В Колыбель атеизма Гнездо атеизма Ниспослать депешу Следопыт по сайту

Глагольня речистая Несвятые мощи вече богохульского Нацарапать бересту с литературным глаголом

 
РУБРИКИ

Форум


Новости


Авторы


Разделы статей


Темы статей


Юмор


Материалы РГО


Поговорим о боге


Книги


Дулуман


Курс лекций по философии


Ссылки

ОТЗЫВЫ

Обсуждаемые статьи


Свежие комментарии

Непознанное
Яндекс.Метрика

Штопка дыр! Ожидать успеха не следует…

Примечание публикатора. Материал, лёгший в основу данной статьи — “Неохристианство и его демонология” [автор его не был указан] — опубликован на сайте Челябинской епархии, но вряд ли написан церковным апологетом, а помещён, видимо, в качестве примера “вражеской” деятельности. Точка зрения публикатора не совсем совпадает с мнением невыясненного автора. — Товарищ К.

Кризис христианства

В апреле 1885 года, к вящему удивлению как друзей, так и недругов, с заявлением о раскаянии в богопротивной деятельности выступил ни кто иной, как Габриель Антуан Жоган-Пажес (1854–1907), известный под псевдонимом Лео Таксиль. За свои богохульные сочинения он не раз попадал в тюрьму и облагался штрафами и вообще считался заклятым врагом клерикалов. Папский нунций ди Риенде, к которому Таксиль явился, чтобы смиренно просить о прощении, был вне себя от изумления, но скоро оправился и освободил “блудного сына” от церковного проклятия.

С этого момента пламенный антиклерикал обратил свой разящий меч на папских врагов. В то время папу особенно раздражали масоны. 20 апреля 1884 года папа Лев XIII обнародовал энциклику “Humanum Genus” — “Род человеческий”, в которой обрушился на масонов, причисленных им к “царству дьявола”. Непосредственным поводом для анафемы послужила принятая в том же году конституция “Великого Востока Франции”. Ее первый параграф гласит: “Масонство есть учреждение филантропическое, философское и прогрессивное. Оно имеет задачей искание истины, исследование нравственности, упражнение в солидарности... Принципы масонства — взаимная терпимость, уважение своего и чужого достоинства, абсолютная свобода совести. Масонство, полагая, что метафизические понятия есть личное дело каждого, отказывается от догматических утверждений. Его девиз — свобода, равенство, братство”. Энциклика, названная главой римско-католической церкви “инквизиционным декретом”, объявляла масонские ложи “главной квартирой” почитателей Сатаны.

Новый труд Таксиля, где разоблачались секреты тайных дьяволопоклонников, побил рекорды его антипапских изданий. Он был переведен на все европейские языки. Вместе с напарником Карлом Хаксом, выступавшим под именем доктора Батайля, он приступил к выпуску иллюстративного бюллетеня с кричащим заглавием — “Дьявол в XIX веке”. Батайль описывал свои вымышленные путешествия по всему миру, проникновения в подземные храмы, где служили Люциферу, Бафомету и Вельзевулу, и живописал виденные там ужасы. Вместе с самим Сатаной он даже летал на Сириус! Эти леденящие кровь разоблачения стояли на видном месте в церковных библиотеках. Придуманная Таксилем “личная печать Дьявола” была принята всеми экзорцистами. Давно уже у церкви не было более преданных и активных защитников, чем фирма Таксиль и К°. Он составил эпоху в демонологии. Таксиль представил миру прабабушку грядущего антихриста Софию Вальдер, а также вернул в христианство некую девицу Диану Воган, якобы обручённую с дьяволом еще при рождении. Церковь была в экстазе от таких побед. Лев XIII даже допустил журналиста к целованию своей “святой” туфли. Но Лео Таксиль поставил на этом точку.

Когда 19 апреля 1897 года в зале географического общества в Париже собрались люди, чтобы своими глазами увидеть Диану Воган, бросившую вызов самому Сатане, вместо нее явился Лео Таксиль и заявил: “С детства я любил обманывать людей и шутить над ними шутки... Но все это было ребячество по сравнению с тем, что я морочил все католическое духовенство в течение 12 лет!”, “пытался измерить глубину поповского невежества, которое оказалось БЕЗДОННЫМ!”. Его слова потонули в воплях негодования, проклятиях и хохоте. А папский престол просто впал в истерику: “...Да будет проклят волос его и мозг его, мозжечок его, виски его, лоб его, уши его, брови его, глаза его, щеки его, нос его, кисти рук и руки его, пальцы его, грудь его, пах его с прилегающими частями, бедра его, колени его, ноги его, ногти его. Да будет он проклят во всех суставах членов его...” (из текста отлучения Лео Таксиля от церкви).

Так Лео Таксиль потерял надежды на райские кущи, выставив католическую церковь на обозрение в полном дерьме.

