В Колыбель атеизма Гнездо атеизма Ниспослать депешу Следопыт по сайту

Глагольня речистая Несвятые мощи вече богохульского Нацарапать бересту с литературным глаголом

 
РУБРИКИ

Форум


Новости


Авторы


Разделы статей


Темы статей


Юмор


Материалы РГО


Поговорим о боге


Книги


Дулуман


Курс лекций по философии


Ссылки

ОТЗЫВЫ

Обсуждаемые статьи


Свежие комментарии

Непознанное
Яндекс.Метрика

Michael A.De Budyon.
Гитлер и Христос


Примечания

*) Все высказывания Христа приводимые в данной книге взяты из канонических евангельских текстов (Синодальный перевод). Цитаты Гитлера, если нет специальных оговорок, приводятся из книг "Мein Кampf" (Munchen 1940, сокращенно МК, затем следует номер части и номер главы) и "Застольные Речи" (H. Piker "Hitlers Tischgeschprache im Furerhauptquartier", сокращенно HTG, с указанием даты произнесенного).

**) Ответсвенность за точность приводимых фактов, требующих знания аутентичных христианских и нацистских первоисточников автор берет на себя.

СЛАВА БОЖИЯ - ОБЛЕКАТЬ ТАЙНОЮ ДЕЛО, СЛАВА ЦАРЕЙ - ИССЛЕДОВАТЬ ДЕЛО"
Притчи 25, 2

ПРЕДИСЛОВИЕ

Насколько прочно христианство вросло в наш повседневный быт, свидетельствует хотя бы то, что мы, вне зависимости от отношения к нему, используем летоисчисление начинающееся с рождества Христова. И кажется всех это устраивает, что по меньшей мере странно. Когда начинаешь изучать античную историю, то всегда чувствуешь определенное психологическое неудобство связанное с обратным летоисчислением. С одной стороны видишь поступательнее развитие, торжество культуры, совершенство форм, умений и знаний, невиданный рассвет всех наук, а с другой-- вот этот "обратный отсчет", какой обычно предшествует взрыву, запуску ракеты, или испытанию ядерного оружия. Он как бы выворачивает исторический процесс наизнанку, и у неискушенных особ создает иллюзию некоего исчезновения времени. Задайте кому--нибудь вопрос: в каком году родился Христос? Вероятность получения точного вразумительного ответа будет крайне мала, при том, что какой сейчас год, --знают безусловно все. Получается Христос родился вне времени, в "нулевом" году. Его рождение ознаменовало собой начало конца. Конца того, что в эпоху наибольшего могущества христианства назовут не иначе как "золотым веком", причем назовут стопроцентные христиане. Таков был интеллектуальный финал первого пришествия...

Второго пришествия Христа, ожидают давно и упорно. Ожидают, разумеется, истинные христиане. Выражение "до второго пришествия" вошло в поговорку. Пожалуй, с большим энтузиазмом ожидают только пришествия персонажа которого называют Антихристом. Впрочем, и это понятно. От Антихриста ждут глобального ужаса. Чего следует ждать от второго пришествия Христа никто толком объяснить не может и ученые-богословы здесь не исключение. Определенно, пролить больший свет на данный вопрос может исключительно доскональный анализ последствий его первого прихода в наш мир, двухтысячелетний юбилей которого мы будем (хотя нет, мы-то как раз не будем) отмечать через каких-то пятьсот дней. Все-таки деяния гипотетического Антихриста пока рождались только из распухших мозгов фантастов, вне зависимости от того к какому интеллектуальному или неинтеллектуальному цеху они принадлежали, с деяниями Христа и его последователей мы знакомы более чем реально.

Согласно христианским эсхатологическим воззрениям второму приходу Спасителя будет предшествовать краткая, но насыщенная событиями эра Антихриста. Антихрист должен явиться в мир и выступить обольстителем, привлекая абсолютно всеми сторонами своей бесспорно гениальной натуры огромное количество бессознательной массы, совратить их с "пути истинного", уводя в ад, разуметься, обставив дело так, чтобы массам казалось что их ведут в рай, причем на максимально высокой скорости. Затем, в самый кульминационный момент, должен явиться Христос, этот подлинный мессия, и, играючи уничтожив Антихриста, установить на Земле уже вечную гармонию, покой и справедливость. Именно такой финал, а не что--либо другое, должно стать логическим итогом вторичного посещения Христом нашего несовершенного и погрязшего в "грехах" социума. Во всяком случае, в бесконечном множестве христианской литературы которая прошла через мои руки, ни на какое "третье пришествие" намеков не было. Что ж, простим сие авторам подобных опусов, в конце концов, мышление обыкновенного человека двухполюсно, мышление же подавляющего большинства христиан вообще однополюсно, для этого, кстати, и выдуман тезис о "триединстве святого духа". Три в одном. Одно в трех.

К великому счастью, мы живем во время, когда христианство вступило в устойчивые сумерки своего существования. Его устои колебали долго и нудно. Колебали философы, колебали ученые-естествоиспытатели, колебали инженеры выдумывающие "бесовские машины", колебали, наконец, те, кто должен был эти устои охранять максимально бдительно, --я говорю о профессорах богословия, видных церковных деятелях, таких как Ян Гус, Мартин Лютер, патриарх Никон, хотя они были всего лишь продолжателями дела начатого еще на Седьмом Вселенском соборе, когда во-первых был принят догмат о почитании святых икон, нарушавший даже иллюзорный монотеизм христианства, а во-вторых, -- полностью оформившаяся тогда церковная элита по--братски разделила христианские земли между пятью наиболее влиятельными патриархами: Римским, Константинопольским, Александрийским, Антиохийским и Иерусалимским. Христианство самоорганизовалось в систему которая структурно была обречена на медленное и мучительное самоуничтожение.

