранения считает пьянство и табакокурение наркоманией. Еще более жестко ставили вопрос выдающиеся мыслители прошлых лет, сравнивая религию с наркотиком. Тем не менее церковь стала закупать за границей без пошлин и таможенных сборов спиртоводочную продукцию и табачные изделия и перепродавать их на внутреннем рынке. Эту бойкую спекуляцию организовал митрополит Кирилл, возглавлявший Отдел внешних церковных сношений. Вскоре Кирилл, прозванный “водочным митрополитом”, получил от государства скидки на импорт автомашин-иномарок для иерархов, компьютеров для церковных семинарий и академий и пр. Без налогов поступала и гуманитарная помощь, неразграбленная часть которой шла на перепродажу. Бизнес, осуществленный при содействии администрации президента и правительства, позволил не только позолотить купола строящихся церквей и воздвигнуть хоромы для священнослужителей, но и продвинуть высших церковников в число олигархов и других высокопоставленных “воров в законе”.

Все это свидетельствует о том, что, вопреки учению Христа, предпринимательская деятельность РПЦ неразрывно связана со службой маммоне. Впрочем, Иисус предчувствовал обреченность своей проповеди, говоря: “Забота века сего и обольщение богатства заглушает слово и оно бывает бесплодно” (Мф., 13:22). Основные заповеди Христа и деятельность РПЦ оказались несовместимы.

Тема данной работы не позволяет обойти молчанием ряд аспектов исторической судьбы Храма Христа Спасителя (ХХС), поскольку власти и церковь преподносят ее крайне односторонне.

Практически замалчивалось, что в первой половине ХIХ в. на месте храма стоял старообрядческий монастырь. Это место приглянулось руководству РПЦ и Николай I отдал приказ о разрушении монастыря, и его иноков безжалостно выгнали. Последний игумен монастыря проклял это место в момент, когда рушились стены.

На этом месте на казенные (т. е. народные) деньги (при незначительных пожертвованиях) был воздвигнут ХХС в честь победы российской армии над наполеоновскими войсками. Аляповатое сооружение украсили прекрасные панно художников Репина и Врубеля. Тем не менее Союз архитекторов СССР нашел, что храм не представляет какой-либо культурно-художественной ценности и в 1927 г. он, как и ранее старообрядческий монастырь, был разрушен.

Сначала существовал проект строительства на этом месте Дворца Советов, но после Великой Отечественной войны здесь был сооружен открытый бассейн. В Москве это был четвертый бассейн, который ежедневно посещало до 15 тыс. чел. Однако именно на этом месте мэр столицы Ю. М. Лужков решил восстанавливать ХХС (хотя на каждую московскую церковь приходилось 6 посетителей в день). Патриархия также посчитала, что надо поправлять не здоровье, а души. Если Николай I начинал сооружение ХХС с разрушения старообрядческого монастыря, то Лужков начал с разрушения бассейна (электронные СМИ показывают разрушение только ХХС в 1927 г., а не, действительно, нужного москвичам бассейна в 1993–1994 гг.). Так, на “проклятом месте” произошло третье разрушение.

Храм, как и предыдущий, строился преимущественно за государственный счет (в том числе за счет налогов с атеистов) и обошелся в 60 млн. долл. К началу строительства в 1994 г. РПЦ уже обзавелась собственной мафией (“крестными отцами”). Стройка быстро превратилась в теневой рынок по продаже “левого” товара: элитной керамической плитки, кирпичей спецобжига, высокосортного цемента и т. д. Подрядчики в рясах сделали на восстановлении ХХС крупный бизнес, а неверующий Лужков был лично окрещен Алексием II. Поскольку разрушение бассейна и закладка фундамента храма совпали с началом первой чеченской войны, то москвичи сначала стали называть сооружение “Храмом на русско-чеченской крови”, а позже – “Храмом Лужка-Спасителя”.

Подчеркнем здесь главное: за счет перекачки народных средств сооружаются фабрики по производству религиозной утвари, строятся монастыри, реставрируются церкви, золотятся купола и все это – на фоне нищающего населения. Высшие “духовные окормители”, как и крупнейшие бизнесмены, сформировали богатейшую прослойку российского общества. Как здесь не вспомнить пророческое предупреждение Л. Н. Толстого: “Опомнитесь, что же делаете? Купаетесь в роскоши, тогда как народ бедствует. Вы же своими руками готовите революцию!”

РПЦ не ограничила свою предпринимательскую деятельность только производством и продажей материальных ценностей. В 1992 г. был открыт “Церковный благотворительный центр “Ника”” – многопрофильное акционерное общество, которое вскоре было зарегистрировано как “некоммерческая организация”. Центр занялся следующими операциями: быстро окупаемые торгово-закупочные сделки, реализация (по специальному соглашению с правительством) зарубежной гуманитарной помощи, биржевые операции с государственными краткосрочными облигациями (ГКО) под 180% годовых (в 1994 г.), инвестиции в предприятия (в пивоваренный завод в Рязанской обл.) и автозаправочные станции. Все было поставлено на службу золотому тельцу. Невольно вспоминается умозаключение В. В. Маяковского: “Бог – доллар, доллар – отец, доллар – дух святой”.

В том же 1992 г. с благословения Святейшего Патриарха Алексея II был учрежден “Христианский российский банк” с первоначальным уставным фондом в 6 млн. руб. (пятую часть этой суммы внесла РПЦ). В его рекламе использовалась патриаршая символика, а также имя архиепископа Солнечногорского Сергия (Фомина), председателя отдела по церковной благотворительности и социальному служению (ОЦБСС) Московского патриархата, ставшего по совместительству (!) председателем Совета банка. С Божией помощью банк лопнул через два с небольшим года после открытия. Выплаты вкладчикам были тут же прекращены, как и после банкротства банка “МММ” или банка “Чара”.

Обманутые вкладчики потребовали возвращения своих денег. Однако Совет заявил: “Банк не церковный, а коммерческий, поэтому церковь не несет ответственности”. Никто из руководителей банка не был арестован, как это произошло со светскими организаторами финансовых пирамид. Лишь “Церковно-общественный вестник” [16.10.1997] слегка пожурил: “Банк профанировал святое понятие благотворительности”. Вкладчики же не решились судиться с РПЦ, заранее зная о характере судебного решения, ибо сказано в Библии: “И бедному не потворствуй в тяжбе его” (Исх., 23:3), но авторитет церкви и патриарха был подорван, не только у православных вкладчиков.

В 1993 г. открылся смешанный Греко-российский церковный банк, учредителями которого стали греческий банк “Игнатиа” и Отдел религиозного образования и катехизации Московского Патриархата. Основная его цель – поддержка программ духовного образования в России. Вслед за патриархатом и рядом государственных чиновников банк стал настойчиво навязывать мнение, что духовность и православие, якобы, практически, синонимы.

РПЦ, по мере обогащения выкупала магазины, столовые, аптеки, открывала свои гостиницы и “трапезные”. Она начала массовым тиражом издавать газеты, журналы, книги, получила собственные каналы на телевидении и радио. При этом батюшки за соответствующее вознаграждение освящают каждое новое административное здание, торговый центр, новые корабли и боевые самолеты. Не отказываются они и от освящения казино, теневых предприятий, закамуфлированных борделей, одновременно они снимают грехи с киллеров и отпевают их жертвы. Как и все российское предпринимательство, РПЦ попала “под крышу” мафии и рэкета.

К 2002 г. фабрики, заводы, природные богатства и предприятия сектора услуг перекочевали из общенародной собственности в руки светских и религиозных олигархов. Американский журнал “Форбс” опубликовал список крупнейших миллиардеров планеты, среди которых оказалось восемь российских. Это – М. Ходорковский (имущество и банковские активы оценены в 2,4 млрд. долл.), В. Потанин (1,8 млрд.), В. Богданов (1,6 млрд.), Р. Вяхирев (1,5 млрд.), Р. Абрамович (1,4 млрд.), В. Алекперов (1,3 млрд.), М. Фридман (1,3 млрд.) и бывший глава российского правительства В. Черномырдин (1,1 млрд.) (“Московские новости”, 26.6.–2.7.2001). Православные олигархи, более тщательно скрывающие свои неучтенные доходы, не попали в этот список.

После тотального разграбления у государства осталось лишь несколько монополий и земля. На их распродаже активно настаивал МВФ, в членство которого страну втянул еще Горбачев. К земле потянулась и РПЦ.

Между тем ущербная для страны и народа политика приватизации, начатая Ельциным, Черномырдиным и Чубайсом, была продолжена Путиным, Касьяновым и Грефом. С начала нового тысячелетия речь зашла уже не столько о приватизации оставшихся государственных предприятий (30% от общего числа), сколько о распродаже государственных и колхозных земель российским нуворишам и зарубежным бизнесменам. Вплоть до конца ХХ столетия земля оставалась единственной недвижимостью, которую не успели растащить демократическая власть и криминалитет. А РПЦ проявила готовность не только поддержать закон о земле, но и принять участие в последнем наиболее крупном ограблении собственного народа.

Библия не дает четких рекомендаций относительно земельной собственности, но кое-что можно понять из следующих наставлений: “Когда придете в землю Ханаанскую, – говорил Господь Моисею, – то прогоните от себя всех жителей, возьмите во владение землю и поселитесь на ней, ибо Я вам даю землю сию во владение” (Числ., 34:52, 53). Речь здесь идет о насильственном изъятии чужой земли в пользу еврейской общины.

И далее более актуально для сегодняшнего дня: “Землю не должно продавать навсегда, ибо Моя земля. Вы пришельцы и поселенцы у Меня” (Лев., 25:23). Другими словами, землей распоряжаются не люди, а сам Господь, поэтому люди не имеют права ее “продавать навсегда” (Там же).

Однако Иисус Хрстос обошел этот вопрос, чем не преминула воспользоваться РПЦ. В 2000 г. Архиерейский собор, посвященный 2000-летию Рождества Христова, принял решение: “Церковь призывает христианина воспринимать собственность как дар Божий, данный для использования во благо себе и ближним, а отторжение и передел собственности с попранием прав ее законных владельцев Церковью не одобряется”.

Таким образом оформление купчей на государственную или колхозную землю, позволяет церкви считать ее “Божиим даром”, который уже не подлежит переделу. Это означает, что РПЦ выступила против заповеди Господа, что “землю не должно продавать навсегда”. Стало быть, она вновь займется стяжательством недвижимости и опять станет крупным землевладельцем, каковой она была, наряду с помещиками, до 1917 г. Другими словами, РПЦ прочно вписывается в криминальный истэблишмент и становится верной прислужницей и социальной опорой власти неокапиталистов.

Следует сделать одно пояснение. Если РПЦ содействует власти в разорении государства и народа, то старообрядческая церковь осуждает плоды их деятельности. Вот какими словами характеризовал результаты их десятилетней работы старообрядческий митрополит Алимпий: “С горечью приходится отмечать, что нравственность в обществе упала ниже любых допустимых пределов. Царствует дух безграничной алчности и бесстыдства. Ради сиюминутной наживы многие люди готовы на любое преступление, даже на смертоубийство. Блуд и прелюбодеяние не только не осуждается, но открыто прославляются. Дошло до того, что противоестественные пороки признаются нормальным явлением. Семьи рушатся, а дети, лишенные должного –родительского попечения, становятся легкой добычей преступности и наркомании. Как ядовитые травы, расцвели оккультизм и язычество, появились сатанистские секты. Таких перемен православные христиане-старообрядцы не приемлют”. Кроме того, Алимпий говорил о “непрекращающемся присвоении имущества, имеющего несомненное старообрядческое происхождение, представителями РПЦ. Старообрядческие иконы и другие богослужебные предметы из государственных хранилищ и таможенных складов прямиком отправляются в Московскую Патриархию, а наши многочисленные обращения игнорируются”.

Тогда же митрополит признал, что “старообрядцы за четыре века преследований убедились, что отделение церкви от государства является благотворным” и высказал пожелание, “чтобы руководители религиозных конфессий держались от политики подальше” [Независимая газета. 17.11.2000].

Но зато государство ценит услуги РПЦ. Так, министр транспорта Аксененко (позднее привлеченный к суду за казнокрадство) подарил Алексию II два специальных вагона: в одном по всем церковным правилам устроен православный храм с роскошным золотым убранством, а в другом – опочивальня для его святейшества. Патриарх принял дар, зная, что министр дарил не из своего кармана, а из государственного, т. е. за счет денег главным образом атеистов.

Церковь также отвечает взаимностью или иногда отмалчивается. В 2001 г., например, правительство снизило налоги на прибыль бизнесменов и одновременно повысило оплаты коммунальных и транспортных услуг с населения (в 2002 г. произошел новый накат повышений). Материальная забота об олигархах и поборы с обездоленных не вызвали протеста РПЦ, которая широко пропагандирует, что она печется о бедноте (к которой ныне относится более половины населения России), что она всегда с народом и всегда сопереживает его беды. Наоборот, церковь вместе с властью неофитов обогащается за счет народа.

Правда, патриарх, как и светские олигархи, порой произносит обличительные речи, призванные вызвать сочувствие верующего населения. Так, в 1999 г. он проникновенно заявил, что тлетворный “дух времени повлиял и на часть православного духовенства, стремящуюся подражать так называемым русским”. Алексий II назвал образ жизни самой богатой части общества греховным проявлением эгоизма, самодовольства, сибаритства, тщеславия, вседозволенности, превосходства над другими ввиду своего богатства, нажитого нередко незаконным преступным путем. Священникам, которые стремятся перещеголять друг друга в модной одежде, кичатся иномарками и сотовыми телефонами, предстоятель РПЦ напомнил, что такой стиль комфортной жизни является греховным, нехристианским, связан с забвением Бога и служением маммоне.

Для обычных, рядовых прихожан, в подавляющем большинстве бедных людей, гедонизм и сибаристство части духовенства являются соблазном и ассоциируются в их сознании с изменой бедности Христовой, с обмирщением Церкви”. Фактически произошло формирование крупной прослойки хищного “новорусского духовенства”.

Первый президент России сначала говорил о своем уважительном отношении к православию, а позже стал осенять себя крестом (в родной деревне его даже избрали церковным старостой). Второй президент надел нательный крест и без лишней рекламы совершил паломничество в Иерусалим и по монастырям России (Соловецкий монастырь он посетил вместе с Алексием II). Оба президента наградили государственными орденами патриарха и его окружение, Алексий II в свою очередь вручил православные награды обоим президентом и их бюрократическому окружению. В последнее десятилетие ХХ столетия фактически началась десекуляризация российского государства.

Патриаршество, установив прочную связь и взаимодействие с исполнительной властью, развернуло мощную кампанию по клерикализации государства и народа. Понимая, что оно не сможет воцерквить нынешнее поколение российских граждан, решено повести наступление на подрастающее поколение. Патриаршество добилось, что, вопреки конституции, оно вводит преподавание “Закона Божия” в начальной школе. Затем планка с помощью властей была поднята до средней и даже высшей школы.

Вакханалия клерикализации достигла феноменального размаха в день государственного (!) праздника Рождества Христова в 2002 г. Невозможно было переключить каналы радио и телевидения – все они были заполнены славословиями Христу Спасителю. Свою лепту в прославление Иисуса внесли и патриарх РПЦ, и президент секулярной РФ. Но не ведают они, что творят. Ведь они нарушают предупреждение Христа: “Не принимаю славы от человеков” (Ин., 5:41). Получается, как в народной присказке: “Если нельзя, а очень хочется, то можно”. Таковы наши духовные окормители.

Одновременно патриаршество предприняло попытку пересмотреть всю историю России, особенно советского периода, а также взаимоотношения советского государства с западными странами, в частности, с ФРГ. Еще в начальный период новой смуты Алексий II выступил с необычным обращением. Находясь в 1991 г. с визитом в Нью-Йорке, он просил местных “дорогих братьев” помочь построить в России “новое общество – демократическое, свободное, открытое” и осудил “зло обособления”. Сам факт обращения за помощью к тогда еще абсолютно агрессивно-враждебной стране и отнюдь не православной мог говорить только об антипатриотизме патриарха.