Примерно в это же время на другом конце Европы против другой, православной, церкви выступил... нет, не какой-нибудь воинствующий атеист, а человек глубоко религиозный, исповедующий и претворяющий в жизнь все евангельские добродетели в их исконной чистоте, титан русской литературы — Лев Толстой. Он проповедовал в таком духе:

“Есть люди, которые берут на себя право решать за других их отношение к Богу и к миру, и есть люди, огромное большинство, которые отдают это право другим и слепо верят тому, что говорят им. Одинаково преступны и те и другие…

Церковное извращение христианства отдалило от нас осуществление Царства Божия. Благодаря извращению христианства жизнь наша стала хуже языческой. Нужно высвободить ту религию, которую исповедовал Иисус, от той религии, предмет которой есть Иисус.

Не думай, чтобы церковное христианство было неполным, односторонним, формальным христианством, но все-таки христианством. Церковное христианство не только не христианство, но самый злой враг истинного христианства. Это церковное христианство стоит теперь по отношению к истинному христианству, как преступник, пойманный на месте преступления. Ему только два выхода: или уничтожить само себя, или совершать все новые и новые преступления. И как не безнадежно его положение, оно все еще продолжает свою ужасную, преступную деятельность.

Большая ошибка думать, что вера может быть одна на все времена. Верить в то, что одна и та же вера годится для всех времен и не должна изменяться, все равно что верить в то, что те сказки, прибаутки, какие рассказывала тебе мать, когда ты был младенцем, — истинная правда, и тебе нельзя перестать верить в них.

Безумно воображать, что для Бога так важно одеяние священника, последовательность слов, которые он произносит, и движения, которые он совершает перед алтарем, и его коленопреклонения”.

При этом, как уже говорилось, Толстой был эталоном добродетели. Он превозносил смирение, непротивление злу, отказ от любого насилия, любовь ко всему живому — а главное, он все это реализовал в своей жизни и очень талантливо пропагандировал эти идеи.

Церковь, конечно же, не интересовал моральный облик ее оппонента, ее беспокоило собственное благополучие. Действия Толстого приводили ее в ярость. Он был предан анафеме (“И Господен сын у нас вновь распят! В который раз!”). Появились иконы, изображающие Толстого в Аду, на коленях у Сатаны.

Церковникам осталось только воздыхать по временам, когда подобные подрыватели их авторитета и устоев веры — Ян Гус, Джордано Бруно и другие — по известным причинам долго не жили в христианском мире. Те времена прошли, и одряхлевшим драконам осталось только плеваться своим выдохшимся ядом.

Человечество наконец-то заметило, что старые зловредные семитские, или авраамические религии [христианство, иудаизм и ислам, опирающиеся на авторитет праотца Авраама — К.] истекают идиотизмом; противоречат сами себе, здравому смыслу, друг другу, естественным наукам, другим религиям. До некоторых дошло, что родись они в другом месте, не пришлось бы им поклоняться прибитому к кресту богу; и что если осуждать на Ад всех, кто поклоняется не тому богу или не так, как предписано, то там окажется абсолютное большинство человечества, — исповедуя такой эгоизм, невозможно жить спокойно.

Обстановка требовала смены религии. Но какой? Всю свою историю авраамические религии старательно уничтожали своих конкурентов (к числу которых относилась и наука). Некоторые стали искать выход там, где на самобытной культуре христианство еще не поставило свой крест — на Востоке. Известное число людей попыталось удовлетворить стремление к смене закосневшей религии, оставляя веру отцов и переходя, например, в буддизм. Увы, они только сменили одну закоснелую религию на другую. Только непривычность обрядов и доктрин затемняют на время понимание этого.

Обычно восточные религии, тот же буддизм, имеют более совершенные основы, чем семитские религии. Их система понятий гибка и глубока и не оставляет возможности однозначно опровергнуть их доктрины. Буддизм иногда называют даже не и религией, а атеистической философской системой. Более того, некоторые современные физики — Дэвид Бом и Фритьоф Капра — стали утверждать, что буддизм примирим с современной наукой. Многие его принципы можно истолковать так, что обнаружится близость как раз к самым последним достижениям в области научного мировоззрения. Например, понятие “дхарма”, соответствующее элементарной частице и даже более, так как применимо не только к материальной, но и духовной области...

И Запад ударился в восточные философии. Одни их изучали, так сказать, в естественной среде, другие же выщипывали оттуда идеи, адаптировали их под свое понимание, скрещивали разнородные понятия и получали таким образом свое оригинальное “учение”.