Было бы довольно странно, если бы сей масштабный и затянувшийся во времени проект так и закончился бы ничем. Ведь сколько человеческих ресурсов было израсходовано, чтобы сделать христианской, пусть весьма небольшую, но важнейшую часть земного шара, ту часть, где сосредоточены все интеллектуалы представленные бесспорно самыми великими народами. Я, естественно, говорю о Европе. Сколько войн было, сколько трупов наворочено! Куда там Молохам, Сатурнам и Ваалам с их мелкосерийными человеческими жертвоприношениями. В конечном счете, этот маленький субтильный человечек прибитый к кресту, "сожрал" не только этих троих, но тысячи других более или менее кровавых божеств. И если вести разговор об эре Антихриста, временно допустив ее потенциальную возможность, можно смело констатировать: если она и была, то началась она совершенно точно--после первого пришествия Христа. Вспомним, что по христианским представлениям-- Антихрист--существо нежизнеспособное, он склонен к самоуничтожению, параллельно уничтожая массы вовлеченных им неофитов. Посмотрим под этим углом зрения на христианство. Оно началось казалось бы с безобидных проповедей бродяги без определенных занятий в отдаленной провинции Римской Империи и, казалось, не имело абсолютно никаких шансов на успех. Однако ряд благоприятных условий, основное из которых --кризис европейского интеллекта и конвергенция азиатских элементов в римский социум, сделало реальным казалось бы совершенно невозможное: римляне, причем не плебеи, а элитные экземпляры патрициев, стали невзначай интересоваться столь оригинальной доктриной. Чем только не займешься от сытого безделья! Похоже в Риме тогда была своеобразная мода на "восток", сродни той, которую мы имеем сейчас, когда отваливающиеся от здания под названием "христианство" кирпичи, ударяя по головам последовательных и наиболее стойких христиан, делают их завсегдатаями разного рода японских, китайских или индийских религиозных сект, как правило --с явным тоталитарным криминальным оттенком. Когда христианские воззрения завладели умами высших римских слоев, началось именно то, что должно было начаться: христиане моментально, под страхом смерти, запретили все вероисповедания, т. е. они сделали вещь за которую их ненавидели римские интеллектуалы первых десятилетий прошедших после смерти Христа: формально декларируя полное невмешательство в дела отдельной личности, они сделали ее объектом террора во всех сферах, где эта отдельная личность могла найти свое приложение. Зная законы генезиса, нетрудно догадаться, что христианство могло поступательно распространяться до тех пор, пока все индивидуумы до которых могут дотянуться разного рода плешивые проповедники и которых они могут оболванить своим бессвязным бредом не будут охвачены таковым. Пока христиане "возделывали" Европу, в 632 году, на Востоке началась эра ислама и христиане автоматически оказались "запертыми". Последней большой территорией с арийским населением совращенной в христианство была Русь. К 1000 году, однако, и она капитулировала. Все. Браво, Иисус!!! Ты победил, но на этом героическая страница заканчивается. Начинается самоуничтожение. В 1054 году происходит Великий Раскол. Мы получаем два христианских мира стратегической целью которых является уничтожение друг друга. Затем крестовые походы, их было аж семь, не считая детского, и уже четвертый поход заканчивается разграблением католиками "Второго Рима" --православного Константинополя. Период уничтожения христианами христиан достигает своего апогея. Параллельно христиан уничтожают арабы в Испании, монголы и татары в России, турки на Балканах. Тысяча лет беспрерывной кровавой вакханалии. Термин "средневековье" стал синонимом ужаса, а ведь уместно напомнить: средневековье--рассвет христианства.

Мы не знаем сколько времени будет длиться "эра Антихриста", если она и наступит. Хотя после двухтысячелетней эры Христа, мы либо вообще ее не заметим, либо наша цивилизация не выдержит и дня этой самой "новой эры". И тем более совершенно ясно что второе пришествие будет не просто излишним, нет, просто "приходить" будет некуда и незачем.

Но эта книга не только о Христе. Она о том, кого считают одним из величайших представителей сил зла. Эра его земных деяний была, как и у Христа, весьма и весьма недолгой. Для своих адептов он, как и Христос, являлся воплощение бога на Земле. Анализируя деяния того и другого, можно видеть то мощное впечатление какое они имели на массы. Но самоуничтожение любой структуры, подразумевает и уничтожение причин приведших к ее появлению, ибо если нет условий для возникновения явления, то нет и самого явления. И если пойти дальше и предположить что Второе пришествие Христа и имело бы какой-то обоснованный в некоторых аспектах смысл, то смысл этот должен был заключался в создании условий для обеспечения уже видимого и осознаваемого всеми конца той эры которую мы именуем христианской. Человека осуществившего это, звали Адольф Гитлер, вся его жизнь в своих ключевых и наиболее значимых моментах--всего лишь повторение известного нам из евангелий земного пути Христа. И не только земного. Социальные последствия деяний Христа, которые ощущались в первые пятьдесят лет после его смерти, полностью идентичны тем, которые мы наблюдаем через пятьдесят лет после кончины Гитлера. И эта аналогия еще более показательна и поразительна.

Христос пришел чтобы все смешать. Греческие и римские красавцы и красавицы воплощенные в потрясающие воображения скульптуры (почти все они были уничтожены христианами, до нас дошли лишь считанные экземпляры) уступили место карликам, горбатым, вонючим, юродивым, душевнобольным, импотентам и некрофилам, девизом которых было: не мыться, не бриться, не жениться, не работать. То же самое произошло и в интеллектуальной сфере. Античная наука, в подавляющем большинстве своих представлений абсолютна истинная, уступила место множеству такого количества лженаук, что их беглому обзору сейчас посвящают целые энциклопедии. Долго и мучительно наука вырывалась из христианского каземата, а количество уничтоженных церковью интеллектуалов значительно превысило число разного рода святых, блаженных, и прочих кретинов и дегенератов, ликвидированных при разных, как правило случайных обстоятельствах. Это должен знать и помнить каждый интеллектуал, особенно тот, кто в силу привычки по-прежнему празднует Рождество или говорить на Пасху "Христос воскрес! ", пусть и не веря в эту чушь. Такие, к сожалению, еще остались.

Гитлер пришел чтобы все разделить. Расы--на низшие и высшие, искусство--на здоровое и дегенеративное, он сделал беспрецедентную попытку соединить античные идеалы с нормами ХХ века, и, что самое главное: он в максимально полной форме отделил церковь от государства, и всей своей доктриной продемонстрировал абсолютную ничтожность, нелепость и бесперспективность христианских представлений о всех сторонах жизни. Гитлер нанес смертельный удар коммунизму, --который был ни чем иным, как агонией христианства, а потому и впервые был установлен в самой христианской стране. Но если Христос не успел все смешать, то Гитлер--не успел все разделить. И тому, и другому, было отпущено очень мало времени, однако в сознании человечества они и их последователи успели оставить неизгладимый отпечаток. Вернемся однако к истокам...