Еще дальше зашел Алексий II в 1995 г. во время визита в Германию. К изумлению и возмущению россиян он заявил буквально следующее: “Не можем умолчать мы о том, что тоталитарный режим, установившийся после падения нацизма в Восточной Германии и принесший страдания многим немцам, пришел на эту землю именно из нашей страны, а многие мои соотечественники поддержали его своими неправедными деяниями. За это я ныне прошу у вас прощения от имени многомиллионной и многонациональной паствы”. При этом к “мужественным противникам нацизма” он отнес не русских, украинцев, белорусов или сербов, а Римско-католическую церковь, которая, как известно, поддерживала Гитлера и Муссолини. Так в тайне от россиян и от имени верующих россиян патриарх просил прощения у бывших фашистов. Алексий II перепутал жертву и палача, губителя и спасителя. Можно ли после всего этого говорить о патриотизме и нравственности РПЦ?

Кстати, отметим, в марте РПЦ отмечает субботу Акафиста, называемой также праздником “Похвала Богородицы”. Но мало кто знает, что он установлен в память о том, как византийские христиане, призвав в молитве заступничество Богоматери, дали сокрушительный отпор войску русских князей Аскольда и Дира. И по сегодняшний день РПЦ и ее прихожане празднуют победу над русскими. Таков церковный патриотизм.

Священнослужители вслед за демократами вносят свою лепту в фальсификацию истории России и, особенно, Великой Отечественной войны (ВОВ). Фашистская армия, как известно, использовала различные направления христианства для подрыва коммунистической идеологии и политического единства СССР. Ее солдаты шли в бой против безбожной Красной Армии с символикой “Бог с нами”. Погибших фашистов хоронили в могилах под христианскими крестами. На оккупированных территориях они открывали церкви, в которых не смирившиеся с советской властью попы “окармливали” перепуганных и порабощенных граждан.

В Красной Армии, как известно, не было ни одного божественного символа. И она громила фашистов не под хоругвями и не с православной верой в загробную жизнь, а под руководством политработников с красными знаменами и с жизнеутверждающей коммунистической идеологией. Советские воины знали, что им защищать и как защищать, что и обеспечило им победу над фашизмом, порожденным западноевропейской цивилизацией.

Ныне демократы и священники пересматривают историю ВОВ. А попы кощунственно проводят заупокойную службу на могилах погибших воинов-атеистов, которые когда-то с энтузиазмом рушили церкви и сбрасывали кресты. Ведь убиенные должны перевернуться в своих гробах от такого надругательства. Дело доходит до того, что постаменты со звездой заменяются крестами, под аналогами которых покоятся и фашистские палачи. Как говорится, “мертвые сраму не ймут”. А есть ли совесть у этих попов?..

Одновременно шел пересмотр исторического отрезка до 1917 г. Государственные, церковные и олигархические СМИ развернули шумную кампанию по реабилитации царского режима, ряда политических и религиозных деятелей, всего контрреволюционного белого движения и т. д. РПЦ причислила к лику святых Иоанна Кронштадтского, который организовывал еврейские погромы. А в 2000 г. в святые попал и сам Николай II-“кровавый”. На церемонию захоронения, якобы, останков царя и его семьи в Санкт-Петербург приехал даже тогдашний президент Ельцин.

По этому же пути идет и президент Путин. В 2000 г. во время официального визита во Францию он посетил русское кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа. Президент останавливался у могил белых генералов – Деникина, Врангеля и др., чья контрреволюционная деятельность унесла тысячи, если не миллионы жизней российских граждан. А в 2001 г. в Финляндии Путин возложил венок на могилу Маннергейма, воевавшего против советской власти и построившего мощную укрепленную линию, при взятии которой погибли тысячи советских солдат. Президент не мог не знать, что в годы Второй мировой войны к маршалу Маннергейму неоднократно приезжал на двух-трехдневный отдых Адольф Гитлер. Впрочем, в том же году Путин в Германии возложил венки на могилу солдат фашистской армии. Перефразируя известные слова немецкого философа Гегеля, можно сказать: “История учит, что никого и ничему не научила”.

Так произошло грехопадение патриархата и власти. И никто из них до сих пор не принес покаяния.

На стыке двух тысячелетий в мире и в России произошли важные изменения. Во-первых, в конце 90-х годов США совместно со странами НАТО совершили агрессию против Югославии, не получив на это согласие Совета Безопасности ООН. Тогдашние правительство РФ и Государственная Дума резко осудили незаконную акцию стран Запада. Патриархат РПЦ также выразил свое возмущение истреблением православных славян. Однако ориентация нового президента РФ В. В. Путина “на сильных мира сего” вскоре изменила отношение к югославским событиям. Руководство страны стало безразлично смотреть на новый раскол Югославии и на то, как американские спецслужбы добились выдачи президента Югославии Милошевича и передали его в Гаагский суд (не утвержденный на Генеральной Ассамблее ООН). РПЦ также предала забвению своих славянских единоверцев.

Во-вторых, 11 сентября 2001 г. террористы разрушили небоскребы в Нью-Йорке и Вашингтоне. Россия, а затем практически все страны мира выразили сочувствие США и свое возмущение террористами-камикадзе. Аналогичное послание направила и РПЦ, заявившая, что США имеют моральное и даже религиозное обоснование для возмущения. Этими обстоятельствами воспользовался президент Джордж Буш-младший, который произнес библейскую фразу: “Кто не с нами, тот против нас”. Затем он призвал цивилизованные государства начать “крестовый поход против терроризма”. А 6 октября американский президент приступил к ракетно-бомбовым ударам по военным базам талибов в Афганистане, отказавшихся выдать Усаму Бен Ладана, которого Буш посчитал организатором террористических актов в США.

Антитеррористическая операция США и их союзников по НАТО была безоговорочно поддержана руководством России и РПЦ. Американские, английские и другие войска участников военного блока были высажены в Афганистане, Пакистане, Узбекистане, Таджикистане и Киргизии, а затем и в Грузии. В ходе операции “Возмездие” были убиты тысячи талибов и мирных граждан Афганистана, а миллионы афганцев стали беженцами. Тем не менее Путин возложил вину за все происшедшее и все будущие материальные и людские потери на террористов, под которыми подразумеваются сторонники Бен Ладана. В этом же духе высказалась и РПЦ.

Так в историческом грехопадении патриархата и власти появились два новых эпизода. Но ни власть, ни церковь до сих пор не произнесли покаяния. И соучастие в “крестовом походе” продолжается.

 

 

 

Глава IV
СОКРЫТЫЕ ПОСТУЛАТЫ
И ДЕЯНИЯ РПЦ

“Ибо нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, что не было бы узнано” (М-ф, 10–26)

Выше говорилось, что Библия, написанная в разные столетия и не всегда одинаково мыслящими авторами, носит достаточно противоречивый характер. Христианские богословы и светские власти выставляют на передний план справедливые божеские заповеди и положительные деяния церквей, предавая забвению наставления и акции противоположного рода. Поэтому существует настоятельная необходимость представить общественному мнению (верующим и атеистам) намеренно скрываемые постулаты Библии или недостаточно известные деяния РПЦ.

§ 1. Христианство – религия евреев и для евреев

“Вот завет, который завешаю дому Израилеву…” (Евр., 8:10)

В Ветхом завете говорится, что Бог сотворил человека “по образу Божию” (Быт., 1:27). Адам и Ева были евреями, стало быть, Господь Бог тоже был евреем. Потомки Адама и Евы – Ной, Авраам, Моисей и др. – все называли Господа “Богом евреев” (Исх., 3:18). Иисус Христос родился от матери-еврейки и от самого Бога (муж Марии плотник Иосиф также был евреем).

При таком хорошо известном кровном родстве православные, католические и протестантские проповедники скрывают главное: христианство было создано евреями и предназначалось только для евреев. И в этом плане Новый завет мало чем отличается от Ветхого завета: и в том и другом говорится о “богоизбранном народе”. Правда, никаких особых качеств евреев не было выделено, и выбор Господа оправдывается всего лишь одним маловразумительным доводом: “Вы малочисленнее других народов” (Втор., 7:7).

На такой “теоретической основе” Всевышний заявил Аврааму: “И я произведу от тебя великий народ” (Быт., 12:2). Чуть позже Он сделал уточнение: “Встань, подними отрока (т. е. сына Исаака).., ибо Я произведу от него великий народ” (Быт., 21:18). И далее постоянно повторяется идеологема: “Господь, Бог Евреев” (Исх., 3:18). Сам Господь, являвшийся Аврааму, Исааку и Иакову, заверял: “И буду вам Богом, и вы узнаете, что Я Господь, Бог ваш, изведший вас из-под ига Египетского” (Исх., 6:2, 7). Или еще: “Говорит Господь, Я буду Богом всем племенам Израилевым, а они будут Моим народом” (Иер., 31:1).

В силу сказанного, Господь спасал богоизбранных евреев от смерти, выводил их из египетского плена, обеспечивал им победу в сражениях с многочисленными врагами и совершал для них массу других чудес. Правда, порой Он и наказывал их. Естественно, что вера в Бога, наводящего ужас и творящего чудеса, сохранялась только у иудеев.

Рождение Иисуса Христа, представленного миру волхвами в качестве “Царя Иудейского” (Мф., 2:2), первоначально не давало каких-либо надеж для неевреев. Бог Сын родился в чисто еврейской семье, обрезан на 8-й день, учился (если вообще учился) в синагоге, соблюдал все “законы Моисеевы”. И только достигнув 30 лет, стал проповедовать учение, вносившее существенные коррективы в заветы и практику Бога Отца, в частности, смягчать Его жестокое отношение к людям. Это обстоятельство, а также обещания счастливой загробной жизни повернули взоры иудеев, язычников и безбожников в сторону Иисуса. Так для многих народов возникла иллюзия интернационального учения, существующая уже двадцать веков.

Однако Иоанн Креститель предупредил собравшихся на реке Иордан, что пришел крестить в воде, чтобы “Он явлен был Израилю” (Ин., 1:31). И сам Иисус, став проповедником, безальтернативно заявил: “Я послан только к погибшим овцам дома Израилева” (Мф., 15:24). И Его ученики-апостолы (кроме одного – все евреи, включая Иуду) соответственно называли Иисуса “Равви”, т. е. раввин (от древнееврейского рабби – мой учитель) (Мф., 26:49; Ин., 1:38).

Вот что по этому поводу говорил апостол Павел: “Мы по природе Иудеи” (Гал., 2:15) и “познайте же, что верующие суть сыны Авраама” (Гал., 3:7) и далее: “Мы, братия, дети обетования по Исааку” (Гал., 4:28).

После смерти Христа апостол Петр “ловил человеков” среди евреев и, обращаясь к ним, говорил: “Но вы – род избранный” (1 Пет., 2:9). Однако, встречая непонимание и даже враждебность со стороны евреев (апостолы не раз слышали “распни его” и почти все были сами казнены), они были вынуждены расширить свою аудиторию. Еще апостол Павел задавался вопросом: “Неужели Бог есть Бог Иудеев только, а не и язычников?” (Рим., 3:29). По мнению российских составителей энциклопедии, проповедники обращались пока только к иудеям и отчасти к эллинам в Антиохии (в Римской империи господствовал в то время греческий язык), а Петр даже стал крестить без предварительного обрезания. Именно в Антиохии (центр современной Турции) обращенные впервые стали называться христианами [Брокгауз, т. ХХХVIIа, с. 639]. И лишь затем ученики повели проповеди там, “где нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, скифа, раба, свободного, но все и во всем – Христос” (Кол., 3:11). Так, христианство обрело сторонников среди тех национальностей, для которых оно при жизни Христа не было предназначено.

Но по истечении многих веков объективные российские энциклопедисты пришли к бескомпромиссному выводу о том, что “главным делом Мессии было свержение римской власти, а затем установление политического мировладычества Израиля”. Более того, они утверждали, что первоначально “христиане считались евреями” [Брокгауз, т. ХХХVIIа, с. 637, 660]. Такова жестокая правда, которую никогда не признают христианские церкви, секты и, конечно, правоверные.

Нынешняя РПЦ (как и РКЦ) использовала иной вариант. Она признала, что иудаизм – более старшая и уважаемая религия, из лона которой вышло христианство. Она предложила властям официально отмечать один христианский и один иудейский праздники. По настоянию патриархата в секуляристской РФ нерабочими днями стали считаться Рождество – рождение “Царя Иудейского” (Мф., 2:2) и Пасха – иудейский праздник исхода евреев из Египта. Отсюда в Ветхом завета распоряжение Господа: “Пусть сыны Израилевы совершат Пасху в назначенное для нее время”. И соответствующее наказание: кто “не совершит Пасхи, – истребится душа та из народа своего… понесет на себе грех человек тот” (Числ., 9:2, 13). Так, православные (а также атеисты, мусульмане и др. россияне) вынуждены отмечать два иудо-христианского праздника, а признательные еврейские олигархи, контролирующие СМИ, выделяют часы и страницы для ведения православной пропаганды, пространных сообщений о торжественных молебнах, показа церквей (только в Москве их стало более 400) и молящихся прихожан.

§ 2. Второе пришествие Христа:
спасение или смерть?

“Ибо сами вы достоверно знаете, что день Господень так придет, как тать ночью” (I Фес., 5:2)

Одним из принципов христианского (а также иудейского и исламского) вероучения является страх Божий – неизбежность наказания за отход от религии. В мифологии учения заложено понятие ада (гиенны), как самого большого наказания. В зависимости от праведности или грешности земной жизни человек на том свете может попасть в рай или ад. Окончательное решение потусторонней судьбы примет Иисус Христос во время своего второго пришествия на грешную землю. Именно тогда Он совершит Страшный суд над всеми живыми и мертвыми. Современным церковникам приходится юлить, чтобы не только постоянно передвигать время второго пришествия Христа, но и замалчивать обстоятельства этого пришествия, не говоря уже о числе спасенных верующих, которые попадут в рай. Как же эти три вопроса освещает Библия?

а) Первоначально Иисус говорил, что “о дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один” (Мф., 24:36). Видимо, такая перспектива не устраивала слушателей и Его самого, поэтому Он, не зная дня второго явления народу, стал его приближать и называть: Повторим Его слова: “Истинно говорю вам: не прейдет род сей, как все сие будет” (Мф., 24:34). И тут же Иисус добавил: “Ибо истинно говорю вам: не успеете обойти городов Израилевых, как приидет Сын Человеческий” (Мф., 10:23). Свою же правдивость Он заверял так: “Небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут” (Мф., 24:35). Особенно Иисус убеждал своих учеников: “Истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе” (Мк., 9:1). И еще одно клятвенное заверение: “Истинно, истинно говорю вам: наступает время, и настало уже, когда мертвые услышат глас Сына Божия и, услышав, оживут” (Ин., 5:25). Всем верующим упорно навязывалось убеждение: “Ибо еще немного, очень немного, и Грядущий придет и не умедлит” (Евр., 10:37). Не удивительно, что когда “Он был близ Иерусалима, и они думали, что скоро должно открыться Царствие Божие” (Лк., 19:11).

Увы, Иисус Христос солгал, нарушив собственную заповедь: “не лги”. Он не явился, хотя время “настало уже”, хотя стоявшие с Ним давно “вкусили смерти”, хотя “род сей” неоднократно прошел, хотя христиане могли миллионы раз обойти израильские города. И теперь о Нем, как говорится, ни слуху, ни духу.

Церковники, естественно, не могли констатировать обман самого Христа. Поэтому они в оправдание лепечут, что “о дне же том и часе… знает только” сам Господь. Стало быть, Иисус соврал “по неведению”. Церковникам главное сохранить страх прихожан перед Судом Божиим, заставить их ждать и своими пожертвованиями кормить многотысячную, а скорей всего, многомиллионную церковную братию.

Естественно, священнослужители не будут рубить сук, на котором они сидят. Поэтому они дружно утверждают, что Иисус говорил только правду. Вполне возможно, Он сказал правду, но лишь тогда, когда признался: “Я иду к Отцу Моему, и уже не увидите Меня” (Ин., 16:10). Двадцать веков – вполне достаточный срок, чтобы поверить в правдивость именно этих слов Иисуса. Больше Его, действительно, так никто и не увидел.

В Библии сказано: “Ибо мы для того и трудимся и поношения терпим, что уповаем на Бога живого, который есть Спаситель всех человеков, а наипаче верных (1 Тим., 4:10). С тех времен по настоящее время в христианском мире Христа принято называть Спасителем (так в Его честь именуют и церкви).