Теософия

Подобным образом возникло понятие “теософия”. Этот предмет призван был удовлетворить разум, как философия и, в то же время, дать миру всеобъемлющую религию и этику. Его мамашей была мадам Елена Петровна Блаватская [1831–1891]. Эта дама, покинув Россию, изрядно помоталась по Египту, Индии, Тибету и другим “колыбелям мудрости”, впитывая в себя разнообразные мистические доктрины. В результате чего, не сильно заботясь о систематизации, она выдала на-гора смесь из обрывков различных философских систем и собственных домыслов (такое они создают впечатление). Себя она нарекает восточным именем (Радда-Бай) и провозглашает “жрицей Исиды”, а “мудрость” свою ведет от неких “махатм” — таинственных субъектов, скрытно обитающих где-то в Тибете и превосходящих мудростью все человечество. Это братство сверхлюдей, по ее утверждению, существует многие тысячи лет и в течение всего этого времени неустанно печется о благе человечества, исподволь посредством таинственных сил направляя его в верное русло развития, предостерегая и предохраняя от всевозможных опасностей, в том числе от самоуничтожения.

Книги Блаватской с хаотической основой и корявым стилем стали “Библией” теософии. “Невозможно изложить даже вкратце огромное количество знаний, заключенных в книгах Е.П.Блаватской “Разоблаченная Изида” и “Тайная доктрина”. Знания эти заимствованы из древних книг, хранящихся в тибетских монастырях; они восходят через древнейшие цивилизации до возникновения человечества. Они оказались настолько неожиданными и новыми гордым мыслителям Запада, что эти мыслители предпочли полностью их опровергнуть, даже не вдаваясь в их изучение. Анни Безант, Штейнер, Ледбитер и другие пытались их разъяснить и представить в форме, доступной для средних умов...”, — пишет Е.Ф.Писарева в статье “Миссия Е.П.Блаватской...” (альманах “Аум”).

Практика же теософии и других подобных ей систем состоит из пестрого сплава разнородных элементов. Тут йога, спиритизм, магия, астрология, цигун, хиромантия, алхимия, таро, Упанишады, ламаизм, шаманизм, даосизм, каббала, христианство... — чего тут только нет! Но преобладает, скорее всего, бутафория.

После смерти Блаватской президентом основанного ей в 1875 г. Теософического общества стала Анни Безант [1847–1933]. Она была более талантливой писательницей — ее книжки (“Древняя мудрость”, “Братство религий”, “Эзотерическое христианство” и др.) легко понимать. Пройдемся по основным постулатам теософии, как они излагаются у Безант.

“Бог — это само сущее. Нигде нет ничего, кроме Бога. Всякая мысль, всякое сознание — Его мысль, Его сознание”.

“Различные религии — это способы, которыми человек осуществляет свое искание Бога, и в этом оправдание, в этом необходимость их разнообразия. Ибо один способ подходит одному человеку, другой подходит другому... Совершенно ни к чему сожалеть об этом разнообразии; то, что истина так богата и обширна, что она может быть видима и очертана с десятка различных граней, и что каждая грань прекрасна — это является скорее поводом для радости. И мы не можем допустить, чтобы была утрачена хотя бы одна из разнообразных религий мира, будь то живая или мертвая”.

“Физический мир пронизывается другими мирами и переплетается с ними, и мы живем в этих взаимопроникающих друг в друга мирах”. “Физический мир, который мы воспринимаем через наши органы чувств, — это мир следствий. И чтобы понять его, необходимо понять метафизический мир причин”. Таким образом, теософия разработала концепцию иерархии миров, сопоставив их физиологии человека, строению вселенной и т.д.

В классической теософии рассматривается 7 видов миров, которые, впрочем, не однородны, а имеют еще свою градацию:

— физический;
— астральный, связанный с эмоциями;
— ментальный, связанный с мышлением;
— интуитивный или будхический, Мир Духовной жизни;

(Если вам не очень понятен смысл этого разделения, поищите его в теософской литературе, там очень много словоблудия на этот счет. Дальнейшие пункты мы вообще не комментируем, слишком они туманны)

— духовно-нирванический;
— монадический;
— Божественное Сознание.

Где эти миры находятся? Все в одном пространстве, только состоят из взаимно “более тонкой” материи и энергии.

Что это значит?

Ознакомившись со строением атома, вы узнаете, что объем, занимаемый элементарными частицами на порядки меньше диаметров их орбит, таким образом, основной объем материи составляет “пустота”. Вот через эту-то пустоту и проходят частицы более тонких миров.

Это были объяснения, применяемые для дотошных. Обычно же теософов интересуют не причины, а следствия.

Иногда бывает трудно найти конкретную границу между двумя такими мирами; природа не терпит дискретности. А иногда упомянутые миры рассматриваются, как качественная классификация, каждому из пунктов которой соответствуют множества конкретных миров. Особенно многообразны “низшие” миры. Например, существует бесконечное множество физических миров, находящихся как бы “в другом измерении”. И все это “дерево” завязано на Божественном Сознании.

Несмотря на то, что Бог — это сама Вселенная, он имеет вполне определенный моральный облик, соответственно, его моральные нормы и ценности — абсолютны. Так к серьезным теологическим воззрениям теософия подмешивает наивные представления общественных религий. Не может обыватель без определенности в этом вопросе. Моральные предписания должны быть освящены, чтобы можно было оправдывать свои притязания какими-нибудь высшими мотивами.