ГЛАВА ПЕРВАЯ
ПРЕДТЕЧИ

"Мое учение--не мое, но пославшего меня".
Христос (Иоанн 7, 16)

Когда люди надламываются и начинают впадать в отчаяние , тогда им больше всего нужны великие гении"
Гитлер (МК 1, 12)

Личность эпохального масштаба никогда не появляется внезапно, вне зависимости от того где эта личность себя реализует: в поэзии ли, в музыке, религии или политике. Для ее появления всегда необходим устойчивый фундамент и чем он мощнее, тем выше будут достижения такой личности. Фундамент этот -- пророки и предтечи, т. е. люди, которые своей деятельностью и поступками подготавливают массу к восприятию грядущей личности. Не следует, однако, полагать, что предтечи вкладывают в массу свою систему взглядов, нет они скорее обезоруживают массу, они ее опустошают и только потом приходит настоящий лидер, а масса уже во многом готова его воспринять, т. е. продседура восприятия значительно облегчается. Предтеча и последователь могут быть знакомы с друг другом, что, впрочем, совсем необязательно.

Относительно предтечей Христа, прежде всего необходимо напомнить, что весь Новый Завет выстроен как некое продолжение Ветхого, поэтому в высказываниях каждого ветхозаветного пророка находили более или менее значительные указания на будущее пришествие "спасителя".

За 600 лет до его рождения, Исайя предсказал, что "дева во чреве примет и родит сына и нарекут ему имя Эммануил" (Исайя 7, 14). В христианстве это считается наиболее ясным пророчеством о "спасителе" , но мы должны признать, что если оно как-то и проливает свет на рождение Христа, то дальнейшее изложенное Исайей самым поразительным образом расходится с его деяниями. Исайя видел совсем другого пророка-мессию. Все остальные пророчества настолько туманны и натянуты, что под них можно подвести все что угодно. Так, пророк Аггей, предсказал, что величие Второго храма будет больше величия Первого (Аггей 2, 9). В христианской литературе по данному поводу непременно наличествует комментарий типа: "так как в этом храме говорил Христос". Пророк Малахия предсказал, что перед мессией будет предтеча и ясно указал его имя: пророк Илья. Но и тут для христиан не оказалось никаких препятствий и Иоанн Креститель, предтеча Христа, был объявлен реинкарнацией Ильи, несмотря на то, что Иоанн лично констатировал: "Я--не Илья". Какие проблемы? Пророк Иона был поглощен китом и провел в его чреве три дня. В последствии и этому вполне реальному случаю была найдена аналогия в трехдневном пребывании Христа в "царстве мертвых", от своего распятья до воскресенья. Пророк Захария предсказал, что мессия въедет в Иерусалим на "осляти" и что Иерусалим будет ликовать от радости. (Захария 9, 9) Но Христос сам организовал именно такой тип встречи в Иерусалиме, "ослятя" же был предварительно подготовлен. (Мтф. 21, 2)

Сами по себе ссылки на ветхозаветные указания имеют интерес как нарочито сочиненные прецеденты. Точно так же в Советском Союзе по любому поводу ссылались на Маркса и Ленина и, что самое забавное, почти всегда нужная цитата находилась. Философ Шопенгауэр, один из предтечей Гитлера, всем советовал почитать Ветхий Завет не в немецком (в его случае) переводе, но в древнегреческом варианте, ибо там он не находил абсолютно никакого присутствия духа будущего Нового завета, духа Христа. Это так. Я же от себя советую прочитать тот же Ветхий завет либо на иврите, либо в переводе с иврита. Когда я впервые это сделал, то совершенно отчетливо ощутил: Ветхий и Новый завет -- две совершенно разные книги и объединять их в одну обложку, как это желают христиане, -- все равно что объединять, к примеру, "Ригведу" и опус Брежнева "Малая Земля".

Не стоит делать глубокого анализа евангелий чтобы вполне точно оценить степень познания Христа в тогдашнем иудейском законе. Все они сводились к знанию 10 заповедей Мойсея и нескольких пророчеств относительно прихода будущего Мессии, коего тогда ожидали с повышенным энтузиазмом. Вот и все. Это, видимо, был в то время необходимый минимум для каждого ребенка, знание которого давало возможность такому ребенку считаться грамотным, не говоря уже о подлинном мессии, за которого выдавал себя Христос. Объяснение недоумения фарисеев вопрошавших "неужели и вы прельстились" мы дадим позже. Из непосредственных прямых предтечей Христа мы знаем только одного: Иоанна Крестителя. Он был классическим предтечей, выходцем из высших слоев общества, вхожим в царский дворец (Лука 3, 19-20 и др. ), что в последствии его и погубило, ибо пророки должны всегда дистанцироваться от власть имущих. Для своей же безопасности. Все как положено. Иоанн постился и мыл руки перед едой, чего так не доставало ни Христу, ни апостолам, и что было постоянным предметом спора с фарисеями. Любая разрушительная доктрина всегда начинает распространяться с верхов. Исключений нет. Иоанна, однако, светская жизнь не устраивала, он предпочел переселится в пустыню, где вел жизнь отшельника, питаясь медом и акридами (Мрк. 1, 6). Иоанн не был ни религиозным революционером, ни просто диссидентом. Не ясна толком и система его взглядов, хотя ближе всего он был к секте ессеев. О предтечах Гитлера мы знаем больше, хотя величина каждого из них (как предтечи) существенно меньше чем фигура Иоанна. Меньше, если оценивать последствия их деятельности. Сам Гитлер называет одного из них:

"Я посвятил первую часть моего сочинения восемнадцати погибшим героям.... К этим героям причисляю я также и того лучшего человека, кто сумел послужить делу возрождения нашего народа как поэт и как мыслитель и в последнем счете так же как боец. Его имя ДИТРИХ ЭККАРТ" (Выделено Гитлером) (MK 2, 15).