Если же верить Библии, то Иисус, совершая чудеса, оживил около пяти покойников и, подобно врачу, излечил несколько человек. Правда, все они через некоторое время снова умерли. И вот на таком шатком фундаменте сложилась легенда, что Христос спасет все человечество, особенно христиан. Да и Он сам утверждал, что всякий верующий в Него имеет “жизнь вечную; и Я воскрешу его в последний день” (Ин.., 6:40). А поскольку все сроки “последнего дня” давным-давно прошли, можно констатировать, что Спаситель за 2000 лет никого не спас.

Обещание Христа, что каждый верующий в Него будет иметь жизнь вечную, не сбылось. Все люди оказались смертными. И они, не надеясь на Иисуса, самостоятельно заключали браки, рожали детей и умирали.

б) У христиан сложилось впечатление, что во время второго пришествия Христа состоится “праведный суд”, когда если не большинство, то многие верующие в Христа и соблюдающие все Его предписания (а разве это возможно?) попадут в рай. Ну, а если нарушал заповеди, совершал грехи, то следует только покаяться батюшке, грехи будут отпущены и дорога в райские кущи открыта. Собственно так звучало предупреждение: “Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его” (Откр., 22:12).

Критерием праведности на Страшном суде должны служить слова Иисуса: “Верующий в меня имеет жизнь вечную” (Ин., 6:47) и другие: “Претерпевший же до конца спасется” (Мф., 24:13) и “Ибо если живете по плоти, то умрете, а если духом умерщвляете дела плотские, то живы будете” (Рим., 8:13).

Однако в Новом завете есть свой “национальный уклон”. Поскольку учение было предназначено для евреев, то и в этом случае речь идет об евреях, но не о всех евреях. Указывается: “Хотя бы сыны Израилевы были числом, как песок морской, только остаток спасется” (Рим., 9:27). Состав этого “остатка” раскрывает Иоанн Богослов: “И я слышал число запечатленных… было сто сорок четыре тысячи из всех колен сынов Израилевых” (по 12 тыс. из колена Иудина, колена Рувимова, колена Гадова и др.)” (Откр., 7:4, 5). Таким образом, еще до Страшного суда стало известно о предстоящем спасении 144 тыс. христианизированных евреев. Спасение верующих других национальностей Библия не предусматривает, и это тщательно скрывают христианские иерархи. Но это еще не все.

Если верить евангелистам, Страшный суд начнется с момента второго пришествия Иисуса Христа на грешную землю. Церковники не до конца раскрывают обстоятельства этого прихода, называя его “Славным и Всехвальным”. А ведь оно катастрофично для всех землян: “Солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются: … И не думали, пока не пришел потоп и не истребил всех, – так будет и при пришествии Сына Человеческого” (Мф., 24:29, 39). Всемирную катастрофу подтверждает и другой евангелист: “И как было во дни Ноя, так будет и во дни Сына Человеческого” (Лк., 17:26, 27, 30).

Выходит, Господь в свое время отказался применять такое вселенское наказание, как потоп, а чадолюбивый Сын Его намерен повторить его. Но ведь во время потопа было уничтожено все живое, кроме четырех человек (а также каждой твари по паре). Стало быть, спасение придет даже не к 144 тыс. евреев, а лишь к шести евреям (позже выяснилось, что сыновья оказались женатыми) (Быт., 6:18). Для остальных, ныне 6 млрд. населения земли любой национальности и вероисповедания, Иисусом уготовлена мученическая смерть. Разве можно верить в этот Страшный и несправедливый суд? И разве можно после внимательного прочтения Библии вообще оставаться верующим человеком? Можно еще и еще раз убедиться, что Библия – это надежный источник атеизма.

 

 

§ 3. Аморальность христианства и РПЦ

“Пусть левая рука твоя не знает, что делает правая” (Мф., 6:3)

Выше отмечалось, что из десяти заповедей Господа Бога, частично рассмотренных в гл. I, § 1, у Иисуса Христа осталось шесть: 1) “не убивай”, 2) “не прелюбодействуй”, 3) “не кради”, 4) “не лжесвидетельствуй”, 5) “почитай отца и мать” и 6) “люби ближнего твоего, как самого себя” (Мф., 19:18, 19). Причем в Евангелиях Марк заменяет шестую заповедь у Матфея другой – “не обижай”, а Лука вообще ее опускает (Лк., 18:20), что можно считать вольным обращением с заповедями Бога Сына.

Все шесть заповедей Иисуса Христа, бесспорно, относятся к числу моральных. Именно это обстоятельство содействовало созданию христианства и объединению миллионов людей в поддержку заповедей. Другое дело, в какой мере Создатели десяти и шести заповедей Сами их придерживались, как их исполняли церкви и как к ним относились христиане, в частности, православные. Выше говорилось о массовом истреблении людей Господом и церквями, теперь надлежит рассмотреть другие стороны аморальных деяний Бога и РПЦ на базе следующих пяти заповедей и фактических деяний.

а) “Не прелюбодействуй”.

Половые отношения людей всегда трудно поддаются регламентации. Об этом свидетельствует и Библия. Когда городские жители окружили дом Лота и потребовали выдачи двух прохожих, зашедших к нему переночевать, то Лот сказал горожанам: “Вот у меня две дочери, которые не познали мужа; лучше я выведу их к вам, делайте с ними, что вам угодно, только людям сим не делайте ничего, так как они пришли под кров дома моего” (Быт., 19:8).

После этого дочери Лота унаследовали моральные ценности своего родителя. Однажды они договорились: “Напоим отца нашего вином, и переспим с ним, и восставим от отца нашего племя”. “И напоили отца своего вином в ту ночь; и вошла старшая и спала с отцом своим; а он не знал, когда она легла и когда встала”. “И напоили отца своего вином и в эту ночь; и вошла младшая и спала с ним; и он не знал, когда она легла и когда встала”. “И сделались обе дочери Лотовы беременными от отца своего” (Быт., 19:32, 33, 35, 36). Напомним постулат Ветхого завета: “Да будут преданы смерти и прелюбодей и прелюбодейка” (Лев., 20:10). Тем не менее библейские акты безнравственного кровосмешения не нашли осуждения ни у Господа Бога, ни у Иисуса Христа, ни у всех христианских церквей за всю их историю. Отсюда – спокойное отношение Иисуса и христиан к блудницам.

Напомним характерный случай, который приводит апостол Иоанн. Однажды книжники и фарисеи привели к Иисусу женщину, взятую в прелюбодеянии, напоминая, что “Моисей в законе заповедовал нам побивать таких камнями. Ты что скажешь?” Иисус после некоторого размышления “сказал им: кто из вас без греха, первый брось на нее камень”. И когда все разошлись, Он сказал ей: “Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши” (Ин., 8:3, 5, 7, 11). Так Он отпустил грешницу, которую надлежало, по заветам Бога Отца забивать камнями до смерти.

Столь мягкое отношение к блудницам нередко объясняется тем, что Иисус сам, видимо, был не без греха. Все христианские церкви крайне ожесточенно выступают против тех, кто после прочтения Нового завета начинает утверждать, что Христос прелюбодействовал. Есть ли основания для такого рода утверждений?

Это известный факт, что холостой Иисус многократно встречался с Марией Магдалиной. И чудесно воскреснув, Он “явился сперва Марии Магдалине, из которой изгнал семь бесов” (Мк., 16:9). И хотя Иисус не женился на ней, Он называл ее “жена” (Ин., 20:15). Когда же Мария Магдалина стояла у гроба и плакала, то два ангела обратились к ней: “Жена! что ты плачешь?” И воскресший Христос также обратился к ней: “Жена, что ты плачешь?” (Ин., 20:11, 13, 15). И это при том, что формально они не были мужем и женой.

Мягкое отношение Иисуса к прелюбодейке (“Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши”) лишает христианскую церковь возможности поднять голос против прелюбодеяния. Фактически не слышен голос и РПЦ против бума проституции, охватившего Россию в 90-е гг. в связи с резким обнищанием и падением нравов основной массы населения. Не протестует она и против отъезда российских “наташ” на панель зарубежных государств.

Семья, дети, продление рода Авраамова всегда были в центре внимания библейского общества. Отсюда наставление Господа первой созданной Им семейной паре – Адаму и Еве – звучало лаконично и императивно: “плодитесь и размножайтесь!” (Быт., 1:22). Эта же установка в различных вариантах повторялась и в дальнейшем: “Во избежания блуда, каждый имей свою жену, и каждая имей своего мужа”; ибо “лучше вступить в брак, нежели разжигаться” (1 Кор., 7:2, 9).

Более того, Ветхий завет предусматривает возможность иметь не одну, а по крайней мере две жены. Там записана не слишком нравственная констатация: “Если у кого будет две жены – одна любимая, а другая нелюбимая…” (Втор., 21:15). Однако идея многоженства не перешла в Новый завет (а получила развитие в Коране).

Христианство же предложило иной вариант, согласно которому основная цель – спасение души и достижение царства небесного – не связана с продолжением рода. Более того, именно отказ от всего “плотского” стали считать чуть ли не лучшим путем угождения Богу.

С такими воззрениями в католической церкви связан целибат (безбрачие). И в РПЦ появились секты, которые с ХVII в. вели активную пропаганду “духовного очищения” против всего “плотского”. С этой целью их участники (“прыгуны”, “хлысты” и др.) истязали себя длительными постами, утомительными групповыми молениями, а “скопцы” полностью отказались от половой жизни и изуверски калечили себя и единомышленников.

Сам Христос, хотя и считался “возлюбленным Сыном”, не последовал наставлению своего небесного Отца. Он, как и Отец, не женился, но в отличие от Отца, и не плодился, а потому не оставил потомства.

Наставление Господне “плодитесь и размножайтесь”, в настоящее время приобрело в России сверхактуальное звучание. Дело в том, что положение с ростом населения в нашей малой Родине сложилось крайне катастрофично. Казалось, что после антиконституционного и антинародного решения об упразднении СССР 8 декабря 1990 г. создаются новые возможности для роста населения, поскольку из бывших советских республик в Россию переехало 7–8 млн. переселенцев. Однако демократические реформы разрушили российскую экономику и культуру, ограбили народ и лишили население перспектив на восстановление нормальной обеспеченной жизни. Молодые семьи стали отказывать себе в радости заводить детей. Продолжительность жизни, особенно мужчин, уменьшилась на 10 лет. В результате численность россиян сократилась с 149 млн. чел. в 1990 г. до 143–144 млн. в 2002 г. Такого резкого сокращения населения Россия не знала за 1000 лет своего существования.

Вся левая оппозиция, все патриоты заговорили о “геноциде россиян”. Демографы стали приходить к выводу, кто к концу ХХI столетия численность российских граждан составит всего 50 млн. чел.

Казалось, что эти цифры заставят РПЦ бить тревогу во все колокола. Ведь правители России лишили граждан возможности “плодиться и размножаться”, как наставлял Бог Отец. Но церковь пошла в этом плане по стопам не Господа, а Его Сына.

Глядя на ослушавшегося Христа, не женился и не завел семьи патриарх Алексий II. Конечно, пример даже самого патриарха не может вдохновить людей и не может решить проблемы. Более важно то, что патриархия не проводит политику, направленную на спасение россиян от катастрофы вымирания.

Во-первых, РПЦ благословила решения трех высокопоставленных раскольников о роспуске СССР. В результате “суверенизации” бывших советских республик за пределами России оказалось 25 млн. русских и еще около 5–10 млн. россиян других национальностей. Впервые русские стали разделенной нацией. Впервые они подверглись дискриминации, русофобии в большинстве новосуверенных республик.

Во-вторых, те россияне, которые смогли переехать из ближнего зарубежья в Россию, оказались в бедственном положении: государство не обеспечило им жилье, работу и не предоставило необходимых кредитов или ссуд. И церковные иерархи ничего не сделали для облегчения участи этих добровольных или вынужденных переселенцев.

В-третьих, в этот период лихолетья, когда нарастает депопуляция россиян, РПЦ всячески поощряет создание и расширение монастырей. В этих “кельях отшельников” монахи пропагандируют православие, укрепляют церковь и укрощают как мужскую, так и женскую плоть, в соответствии с рассуждением Иисуса: “Есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного” (Мф., 19:12), т. е. которые при жизни отреклись от всего земного и плотского. Отсюда и проповедь апостола Павла: “Итак, умертвите земные члены ваши” (Кол., 3:5). Такой морали придерживается и патриархия. В настоящее время РПЦ имеет 569 монастырей (272 мужских и 297 женских), не считая 148 монастырских подворий (только в Москве 25 монастырских храмов и 42 подворья монастырей).

Другими словами, постулаты христианства и деятельность РПЦ не только противоречат национальным интересам России, но и форсируют вымирание россиян.

Бесспорно, нет детей – нет будущего у народа. А положение России дополнительно усугубляется тем, что государство по сходной цене разрешило продажу детей за границу. В 1995–2000 гг. из России было вывезено 25 тыс. детей, 80% из которых – в США. И подобно тому, что Христос не противился рабству (Кол., 3:22), так и РПЦ не поднимает голос против современной формы работорговли.

В настоящее время патриоты России ставят вопрос о введении налога на бездетность, как это было в СССР в периоды обострения демографической ситуации после Первой мировой войны и после ВОВ. Но даже если такой закон будет принят, наверняка Патриархия добьется освобождения от налогов монахов, а то и всех священнослужителей, как добилась она льгот при импорте спиртного зелья и никотиновых изделий.

Другой ипостасью второй заповеди Христа является отношение к повторным бракам. Это особенно важно, поскольку за два тысячелетия на земле пронеслись миллионы войн, военных конфликтов, убийств, несчастных случаев, в результате которых переставали существовать семейные пары. Однако единственный выход из положения – повторный брак – считался прелюбодеянием и наказывался смертью у Господа и подвергался осуждению у Иисуса.

Большие осложнения возникали и при расторжении брака. Всевышний этого не допускал, да и Его Сын, практически, относился так же. Вот изречения Иисуса: “Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает”. “Но Я говорю вам: кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует” (Мф., 19:6, 9). “И если жена разведется с мужем своим и выйдет за другого, прелюбодействует” (Мк., 10:12). А поскольку заповедь предупреждает “не прелюбодействуй”, то повторный брак практически был запрещен и Иисусом.

Конечно, человечество не могло смириться со столь суровыми заповедями. Сама жизнь вынудила христиан отбросить наставления Бога Отца и Бога Сына. Даже верующие мужчины и женщины вступали и вступают в повторные браки. Под напором антихристианских современных идей сама церковь стала закрывать глаза на разводы и повторные свадьбы. И только у попа и дьякона остается одна жена.

б) “Не кради”.

Воровство – всегда наказуемо. Вот одно из наказаний, предусмотренных Ветхим заветом: “Если кто украдет… заплатит за украденное вдвое” (Исх., 22:4).

В то же время Господь наставляет Моисея: когда придете в Землю Ханаанскую, “то прогоните от себя всех жителей… и возьмите во владение землю и поселитесь на ней, ибо Я вам даю землю сию во владение” (Числ., 33:53). Таких “подарков” – множество (Втор., 5:19; 20:14). Но в ряде случаев евреи грабили египтян и по своей инициативе (Исх., 12:36).

Как известно, Христос нигде не работал и жил за счет других. Однажды, подходя к Иерусалиму, Он дает указание своим двоим ученикам: “пойдите в селение, которое прямо перед вами, и тотчас найдите ослицу привязанную и молодого осла с нею; отвязав, приведите ко Мне” (Мф., 21:22). То же самое говорится у Марка. Уточнение дает Лука: “пойдите в противолежащее селение; войдя в него, найдите молодого осла привязанного… отвязав его, приведите. И если кто спросит вас: “зачем отвязываете?”, скажите ему так: “он надобен Господу”” (Лк., 19:30, 31). На двух (или одном) ослах Иисус въехал в Иерусалим. Но ни в одном из четырех Евангелий нет сообщений, что ослы (осел) были возвращены владельцу. Остается загадкой, можно ли это считать воровством или реквизицией только потому, что осел был “надобен Господу”.