Ну а если существует “зло”, его надо наказывать, ведь Бог должен быть “справедливым”. Тут теософия следует восточному образцу, принимая понятия “реинкарнация” и “карма”. Реинкарнация — это переселение душ; душа вечно существует в конгломерате миров, периодически оказываясь на Земле в качестве какого-нибудь из живых существ. А карма — это закон, определяющий этот путь души. Причем карма формируется самим живым существом, она определяет прежде всего качество будущего рождения и степень везения в новой жизни. Если ты “хорошо себя ведешь”, с точки зрения божественной морали, твое новое воплощение будет лучше прежнего, а если “плохо” — то хуже. В этом свете Ад и Рай — тоже вехи в цепи перерождений.

По мере того, как души развиваются, они все дольше пребывают вне Земли. Так, из жизни в жизнь, двигаясь вперед, человек становится совершенным. Тогда он освобождается от круговорота рождений и смертей, ему больше нет надобности рождаться в мир. Он переходит к блестящей сверхчеловеческой эволюции, где его сознание поднимается на непостижимые высоты до тех пор, пока он не достигнет единения с самим Божеством.

Но было создано не только учение о строении мира, досталось и истории человечества (метаистория). Она насчитывает, по мнению метаисториков, десятки миллионов лет. Люди сосуществовали уже вместе с мезозойскими рептилиями. Чтобы противостоять им, они были исполинских размеров — около 10 метров и даже выше и обладали колоссальной силой. За это время сменилось несколько “рас” человечества. Изменилось и лицо Земли. Территории, где жили эти люди, скрылись под океаном, это Лемурия (Индийский океан), Атлантида (Атлантический), Пацифида (Тихий). Обитатели этих стран в те далекие эпохи отличались от современного человека не только размером, но и магическими способностями и внешним видом, в частности, яркими цветами кожи. Например, у атлантов, как обычно считается, кожа была различных оттенков красного цвета. Метаисторики, оказывается, чрезвычайно осведомлены о характере и достижениях этих “рас”. Они приписывают им создание статуй на острове Пасхи (не знали они тогда, что им всего около тысячи лет, да и теперь они с этим не согласны); от атлантов они прослеживают происхождение древних египтян и тольтеков (на американском континенте) и так далее. В любых архаических сооружениях они видят следы деятельности древних рас, подтягивая историю под свои фантазии.

Спрашивается, почему нет очевидных свидетельств существования этих рас и стран? Что с ними стало? На это приводится простой ответ: все эти страны пошли ко дну под тяжестью грехов их обитателей. Мог ли предположить Платон, как человечество увлечется его фантазией? Ведь это он придумал Атлантиду. В его время было модно сочинять социальные проекты, придумывать идеальные государства. Этим грезил и Платон, но он придумал воплотить свои идеи в вымышленной стране, Атлантиде. В нескольких штрихах он набросал ее географию и историю, но 90% сведений в диалогах Платона “Критий” и “Тимей” касается социальной структуры. Эти две полухудожественные работы Платона — единственное древнее упоминание об Атлантиде. И хотя он ссылается на египетских жрецов, других сведений об Атлантиде нет. Чтобы увязать свои фантазии с действительностью, он поместил Атлантиду в отдаленном прошлом и стер ее следы потопом. Можно сказать, что это был фантастический роман того времени. К подобному жанру прибегали и впоследствии, например, Томас Мор придумал остров Утопия, а никто почему-то его не торопится искать. Идея погружения на дно океана страны глубоко взволновала людей. Этот сюжет повторен в массе легенд. Романтики помещают на дне водоемов города и целые материки и с воодушевлением их ищут. При этом мало кто вспоминает, с чего начался ажиотаж.

В этой идее, наряду с распространенными легендами о потопах, видны также повсеместно распространенные представления о цикличном развитии человечества или даже Вселенной. Взять, например, индуистское представление о югах (эпохах). Существует четыре юги, постоянно сменяющие друг друга: Сатья-юга, Трета-юга, Двапара-юга и Кали-юга. По мере продвижения от Сатья-юги к Кали-юге происходит все больший закат религии и деградация человека. Когда религиозные принципы приходят в упадок, на Землю в новом воплощении является сам Кришна, чтобы наказать всех “мерзавцев”, спасти “хороших” и заложить основы будущей благочестивой жизни, но потом, с течением времени, люди опять все портят. И вот теперь у нас опять Кали-юга — “век ссор и лицемерия”. Этим нам как бы хотят сказать: “До чего мы докатились! Скоро каюк! Покайтесь, пока не поздно!”

Откуда черпается все это “сокровенное знание”?