Но Гитлер так назвал Эккарта, позже, после его смерти. А первым человеком повлиявшим на формирование взглядов еще совсем юного Адольфа был его учитель истории Леопольд Петч, последовательный пангерманист. "Для моей личной судьбы и всей моей дальнейшей жизни, сыграло быть может, решающую роль то обстоятельство, что счастье послало мне такого преподавателя истории... Я и теперь с трогательным чувством вспоминаю этого седого учителя, который своей горячей речью частенько заставлял нас забывать настоящее и жить в чудесном мире великих событий прошлого... Против своего собственного желания он уже тогда сделал меня молодым революционером". (MK 1, 1)

Мы, однако, ничего не поймем в миросозерцании как Христа, так и Гитлера, если постоянно не будем помнить, что и тем, и другим, в значительно большей степени чем все остальное, руководила мощная интуиция, которая их никогда не подводила. Эта интуиция опиралась на чрезвычайно развитое внутреннее воображение и громадный приоритет в чувственной стороне восприятия любого события, поэтому к восприятию номинальных предтеч они по сути были готовы. Такой важный момент в биографиях Христа упущен полностью, но у Гитлера в этом вопросе все ясно.

Будучи двенадцатилетним ребенком, Адольф безусловно мог понимать, знать и чувствовать больше чем его ровесники и его дальнейшая судьба--тому явное подтверждение. Но двенадцать лет-- не тот возраст , когда человек полностью дифференцирует реальные вещи от виртуальных, он еще не может отделять сказку от бытия, поэтому через сказку он самым наилучшим образом воспринимает реальную действительность, пусть даже такое восприятие и не совсем верно. Человеком создавшим эти образы для Гитлера был Рихард Вагнер (1813-1883), может быть самый великий композитор, которого знало человечество, с творчеством которого Адольф познакомился в Линце. Вагнер второй персонаж которого вводит Гитлер после учителя истории.

"Через несколько месяцев я познакомился с первой оперой в моей жизни --с "Лоэнгрином". Я был увлечен до последней степени. Мой юный энтузиазм не знал границ". "Программирование" вагнеровскими персонажами Гитлер пронес через всю жизнь и мы к данной теме будем еще неоднократно возвращаться. Нельзя точно сказать какая опера Вагнера была у него любимой, пристрастия по-видимому менялись в диапазоне от "Лоэнгирна" до "Парсифаля", а сам Гитлер являл из себя некую причудливую комбинацию полумифических средневековых героев и в их жизни, и в их смерти. Было у него что-то от "Скитальца", особенно в его системе отношений с женщинами, и от "Тангейзера" (поездка в Рим, которая произвела на него совершено неизгладимое впечатление плюс неоязычество) и от "Лоэнгрина" , и даже от "Тристана" (их совместное самоубийство с Евой Браун, этой "Изольдой"). Пожалуй только в самой "немецкой" из всех опер, в "Мейстерзингерах", мы не находим ничего и никого, кто имел бы аналогию с Гитлером. Зато в "Кольце", особенно в "Гибели Богов", Гитлер-- типичный Зигфрид. Персонажи вагнеровских опер были для Гитлера тем же, чем ветхозаветные для христианства--они были их прообразами и подобно тому как почти каждому эпизоду Нового завета находят ветхозаветную интерпретацию, каждому эпизоду жизни Гитлера, можно найти отображение в одной из опер Вагнера.

Последней оперой Вагнера которою увидел Гитлер, был "Парсифаль"-- лебединая песня, поставленная им за год до смерти. Именно из-за нее в свое время с Вагнером окончательно порвал Ницше, решивший что на склоне лет "старый Калиостро" капитулировал перед христианством. Гитлер, хотя ему было уже за тридцать, был просто ошарашен "Парсифалем". " Я создам религию... религию "Парсифаля"-- заявил он после своего паломничества в Байрейт. Это не были пустые слова. С его благословения, специальный отдел СС занимался поисками Грааля вплоть до последних дней национал-социализма. "Но когда я представляю себе как пресно и скучно на христианских небесах! В этом мире есть Рихард Вагнер, а там только "Аллилуйя", пальмовые ветви, младенцы, старики и старухи" (HTG 13. 12. 41). Это мнение Гитлера о Вагнере и христианстве.

Наше исследование не может не затронуть проблему взаимоотношения больших и малых предтечей Гитлера с христианством, как образом жизни и мировоззрением. И здесь мы сталкиваемся с весьма интересным феноменом. Все, все без исключения духовные предтечи Гитлера, по сути выросли из христианства, те из них которые отошли от него на определенном этапе своей деятельности, под конец жизни, в той или иной форме к нему возвратились. Пример Вагнера, приведенный выше, --не единственный.

Шопенгауэр (1788-1860), преуспел на этой стезе меньше всего, но имена библейских персонажей в его трудах мелькают куда чаще, чем имена античных, что само по себе показательно.

Хьюстон Чемберлен (1855-1927), который настолько "уверовал" в фюрера, что на седьмом десятке лет вступил в НСДАП, оставался тем не менее вполне последовательным христианином. Бесспорный интеллектуал, поклонник Ницше и Вагнера, написавший знаменитую в свое время книгу "Основы XIX столетия", где панегирики арийской расе чередовались с обличением тлетворной роли евреев, от времени их первого рассеяния в "вавилонском плену", до наших дней, столкнулся с проблемой, которая, казалось, была неразрешимой, а именно: связать три вещи: высшие добродетели арийцев, расовую чуждость евреев и еврейство Иисуса Христа--этого "величайшего человека"(по выражению самого Чемберлена). Ему здесь помогли родные английские гены, -- этакая смесь прагматизма и позитивизма. Он объявил Христа арийцем (!!! ), причем таким, в котором не содержится "ни капли еврейской крови"(! ). Да... Обширная эрудиция Чемберлена никак не помогла ему обосновать такое совершенно нелепое утверждение. Параллельно с Христом арийцем был объявлен царь Давид (Наполеон, кстати, в арийцы не попал). И хотя Гитлер скорее всего не читал монографию Чемберлена, из разговоров с ним он твердо усвоил факт: "Христос был арийцем" (HTG 13. 12. 41).