Были и другие недостаточно благочестивые источники приобретений. Так, РПЦ при царском режиме регулярно пользовалась не только субсидиями, но и бюджетными ассигнованиями. Дополнительные поступления обеспечивались всякого рода услугами, получением различных сомнительных преподношений, а также предпринимательством. Торговля же на Руси всегда приносила “нечестивые” деньги.

В годы советской власти церковь жила лишь за счет продажи религиозных услуг. Поэтому 70 лет она провела в сравнительной бедности, что вызывало ее крайнее недовольство. Возможности воровства были существенно ограничены. Да и власть сурово наказывала воров, отправляя их в Гулаг.

С момента “перестройки” Горбачева РПЦ стала восстанавливать все царские источники обогащения. Если светские олигархи приватизировали государственные предприятия по символической “остаточной стоимости”, то церковные иерархи чаще всего получали имущество и земли бесплатно. Отчуждение, воровство в постсоветской России приняли характер стихийного бедствия. Бум обогащения (“сребролюбие”) – это тот аргумент, который склонил РПЦ на сторону криминального режима.

Спецификой здесь является то, что попы нередко перепродавали изъятые из музеев ценности, а иногда грабили собственные церкви, чтобы продать иконы, алтари, золотые подсвечники на внутреннем или внешнем рынке. Значительная часть зарубежной гуманитарной помощи также оказывалась на рынке.

За счет ограбления государства и народа открылись тысячи церквей с золотыми куполами, монастырей, часовен, а также предприятий. Началась скупка земли. РПЦ активно участвует в воровской приватизации. А с амвона несется успокаивающее: “блажен тот, кто отдает”.

Об опасности стяжательства говорил еще апостол Павел: “Ибо корень всех зол есть сребролюбие, которому предавшись, некоторые уклонились от веры и сами себя подвергли многим скорбям” (I Тим., 6:10). Впрочем, Алексий II тоже неоднократно упрекал священнослужителей “в грехе сребролюбия”.

в) “Не лжесвидетельствуй” (“не лги”).

В данной работе приведены десятки примеров из Библии, которые зафиксировали, что слова и деяния Господа и Его Сына слишком часто входят в противоречия. Дополнительно можно привести еще несколько.

Например, когда Всевышний решил вывести евреев из египетского плена, Он придумал успокаивающую версию, которую изложили фараону Моисей и Аарон: “Так говорит Господь, Бог Израилев: отпусти народ Мой, чтоб он совершил Мне праздник в пустыне”. Соответственно врали еврейские предводители: “Господь, Бог Евреев, призвал нас; итак, отпусти нас в пустыню, на три дня пути, чтобы принести жертву Господу, Богу нашему” (Исх., 3:18; 5:13). Обманув таким образом фараона, евреи бежали.

Так же поступал Иисус. Он обвинял книжников и фарисеев в лицемерии, ибо “они говорят, и не делают” (Мф., 23:3). Сам же Он много раз обещал немедленное второе пришествие, и не сделал этого. Иисус, мягко говоря, был неточен в своих заповедях блаженства: “Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное”. Или: “Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня” (Мф., 5:3, 11). Просто невозможно представить счастья (т. е. блаженства) по этим и другим причинам.

Всю историю христианства ложь была на службе церкви. Возьмем элементарные примеры. Кто разнес “благую весть” о рождении Иисуса – царя Иудейского? “Волхвы с востока” (Мф., 2:1). Но ведь Господь ввел варварские законы, согласно которым волхвование карается смертью (Лев., 20:27). И вот Лука, спасая волхвов от смертной казни, переименовывает их в пастухов (Лк., 2:8). Патриархии РПЦ и этого показалось мало, и она отныне их величает “мудрецами”.

Или вот казус с Матерью Божией, у которой помимо старшего сына Иисуса, были сыновья: Иаков, Иосиф, Симон и Иуда, а также сестры, имена которых не упомянуты (Мф., 13:55). По нашим понятиям Мария была “матерью-героиней”. Однако все христиане (а с их “легкой руки” и другие верующие) величают ее Девой, приобщая ее к образу женской чистоты и незапятнанности.

г) “Почитай отца и мать”.

В древности борьба за выживание требовала сплоченности семьи. Поэтому заповедь Господа “почитай отца и мать” перешла и к Сыну. Наиболее жестко эту заповедь сформулировал апостол Павел: “Если же кто о своих и особенно домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного” (1 Тим., 5:8).

Есть сведения, что молодой Иисус мало почитал своих родителей, т. е. не был в детстве послушным ребенком. Однажды Он с родителями ходил в иерусалимскую синагогу на еврейский праздник Пасхи. По окончании праздника Он не вернулся домой с родителями, не предупредив их об этом. На третий день отец и мать вновь пришли в Иерусалим и разыскали Его в храме (т. е. в синагоге). Увидев Иисуса, мать сказала Ему: “Чадо! что Ты сделал с нами? Вот, отец Твой и Я с великою скорбью искали Тебя” (Лк., 2:48). После этого они втроем вернулись в Назарет.

Как же пекся о родителях Иисус, когда стал взрослым? – Никак. Во всяком случае Новый завет это не зафиксировал. Более того, он отметил нечто, почти противоположное: Иисус не признавал отцом Иосифа и потому был с ним груб. Не сложились отношения с братьями (сестры практически не упоминаются), поскольку они “не верили Ему”. Следующий эпизод не позволяет говорить о Его сыновнем отношении к матери: “И некто сказал Ему: вот Матерь Твоя и братья Твои стоят все, желая говорить с Тобою.

Он же сказал в ответ говорящему: кто Матерь Моя? И кто братья Мои? И, указав рукою Своею на учеников Своих, сказал: вот матерь Моя и братья Мои; Ибо, кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат, и сестра, и матерь” (Мф., 12:47–50).

Можно отметить и другое наставление Христа: “И всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную” (Мф, 19:29). Здесь объект почитания меняется кардинальным образом. Отсюда апостол делает прямо-таки антихристианский вывод: “И враги человеку – домашние его” (Мф., 10:36).

При распятии Христа присутствовали Его близкие: “Были тут и женщины, которые смотрели издали: между ними была и Мария Магдалина, и Мария, мать Иакова меньшего и Иосии, и Саломея” (Мк., 15:40). Ни мать, ни братья, ни апостолы не шевельнули пальцем, чтобы попытаться избавить Иисуса от мученической и позорной казни. Так отозвалось взаимное непочитание.

д) “Люби ближнего твоего, как самого себя”.

Любовь – это прежде всего мир и спокойствие на земле и в семье. Господь Бог в своих десяти заповедях не пожелал народам мира. Он ограничился наставлением “не убивай”, но Сам истреблял и людей, и животных, и птиц и даже весь растительный мир.

Иисус не только заповедовал “не убивай”, но и добавлял: “люби ближнего твоего, как самого себя”. И тем не менее у Него тоже нет заповеди, чтобы был мир во всем мире или хотя бы в Израиле.

А вот как понимает простую человеческую любовь святой апостол Павел: “А учить жене не позволяю, не властвовать над мужем, но быть в безмолвии”. Неравенство в церковном браке мотивировано крайне неубедительно: “Ибо прежде создан Адам, а потом Ева; И не Адам прельщен; но жена, прельстившись, впала в преступление” (1 Тим., 2:12–14). Отсюда идет поповское наставление вступающим в брак: “А жена да боиться своего мужа” (Ефес., 5:33). Именно так понимается любовь к самому близкому человеку. Да и не только в этом плане. Ведь апостол Лука пришел к страшному выводу: “ибо что высоко у людей, то мерзость перед Богом” (Лк., 16:15).

Таким образом все заповеди за исключением одной нарушались Иисусом, а церковью, практически, – все. Поэтому исповедание, поддержка или распространение христианства, а тем более усиление церкви означает утверждение в обществе безнравственности. Этот процесс продвинулся достаточно далеко в лоне РКЦ и протестантизма, а в настоящее время развивается в ареале РПЦ, распространяя свое тлетворное влияние на другие вероисповедания и атеизм.

Аморализм христианства заключается не только в нарушении шести заповедей Христа. Существуют еще факты содействия этим учением приобщению населения к потреблению спиртных напитков.

е) РПЦ как рассадник алкоголизма

Роль христианства, особенно православия, в спаивании населения не безупречна, и об этом тоже не любят говорить церковные иерархи. Отношение к спиртным напиткам было обозначено еще в Ветхом завете в следующем наставлении “Дайте сикеру (невиноградный спиртной напиток) погибающему и вино огорченному душой. Пусть он выпьет и забудет бедность свою и не вспомнит больше о своем страдании” (Притч., 31:6, 7). Поражает кощунственная цель принятия спиртного.

Возможные последствия приема спиртных напитков были хорошо известны составителям Священного Писания. Вот что в нем говорится о Ное, избранном Господом для спасения человеческого рода: “Выпил он вина, и опьянел, и лежал обнаженным в шатре своем” (Быт., 9:21). Уже упоминался эпизод о дочерях Лота, которые напоили отца вином и забеременели от него. Однако осуждения безнравственности поступков библейских персонажей вследствие пьянства и запрета спиртных напитков не последовало.

Есть, правда, некоторые ограничения. Например, Господь говорит Аарону: “Вина и крепких напитков не пей ты и сыны твои с тобою, когда входите в скинию собрания, чтобы не умереть” (Лев., 10:9).

Принятие спиртных напитков не нашло осуждения и в христианстве. Образ Предтечи Христа Иоанна Крестителя, описанный в Библии, мог вызвать только неприятие и антисимпатию. Иоанн обитал в пустыне, не стригся, носил лохмотья, умерщвлял свою плоть, питался сушеной акридой (саранчой) и не пил вина (Мк., 1:4, 6; Лк., 7:33).

В этом смысле Христос был противоположностью своего Крестника. Он привлекал к себе сторонников не только тем, что запугивал их Страшным Судом и творил чудеса. Он говорил: “вы не уверуете, если не увидите знамений и чудес” (Ин., 4:48) и самым первым и наиболее эффектным чудом Иисуса стало превращение воды в вино, осуществленное по просьбе Его Матери на крестьянской свадьбе. Именно после этого “уверовали в Него ученики Его” (Ин., 2:3, 9, 11). Так вера в Христа была замешана на вине.

И в дальнейшем Равви наставлял своих учеников пить вино во имя самых различных целей: “, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя нового завета, за многих изливаемая во оставление грехов” (Мф., 26:27, 28). Таким образом, здесь пьянство навязывалось во имя “оставления грехов”. Далее у Христа появились и другие, уже целебные предназначения: “Впредь пей не одну воду, но употребляй немного вина ради желудка твоего и частых твоих недугов” (1 Тим. 5:23). Ну, и, конечно, ради приятной встречи: “Сказываю же вам, что отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое вино в Царстве Отца Моего” (Мф., 26:29).

Сам Иисус стал, по мнению современников, выгодно отличаться от своего Предтечи Иоанна Крестителя, который “не ест, не пьет; и говорят: в нем бес”. “Тогда как пришел Сын Человеческий, ест и пьет; и говорят: “вот человек, который любит есть и пить вино; друг мытарям и грешникам””. Но что примечательно: “И оправдана премудрость чадами ее” (Мф., 11:18, 19).

Более того, “друг грешникам” ультимативно требовал: “если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни”. И чем дальше, тем сильнее: “Ядущий Мою Плоть и пьющий Мою Кровь имеет жизнь вечную”. И наконец: “Ядущий Мою Плоть и пьющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем” (Ин., 6:53, 54, 56). Приходится удивляться, как можно было придумать и провозгласить такую безнравственную идею, что Иисус пребывает в каждом выпивохе.

Следует отметить, что этот порок христианства учли создатели ислама. И в своем “священном Коране” они запретили принятие спиртных напитков для всех правоверных. Обеспечение в этом плане здорового образа жизни позволило, в частности, поднять рождаемость и повысить число сторонников ислама.

По другому пути пошла христианская церковь. Так, православная церковь предусматривает ритуал причащения с обязательным потреблением хлеба и вина. Причем РПЦ, ссылаясь на суровый климат России, зачастую рекомендовала горячительные напитки для “обогрева души”, а также для “лечения недугов” и для “оставления грехов”. Католическая церковь сначала причащала только хлебом, а затем – хлебом и вином. Протестантская церковь обычно обходится при причащении без вина.

Много лет существует легенда, что князь Владимир нашел замену язычеству именно потому, что православие поощряло принятие спиртных напитков как для определенных целей, так и без оных. Князю при выборе религии приписываются следующие слова: “в ентом исламе бухати воспрещалось”. А “на Руси есть веселие пити, не может без того быти”. Принятое православие заметно взбодрило местное винокурение.

Недавно в Санкт-Петербурге открылся музей водки. Там в центре зала выставлена восковая фигура монаха с большим самогонным аппаратом, книгами и песочными часами. Экскурсоводы утверждают, что именно монахи первыми в России начали производить дистилляцию спирта.

Считается также, что первое хлебное вино было изготовлено в середине ХV в. в Москве, в Чудовом монастыре Кремля. Позже монастырское винокурение составляло такую конкуренцию государственным предприятиям, что великий князь Иван III был вынужден вести борьбу с церковью за запрещение монастырского винокурения. В 1474 г. им была введена первая монополия на производство хлебного вина, продержавшаяся до 1605 г.

Однако княжеская монополия оказалась малоэффективной. Как отмечал Ключевский, царь Иван IV утверждал: “В монастыри постригаются не ради спасения души, а покоя ради телесного, чтобы всегда бражничать” [Курс русской истории. М., 1987, ч. I, с. 261]. Монахи традиционно продолжали гнать самогон и бражничать.

При Петре I, любившем веселые застолья, произошел резкий скачок в употреблении спиртных напитков. В армии были учреждены нормы ежедневной выдачи спиртного. Предприниматели выдавали по чарке в день своим работникам. Алкоголь полагался даже обитателям богоугодных заведений. Екатерина II уже преподносила в дар зарубежным царям русскую водку.

В советский период периодически появлялись плакаты, призывавшие к борьбе с пьянством, однако реальная борьба не велась. Только Горбачеву удалось развернуть крупную антиалкогольную кампанию, которая не была поддержана большинством населения, привыкшего к потреблению алкоголя. Однако состояние здоровья граждан в тот короткий период заметно улучшилось.

Приход к власти антисоветских реформаторов сопровождался передачей государственных вино-водочных предприятий частному капиталу и государство лишилось важнейшей статьи дохода. РПЦ, продолжая популяризировать потребление спиртных напитков, одновременно восстановило собственное виноделие, в том числе в монастырях. Церковь снова стала вносить свой аморальный вклад в подрыв здоровья россиян, в снижение среднего уровня продолжительности жизни (с 1990 по 2001 гг. на 8–10 лет), в сокращении рождаемости. Естественно, что в погоне за барышом ни один православный иерарх не признается и не покается в этом.

И то, что выше изложено (а изложено далеко не всё), можно подытожить одним библейским заключением: “Ибо о том, что они делают тайно, стыдно и говорить” (Еф., 5:12).

§ 4. Сотворение мифа о “православном буме”

“И в Израиле не нашел Я такой веры” (Мф., 8:10)

Для того, чтобы создать новое вероучение и увлечь им массы людей, бесспорно, надо располагать яркими, захватывающими дух целями и силой убеждения или же запугивать обывателей и творить чудеса. И естественно, должны возникать такие условия жизни, которые заставляют людей по-новому взглянуть на окружающий их мир. Первые шаги в этом плане обычно бывают осторожными.

Иисус, увидев двух братьев, ловивших рыбу, обратился к ним предельно просто: “Идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков” (Мф., 4:19). Так у Него появились первые последователи, ставшие затем Его учениками – апостолами.

Первоначально Иисус утверждал: “Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков; не нарушить пришел Я, но исполнить” (Мф., 5:17). Постепенно Он, в нарушение учения иудаизма, сформулированного Отцом, вносил новшества и формировал христианское учение, которое нередко наталкивалось на непонимание и сопротивление населения. Так, во время Его проповеди в синагоге слушатели “выгнали Его вон из города, и повели на вершину горы.., чтобы свергнуть Его” (Лк., 4:29). И чтобы спасти Иисуса от гнева народного, периодически раздавался “глас из облака глаголющий: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в котором Мое благоволение; Его слушайте” (Мф., 17:5). Но этот глас нередко оставался “голосом вопиющего в пустыне”.