Например, из древних источников, преданий и манускриптов, как правило, неизвестных науке, хранящихся где-нибудь в тибетских монастырях. Тот, кто на них ссылается, обычно говорит, что он очаровал хранителей этих реликвий своим высоким уровнем духовного развития, так что они позволили ему полистать их. К этому объяснению прибегала и Блаватская.

Часто ссылаются на реальные источники, но при этом, бывает, преувеличивают их значение: какой-нибудь маньяк когда-то описал свой бред, а теперь к этому относятся, как к откровению свыше. На этом основано, между прочим, и христианство.

Другие источники для подтверждения своих претензий трактуют подходящим образом, например, катрены Нострадамуса, пользуясь их туманностью или неточностью перевода.

Но первооснова сведений такого рода — интуитивное озарение или откровение свыше. Авторитетность науки, основанной на логике, не признается — она способна описать лишь узкий круг частных явлений. А посредством наития мы разговариваем с Божественным Сознанием. Тот, кто с ним “переговорил”, утверждает, что для него эти откровения очевиднее аксиом математики. А чтобы внятно слышать “голос безмолвия”, необходимо подняться на определенную высоту духовного развития; и чем выше — тем более сокровенные “тайны жизни” открываются.

Неохристианство

Однако у большинства вековые стереотипы непобедимы. Новшества — хорошо, но старые принципы остаются на своем месте. Как сказал Лев Толстой: “Есть много хорошего и в Коране, и в буддийских, и в конфуцианских книгах, и в писаниях стоиков, и в Библии, и в Упанишадах, и в Евангелии, но больше всего нужного и понятного в ближайших нам религиозных мыслителях”. Поэтому многие решили не перекрещиваться в буддистов или кришнаитов, а заштопать некоторыми их идеями дыры на христианстве. Иисуса делают восточным “гуру”, используя пробел в его биографии от 14 до 30 лет. Заявляют, что в это время он находился в Иране, Египте или Индии, где прошел сквозь наиболее глубокую мудрость, достигнутую тогда человечеством, и оставил ее далеко за собою.

“Роза Мира”, о которой пишет Даниил Андреев, представляет собой соцветие всех “светлых” религий, но пЭстик этого цветочка — христианство. Человечество идет к Богу разными путями, в зависимости от принадлежности к той или иной культуре они в деталях видят Бога по-разному. Кришна, Будда Майтрейя, Христос и все другие божественные мессии — это все одно и то же. Но именно христианство или, еще уже, православие, содержит наиболее правильное представление о Боге. Религии других народов немного заблуждаются, немного ущербны, но на крайний случай сойдут. Так считали, например, Лев Толстой в начале нашего века и Даниил Андреев в его середине. Все варианты этой новой гиперквазирелигии с акцентом на христианстве мы и называем неохристианством.

Современные мифотворцы вносят в христианство различную долю новшеств из других религий. Одни буквально топят его в буддийских и индуистских чертах, но сохраняют над всем этим исключительную роль Христа в противоборстве с силами “зла”, как это сделал Рерих. Другие подтягивают другие религии под христианство. Лев Толстой, например, умудрился так “перевести” “Дао-дэ-цзин” (основной текст в даосизме), что его можно вставить в “Новый Завет” отдельной главой — будет смотреться, как родной.

Наиболее пространная работа по неохристианству — это труд Даниила Андреева “Роза Мира”. Видимо, он задался целью переплюнуть Данте Алигьери, заявляя, что является избранником светлых сил и что они устроили ему экскурсию по всем пунктам мироздания в пространстве и во времени. Описывая это, он не скупится на подробности, описывает физику, географию и демографию отдельных миров, обильно применяя при этом термины собственного изобретения. Заменим его терминологию на более привычную, иначе пришлось бы приложить к этому тексту толстый толковый словарь различной тарабарщины.

ЗЛО, как следует из произведения Андреева, сводится к трем источникам: НАСИЛИЕ, СЕКСУАЛЬНОСТЬ и КОЩУНСТВО.

Насилие осуждаемо им независимо от того, направлено ли оно против человека или любого другого существа. Тут он предпочитает христианской морали более радикальную восточную с ее принципом “ахимсы” — непричинения зла ничему живому. Буддийские монахи кое-где процеживают воду перед употреблением через ситечко, чтобы, упаси бог, не проглотить какого-нибудь головастика. Естественно, при этом категорически требуется быть вегетарианцем (в этой связи можно помянуть и Льва Николаевича Толстого). Связано это с тем, что душе любого организма придается такое же значение, как и человеческой и любой другой, ведь все они скованы одной цепью реинкарнации.

Крайне враждебную позицию занимает Андреев к сексуальности. Он требует абсолютного целомудрия, нарушение которого может оправдать только необходимость продолжения рода. Секс у него всегда сопряжен с жестокостью.