Ницше (1844-1900), мощнейший интеллектуальный бомбардировщик христианства, автор может быть лучшего антихристианского памфлета "Антихрист", выходец из потомственной протестантской священнической семьи, так же оказался неспособным изжить христианские фабулы из своего сознания, поэтому в его творчестве перемежаются христианские и антихристианские произведения, а за тенью "Заратустры" -- любимейшего произведения Гитлера, маячит скорбный лик Христа. По сути деяния Заратустры--ни что иное, как модель деяний Христа, после своего воскресения, если бы его, конечно, не угораздило так быстро "вознестись". Когда помрачение сознания Ницше достигло критической точки, когда его болезнь стала необратимой, мы увидели ту роль в которой он сам себя видел. Последние письма он подписывал: "Распятый", а последним его произведением была собственная автобиография которую он назвал не как-нибудь, а "Ecce homo". (Иоанн 19, 5 и др. )

Йорг Ланц (1874-1954), с которым Гитлер встречался в Вене (есть серьезные данные что Ланц встречался примерно в тоже время и с Лениным в Швейцарии), при всей его нетерпимости к тогдашним социальным моделям, которые были не более чем последствиями 1900-летнего господства христианства, оставался не просто христианином, но христианским фанатиком, несколько переработавшим идеологическое наследство Христа, с целью связать его со своим расистским мировоззрением. Шесть лет он прожил в аббатстве Heiligen Kreuz, где был сначала послушником, а затем монахом. После изгнания из монастыря, Ланц обратился в протестантизм. Несмотря на то, что в своих бесчисленных сочинениях Ланц предлагал и пропагандировал такие методы очистки арийского мира от недочеловеков, как насильственная кремация, обращение в рабство, использование в качестве гужевой транспортной силы, -- т. е. вещи совершенно противоположные принципам декларируемым христианством, которое можно охарактеризовать как культ недочеловека, -- все его работы просто пестрят заимствованиями из Ветхого и Нового Заветов, а также натянутыми аналогиями тогдашних событий с событиями его времени.

Еще один человек которого мы должны упомянуть -- Отто Вейнингер. Несмотря на то что он был стопроцентным евреем, Гитлер упоминает его в "Застольных Речах" (HTG 1. 12. 41), а Эккарт в "Большевизме от Мойсея до Ленина". Поскольку книга "Пол и Характер" венца Вейнингера являлась, быть может, самой популярной в первые десятилетия ХХ века, а Гитлер именно тогда жил в Вене, вне всякого сомнения он ее читал, тем более что исследование касалась проблем которыми фюрер всегда интересовался. Так вот, свою философию Вейнингер перенял у Шопенгауэра и Вагнера, которого он назвал "величайшим человеком после Христа". Все как у Гитлера. Глава XI "Моей борьбы", в упрощенной форме повторяет все без исключения выводы сделанные Вейнингером в главе "Еврейство". Ну и наконец Эккарт, которого Гитлер специально обозначает в своей книге, был христианином, а Вейнингера называл "единственным порядочным евреем".

Из евангелий видно, что Иисус Христос был родственником Иоанну. Предтечи Гитлера и сам фюрер в родстве с друг другом не состояли. Но... Вагнер считал Шопенгауэра величайшим философом и воплощал в музыке его философию. Ницше был последователем Шопенгауэра и Вагнера. Чемберлен обобщил взгляды Вагнера и Ницше, Вейнингер--Шопенгауэра и Вагнера, Йорг Ланц-- Вагнера, Ницше и Христа. Таким образом, совершено очевидно, что все предтечи Гитлера состояли в духовном и интеллектуальном родстве.

Обозрев все это, приходишь сначала в недоумение, а затем и в смятение, когда видишь как самые выдающиеся интеллектуалы, провозвестники новых ослепительных доктрин, по сути находились в христианском болоте, кто по пояс, а кто и по горло. Можно только предположить, чего мог бы достичь размах их творчества и ценность научного наследства, если бы им удалось выкарабкаться из этого болота. Но опять-таки отметим: они были пророками и предтечами. Пророками того, кто значительно более чем они преуспел в деле очищения своего сознание от христианства, --Адольфа Гитлера.

Следует отметить, что Христос и Гитлер интеллектуально уступали всем своим пророкам и предтечам. Иудейские пророки Исайя, Иеремея, Иезекииль, Даниил, происходили из самых верхов общества, с царских, либо священнических семей. Ближе ко Христу были израильские пророки--Елисей, Илья и Иона, но в своих действиях они были куда более радикальными, хотя и не претендовали на роль "царей". Духовные предтечи Гитлера, так же были людьми весьма образованными. Вагнер, помимо музыки, великолепно знал древнегреческий язык и античную литературу, великолепно разбирался в средневековой истории и культуре. Другие любимцы Гитлера -- Шопенгауэр, Ницше, Х. С. Чемберлен, Гобино, Йорг Ланц, Эккарт были также интеллектуальной элитой своего времени. Это ни сколько не умаляет значение как Гитлера, так и Христа, --они были призваны вкладывать мысли данных интеллектуалов в массы, для чего гением быть совсем необязательно. Оценивая качество передачи идей пророков массам, мы должны всегда руководствоваться качеством самой массы и степенью влияния на эти массы конкурентов. И Христос, и Гитлер, достигли здесь больших успехов, но Христос нашел очень опытных и влиятельных оппонентов в лице священнической верхушки, которая ликвидировала биологическую базу последователей Христа в Палестине, выпихнув его адептов за пределы своей страны. Гитлеру было легче, его противниками были социал-демократы, а также католическая и протестантская церковь, но эти структуры были уже в то время отмечены ярко выраженными необратимыми признаками деградации. Я не говорю о коммунистах, ибо те были противниками только до момента прихода Гитлера к власти, после чего подавляющее большинство из них стало людьми преданными национал--социализму.

Вообще и Гитлер, и Христос, являются конечными продуктами генезиса идей развивавшихся в продолжении нескольких столетий. Относительно Гитлера можно абсолютно точно заявить, что он ни разу не высказал принципиально новую мысль. Все, все что он говорил было сказано до него, естественно, его "предтечами" и как правило в более резких формах. К сожалению, нам весьма мало известно о внутренней жизни Иудеи от времени восстановления Второго Храма до рождения Христа. Произведения таких писателей как Иосиф Флавий показывают нам лицо этой жизни, но нас интересует не лицо, а изнанка, ибо как раз в той среде Христос и появился. Однако используя ряд стандартных гносеологических приемов мы можем довольно уверенно восстановить эволюцию бессознательной массы от периода когда Эзра возглавил возвращение иудеев в Иерусалим, до момента когда в Иерусалим впервые вошел Христос.