Действительно, вмешательство Господа не всегда помогало. Понимая это, Иисус говорил жителям: “Вы не уверуете, если не увидите знамений и чудес” (Ин., 4:48). И он творил чудеса, привлекая учеников. Но и этого оказалось недостаточно. В ход было пущено запугивание населения страшными муками в аду для тех, кто не уверовал в учение Христа. Чудеса и страх – вот два постулата, которые легли в фундамент христианства. В Новом завете сказано: “велики и чудны дела Твои, Господи Боже Вседержитель”!, “Кто не убоится Тебя, Господи, и не прославит имени Твоего? ибо Ты един свят” (Откр., 15:3, 4).

Уже тогда распускались слухи о высокой популярности Христа: “весь мир идет за Ним” (Ин., 12:19). Однако выяснилось, что даже” Его братья не верили Ему” (Мф., 14:55, 56; Ин., 7:5). Еще более драматично сложились отношения Иисуса с Его учениками. Он предупреждал их: “вы будете ненавидимы всеми народами за имя Мое” (Мф., 24:9). Они же поддавались Его влиянию, когда Он грозил карами и творил чудеса. И тем не менее отходили от Него при определенном случае. Как-то Иисус сказал им: “Но есть из вас некоторые неверующие”. После чего “многие из учеников Его отошли от Него и уже не ходили с Ним” (Ин., 6:64, 66). И только после чудесного воскресения Христа они вновь стали проповедовать Его учение.

Еще более трагикомичный случай произошел с апостолом Петром, которому Иисус сказал: “Истинно говорю тебе, что в эту ночь, прежде нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня”. Но ученик клятвенно заверял: “Хотя бы надлежало мне и умереть с Тобою, не отрекусь от Тебя. Подобное говорили и все ученики” (Мф., 26:34, 35). Однако апостолы беззастенчиво врали и затем каялись: “Тогда все ученики, оставив Его, бежали”. А Петр в ту ночь трижды отрекся от Иисуса и посему “горько плакал” (Мф., 26:56, 75).

Сам Иисус признавал: “Мир.. меня ненавидит, потому что Я свидетельствую о нем, что дела его злы (Ин., 7:7). Как и Бог Отец, Он не приводил каких-либо доказательств о “зле” всего мира. Но ненависть к Христу проявлялась неоднократно и окончательно выплеснулась в решающие дни. Во-первых, собравшиеся “первосвященники и начальники и народ” ради праздника Пасхи решили помиловать убийцу Варавву, а не Иисуса, обвиненного в том, что “Он развращает народ наш и запрещает давать подать кесарю, называя Себя Христом Царем” (Лк., 23:2). Во-вторых, собравшиеся на суд у Пилата потребовали крайнюю меры наказания: “Распни Его” (Мк., 15:13). Распятие Иисуса состоялось не по воле Пилата, который умыл руки, а по настоянию народа. С тех пор христианство так и не прижилось на родине Иисуса Христа.

После того, как римские императоры поняли, что христианство можно поставить на службу своей власти, они стали всячески поддерживать церковь, громить ее врагов и умножать число ее приверженцев. Эта тенденция прослеживалась на протяжении многих веков как в Западной Европе, так и в России.

Численность граждан Российской империи, записанных в рубрику “православные”, была высокой. Но сама вера была поверхностной. Содержание Библии не знали полуграмотные священнослужители. А в последующие 70 лет царства атеизма численность истинно верующих снизилась до минимума (около 5–7% населения). Религия оставалась прибежищем для духовно (и физически) слабых, неуверенных в себе людей, для которых она служила как бы психологической опорой.

С конца 80-х гг. истекшего столетия с помощью государства началось бурное восстановление и строительство церквей. В первой половине 90-х гг. было принято говорить о “православном буме”. Ельцин, получив в своих антиконституционных и антинародных акциях благословение Алексия II, стал осенять себя крестным знамением. За ним потянулась “демократическая элита”. По Москве пошли анекдоты, что видные государственные деятели еврейской национальности, как Б. Е. Немцов, И. Б. Чубайс, В. В. Кириенко срочно отращивают крайнюю плоть, чтобы получить благословение патриарха.

Насильственное крещение россиян приняло гипертрофированные масштабы при президенте Путине. Как Верховный главнокомандующий он восстановил дореволюционное крещение солдат строем, о чем сообщали репортеры из Чечни. Он также ввел обязательные похороны военнослужащих с попом, что было продемонстрировано с погибшими на подводной лодке “Курск”.

Светские и церковные иерархи широко используют СМИ для пропаганды “православных ценностей. По разным программам телевидения несколько раз в день демонстрируются фильмы христианского содержания, выступают высшие деятели церкви, а в ряде случаев с переводчиками разъясняют постулаты Иисуса иностранные спонсоры и наставники. РПЦ и ее сторонники заговорили о “православном буме”. Фактически атеистические выступления по радио и телевидению перестала пропускать двойная цензура исполнительной власти и патриархата. Впрочем, пробить эту цензуру не стремится и КПРФ – единственная крупная оппозиционная партия.

Однако во второй половине 90-х гг. “пик” увлечения православием все-таки был пройден. Видимо, это произошло после поражения российской армии в первой чеченской войне 1994–1996 гг., которая получила благословение Алексия II. Тогда же был заложен Храм Христа Спасителя, который первоначально москвичи называли “Храмом на русско-чеченской крови”. Православная эйфория закончилась (хотя некоторые ее жертвы продолжали лелеять надежду превращения православия в “национальную идею”, выработать которую потребовал Ельцин). Началось возвращение к атеизму.

Патриархия, почувствовав ослабление притока прозелитов, видимо, вспомнила слова Иисуса: “нет чудес – нет уверовавших”. Поэтому в СМИ стали появляться сообщения о виденных чудесах: кому-то на небесах привиделся лик Иисуса, кому-то во сне явилась Дева Мария, кто-то испытал божественное “чудо исцеления”, а в церквях начали мироточить (слезоточить, кровоточить) и даже “обновляться” иконы. “Ловля человеков” продолжает усиливаться.

Особенно успешно ловля осуществляется в армии и тюрьмах. Практически в каждой воинской части и исправительном учреждении созданы молельные комнаты или построены церкви (конечно, за счет самих уверовавших), где попы проводят агитбеседы, богослужения и таинства (исповеди, браки, крещения и т. п.). Солдат и осужденных строем водят в церкви. Появились сообщения, что в тюрьмах 80% преступников – верующие (всего в них содержится свыше одного миллиона человек). Причем, бoльшая их часть, обретя свободу, совершают новое преступление и они снова попадают в тюрьму, где начинают замаливать очередное “не убивай” или “не укради”.

Правительство усиливает давление на МИД. Теперь все дипломаты должны, если не креститься, то принимать участие во всех торжественных богослужениях. Решается вопрос об обеспечении всех российских посольств попами. “Газета православных мирян” стала даже утверждать, что Россия – “самое христианское государство в человеческой истории” (Десятина, №4, 2002).

Благодаря патронажу президента нарастает клерикализация спортсменов, освящение спортивных сооружений, благославление соревнований. В феврале 2002 г. Путин сообщил об исключительной подготовке российских участников Зимних Олимпийских игр в Солт Лейк Сити (США). После этого всех спортсменов повели на Поклонную гору, где в православном храме им вручили свечи, и церковный иерарх впервые в истории российского государства благославил их на успешные выступления (напомним отношение церкви к спорту: “Ибо телесное упражнение мало полезно” (1 Тим., 4:8). Всем им было предложено выучить “исправленный вариант государственного гимна”, в котором теперь дважды повторяются славословия Богу. Тем не менее, несмотря на заверения президента и благославление попа, выступление российских спортсменов оказалось самым “провальным” за всю историю олимпийских игр. И дело здесь, конечно, не в некомпетентных напутствиях президента или святотатственных благославлениях иерарха, а в том, что за годы “демократических” реформ был разгромлен массовый советский спорт. Оставшиеся же спортивные сооружения взимают такую входную плату, которую не в состоянии внести россиянин даже со средним уровнем дохода. Тут уже не до первых мест СССР.

Тем не менее, РПЦ при содействии проправительственных органов регулярно публикует завышенные данные о численности приверженцев основной религии. Речь идет об опубликовании опросов из 1–2 тыс. респондентов, на базе которых к православию причисляют 30, 50 или даже 80% россиян. Правда, делается оговорка, что “воцерквленных” (регулярно посещающих церковь) намного меньше.

Конечно, переписей верующих нет, поэтому без зазрения совести можно довести уровень клерикализации до 100%. Однако есть некоторые косвенные показатели, которые свидетельствуют об ином удельном весе православных.

Начнем с малого. В советское время нательные кресты носил 1 чел. из 200, в настоящее время – 1 из 50 чел. (хотя некоторые отдают здесь дань моде). Рост очевиден, но не таков, как его изображают вышеупомянутые опросы.

Более значимым показателем является распространение религиозных сект, уводящих людей из православия (“Белое братство”, “Богородичный центр”, “Движение Муна”, “Аум синрике”, “Церковь последнего завета”, “Слуги Иеговы”, баптисты, бехаисты, сайентологи, адвентисты и др.). Для борьбы с ними демократические прозелиты инициировали принятие Государственной Думой закона 1997 г., по которому многие “нетрадиционные секты” были запрещены (часть из них ныне действует подпольно). Тем не менее РПЦ не удалось загнать сектантов в свое лоно и их численность в 2000 г., по оценкам, достигала 5 млн. чел. (АиФ, 2000, №7).

Еще одним важным показателем является поддержка избирателями христианских (православных) партий и объединений во время выборов. Так, в 1995 г. широко рекламируемый “Христианско-демократический союз – христиане России” набрал лишь 0,3% голосов (даже мусульманское движение “Нур” получило в 2 раза больше голосов – 0,6%). Практически христианские объединения и партии перестали существовать. И это не удивительно, ибо, как сообщила набожная газета российских эмигрантов [Русская мысль, 1998, П, № 1205), в перечне индивидуальных ценностей вера в Бога у россиян стоит на 35 месте!

Наконец, еще один важный показатель – посещение церквей. О православных праздниках трубят все государственные, церковные и олигархические СМИ (а праздников в РПЦ – больше, чем дней в году). Но посещает храмы лишь 6–8% населения. (Отметим, что “недовольный Всевышний” во время последних двух ураганов сорвал золотые кресты со многих подмосковных и московских церквей, в том числе в Новодевичьем монастыре, чего никогда не случалось в годы советской власти.)

Любопытно признание Алексием II того факта, что в ряде не закрывавшихся (то есть “богатых” храмах) цены на требы, свечи и утварь непомерно высоки и недоступны для тех самых старых прихожан, которые на протяжении многих лет эти храмы содержали. Теперь, будучи не в состоянии не только внести пожертвование за совершение треб, но даже купить свечу, они вынуждены покидать эти храмы. Предстоятель РПЦ напомнил настоятелям этих храмов, что за каждого такого прихожанина им придется нести великую ответственность перед Богом.

А сколько человек соблюдает пост, особенно приходящийся на Новый Год или 1 мая? Ведь таких церковь не насчитает более 1-2% населения.

Чрезвычайно показательны общемировые подсчеты динамики религиозной принадлежности населения за истекшее столетие, опубликованные в “Независимой газете” от 23.I.2001 г. В ней говорится, что численность населения нашей планеты в 1900 г. составляла 1630 млн. чел., а в 2000 г. – 6044 млн., т. е. возросла в 3,7 раза. За это время численность приверженцев христианства увеличилась в 3,6 раза, в том числе православных – всего в 1,4 раза (со 109,6 млн. до 151,5 млн. чел.). И если предположить, что общее количество православных в балканских странах возросло хотя бы раза в три, то можно прийти к выводу, что православие в России – это умирающая религия (подобно тому как русские стали вымирающей нацией).

На этом фоне хорошо смотрится ислам: численность мусульман за истекшие 100 лет увеличилась с 216 млн. до 1180 млн. чел., или в 5,5 раза.

Таким образом, исполнительная власть и Патриархат через СМИ распространяют лживые слухи о “православном буме” в России. Фактически удельный вес православных в 2002 г. составляет 17–20%, крещеных – 10–12%, а воцерквленных – 6–8%. И нет надежды, что совместные потуги власти и обслуживающей ее патриархии удастся сколь-либо заметно увеличить долю приверженцев Христа. Ведь, как говорил Ленин, “религия есть самосознание и самочувствование человека, который или еще не обрел себя, или уже снова себя потерял” [ПСС, т. 17, с. 418].

 

 

 

 

Глава V
НОВАЯ ПОПЫТКА ИСТОРИЧЕСКОГО РЕВАНША РПЦ

“Отдавайте кесарево кесарю, Божие Богу” (Мф., 22:21)

Христианство за 2000 лет своего существования не может назвать каких-либо основополагающих достижений. Оно не исполняло те положительные заповеди Господа и Иисуса Христа, которые записаны в Библии. Церковь не только не остановила ни одной крупномасштабной войны, но и систематически благословляла их начало. Она не смогла покончить с преступностью, с ограблением богатыми бедных, не накормила голодных (как, согласно Библии, Христос накормил 5 тыс. человек пятью хлебами и двумя рыбами (Мф., 14:17, 21). Пропасть между богатыми и бедными странами, между богатыми и нищими людьми непосредственно в странах продолжает углубляться по сегодняшний день. Церковь не смогла остановить распространение ни наркомании, ни проституции, ни спида, ни других вопиющих пороков современного общества. Поэтому справедливо признание апостола Павла: “Мы ничего не принесли в мир; явно, что ничего не можем и вынести из него” (1 Тим., 6:7).

В то же время правящие классы капиталистических государств, а также стран с т. н. переходной экономикой стремятся активно использовать религию для внедрения и укрепления системы эксплуатации с сохранением постоянной социальной стабильности. Особенно буржуазные правители рассчитывают на библейское утверждение: “Претерпевший же до конца спасется” (Мк., 13:13) или церковное: “Бог терпел и нам велел”. Кроме того, они рассчитывают на получение голосов верующих на выборах различных уровней.

Пришедшие в России к власти радикальные демократы увидели в лице РПЦ своих ближайших союзников. Они рассчитывали заменить коммунистическую идеологию православной и с ее помощью вытеснить коммунистов с политической арены. Под фальшивыми лозунгами “возвращение к русским истокам” или “восстановление исторической преемственности, нарушенной большевиками” состоялся переход от “воинствующего атеизма” к “воинствующему православию”, поддержанному продажными СМИ. Патриархат, воспользовавшись благоприятными условиями “новой русской смуты”, начал отбирать кесарево.

Уже в начале 90-х гг. РПЦ располагала сетью своих производственных предприятий, осуществляла импорт спиртных напитков и табачных изделий, получала по закону о реституции помещения и земельные владения; открывала собственные банки, т. е., как говорил патриарх, происходило обмирщение церкви. Она полностью вписалась в криминальную систему, а высшие православные иерархи пополнили число преимущественно нерусских олигархов. Как признавал Алексий II, самыми страшными врагами нашего общества стали “сребролюбие”, “алчность и жажда наживы”. Эта жажда обуяла всех священнослужителей сверху донизу. Сам патриарх уверенно набирал политический рейтинг, войдя в начале ХХI столетия в первую пятерку наиболее влиятельных деятелей России.

“Стучите и отворят вам” (Мф., 7:7), говорится в Библии. Патриархат двумя руками стучал в государственную казну, и она раскошеливалась. РПЦ, помимо предприятий и земельных угодий, получила от федеральных властей ассигнования на написание и публикацию многотомной “Истории церкви”, “Православной энциклопедии”, а с помощью властей она оказывала давление на банки и крупные фирмы с целью откачивания народных средств на всякого рода религиозные мероприятия и услуги.

В 1994 г. церковь подписала соглашение с министерством образования по введению обязательной программы богословия, “закона Божия” в начальных и средних классах. В 1996–1997 гг. заключены соглашения с МВД, Федеральной пограничной службой и другими учреждениями о привлечении священнослужащих для воцерквления их работников. Попы стали благословлять и спортсменов, отправляющихся не только на Олимпийские, но и на другие международные соревнования.