И, наконец, кощунство. В конечном итоге это понятие сливается с понятием “инакомыслие”. Сам Иисус грозил тем, кто открывает рот против его учения, карами (“А кто соблазнит одного из верующих в меня, тому лучше было бы, если бы его бросили в море, повесив жернов на шею” (Мк.9:42).). “Любовь”, “добро”, “сострадание”, “нежность” — эти слова не сходят у Андреева с языка, но при этом он изобретает такую агрессивную теократию, которая не оставляет инакомыслие безнаказанным. Например, он хотел бы, чтобы авторитетная комиссия просеивала бы всю литературу, пресекая “порнографию” и “кощунство”. К кощунственным произведениям, пользуясь его меркой, легко отнести и научные работы, противоречащие его мировоззрению.

Принцип противоборства “Добра” и “Зла” доведен Андреевым до крайнего абсурда. Все объекты и явления он видит в черно-белом свете. Например, космические объекты делятся у него на “хорошие” и “злые”, причем непонятно по какому принципу, руководствуясь своим наитием. Например, созвездие Ориона — это “добро”, а туманность Андромеды — “зло”. Земная природа также рассортирована им на два лагеря. К демоническим стихиям относятся: болота, пустыни, тропические заросли, морские глубины, — все это должно быть выведено с лица Земли и заменено “художественно совершенным” ландшафтом.

По его мнению, необходимо провести обводнение и озеленение великих пустынь — Сахары, Гоби, Калахари, внутренних областей Аравии и Австралии. Провести работы по утеплению полярных областей и зон вечной мерзлоты с помощью атомной энергии. В тропическом поясе развернуть широчайшие работы по расчистке лесов. К джунглям он испытывает особую неприязнь. Также в высшей степени опасны для нашего душевного существа большие города.

Животные демонизированы тем сильнее, чем более они хищны. Великая миссия человечества в животном мире — убыстрение умственного и духовного развития животных. Для этих целей он вводит понятие “зоопедагогика”. Прежде всего требуется отвадить животных от хищничества. Взять, к примеру, собаку, этого бывшего волка, ныне способного обходиться без мясной пищи совсем. Это предстоит пройти и другим хищникам. Даже змеи будут прелестными существами, веселыми, очень резвыми; они будут танцевать, славя Бога. Те виды хищников, изменить хищную природу которых мы не в состоянии, постепенно должны быть истреблены! Далее, будут предприняты усилия по развитию у животных речи и конечностей, развитию интеллекта и введение их полноправными членами в наше общество.

Как видно, автор всего этого не имеет ни малейшего представления о биоценозах, законах экологических систем.

Абсолютизируя свои нравственные представления, такие субъекты оправдывают насильное их навязывание везде, где могут. Их не волнует, что то, что они решили считать “добром”, кому-то может и не нравиться. Такая “нежность”, когда она вламывается, куда ее не просят, не уступает жестокостью традиционным видам насилия. Нежностью можно и задушить, и свести с ума.

Антихрист и Армагеддон

Если евангельский Иисус, говоря словами поэта, “милость к падшим призывал”, то в Апокалипсисе описывается злобная резня, которую “милосердный” бог собирается учинить над большей частью человечества. Но и этого оказалось мало. “Труды” многочисленных богословов с полным основанием можно назвать садистским развитием идей Апокалипсиса.

Послушаем одного из деятелей официальной церкви:

“Перед кончиной мира будет создано всемирное государство и его властелином будет Антихрист, который одновременно явится как бы вселенским патриархом и богом…

Предантихристова эпоха будет характеризоваться, с одной стороны, славой Церкви, т.к. будет проповедовано еще раз Евангелие Христово во всем мире, резким ростом числа верующих среди всех народов мира, массовым открытием храмов и монастырей во всех уголках планеты; с другой стороны — удушливой волной изощренного зла, активным распространением бездуховной жизни (неверия, безнравственности, разных суеверий, колдовства, волшебства, чародейства, волхования, гадания, хиромантии, теософии, оккультизма), явлением всяких лжехристов и лжепророков, повторением ересей давно умерших, раскольничеством и отступничеством. Количество христиан хотя и увеличится, но далеко не все они явятся подлинными последователями Христа, многие из них будут ограничиваться одною наружностью, одними внешними обрядами.

Многие войны, болезни, моры, голод будут все усиливаться, делаться более жестокими перед кончиной мира, когда лицемерие у людей достигнет предельного своего состояния, а ненависть дойдет до того, что готовы будут истреблять друг друга и сами себя, вследствие чего и всемирные международные и гражданские междоусобные войны будут очень часты и ужасны как по жестокости человеческой, так и по уровню развития истребительной техники. Предантихристова эпоха будет также характеризоваться тем, что будут очень много говорить о мире и безопасности.

Тогда на спрос времени, как естественно родившийся продукт общества, и явится тот выродок человеческого общества, тот лицемер из лицемеров, тот людоед из людоедов и поклонник Сатаны, который называется Антихристом.

Сатана, избрав Антихриста своим орудием, как наиболее подходящего человека для своих богоборческих замыслов, покажет ему все царства земные и всю славу их, покажет также и свои тайные пружины, которыми он на них влияет и в них действует.