Религиозные пророки появляются и успешно действуют только тогда, когда между низшими и наиболее многочисленными слоями бессознательной массы с одной стороны, и религиозными верхами с другой, возникает отчуждение. Это необходимое и достаточное условие. В первые века христианства мы никаких реальных пророков не видим, для их появления нет никакой почвы, разница между паствой и мирянами незначительна и грань отделяющая обычного "уверовавшего в Христа" от номинального "папы", -- весьма тонкая. За примерами далеко ходить не надо--тот же Августин, который принял Христианство примерно в 30 лет, всего через 60 лет после того как оно стало государственной религией Римской Империи, в итоге стал "отцом церкви" и в католичестве его авторитет был непререкаем. Когда религия, пусть самая мракобесная, на подъеме, даже интеллектуал может чувствовать себя в ее лоне довольно комфортно, ибо находится применение его интеллектуальному потенциалу. Про индивида без интеллекта, я и не говорю, имя того, кого называют богом, вызывает в нем однозначный внутренний страх, а фетишистские наклонности диктуют почтение к вещицам которые с этим новым богом ассоциируются.

Иудея во время появления Христа как раз и представляла общество, где пропасть между обычной массой и духовенством была просто колоссальной, т. к. помимо всего прочего, священнические должности были тогда наследственные, их могли занимать только потомки колена Леви. Уже тогда Мойсеев Закон не мог охватить собой все аспекты деятельности как отдельного иудея, так и социума в целом, поэтому возникала удобная почва для их вольного толкования, что еще больше запутывало массу и вызывало определенное недоверие к духовенству. Аналогичным обществом была и Германия начала века. Она просто созрела для появления человека который все расставил бы по своим местам. Но успех деятельности Христа и Гитлера не состоялся, если бы благоприятная обстановка не сложилась в соседних государствах, а именно этим можно объяснить легкость совращения в христианство государств с древними религиозными традициями или поразительно легкие территориальные захваты Гитлера. Давно было замечено, что мессия должен обязательно появиться "ко времени". И они появились.

ГЛАВА ВТОРАЯ
РОЖДЕСТВО

Если кто приходит ко мне, и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а при том и самой жизни своей, тот не может быть учеником моим.
Христос (Лк. 14, 26)

По сравнению с дамами-интеллектуалами моя мать, конечно же проигрывала. Она жила ради мужа и детей... Но она подарила немецкому народу великого сына.
Гитлер (HTG 10. 03. 1942)

К великому сожалению мы не знаем когда точно появился на свет Иисус Христос. В евангелиях этот всегда важный для древних вопрос, как-то стыдливо, а может и сознательно обойден. Прослеживается ряд событий по которым можно было бы восстановить примерную дату его рождения, имеется ввиду прежде всего перепись населения проведенная в восточных провинциях Римской Империи по приказу Августа, но опять-таки-- ни в римских, ни в иудейских источниках той поры, нет никаких указаний на сам факт проведения такой переписи. В Иудее шел 3760 год от сотворения мира, в Греции-- 776 год от первой Олимпиады, в Риме-- 750 год от основания города. Дата рождения Гитлера нам известна точно--20 апреля 1889 года, на это есть документы. Но и Гитлера, и Христа, объединяет весьма схожая и довольно туманная родословная. Впрочем, такая родословная -- непременный спутник практически каждой личности которая впоследствии имела колоссальное влияние на умы.

О Марии--матери Христа, евангелия сообщают совсем немного, о ее рождении-- не сообщается вообще ничего. Официальная церковь руководствуется т. н. "священным преданием", устными пересказами записанными много позднее смерти Христа. Из "священного предания" известно, что Мария была единственным ребенком в семье благочестивых Иоакима и Анны и родилась когда супруги были уже очень стары, что воспринималось тогда как исключительная Божья милость. Иоаким происходил из рода Давида. Посвященная по иудейскому обычаю Богу, Мария, дала обет хранить девство, но опять-таки, по тому же обычаю, в четырнадцать лет ее обручили со старцем Иосифом, который это девство должен был охранять. Иосифу тогда было 80 лет, и он, по родословной выводимой в евангелиях (Мтф. 1, 1-18; Лк. 3, 23-38), также происходил из рода Давида, т. е. Мария и Иосиф были пусть дальними, но родственниками.

О матери Гитлера, Кларе Пельцль, информации значительно больше, и, что самое главное, информация абсолютно точна. Родилась она в 1860 году и в 20 лет вышла замуж за Алоиза Шикльгрубера, которому в тот момент было почти 50 лет, брак с Кларой был у Алоиза уже третьим. Судя по тому, что Иосифу было 80 лет, можно с большой вероятностью заключить, что и его брак с Марией также был не первым, относительно этого предположения существует предание, что один из семидесяти апостолов, Иоанн Праведный, --первый Иерусалимский епископ, --был сыном Иосифа Обручника от первого брака. Особенно примечательно то, что и Клара, и Алоиз, происходили из одной и той же деревушки Вальдвиртель и прадед Клары являлся дедом Алоизу, т. е. они находились в третьей степени родства, в то время как католическая церковь разрешала браки начиная с четвертой степени, поэтому для заключения требовалось разрешение местного пастора. Как бы там ни было, брак состоялся.

Итак, Мария только предварительно договорившись о замужестве, но еще не обручившись, немедленно заявляет Иосифу что она беременна. "По обручении матери его Марии с Иосифом, прежде нежели сочетались они, оказалась что она имеет во чреве от духа святого. Иосиф же муж ее будучи праведен и не желая огласить ее, хотел тайно отпустить ее" (Мтф. 1, 18-19). Через 9 месяцев у Марии родился сын которого назвали Иошуа (Иисус).

