В Колыбель атеизма Гнездо атеизма Ниспослать депешу Следопыт по сайту

Глагольня речистая Несвятые мощи вече богохульского Нацарапать бересту с литературным глаголом

 
РУБРИКИ

Форум


Новости


Авторы


Разделы статей


Темы статей


Юмор


Материалы РГО


Поговорим о боге


Книги


Дулуман


Курс лекций по философии


Ссылки

ОТЗЫВЫ

Обсуждаемые статьи


Свежие комментарии

Непознанное
Яндекс.Метрика

Источник: religion.ng.ru

СВЯТОЙ ПРЕЗИДЕНТ
В своем отношении к делам духовным Борис Ельцин всегда оглядывался на Патриарха
Максим Шевченко

МЫ УЖЕ говорим: "Вспоминая Ельцина...". Мы уже начали оценивать и подводить итоги его почти девятилетнего правления. Первым это сделал Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, на протяжении всего правления Бориса Николаевича входивший в узкий круг его самых близких друзей. Отношения Алексия II и Бориса Ельцина если и не определяли, то по крайней мере серьезно отражались на политической ситуации в стране. Поэтому они не могут не явиться темой специального разбора. Мы лишь попробуем вкратце вспомнить то, что, на наш взгляд, является самым существенным.

Патриарх Алексий II, находясь в Израиле, поблагодарил первого президента России Бориса Ельцина за его труды, "направленные на благо России", которые он совершил за 8 лет своего правления. Особо Патриарх отметил усилия Ельцина на ниве "возрождения церковной жизни и нравственности нашего народа".

Отметим, однако, что особых достижений здесь, на первый взгляд, не видно. Нравственность "нашего народа", считая по отношению к 1990 г., скорее дала слабину, нежели укрепилась. Первый довод в пользу этого прискорбного вывода - огромное количество женщин на улицах российских городов, вступивших на путь торговли собственным телом. Во всех крупных городах действуют нелегальные бордели и легальные стрип-клубы. Гомосексуалисты практически получили свободный доступ в школы (через программы "полового воспитания") и открыто вербуют своих сторонников - растлевают, как это называлось в былые времена. Прилавки киосков заполнены яркими изданиями, ориентированными на подростков, которые вполне можно отнести к категории порнографических.

Стоило бы вспомнить и небывалый расцвет наркомании, ставшей настоящим бедствием российской молодежи, и то, что производство и потребление крепких спиртных напитков в России достигло необычайно высокого уровня. Количество совершенно опустившихся бомжей можно оценить, просто зайдя на любой из московских вокзалов. Насилие стало обыденной реальностью российской жизни.

Но, очевидно, Патриарх имел в виду не эти прискорбные и скорее всего скрытые от его глаз факты, а зримые подтверждения роста нравственности россиян - тысячи возрожденных из небытия храмов и монастырей. Только, будем объективны, начал это дело не Борис Ельцин, а последний президент СССР Михаил Горбачев.

31 декабря 1999 г. Алексий II фактически благословлял смену царствования. Такого Русь не видывала с конца XVII века. Появление первого лица РПЦ в этот день в Кремле имеет гораздо более серьезную внутреннюю подоплеку, чем просто присутствие лидера самой многочисленной российской конфессии при передаче демократической власти. Мы вполне можем говорить о том, что Борис Ельцин, над которым так любила потешаться наша интеллигентская клака ("свечку держит, как стакан"), является человеком со сложным внутренним миром, проделавшим и проделывающим свой уникальный духовный путь.

В глазах Ельцина Патриарх, которого он на Пасху 1998 г., вручая ему золотое яйцо, назвал "главнокомандующим всех религиозных сил России", всегда имел колоссальный сакральный статус. Его Святейшество и манерой говорить, и стилем общения с политиками напоминал Борису Николаевичу ту Россию, "которую мы потеряли", - царскую Москву златоглавую, звон колоколов, Царь-пушку державную и т.д. Но мало разбирающийся в делах собственно духовных, бывший секретарь Свердловского обкома, интуитивно чувствовал за Патриархом еще и нечто большее, чем просто символику "докоммунистической эпохи", от которой Ельцин так хотел дистанцироваться в политике. Очевидно, это именно то чутье, которое приобретается только на самых вершинах власти и в эпохи великих потрясений даже закоренелыми атеистами, - так Сталин в начале войны вытащил к себе в Кремль недобитых и покорных иерархов РПЦ, которых, в принципе, мог стереть в лагерную пыль одним мановением руки и покончить тем самым с официальной религией в СССР. Он чувствовал, что забитый, доведенный до крайности русский народ, увидев так близко около правителей Патриарха, вздохнет и скажет про себя: "Значит, так и надо, значит, так и должно - Патриарх, он высшую правду знает". А и не скажет, так интуитивно почувствует, следуя сформировавшемуся за столетия рабства архетипу покорности воле правителя.