После того, как в 2000 г. президент Путин открыто заявил, что Россия – “европейская страна с христианскими традициями”, притязания патриархата еще больше возросли. РПЦ стала заявлять, что именно она является носительницей науки, образования и культуры. Эти притязания нашли поддержку среди высокопоставленных бюрократов исполнительной власти и части свободно конвертируемых ученых. За работу взялись светские и религиозные хирурги истории.

В школах было введено изучение “закона Божия”. Детям предлагалась наспех переписанная история России. Из институтских программ срочно были выброшены не только “научный коммунизм”, “диамат” или “истмат”, но и политэкономия, и даже философия. По настоянию патриархии введено преподавание не религиеведения, а теологии, лекции по которой должны читать только ставленники патриархии. К позору российской науки, эти нововведения поддержали президент РАН Осипов и ректор МГУ Садовничий. Следует напомнить, что возникшие в ХVIII в. в России вузы никогда не знали обязательного преподавания богословия, ибо для этой цели существовали конфессиональные учебные заведения.

Одновременно патриархия наложила лапу на историческое наследие России: на памятники архитектуры, картины живописи, произведения искусства и т. п. Даже получив в собственность то или иное достояние республики, она пытается – и не безуспешно – переложить на государство бремя расходов на их содержание (по закону, содержание памятников оплачивает пользователь). Если раньше произошло восстановление Храма Христа Спасителя в основном за счет федерального и московского бюджетов, то ремонт, реставрация и содержание Троице-Сергиевой лавры ныне происходит за счет Министерства культуры (хотя само содержание лавры не подконтрольно этому Министерству). Как не вспомнить библейское: “Велики и чудны дела Твои, Господи Боже Вседержитель” (Откр., 15:3).

Исключительный авторитет РПЦ в политическом истеблишменте (но не в народе), а также поддержка стран Запада породили в ее руководстве решимость переходить к следующему этапу широкомасштабного наступления. Патриархат счел подходящими условия для установления своего приоритета над государственной властью и таким образом взять исторический реванш за проигрыш позднего патриарха Никона и др. православных иерархов. Духовный синклит приступил к установлению православного тоталитаризма.

Предварительная подготовка была проведена ранее, когда, например, в 1999 г. митрополит Гидеон сделал потрясающее признание: “Мне думается, что пора бы уже политикам смириться и, поняв, что ничего путного у Вас не получается, попросить Всероссийского Отца нашего Святейшего Патриарха, чтобы он, Патриарх, возглавил страну нашу, управляя ею на основах православных, на основах Божиих, чтобы все подчинились его воле и были у него в послушании и помогали ему”. При этом власть Алексия II держалась бы “на страхе Божием, а он есть начало премудрости, которой так недостает вождям современной России” [Советская Россия. Спецвыпуск, 7.10.1999]. Так была сделана первая заявка на установление теократии, аналога католической власти в Ватикане и исламской власти в современном Иране.

В 2000 г. состоялся Архиерейский Поместный собор РПЦ, посвященный двухтысячелетию Рождества Христова. Среди ряда решений (канонизация Николая II-“кровавого” вместе с его семьей и челядью, а также осуждение гомосексуализма) как бы исподволь была принята новая доктрина церкви. В ней утверждается, что государственная власть вторична по отношению к власти духовной, которую, якобы, символизирует церковь (ибо церковь – “богоустановленная реальность”, а государство таковым не является). А потому власть не имеет права “абсолютизировать себя, расширяя свои границы до полной автономии от Бога и установленного Им порядка вещей”. В соответствии с этим “Церковь может давать оценку действиям светских властей, а светские власти Церкви” – нет. Таким решением РПЦ вышла из юрисдикции государства и поставила себя над государством.

Следующий постулат новой доктрины еще более откровенно гласит: “Если власть принуждает православных верующих к отступлению от Христа и Его Церкви, а также к греховным душевредным деяниям, Церковь должна отказать государству в повиновении”. Но это – уже вызов РПЦ не только государству, но и Всевышнему, утверждавшему, что “Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога” (Рим., 13:1). Более того, власть может наказать: “Ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему зло” (Рим., 13:4). РПЦ воспользовалась тем, что нынешняя же власть не использует меч по назначению.

Более того, меч решила взять сама патриархия. Ссылаясь на то, что и раньше попы брали в руки оружие, Троицко-Сергиевская лавра создала Православный патриотический клуб, в котором курсанты, как и в военном училище, изучают все приемы боя, вплоть до военно-десантной подготовки.

Агрессия РПЦ против государственной власти произошла в тот момент, когда президент России принимал меры по “укреплению вертикали власти”. Но вызов патриархата остался незамеченным, как властными структурами, так и СМИ. Однако, если примеру РПЦ последуют другие “традиционные религии” (ислам, буддизм, иудаизм и др.), имеющие одинаковые права с православием, то это сначала приведет к хаосу, а затем и к полному распаду России. Тем более, что практически все националисты стали прикрывать свои сепаратистские устремления религиозным знаменем. РПЦ первой сделала гигантский шаг к возрождению российского средневековья.

Приведенные факты православного экстремизма достаточно откровенно нарушают российскую конституцию, принятую 12 декабря 1993 г. Так, в ее ст. 14, п. 1 записано: “Российская Федерация – светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной”, а в п. 2 “Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом”. Кроме того, ст. 4, п. 2 заверяет, что “государство обеспечивает светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях”. Наконец, ст. 3, п. 4 предусматривает, что “захват власти или присвоение властных полномочий преследуется по федеральному закону. Можно утверждать, что РПЦ и ее высокопоставленные приверженцы открыто преступают важнейшие статьи Конституции.

В создавшихся условиях в повестку дня поставлен актуальный вопрос: выстоит ли российский народ, окажет ли сопротивление российское государство экспансии православного тоталитаризма? Есть ли в стране общественные силы, способные предотвратить погружение России в атмосферу отсталости, нищеты и религиозной бездуховности? Или же она вновь начнет познавать православные ценности средневековья?

 

 

 

Глава VI
НЕСОВМЕСТИМОСТЬ ХРИСТИАНСТВА
И НАУЧНОГО КОММУНИЗМА

“Если немногие места из Библии могут быть истолкованы в пользу коммунизма, то весь дух ее учения, однако, совершенно враждебен ему”

Ф. Энгельс

Вот уж целое столетие по научным коридорам гуляет утверждение большого ученого и большого путаника Н. А. Бердяева о том, что “коммунизм имеет христианские или иудо-христианские истоки” [“Истоки и смысл русского коммунизма”. М., 1990, с. 140]. В научный оборот запущены и такие слова общественного деятеля недавнего прошлого о том, что “не существует противоречий между целями религии и идеями социализма… надо создать союз, но не тактический.., а стратегический союз между религией и социализмом”. Да и РПЦ проповедовала те же мысли: “Идеи социализма, проникнутые любовью к страждущему человечеству, созвучны основе христианского нравственного учения” [“Журнал Московской патриархии”. 1962, № 12, с. 46]. И уже в наше время появилось расхожие утверждения, что “первым коммунистом был Иисус Христос” или “Коммунизм – это бессмертное учение Христа”.

На все эти наветы, призванные не столько поддержать, сколько дискредитировать коммунизм, не следовало бы обращать внимания, если бы ее авторы не были видными фигурами политической арены и не оказывали бы заметного влияния на общественное мнение России и, в частности, на левое движение. И хотя выше изложенного материала можно сказать представлено достаточно, чтобы видеть глубинные различия между материализмом и идеализмом, между идеями коммунизма и учением Иисуса Христа, все же есть смысл добавить или акцентировать внимание на ряде аргументов.

Как известно, стремление к свободе, справедливости, счастью трудового народа является фундаментальным камнем учения о коммунизме, что отличает его от всех прочих доктрин. Но эти принципиальные положения все чаще популистски используют другие учения, а также мировые религии и даже секты. Они вводят их в словесный оборот для привлечения масс населения, чтобы расширить и укрепить свою социальную и материальную базу, нередко за счет сторонников коммунистической идеи.

Отдельные популистские положения есть и в христианстве, да и ряде других вероисповеданий. Поэтому “в истории первоначального христианства, – писал Ф. Энгельс, – имеются достойные внимания точки соприкосновения с современным рабочим движением”. Но это – лишь “точки соприкосновения”. В поисках этих “точек” руководители левых движений, включая некоторых лидеров КПРФ, начали постепенно стирать отдельные принципиальные расхождения коммунистического учения и православия.

В левой прессе определенное распространение нашел фидеизм, предусматривающий необходимость религии наряду с наукой. Такой подход был отвергнут еще В. И. Лениным по той причине, что это “учение, ставившее веру на место знания или отводящее известное значение вере” [ПСС, т. 18, с. 10]. И таким образом с помощью ряда философских рассуждений происходит наукообразная защита религии, в частности, православия.

На путь фидеизма вступил видный деятель КПРФ В. Зоркальцев, являвшийся (до недавнего времени) президентом Европейской Межпарламентской ассамблеи Православия, председателем Комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций. В нескольких номерах газеты “Правда” (24–30.10.2000) он изложил свои новые взгляды на религию. В частности, в статьях утверждалось, что корни коммунизма и религии уходят “в глубокую древность” и произрастали они на базе “равенства и братства всех членов первобытного социума”. А религия идеологически закрепила равенство и братство между людьми”. Можно согласиться лишь с той частью утверждения, что идеи коммунизма и религии возникли в глубокой древности. Все остальное опровергается постулатами Библии, которые многократно были приведены выше.

Христианство проповедовало равенство всех людей только перед Богом, но не в обществе. Оно не протестовало против рабства, а даже закрепляло его. Например: “Рабы, повинуйтесь господам своим по плоти со страхом и трепетом, в простоте сердца вашего, как Христу” (Еф., 6:5). Последовавшие за Христом стали называться “рабы Божие”. И верующим запрещалось высказывать свои мысли или мнение, что всегда служило основанием для религиозной цензуры: “И дай рабам Твоим со всей смелостью говорить слово Твое” (Деян., 4:29). Да, смелость говорить только слово Божие.

Приведенные цитаты взяты не из жестокого Ветхого завета, а из человеколюбивого Нового завета. И они не вписываются в коммунистическое понятие о равенстве и коллективизме, не вписываются в рамки понимания современной цивилизации.

Христианство воспитывало верующего, именно, как “раба Божия”, как послушную, смиренную тварь. Для истинного христианина земная жизнь – это тлен, где человек – раб, зачатый в грехе. Что еще более парадоксально, так это отсутствие Божией милости даже для самого послушного и богобоязненного, ибо “Господь, кого любит, того наказывает, бьет же всякого сына, которого принимает” (Евр., 12:6).

Что еще хуже, любить надо не только Всевышнего, но и собственных противников, угнетателей, эксплуататоров и других, покушающихся на результаты вашего труда, на ваше здоровье или даже жизнь. “А Я говорю вам, – учил Христос, – любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас” (Мф., 5:44). И снова в этом же духе: “А я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую” (Мф., 5:39). Любить врагов, оправдывать и увековечивать зло, это не только противоречит идеям коммунизма, но и исторически сложившемуся характеру русского человека, равно как и многих других россиян. Поэтому в России сложилось мнение, что религия вообще и православие, в частности, предназначена для убогих, забитых, сломленных духом и психически неполноценных людей (не считая тех, кто живет за счет верующих и делает политическую карьеру или бизнес на религии).

К сказанному можно добавить, что Иисус спокойно относился к рабству, как к чему-то раз и навсегда данному. Для Него важно, чтобы рабы добросовестно выполняли порученную работу и с уважением относились к рабовладельцу. Вот как об этом говорится в послании святого апостола Павла: “Рабы, под игом находящиеся, должны почитать господ своих достойными всякой чести, дабы не было хулы на имя Божие и учение” (1 Тим., 6:1). Яснее не скажешь! Этот факт не остался незамеченным у российских энциклопедистов, которые сделали соответствующие выводы: Христианская теория “своим признанием официального положения рабов его как бы освятила; тормозящее влияние этого теоретического признания сказалось еще в деле освобождения американских негров” [Брокгауз, т. ХХХVIIа, с. 655],

Христианство породило надежды людей на избавление от земных страданий с помощью Мессии, Божественного Спасителя во время Его второго пришествия на Землю. Коммунизм, как стремление народа к лучшей земной жизни полагается не на Бога, не на жизнь в раю после смерти, а на человека, на коллективные трудовые усилия всех людей, способных обеспечить счастливую жизнь на земле.

Однако отношение к труду у христианства достаточно негативное. Сам Иисус за свою жизнь нигде не работал и довольствовался угощениями и преподношениями. По современным понятиям, Он вел паразитарный образ жизни. Иисус как бы жил в долг, который Он не собирался отдавать своим благодетелям. Отсюда Его молитва: “И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим” (Мф., 6:12). Должники, видимо, те, для которых Иисус совершал какое-либо чудо, или которых Он окармливал своими наставлениями.

Более того, Бог Сын проповедовал тунеядство: “Посему говорю вам: не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться”. У Него была оригинальная аргументация: “Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их”. “Посмотрите на полевые лилии, как они растут: ни трудятся, ни прядут”. “Итак, не заботьтесь о завтрашнем дне и не говорите: “что нам есть?” или “что пить?” или “во что одеться?” Потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом” (Мф., 6:25, 26, 28, 31, 32, 34). А посему “просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам, ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят” (Мф., 7:7, 8). И в молитву Иисус предлагает включить требование к Господу: “Молитесь же так: Хлеб наш насущный дай нам на сей день” (Мф., 6:11). Однако истории не известны случаи, чтобы хотя бы один молящийся мог таким способом прожить жизнь или хотя бы месяц.

Для коммунистического общества важные иные ценности: “Труд создал человека”, “Кто не работает, тот не ест” или следующее утверждение: “Владыкой мира станет труд”. Только труд может обеспечить счастливую жизнь на этом свете.

Поэтому коммунисты защищают прежде всего человека труда, человека эксплуатируемого и ограбленного. Христианство же сидит на двух стульях, воздавая хвалу бедному и одновременно богатому. Все церковники, христианские и иные демократы, а также некоторые социалисты и коммунисты любят повторять фразу Иисуса: “Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие” (Лк., 18:25; Мк, 10:25). Но Христос правильно заметил, что “обольщение богатства заглушает слово, и оно бывает бесплодно” (Мф., 13:22). Бесплодным оказалось именно вышеприведенное речение.

Церковь фактически придала бoльшее значение иным высказываниям Иисуса, которые следует напомнить: “ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет” (Мф., 25:29). Эти слова повторяет и другой апостол: “Ибо кто имеет, тому дано будет, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет” (Мк., 4:25). Ограбленному до нитки остается только божественное утешение “Претерпевший же до конца спасется” (Мф., 24:13).

В этой связи нет достаточных оснований для распространенного мнения, что истинное христианство пережило метаморфозу, превратившись из религии обездоленных в религию богачей. Видимо, Иисус хотел привлечь к себе и тех, и других, и посему угождал и бедным и богатым. Но приемлема ли такая позиция для коммунистов?

Видимо, апостолы сообразили, что неработавший Христос не смог правильно оценить значение труда в развитии человечества. Поэтому Его ученик уже утверждает нечто противоположное: “Трудящийся достоин пропитания” (Мф., 10:10). Или еще более точное: “Если кто не хочет трудиться, тот и не ешь” (2 Фес., 3:10). Вот эти исправления наставлений Христа, практически, полностью совпадают с принципами коммунизма.

Если же придерживаться установок Христа, то сегодня уже не надо трудиться ради восстановления народного хозяйства, разрушенного демогеростратами в период перестройки и, особенно, в годы реформ. Достаточно соблюдать предписания Господа и верить в райскую загробную жизнь.

Библия признает только тот творческий труд, науку и всякую мудрость, если они исходят “свыше”, а ежели “от человеков”, то это все “бесовское”. Поэтому мыслить следует в рамках божественного, что вытекает из соответствующего наставления: “Бог же терпения и утешения да дарует вам быть в единомыслии между собой, по учению Христа Иисуса” (Рим., 15:5). В противном случае, как говорил апостол Павел, “погублю мудрость мудрецов, и разум разумных отвергну” (1 Кор., 1:19). Так Библия выдвигает дилемму для творческого человека: или единомыслие, или погибель. Несовместимость христианства и науки очевидна.