Воспитываясь тайно, Антихрист до времени пребудет неявленным миру. Благодаря успехам, какими будет сопровождаться его общественная и научная деятельность, благодаря необыкновенным и разносторонним талантам — он будет пользоваться всемирной славой, значительно опережая в своем развитии время.

Обольстительное учение и теория Антихриста будут возвещены тогда в сочинениях и устно: и по радио, и лицом к лицу, и с академических кафедр, и с простых народных трибун — как последнее слово науки, как величайшее откровение религии, как какая-то Божественная мудрость.

Для большего обольщения его учение будет сопровождаться разнообразными необычайными знамениями, чудесами, которые на самом деле не будут истинными чудесами, проявлением естественной силы Божией, а будут основаны на знаниях явлений и тайных сил природы и человека, на базе науки и самой последней техники, да ко всему этому будет прибавляться внушение, гипноз, другие средства воздействия на сознание и, что самое главное — действие и помощь Дьявола.

Он будет летать по воздуху без помощи летательного аппарата; с помощью демонов воскресит мертвых, а потом и себя, пробыв в земле погребенным несколько дней. День сделается темным, а ночь светлой, по морю будет ходить сухими ногами, даже Солнце будет вращаться, как он захочет, с помощью бесовской силы... Он покажет себя вознесенным на небо.

…Кому надо, Бог положит на сердце бежать, скрыться в расщелинах земли и там спасаться в продолжение 1260 дней. Дьявол через своего верного раба Антихриста пошлет за ними целые отряды воинов для истребления этих последних избранников, но сама земля поможет, а Бог Своею всесильною благодатью сделает их невидимыми для слуг Антихриста.

Скорбь будет величайшая. Жить будет тяжело всем, в том числе и избранным, хотя их не коснутся те казни, которые снизойдут тогда на всемирных богоотступников; избранные же, всем своим существованием не прикасаясь к гнусностям и мерзостям антихристова мира, ради них мир и просуществует еще 3 с половиной года. Ради скорби тех избранных Антихрист упразднен будет явлением Христа на небе раньше своей естественной смерти, т.к. антихристу будет всего 33 с половиной года.

И тогда наступит Страшный Суд: отверзнутся небеса и появится на белом коне сидящий Царь Славы, Господь Иисус Христос, когда Он Духом Своих уст убьет Антихриста, лжепророка и тех, кто будет с ним. Но и после этого не сразу наступит кончина мира, а на небе останется сияющий неизреченным светом Крест Господень, призывая своим видом оставшихся в живых людей к покаянию. И крест этот будет сиять 45 дней”...

В неохристианстве предание об Антихристе и о светопреставлении выглядит ещё “живописнее”, чем прежде. Творцы неохристианства доработали и демонологию. Она приняла более изощренный вид, и то, что всегда было характерно для христианства, вдруг было отнесено к Сатане и наоборот.

Поскольку неохристианство до сих пор остается неформальным явлением, проповеди его отдельных миссионеров отличаются в деталях и даже противоречат друг другу, сходясь, однако, в основах. Эти пророки старались, расписывая ужасы царства Антихриста, не жалея красок, внося туда новые штрихи.

Вот как видится стартовая позиция этой Великой Драмы Рерихом (впрочем, нельзя уверенно утверждать, что именно им; источником служит книжка “Космические Легенды”, у которой вместо автора стоит “на основе работ Н.К.Рериха”):

“Люди совсем не заботятся о качестве своего сознания. Основные свойства сознания человеческого почти не изменилось в течение тысячелетий. Ум ушел вперед, создал чудеса техники, а сердце человека застыло на уровне каменного века — оно осталось каменным. Развитие науки и техники не облагородило жизни. Наоборот, с помощью их люди усовершенствовали способы братоубийства — механизировали их, автоматизировали и сделали массовыми…

Религии конца Кали-юги выродились. Вместо пользы стали приносить вред. Служители культов извратили Великие Истины, преподанные Основателями религий. Религиозные споры уничтожили смысл Учений. И люди отошли от извращенных религий. Ринулись в безбожие. Прониклись так называемым “научным мировоззрением”. Материальная наука стала отрицать все невидимое грубым глазом. Так ложная наука препятствовала познанию Мироздания.

Планетная жизнь того времени разделилась по бесчисленным границам. Ненависть между людьми приняла необычные размеры. Человеконенавистничество дошло до тотальных способов уничтожения. Ложь и тьма наполнили конец Кали-юги.

…Много страшного творится сейчас в мире. Крупные города являются центрами темных сил. Невежественные массы — их лучшее оружие. Князь Тьмы достиг апогея человеконенавистничества и собирается явить апофеоз своего разрушительного владычества. Борясь за свое существование, он направляет все свои усилия к взрыву планеты, лишь бы удержаться еще некоторое время в атмосфере взрыва, или надеясь уплыть на обломках...”.