Патриарх уже привлекался раз к решению политических вопросов на самом высоком уровне - в 1993 г., когда он в Даниловом монастыре безуспешно пытался помирить противостоявших друг другу Ельцина и Верховный Совет. Тогда Алексий II, сам того не желая, помог оправдать Ельцину применение вооруженных сил против парламента: если, понимаешь, мятежники и Патриарха не послушали, то ироды они и беззаконники, которые Бога не боятся. А значит, "все позволено":

Когда Ельциным была объявлена классическая имперская задача создания "национальной идеологии", ее основой подразумевалась (по умолчанию) религия, всероссийским идеологическим базисом с самого начала мыслилось православие. А православие в глазах Ельцина персонифицировано в одном человеке - Патриархе.

Можно вспомнить одно из заседаний комитета по встрече третьего тысячелетия, во время которого Ельцин стал гонять чиновников, заставляя их пересесть для того, чтобы дать место Патриарху - единственному человеку, без присутствия которого он просто не мыслил обсуждения столь важного события, как смена тысячелетий. Такие масштабы времени ассоциируются с чем-то сверхчеловеческим, с "божественным". А там, где Бог, там для Ельцина Патриарх - только он имеет право говорить от лица Всевышнего.

Принятие Закона о свободе совести и религиозных объединениях 1997 г., практически полностью пересмотревшего гораздо более демократический закон 1990 г., не было инициативой первого российского президента. И, скорее всего, тайна его написания и принятия еще долго будет оставаться неразгаданной. Но Ельцин приложил руку к итоговому документу - в невиданно поэтической для законодательного документа преамбуле ощущается неповторимая ельцинская спонтанность.

Похороны царских останков летом 1998 г. поставили перед нами ряд загадок. Президент, сумрачно молчащий, поехал в Санкт-Петербург. Патриарх отказался признать останки подлинными. Возможно, разгадка в простом - главным информационным спонсором всей этой эпопеи была избрана не та структура - "Медиа-МОСТ". Патриарх не забыл Гусинскому "Последнее искушение Христа". Но ссоры с Ельциным не состоялось, просто те, кто пытался пристегнуть Церковь к санкт-петербургским похоронам, канули в политическое небытие.

Визит на Святую Землю и заявление Ельцина о том, что здесь он "чувствует себя святым президентом", является логичным и вряд ли может рассматриваться только как присущее ему политическое юродство. Слова покаяния, обращенные к россиянам 31 декабря, поразили всех. Памятуя историю Александра I и тайну его ухода, воздержимся от исторических аналогий, но не удивимся, если, подобно императору Константину, Ельцин примет в конце жизни монашество.

Духовный путь Бориса Ельцина - путь незаурядного человека. Окончательную же тайну его души знать будет только Бог и, скорее всего, Патриарх. Но он, как и положено священнослужителю, никогда не откроет ее миру.


Посмотреть и оставить отзывы (0)


13
ПРОЕКТЫ

Рождественские новогодние чтения


!!Атеизм детям!!


Атеистические рисунки


Поддержи свою веру!


Библейская правда


Страница Иисуса


Танцующий Иисус


Анекдоты


Карты конфессий


Манифест атеизма


Святые отцы


Faq по атеизму

Faq по СССР


Новый русский атеизм


Делитесь и размножайте:




Исток атеизма Форум
Рубрики
Темы
Авторы
Новости
Новый русский атеизм
Материалы РГО
Поговорим о боге
Дулуман
Книги
Галерея
Юмор
Анекдоты
Страница Иисуса
Танцующий Иисус
Рейтинг@Mail.ru
Copyright©1998-2015 Атеистический сайт. Материалы разрешены к свободному копированию и распространению.