Такая же ситуация сложилась и в России с принятием православия. Историк Ключевский писал: “Наука и искусство ценились в древней Руси по их связи с церковью как средства познания слова божия и душевного спасения” [“Курс русской истории”. М., 1987, т. III, с. 266]. Поэтому православие играло роль тормоза для развития национальной науки и культуры.

Беспристрастные составители “Энциклопедического словаря” Брокгауз и Ефрон отмечали в начале ХIХ в.: “Развитие наук, преимущественно, естественных.., послужило бы сильнейшей помехой поступательному движению христианства.., так как эмпиризм несовместим с атмосферой чуда, в которой христианство выросло и окрепло”. Другую сторону религии подчеркнул Г. В. Плеханов: “Бог есть иллюзия. Но это крайне вредная иллюзия: она связывает разум”. Да, она безусловно связывает разум верующим и в определенной мере сторонникам фидеизма, в том числе, части коммунистов, которые, в отличие от атеистов, теряют свое свободомыслие.

Важнейшей составляющей успеха КПСС было то, что она, отстранив религию от государства и школы, содействовала развитию научного многомыслия. Наука в СССР превратилась в мощную движущую силу, которая позволила добиться паритета с американской наукой во многих областях теории и практики. И сама КПСС долгое время оставалась творческой и целеустремленной.

Вирус христианства, проникая в коммунистические движения, наносил им непоправимый ущерб. Когда некоторые компартии Европы стали принимать в свои ряды верующих, это моментально вызвало опасение, что произойдет размыв коммунистической идеологии. Ведь хорошо известно, что чем шире поток, тем мельче русло. Коммунистическое движение стало замедляться, качественный состав коммунистов снижался, сами компартии деградировали и были выброшены на обочину политической жизни Франции, Италии и других государств, в политической жизни которых стали доминировать крайне правые силы. Аналогичная судьба может постигнуть КПРФ, начавшую принимать в свои ряды православных, мусульман, иудеев или буддистов. Здесь возможны два варианта: либо партия отказывается от веры в Бога, либо она отказывается от идеалов коммунизма.

Апологет религии Зоркальцев утверждает, что нет религиозной проблемы в Коммунистических партиях Греции, Италии, Кубы, Кипра. Здесь следует принять во внимание два следующих обстоятельства. Во-первых, коммунисты буржуазных стран по своему воспитанию – верующие. И подобно многим российским революционным демократам ХIХ в. им предстоит пройти путь от веры к безверию (в настоящее время распространено убеждение, что все население индустриальных государств идет по пути секуляризации). Во-вторых, коммунистические партии подавляющего большинства стран Запада не играют решающей роли в общественной жизни и даже в случае прихода к власти едва ли смогут радикально изменить положение трудящихся масс.

У коммунистов есть такое понятие, что “практика – это критерий истины”. И практика показывает, что хотя КПРФ постоянно заигрывает с Патриархатом, а некоторые ведущие коммунисты свершили обряд крещения, тем не менее общий язык так и не найден.

Алексий II по-прежнему публично заявляет о предпочтительности существующего политического режима, позволившего ему стать олигархом. Поэтому он призывает не только прихожан, но и всех граждан поддерживать власть на выборах. Так, в Нижнем Новгороде церковь призывала в 2001 г. голосовать за действовавшего губернатора-демократа, а не за кандидатуру коммуниста. Но поскольку народ не верит ни в Бога, ни в церковь, он избрал новым губернатором коммуниста. Но коммуноборчество остается краеугольным камнем РПЦ.

Наконец, у некоторых коммунистов сохраняется иллюзия “соборности” РПЦ. Но эта “соборность” не выходит за рамки стремления увеличить число приходов. Более того, беспристрастные историки могут зафиксировать, что активизация православия привела к падению Византии, содействовала распаду России в 1917–1918 гг., способствовала упразднению СССР в 1991 г. Утерю церковью “соборного духа” признавал даже Бердяев.

В настоящее время есть слишком мало оснований рассчитывать на новый поворот политики РПЦ. Тем более не следует полагаться на поворот, о котором мечтал Бердяев: “Осуждение церковью капиталистического режима, признание церковью правды социализма и трудового общества я считал бы великой правдой [с. 147–148].

Тем не менее коммунисты, как и атеисты, могут найти общий язык с верующими по ряду вопросов. Речь прежде всего может пойти о совместных выступлениях против поляризации российского общества, роста нищеты и бесправия все бoльшей части населения, против национализма в ряде регионов страны, против криминализации власти и общества, против деградации народа и против дебилизации молодого поколения. Общие интересы могут быть найдены при воссоединении отдельных частей бывшего СССР, против экспансии НАТО на Восток при защите целостности и суверенитета России. Общим может стать противодействие внешней духовной агрессии. Возможны и другие области совместного сотрудничества, которые широко обозначены в Программе КПРФ: “в национально-освободительной борьбе за спасение России союзниками КПРФ могут быть и религиозные объединения всех традиционных конфессий”. Да, союзников, в том числе верующих, находить надо. Но не надо тащить их в ряды партии.

Марксизм-ленинизм дает не только объяснение всему историческому процессу, но и вручает ключи для правильного решения возникающих практических проблем. Благодаря этому, советское руководство совершило по крайней мере два экономических чуда. В 1921 г. ленинский НЭП позволил за пять лет восстановить экономику и в 1925 г. вывести СССР на уровень царской России 1913 г. А в 1945 г. сталинский план восстановления народного хозяйства позволил ликвидировать разрушения, причиненные фашистскими захватчиками. Что касается разрушений экономики России за 10 лет правления демократов, то пока неизвестно, когда мы выйдем хотя бы на уровень “застойного периода”. Как правильно отметил Зиновьев, “с религиозной философией страна не поднимется”.

В заключение следует привести ленинское понимание отношения к верованиям: “Мы должны бороться с религией. Это – азбука всего материализма и, следовательно, марксизма. Но марксизм не есть материализм, остановившийся на азбуке. Марксизм идет дальше. Он говорит: надо уметь бороться с религией, а для этого надо материалистически объяснить источник веры и религии у масс”. Следует обратить особое внимание на методы борьбы, которые Ленин еще раз разъясняет: “Бороться с религиозными предрассудками надо чрезвычайно осторожно; много вреда приносят те, которое вносят в эту борьбу оскорбление религиозного чувства. Нужно бороться путем пропаганды, путем просвещения”. Этот ленинский завет остается актуальным и в начале третьего тысячелетия. Ведь основной раздел противоречий проходит не между коммунистами и верующими, а между эксплуататорами и эксплуатируемыми.

 

 

 

Глава VII
АТЕИЗМ В ПРОШЛОМ, НАСТОЯЩЕМ И БУДУЩЕМ

“Когда Он придет.., то совершит отмщение не познавшим Бога…
и истребит в пламенеющем огне”

(2 Фес., 1:8, 10; 2:8)

Думается, что первые ощущения у первобытного человека были связаны с реальной обстановкой, прежде всего с опасностью. Позже действительность стала связываться со сверхъестественным, с различными богами. Но доказывать, что возникло раньше: атеизм или иллюзия Бога, все равно что уподобляться схоластам, которые до сих пор ведут спор – что было раньше: яйцо или курица.

Превращение обезьяны в человека – это долгий эволюционный путь. И первые люди, сталкиваясь, осознавая и познавая силы природы, наделяли их сверхъестественными свойствами и переходили от неверия к вере. В первобытнообщинном строе зародились фетишизм, тотемизм, магия, анимизм, аниматизм и другие нетеистические верования и обряды, которые в своей совокупности позже стали именоваться язычеством. При разложении первобытной общины появился политеизм, который позже в той или иной мере вошел во все монотеистические религии (иудаизм, христианство, ислам и др.).

Уже в Ветхом завете говорится о борьбе иудаизма с неверием и многобожием. Первая заповедь Господа наставляла: “Да не будет у тебя других богов перед лицом Моим” (Втор., 5:7). И далее: “Пролей гнев Твой на народы, которые не знают Тебя, и на царства, которые имени Твоего не призывают” (Пс., 78:6). И самое большое наказание: “Хулитель имени Господня должен умереть” (Лев., 24:16). И затем идут повторы: “Побей его камнями до смерти, ибо он покушался отвратить тебя от Господа, Бога твоего, который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства” (Втор., 13:10).

В древнем мире безбожие стало развиваться в рабовладельческом обществе на базе примитивного в то время материализма. Светская культура включала в себя элементы антирелигиозного скептицизма. Атеисты древности использовали учение о материальном первоначале мира и дальнейшем его развитии по естественным законам. Большую роль в развитии античного атеизма сыграла атомистическая теория Демокрита, Эпикура и Лукреция, подрывавшая представление о создании жизни Богами. Причем Лукреций первым увидел в религии источник преступлений. Можно утверждать, что атеизм, как система взглядов, возник в рабовладельческом обществе.

Иудеи, язычники и атеисты в штыки приняли распространяемое новое христианское учение. Иисус признавался: “Истинно говорю вам, и в Израиле не нашел Я такой веры” (Мф., 8:10) И позже: “вы не веруете Тому, Которого Он послал” (Ин., 5:38). А когда Христос пришел в “страну Гергесинскую”, все жители города вышли Ему навстречу и просили, “чтобы Он отошел от пределов их” (Мф., 8:34). Особенно его преследовали иудеи: “выгнали Его вон из города, и повели на вершину горы, на которой город их был построен, чтобы свергнуть Его” (Лк., 4:29). После того, как Иисусу удалось сбежать, Он “по Иудее не хотел ходить, потому что Иудеи искали убить Его” (Ин., 7:1). Позже Иисус наставлял учеников: “на путь к язычникам не ходите и в город Самарянский не входите” (Мф., 10:5). А поскольку даже “братья Его не веровали в Него” (Ин., 7:5) Иисус сделал отсюда вывод: “Вас мир не может ненавидеть, а Меня ненавидит” (Ин., 7:7). Тут уж речь идет не о вере, а о ненависти.

Таким образом еще при жизни Христа возникло неверие к Нему и Его учению. Первыми античными критиками христианства стали Цельс, Цецилий, Порфирий и Юлиан. Цельс, например, осуждает аморализм Ветхого завета, иронизирует по поводу божественности Христа и Его искупительной миссии, подвергает нападкам христианскую веру в воплощение и чудеса Христа. При этом древние атеисты зачастую сохранили в своих высказываниях элементы политеизма.

Однако христианская идея воздаяния, обещавшая всем страждущим обретение счастья и свободы в Царстве Небесном, привлекла массы людей. Немалую роль здесь сыграли апостолы – ученики и последователи Иисуса, готовые, как и учитель, идти на смерть (почти все апостолы были убиты или распяты на крестах). Постепенно в эпоху феодализма установилась духовная диктатура церкви, защищавшая феодальные порядки.

Но даже в средневековый период значительная часть населения сохраняла антиклерикальные и антирелигиозные настроения, которые выплескивались через фольклор или т. н. карнавальную культуру. Нередко “ереси” заключали в себе вполне реальные требования гражданского, а иногда и имущественного равенства. Затем появились ученые-философы, которые отвергали творение мира из ничего, промысел Божий, загробный мир, воздаяние, бессмертие души. Возникли даже учения о трех обманщиках – Моисее, Христе и Мухаммеде, ставших основателями соответственно иудаизма, христианства и ислама. А французский философ-рационалист П. Абеляр критически отнесся к священным книгам, выявив в них вопиющие противоречия.

Раннее буржуазное свободомыслие зародилось в эпоху Возрождения (ХV–ХVI вв.), используя такой метод, как скептицизм. Эта эпоха характеризовалась успехами производства и науки, особенно, естествознания. Тогда появилось гелиоцентрическое учение Н. Коперника, которое перевернуло религиозное представление о картине мира. Причины возникновения религии ученые, как и их античные предшественники, усматривали в невежестве, страхе и обмане. А посему распространялось мнение об отрицательной роли религии в обществе. Французские просветители, как и ученые других стран, в своем большинстве были атеистами. Они нередко шли на смерть, хорошо зная, что никакого посмертного воздаяния или рая не будет.

В ХVII–ХVIII вв. атеизм стал опираться на открытый материализм. В число просветителей-атеистов вошли ныне знаменитые ученые и писатели: Д. Дидро, К. Гельвеций, П. Гольбах, Л. Фейербах. Научную критику Библии провел Б. Спиноза, который объявил все религии суеверием, основанным на невежестве и предрассудках и состоящим из “фантазий и бреда подавленной и робкой души”. Буржуазный атеизм убедительно показал отрицательное воздействие религии на общественную жизнь вообще и на отдельную личность, в частности. А французские материалисты выявили связь между религией и интересами угнетателей. Все они пришли к мнению, что христианство – жестокое учение, которое лишает человеческий ум и душу жажды Истины, предлагая допотопные и послепотопные суррогаты.

В ХIХ в. основоположники научного коммунизма подвергли резкой критике религии. В анализе сущности религии, ее социальных корней и путей ее преодоления К. Маркс исходил из диалектико-материалистического мировоззрения, из классовых задач пролетариата. Он писал: “Критика религии освобождает человека от иллюзий, чтобы он мыслил, действовал, строил свою деятельность как “ставший разумным человек”. И Маркс сделал вывод: “Религия будет исчезать в той мере, в какой будет развиваться социализм” [К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч., т. 1, с. 415; т. 45, с. 474].

Ф. Энгельс выступал против религиозности всякого мировоззрения, в том числе марксизма, поскольку это стирает грань между наукой и религией. Он показал, что диалектический материализм, основанный на естественно-научных открытиях последних столетий, знаменует полное крушение религиозной фантастики. Маркс и Энгельс утверждали, что революционный пролетариат принципиально и последовательно атеистичен, его борьба за социалистическую революцию связана с борьбой против той идеологии, которая порождена эксплуататорским общественным строем и служит для него религиозным оправданием. Вместе с тем классики марксизма решительно выступали против волюнтаристских планов запрещения религии, которая сама постепенно исчезнет “в результате общественного развития, в котором крупная роль принадлежит воспитанию”.

В. И. Ленин утверждал, что марксизм, который он творчески развивал, “беспощадно враждебен религии, как материализм энциклопедистов ХVIII века или материализм Фейербаха”. Он говорил: “надо уметь бороться с религией, а для этого надо материалистически объяснить источник веры и религии у масс” и не оставлять “никаких лазеек для фидеизма и различных рафинированных форм поповщины”.Одновременно Ленин выступал против “религиозного атеизма” и утверждал, что религия с неизбежностью отомрет вследствие гибели эксплуататорского общества.

В СССР развернулась интенсивная борьба с клерикализмом. В стране возникло множество атеистических организаций, входивших в “Союз воинствующих безбожников” во главе с Е. М. Ярославским, которые развернули широкий выпуск атеистических газет, журналов, книг и радиопередач. Численность верующих резко сократилась. Однако сохранилась свобода совести, церкви работали, священнослужители исполняли свои обязанности.

После ВОВ, в которой церковь принимала минимальное участие, вновь усилилась атеистическая пропаганда. По решению ЦК КПСС в 1964 г. был создан Институт научного атеизма, который совместно с обществом “Знание” форсировал издание научно-атеистической литературы. Атеизм стал имманентной чертой советского народа.

Концептуально его можно изложить следующим образом. Атеизм – это гуманистическая система взглядов, которая базируется на традициях духовной культуры каждого народа, уважении к человеку, его физической и интеллектуальной свободе, праве на поиск истины, и которая освобождает общественное сознание от веры во все божественное, сверхъестественное, т. е. от духовного гнета религии и церкви.

Тем не менее и в расцвете атеизма церкви продолжали работать, обслуживая оставшихся православных. Во время праздничных богослужений в них пели знаменитые артисты Большого театра И. С. Козловский, М. Д. Михайлов и др., считавшие себя атеистами. РПЦ успешно развивали связи с зарубежными церквями. В советском обществе церкви сохраняли свою естественную нишу.

В годы перестройки российские демократы и их западные покровители уделили большое внимание активизации религии, как оппозиции советской власти. Тогда впервые началась травля неверующих. В своих указах президент Ельцин отписывал духовность да и всю российскую культуру религии, хотя попы имели к ней лишь опосредованное отношение. Атеисты же, по этой версии, оказывались вне духовности.