По иудейскому закону, установленному еще Моисеем, всякий рожденный в Израиле первенец подлежал посвящению Богу, для чего на сороковой день его приводили в храм, где в качестве искупительной жертвы, в зависимости от достатка, приносился либо ягненок, либо пара голубей. Именно пару голубей и принесли Мария с Иосифом. Впоследствии они каждый год брали Иисуса на празднование Пасхи в Иерусалимский храм.

В отличии от Марии, Адольф Гитлер был у своей матери аж четвертым ребенком, однако три первых (два сына и дочь) умерли в раннем детстве. Совершено точно известно, что маленький Адольфик родился в 6. 30 вечера. Вроде бы пустяк. Но мы знаем, что в момент рождения Иисуса в небе появилась звезда (Мтф. 2, 2). И если предположить что Иисус родился именно 25 декабря, то время когда на широтах на которых расположена Иудея появляются в этот день звезды-- примерно 6-7 вечера-- время наступления темноты, поэтому когда Иосиф с Марией шли в Назарет, им пришлось экстренно остановиться в пещере, которую пастухи использовали для загона скота, где Мария и разродилась. Мы, рационалисты, конечно считаем что время появления того или иного человека не имеет решающего значения, но для астролога такие данные исключительно важны. Приходится удивляться, как евангелисты, т. е. люди восточные, где астрология была, наверное, самой уважаемой и обожаемой наукой, перед которой трепетали первые лица государств, не зафиксировали точной даты рождения Иисуса. Дело здесь видимо в том, что сам Иисус (а после и Мария) по каким-то причинам скрывал ее, либо вообще ее не помнил, последнее, правда, маловероятно. Как и Мария, благочестивая Клара Пельцль решила посвятить своего единственного выжившего ребенка служению богу и в 8 лет Адольф был отправлен в школу при бенедиктинском монастыре, что по ее мнению должно было помочь сыну стать священником. Он также успешно пел в церковном хоре. Однако вскоре Адольф был исключен из школы, по одной из версий его застали курящим.

Теперь о месте рождения. Предки Христа, во всяком случае Мария, происходили из галилейского города Назарет. Там и должен был появиться Христос, если бы не эта туманная перепись которую затеяли римские власти, вынудившую их отправиться в Вифлеем. Многие гностики считают, что это было сделано специально, дабы исполнилось пророчество Михея (Мих. 5, 2) о том, что мессия должен прийти из Вифлеема. К тому времени между Иудеей с одной стороны, и Галилеей и Самарией с другой, уже обозначились весьма и весьма существенные различия. Начало им положил раскол возникший после смерти Соломона и прихода его сына Ровоама. От несговорчивого Ровоама моментально отложилось десять из двенадцати израильских колен, да и само царство было поделено на Иудейское и Израильское. Большую часть своего существования возникшие царства провели в междоусобных войнах. Постепенно усиливающиеся разногласия в вопросах религии, привели к тому, что иудеи, в чьих пределах находился Иерусалимский храм, смотрели на самарян как на язычников, более того, всякие контакты, тем более браки, между гражданами этих государств считались неприемлемыми. Положение серьезно усугубили Ассирийский царь Салманасар, уничтоживший в 722 г. до н. э. Израильское царство и переселивший большую часть жителей в разные районы своей империи, и Навуходоносор -- вавилонский царь-- разрушивший Иерусалим и Первый Храм, уведя в плен три тысячи наиболее влиятельных иудеев. Со временем, и иудеи, и самаряне, в массе своей вернулись на родину, но это уже были народы говорившие на разных, хоть и похожих языках, и отделяемые пропастью в вопросах религии. Самария, частью которой являлась Галилея, имела своего римского тетрарха и по отношению к Иудее была типичной "заграницей". Тем не менее, как явствует из некоторых источников, и в Самарии жили люди которые придерживались существующего в Иудее религиозного канона (несмотря на переселение макковейским князем Шимоном Тарсисом "всех" галилейских евреев в Иудею) и раз в год приходили в Иерусалим дабы принести жертву во вновь отстроенный храм. Город Назарет, где родился Христос и где прошли первые десятилетия его жизни, находился довольно далеко от Иудеи, но именно такими правоверными самарянами были его родители. Правда, в евангелиях сказано: Мария и Иосиф были из рода Давида, т. е. должны были принадлежать к колену Иуды, одному из двух колен которые образовали Иудейское царство. Хотя, все возможно, и представители иудейских колен вполне могли оказаться в Самарии.

Гитлер родился в городке Браунау-ам-Инн. "Счастливым предзнаменованием кажется мне теперь тот факт, что судьба предназначила мне местом рождения именно городок Браунау-на-Инне. Ведь этот городок расположен как раз на границе двух немецких государств, объединение которых по крайней мере нам, молодым, казалось и кажется той заветной целью, которой нужно добиваться всеми средствами". (MK 1, 1)

Отношения между тогдашней Австрией (точнее--Австро-Венгрией) и Германией, -- были во многом похожи на отношения между Иудеей и Самарией во времена рождения Христа. Эти две страны тоже много раз воевали друг с другом, последняя война закончилась в 1866 году. Империя Габсбургов представляла из себя полиэтнический пирог, где из 55 миллионов жителей, только 9 были, собственно, немцами. С каждым годом в Австрии усиливалась политическая нестабильность и взгляды всех "национально мыслящих" немецких активистов были обращены в строну Германии, могущество которой непрерывно усиливалось. Не будем забывать, что и в религиозном отношении эти страны сильно различались. Если в Германии все-таки большинство составляли протестанты, то в Австрии явно доминировали католики, а остальную часть верующих делили между собой различные православные и униатские конфессии. В такой католической семье и родился Гитлер. Позже, став вождем НСДАП, а потом и всей Германии, он , видимо испытывая некоторое неудобство за то что его угораздило некоторое время считаться, пусть номинально, католиком (а почти все великие немцы и все его предтечи были протестантами! ), в своих антихристианских высказываниях будет поносить католическую церковь куда в большей степени чем протестантскую.

Социальное происхождение Гитлера и Христа также было идентичным. Мария и Клара не имели какой-либо специальности и посвятили себя ведению домашнего хозяйства. О матери Гитлера говорили что "не было ничего такого, что могло вызвать у нее улыбку". Но аналогичный образ имеет и Мария. Иосиф, номинальный "отец" Христа, по профессии был плотником (Мрк. 6, 3), Алоиз Шикльгрубер в юные годы учился на сапожника, и, позже, став таможенным служащим, он регулярно напивался и являл собой тип мелкого комнатного деспота. И подобно тому как Иисус в детстве помогал Иосифу плотничать, Адольф помогал своему отцу, часто таща его домой в мертвецки пьяном состоянии.