Ну, и наконец, лучше всех эту историю знает Даниил Андреев.

Однако он рисует совсем иную картину, предшествующую появлению Антихриста: не упадок, а наоборот. Он ожидает, что в скором времени сбудутся все его фантазии. Человеческое общество оформится в ту самую теократию, о которой уже упоминалось. Наука и производство в достатке обеспечат всех всем необходимым. На Земле воцарится мир. У людей не останется никаких забот, кроме поклонения Богу и “духовного совершенствования”. Осуществятся все проекты по преображению Земли. Все будут счастливы. Но как бы не так!

“Жажда власти и жажда крови тайно шевелятся на дне многих душ… А других будет томить скука. Она перестанет быть гостьей, она сделается хозяйкой, и лишенное коллизий общественное бытие начнет им казаться пресным. С тоской, с раздражением и завистью будут они знакомиться по книгам с насыщенной приключениями, столкновениями, преступлениями и страстями жизнью других эпох.

…Освобождение от уз Добра — вот каково будет настроение многих и многих… Человечество устанет от духовного света. Оно изнеможет от порываний ввысь и ввысь. Ему опостылеет добродетель. …И оно затоскует о великом человеке, знающем и могущем больше всех остальных…”.

Антихрист раньше уже приходил на Землю, согласно принципу реинкарнации. Последним его воплощением был, по утверждению Андреева, Сталин, который очень ему не нравился, ведь при его политическом режиме в России религиозность подвергалась гонениям, а сам Андреев угодил в лагеря. Этот человек раздувает свои злоключения до вселенских масштабов.

И весь его шабаш растянется более чем на сто лет! Андреев в этом сильно отходит от церковного варианта, основанного на Апокалипсисе Иоанна, согласно которому царство Антихриста продлится всего около трех лет.

И чем кончится господство Антихриста? Бог вдруг опять вспомнит, что он всемогущий! Одно его волеизлияние — и Антихрист сгинет, просто исчезнет из этого мира! Не слишком ли просто? Автор мифа выдумал такого могущественного злодея, что уже сам не смог придумать, как его победить более последовательным способом.

Но с ликвидацией Антихриста зло на Земле еще не закончится:

“Чем единовластнее будет царство антихриста, тем более похоже станет человечество после его гибели на колесо, из которого вырвана ось, спицы рассыпаются во все стороны, а обод устремляется бессмысленными зигзагами куда попало, без управления и цели.

Рассыпающиеся спицы — это элита антихриста, состоящая преимущественно из монстров и служившая передачей его воли народным массам. Сначала именно к ней по инерции и перейдет власть. Но вместо единства между ее крупнейшими деятелями и группами начнется яростная грызня…”. Ну, и так далее, и тому подобное. Слишком долго рассказывать.

Ну, вот и все. Переведите дух, остыньте от впечатлений, которые вызвали у вас эти пророчества. Вы восприняли их всерьез? Вспомните, о чем вообще мы тут говорим.

Закончим словами Рериха, он их высказал, имея в виду традиционные религии, охраняемые профессиональным духовенством; видимо, он не считал, что в следующую очередь они могут коснуться, например, и его:

“Большинство старается примирить новое слово со старыми предрассудками. И выходит у них халат из старой затасканной мешковины с новыми яркими заплатами”.

Распространение неохристианства может вызвать тревогу у атеистов и антиклерикалов, ведь оно вливает свежую струю в гнилое болото христианства. Но у него, на счастье, есть мощный враг и помимо нас — церковь, любая церковь. Ей пришлись не по вкусу новые идеи, которые причислены ею к сектантству и сатанинским проискам, а их распространители — Рерихи, Блаватская и их последователи — подвергнуты анафеме. В свою очередь и другая сторона, как мы уже знаем, не лестно отзывается о церкви.

Пожелаем же им равного успеха в этой борьбе!

“Пожирайте друг друга, пока вас самих не съедят!” [Ульрих фон Гуттен].

Прислал [с сокращениями и дополнениями]
Товарищ К.,
г. Воронеж.


Посмотреть и оставить отзывы (0)


ПРОЕКТЫ

Рождественские новогодние чтения


!!Атеизм детям!!


Атеистические рисунки


Поддержи свою веру!


Библейская правда


Страница Иисуса


Танцующий Иисус


Анекдоты


Карты конфессий


Манифест атеизма


Святые отцы


Faq по атеизму


Новый русский атеизм


Делитесь и размножайте:




Исток атеизма Форум
Рубрики
Темы
Авторы
Новости
Новый русский атеизм
Материалы РГО
Поговорим о боге
Дулуман
Книги
Галерея
Юмор
Анекдоты
Страница Иисуса
Танцующий Иисус
Рейтинг@Mail.ru
Copyright©1998-2015 Атеистический сайт. Материалы разрешены к свободному копированию и распространению.