Выше говорилось, что упразднение СССР 8 декабря 1991 г., реставрация капитализма кардинально изменили отношение к религии. Новая власть, восстанавливая эксплуататорский строй, должна была неизбежно поощрять внедрение религии в общественное сознание. И религия действительно по ряду направлений вышла на передний план: она не только благословила восстановление царства грабежа и насилия, но и полностью вписалась в него. С возвращением социально-экономического гнета и эксплуатации местного и иностранного капитала религия была востребована на государственном уровне.

В 90-е гг. возникла новая “симфония” государства и церкви, в которой участие приняли внецерковные (преимущественно, еврейские) олигархи. “Тройственный союз” повел мощное наступление на реликты советского общественного строя, на безбожную идеологию и практически запретил какие-либо выступления атеистического характера в их электронных СМИ и печатных изданиях. Даже телевидение, радио и печать, в которых государство сохранило влияние, стали систематически глумиться над атеистическим состоянием российского народа и изощряться в пропаганде религии и религиозных предрассудков. В пылу борьбы с безбожием они пропагандировали даже колдовство, магию, чародейство, заклинания, астрологию, которые, как правило, не приветствуются ортодоксами различных религий.

Нельзя не отметить, что РПЦ, не претендуя на какое-либо участие в научно-техническом прогрессе, тем не менее стала отдавать должное российской науке. Так Алексий II признавал: “В нынешней ситуации само национально-государственное существование России оказывается неразрывно связанным с состоянием ее науки, образования, высокотехнологичных и наукоемких отраслей промышленности”. Но он вывел противоестественную зависимость: будущее России зависит от науки, а наука должна быть поставлена под духовную зависимость церкви.

Конституция 1993 г., а еще больше – закон 1997 г., оставили на свободном рынке религий лишь четыре, предоставив привилегии только православию. Госбюджет стал предусматривать крупные ассигнования на “возрождение РПЦ”. В наихудшем положении оказался атеизм, притесняемый властью, патриархатом, а порой и руководством КПРФ.

В последнее десятилетие ХХ и первые годы ХХI столетий установилась жесткая зависимость: чем больше становится религиозных олигархов, чем больше появляется позолоченных куполов церквей, тем в худшем положении оказывается народное хозяйство, тем больше нищает и вымирает население России. Внедрение института священнослужителей в армию (т. е. начало формирования армии по религиозному принципу), наряду с проведением в ней т. н. демократических реформ, сделало ее небоеспособной (что показали две войны в Чечне), и отнюдь не гарантом защиты государства и народа от любого внешнего посягательства. Единственно, на что она еще способна, – это изловить своих дезертиров.

Насаждение православия, наряду с распространением национализма, является наибольшей опасностью для дальнейшего существования России, как единого и независимого государства. Угрозу несет не только экстремизм (принявший в исламе форму терроризма), но и сама религия, ряд основополагающих учений которой предусматривают возможность истребления врагов, неверных и просто случайных людей (как во время потопа).

Да и сама церковь, проповедуя заповеди Христа, благословляла практически все войны за истекшие двадцать столетий. Более того, она сама предпринимала истребления неверных, колдунов, атеистов, неугодных ученых, сектантов и т. д. И ныне в христианстве, в частности, в православии, формируются экстремистские движения. Кроме того, на постсоветском пространстве произошли десятки вооруженных конфликтов, которым националисты придали религиозную окраску. На слушаниях в Государственной Думе в 2001 г. прозвучали ошеломляющие цифры: в этих конфликтах погибло до 1,5 млн. чел. (т. е. в основном, атеистов), в том числе на территории России – до 0,6 млн. Такова цена похода на атеизм. Существует настоятельная необходимость собрать все эти факты и опубликовать “Черную книгу христианства” или “Черную книгу православия”.

Все это свидетельствует о том, что религия принесла и еще может принести неисчислимые бедствия народам мира, включая россиян. Поэтому со всей остротой встает вопрос, что следует сделать для предотвращения грядущего бедствия. При этом надобно иметь в виду, что попытки воспрепятствовать возникновению экстремистских организаций, фанатичных сект или религиозных террористов, как показывает история, не дают решающего результата. Рано или поздно все человечество осознает, что роль религии, как криминогенной практики, и церкви, как духовно порабощающей организации, должна быть сведена к минимуму.

Однако негласный союз светских и религиозных олигархов позволил установить жесткую цензуру на сообщения о негативной (или подрывной) деятельности РПЦ. За истекшее десятилетие “демократических свобод” на телевидении и радио цензура не пропускала какие-либо антирелигиозные или антицерковные материалы. Да и редкая газета осмелится опубликовать атеистическую статью. И это в то время, когда конституция “гарантирует” свободу как религиозной, так и атеистической пропаганды.

Однако в последнее время все чаще возникает озабоченность в связи с распространением различных верований и религиозных сект. Вот что об этом писал публицист В. В. Белоцерковский: “Богатую почву для произрастания ненависти в современном мире дает конфессиональная раздробленность. Сейчас она играет в этом отношении даже более злокачественную роль, чем разобщенность расовая”.

Далее публицист утверждает: “Злокачественную роль в разжигании межконфессиональной и межнациональной ненависти играют и посредники между богом и людьми – церковные структуры с их иерархиями. Во главу иерархий подчас выдвигаются религиозные фанатики и мракобесы, а то и бывшие сотрудники каких-нибудь спецслужб, которые способны благословлять свою паству на этнические чистки, империалистические и террористические войны, на геноцид или оправдывать эти преступления. При этом среди бедных и темных народов, живущих, как правило, в недемократических условиях, ограничивать влияние церковных мракобесов – дело малореальное”. Затем Белоцерковский высказывает мнение, с которым частично можно согласиться: “Люди доброй воли (неплохой был термин!) во всех конфессиях должны бы сегодня задуматься о том, как ослабить межконфессиональную рознь и усилить экуменическое движение. Это, на мой взгляд, одно из условий выживания человечества”.

Экуменизм, как движение за объединение всех христианских конфессий, достаточно утопичен. Борьба со “злокачественной ролью” христианства и его церквей более реальна на основополагающей базе атеизма, с использованием лучших достижений советской власти.

Несмотря на попытки патриархата установить православный тоталитаризм, безбожие выжило и стало вновь укореняться. Первыми в печати конца 90-х гг. выступили в защиту атеизма писатель Е. Сметанин и физик В. Губин. Начал выходить журнал “Новый безбожник”. В различных городах России стали создаваться атеистические общества, а в 2000 г. было зарегистрировано Московское общество атеистов. Чуть раньше в Интернете появился “атеистический сайт”. Различные движения открыли свои сайты под названием “атеизм”, “антиклерикализм” и др., нацеленные на предотвращение клерикализации страны.

И поскольку нет статистических данных по нашей стране, приведем подсчеты атеистов во всем мире. Так, “Энциклопедия Британика” сообщала, что в 1994 г. в мире насчитывалось 913 млн. людей “нерелигиозных” (называемых агностиками) и 241 млн. атеистов, т. е. численность неверующих составляла 1154 млн. чел.

Еще более убедительные цифры опубликована “Независимая газета”: в 1900 г. насчитывалось всего 5 млн. атеистов, а в 2000 – 1208 млн., т. е. рост составил в 242 раза. Безбожников стало больше, чем мусульман и в 8 раз больше, чем православных. Эти данные позволяют говорить о новом кризисе православия и о грядущем полном торжестве атеизма.

В свое время апостол Лука задался крамольным вопросом. “Но Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле?” (Лк., 18:8). И вот вам ответ: если вообразить, что согласно Библии, все-таки второе пришествие Христа состоится даже менее чем через следующие 2000 лет, то при сохранении нынешних тенденций Его будут встречать, в основном, атеисты и верующие нехристианских религий (в частности, мусульмане), а также неоязычники (астрологи, маги, колдуны, ворожеи и пр.). Увы, христианскую веру Он не обнаружит.

Конечно, успешно пройти между Сциллой христианства и Харибдой ислама может только атеизм. Пока не приходится рассчитывать на КПРФ, вбирающую в себя верующих вместе с их религиозными убеждениями.

Видимо, атеистам, объединившись, предстоит предпринять колоссальные усилия как на страновом, так и на мировом уровнях. В нашей стране речь идет о предотвращении дальнейшей клерикализации населения и превращении России в православное государство, а в международном плане – о недопущении межрелигиозных или, как их чаще называют, межцивилизационных конфликтов. Нет сомнения, что это – архисложная задача, которую едва ли можно будет кардинально решить в нынешнем ХХI веке. Однако важные шаги в этом направлении необходимо сделать, в частности, с использованием авторитета ООН. Начать, видимо, следует с прекращения религиозной пропаганды и распространения идей атеизма, которые всегда имели место в древнее время, средние века, период расцвета капитализма и в настоящее время. Особое внимание надо обратить на негативные стороны священных писаний и практическую деятельность церквей.

ООН могла бы порекомендовать всем странам принять закон об отделении религии от государства и церкви от школы (а в России еще отказ от субсидирования религиозного строительства). Светский характер образования, исключающий влияние религии, поможет сформировать новое поколение, не покалеченное христианскими, исламскими или другими религиозными мифами. За таким законом может последовать запрет государственным учреждениям на использование религиозных услуг. Естественно, церковь не должна служить маммоне. Государства обязаны осудить религиозные притязания на власть, религиозный экстремизм, не говоря уже о терроризме.

Бесспорно, каждое государство должно пропагандировать новейшие достижения науки, информации и биотехнологии (вплоть до клонирования животных и человека). У информированных людей все чаще будет появляться уверенность, что наука, знания являются мощной преобразующей силой, что построение более справедливого общества находится не в ведении Бога, а в их собственных руках. И люди будут ориентироваться не на мифический рай на небе, а на более счастливую жизнь на земле, которую они призваны создавать сами, своим каждодневным трудом.

Одним словом, перед атеистами России и мира стоят грандиозные и благотворные задачи.

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Бог – это иллюзорный человеческий образ, наделенный сверхъестественными свойствами. Образ возник преимущественно у первобытных людей, задавленных сначала угрозами природной среды обитания, а затем и классовым гнетом.

Христиане считают своей священной книгой Библию, в которой изложены 10 заповедей Господа Бога и 6 заповедей Иисуса Христа, составляющие морально-нравственную основу христианства, в том числе православия. Краткое исследование Библии показывает, что как Бог Отец, так и Бог сын систематически шли на нарушения своих же заповедей, что радикальным образом снижает их морально-нравственную ценность.

По пути постоянных нарушений Божественных постулатов пошли и христианские церкви, в частности, РКЦ и РПЦ. Обе церкви прибегали ко лжи, принимали участие в развязывании кровопролитных войн, сдерживали развитие науки и искусства, преследовали инакомыслие.

Во второй половине ХХ столетия в странах Запада победил культ удовольствий, который стал теснить относительно аскетическое вероучение христианства. В католических и протестантских странах обозначился процесс секуляризации. Население все больше отказывается искать смысл жизни за пределами земной жизни, как это предлагает учение Иисуса Христа.

В условиях социально-экономической отсталости царской России секуляристские тенденции четко проявились еще в ХIХ в. Затем две буржуазно-демократические революции 1905 и 1917 гг. подорвали православное вероисповедание (вплоть до отмены обязательных молитв), а социалистическая революция 1917 г. привела к освобождению трудящихся от духовного гнета религии и церкви.

За годы советской власти без благославления РПЦ, занявшей в обществе скромную нишу, был осуществлен мощный социально-экономический рывок, породивший титанов труда, науки и искусства. Более того атеистический СССР спас верующую Западную Европу от порожденного ею же фашизма. В годы ВОВ впервые РПЦ оказала содействие советской власти в разгроме общего врага.

В послевоенный период страны Запада развязали против СССР холодную войну. Они создали “общество потребления”, которое стало оказывать воздействие на все страны мира, включая СССР, который замедлил темпы своего развития, поскольку запоздал с внедрением достижений НТР. В своей подрывной деятельности индустриальные государства опирались в СССР на вестернизированную интеллигенцию, на граждан с большими ожиданиями от перемен и на РПЦ.

В декабре 1991 г. произошла самая большая трагедия на всю историю российского государства: не стало СССР. Роспуск супердержавы “номер два” одобрила РПЦ. Россия, став номинальной правопреемницей СССР, приступила к проведению рекомендованных МВФ реформ, в ходе которых была разрушена экономика, национальное достояние продано или разграблено, три четверти населения обнищало и стали вымирать, а небольшая группа граждан, включая священнослужителей, обогатилась. Деградация России и россиян сопровождалась процессом десекуляризации и ущемлением прав атеистов.

Пришедшие к власти либеральные демократы использовали РПЦ, чтобы втянуть ее в криминальное предпринимательство, заменить коммунистическую идеологию православной верой и получить поддержку верующего населения на выборах органов власти. Весь постсоветский период исполнительная власть и патриархат поддерживали друг друга, содействуя взаимному обогащению.

Окрепшая церковь, не ограничиваясь насильственной клерикализацией россиян, сочла удобным начать процесс по установлению православного тоталитаризма. В 2000 г. Архиерейский Поместный собор решил, что его постановления обладают приоритетом над государственными законами и что при некоторых обстоятельствах православные верующие имеют право не подчиняться светским законам. Амбициозные притязания Патриархата на установление православного диктата в России не были пресечены исполнительной властью и президентом РФ В. В. Путиным, являющимся гарантом конституции.

Так оказалось, что в условиях, когда РПЦ подминает науку и культуру, получает доступ к начальному среднему и даже высшему образованию, ставит под контроль с помощью государства СМИ (особенно, электронные), в этих условиях против воцерквления государства и народа, активно и мужественно выступают лишь атеисты, составляющие, правда, почти три четверти всех россиян. Причем КПРФ, ставшая принимать в свои ряды верующих, уже не в состоянии противостоять агрессии РПЦ и, повидимому, не способна бороться за сохранение светского государства.

Сегодня атеистическое большинство нашего общества представляет собой разрозненные группы, полагающие, что религиозное наваждение само по себе отпадет с улучшением социально-экономического положения трудящихся масс. Однако, это – слабая надежда, рассчитанная к тому же на весьма отдаленную перспективу.

Императивом сегодняшнего дня является необходимость объединения всех атеистически мыслящих людей. Единство наших рядов станет непреодолимым препятствием на пути клерикализации общества и страны. Если сегодня атеизм сможет восстановить в нашей стране дружбу народов, то завтра в глобальном масштабе он сможет предотвратить сначала международный терроризм, а затем и межцивилизационную войну. А великие цели всегда вызывают соответствующий прилив энергии. Атеизм – это гарантированное будущее россиян и всего человечества.


Выходные данные:

“СЛОВО”Москва-2002
М.: БФРГТЗ “СЛОВО”, 2002. – 140 с.
На обложке использована гравюра французского художника
Г.Доре (1832-1883 гг.) из иллюстраций к Святому Писанию.

ISBN 5-9290-0067-0
© Г. И. Старченков

Изд. БФРГТЗ “СЛОВО” Лицензия ИД №00102
от 24.08.1999 г.

Подписано к печати 25.04.2002. Формат 60х90 1/16

Усл.печ.л. 8,75 Тираж 300 экз.

Отпечатано на множительном участке ООО СИМС
адрес: Москва, Братеевская, 25-1-255


Посмотреть и оставить отзывы (9)


ПРОЕКТЫ

Рождественские новогодние чтения


!!Атеизм детям!!


Атеистические рисунки


Поддержи свою веру!


Библейская правда


Страница Иисуса


Танцующий Иисус


Анекдоты


Карты конфессий


Манифест атеизма


Святые отцы


Faq по атеизму


Новый русский атеизм


Делитесь и размножайте:




Исток атеизма Форум
Рубрики
Темы
Авторы
Новости
Новый русский атеизм
Материалы РГО
Поговорим о боге
Дулуман
Книги
Галерея
Юмор
Анекдоты
Страница Иисуса
Танцующий Иисус
Рейтинг@Mail.ru
Copyright©1998-2015 Атеистический сайт. Материалы разрешены к свободному копированию и распространению.