Мы не знаем когда Христос почувствовал свое призвание пророка. Понятно, что произошло это до принятия им крещения от Иоанна, но он однозначно избрал объектом своей деятельности Иудею, а ее главным пунктом--Иерусалим. Аналогично и Гитлер. Будучи по рождению австрийским немцем, он еще в 12 лет пришел к выводу "что упроченье немецкой народности предполагает уничтожение Австрии.... что габсбургская династия была несчастьем немецкого народа" (MK 1, 1). Здесь мы имеем типичный пример подлинного пророка всегда чувствующего где именно его деятельность может иметь наибольший успех. Исторических промеров здесь очень много, но эти два-- наиболее выдающиеся. Ведь если бы Христос ограничил свою мессианскую деятельность Самарией, а Гитлер--Австрией, вряд ли мы сейчас вообще что-то знали бы об этих людях, ибо ни Самария, ни Австрия, не были государствами которые могли бы сыграть серьезную историческую роль. Точнее--Австрия таким государством уже не была, а Самария так и не стала. Гитлер поступив во время войны в Баварский полк, вообще отказался от австрийского гражданства и только необходимость участия в выборах в Рейхстаг заставила его принять в 1929 году германское гражданств. Лицом без гражданства был и Христос.

Все пророки, с самого раннем детства имеют очень острое ощущение реальной силы. Выражаясь простым языком-- они ясно чувствуют на кого, или на что можно "поставить". Сами являясь пассионариями, причем высочайшего порядка, они инстинктивно чувствуют бессознательное пассионарное ядро и моментально к нему стремятся. Но их ранние годы безусловно не выдавали в них тех личностей о которых мы сейчас знаем и самый важный момент в их деятельности -- найти ту точку опоры которая окончательно обозначила бы вектор их деятельности. Люди дающие такую установку "мессиям" и есть те самые "крестители".

ГЛАВА ТРЕТЬЯ
КРЕЩЕНИЕ

"Много званных, но мало избранных"
Христос (Мтф. 22, 14)

"К роли вождя призван только герой"
Гитлер (МК 1, 11)

Мы приближаемся с кульминационному моменту в жизни Христа и Гитлера, к моменту благодаря которому мы, собственно, о них знаем и благодаря которому они стали теми, кем они стали. У Христа--это крещение в Иордане от Иоанна Крестителя, у Гитлера -- вступление в Германскую Рабочую Партию. Им обоим было тогда по тридцать лет.

Период в жизни Христа от двенадцати до тридцати лет-- белое пятно. Мы так никогда не узнаем о духовной стороне его деятельности в эти годы, но можем реконструировать генезис его мыслей, проложивших путь от сына плотника к без пяти минут царю.

Из всех дошедших до нас биографий Иосифа и Марии, как канонических, так и апокрифических, совершено ясно, что хотя они были людьми благочестивыми, их способность передать Иисусу более-менее стройные знания об иудейской религии и вообще стройное мировоззрение выглядит весьма сомнительной, ибо в те времена иудаизм переживал эволюционный процесс и религиозная верхушка была разделена на секты фарисеев, садуккев, ессеев, а уже при жизни Христа появилась секта зелотов. Разумеется, все они настаивали на правильности своего варианта трактовки мойсеева закона и книг пророков. Самой мощной сектой были фарисеи (неправильная греческая транскрипция слова "перушим"--"отличающиеся"). Можно точно утверждать, что набор представлений который усвоил Христос был одинаково далек от идеологии всех четырех сект.

Вообще, краеугольный камень всего что изрек Христос-- это провозглашение себя "сыном божьим". Такого до него не позволял себе никто: ни величайшие иудейские пророки, ни самые могущественные цари. Понятно, что подобная мысль не могла возникнуть у него абсолютно самостоятельно. Обязательно должны были существовать предпосылки и возникли они в самом раннем детстве.

Христос не знал кто был его истинный отец. Этот вопрос не мог оставлять его равнодушным, хотя бы из--за предубеждения, которое существовало в отношении незаконнорожденных детей в таких патриархальных обществах каковыми были тогдашние Самария и Иудея. Будучи маленьким ребенком он наверняка часто спрашивал Марию: "а чей я сын? " или "от кого я родился? ", и получал ответ: "от бога сынок, от бога". Надо ведь было что-то ответить. Не следует также игнорировать возможный факт, что рождение Христа, я имею ввиду дату, место, время, -- могло действительно соответствовать определенным указаниям пророков, как известных, так и неизвестных. Маленький Иисус уже в 7-8 лет мог значительно опережать своих одногодков в умственном развитии (как и Гитлер), что тоже наложило отпечаток на его сознание. Ведь божьими посланниками, а то и "сыновьями" считают себя многие, другое дело что немногие решаются себя таковыми объявить и, как правило, такие люди явно ненормальные. Относительно подобных мыслей у индивидов без явных клинических симптомов мы и вовсе останемся в полном неведении. Личность Христа была примечательна тем, что она аккумулировала в себе, в гипертрофированной понятно форме, несколько задатков необходимых для провозвестников новых доктрин (Христос) или вообще новых эр (Гитлер). Главное --Христос действительно был абсолютно уверен, что он -- сын бога. Этому могли способствовать случайные обстоятельства, на которые обычный человек не обратил бы никакого внимания. В Евангелии от Луки (Лк. 4, 16-20) описывается интересный эпизод, когда Христос в храме своего родного города Назарет читал стих из Книги Исайи (каждый читал по стиху и постепенно очередь дошла до него), а стих был следующий: "Дух господень на мне, ибо он помазал меня благовествовать нищим и послал меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу. Проповедовать лето господне благоприятное" (Исайя 61, 1-2). Совершенно ясно, что здесь Исайя говорил про себя, но Иисус констатирует: "Исполнилось писание сие услышанное вами", естественно видя его исполнение в себе самом. Если мы полностью абстрагируемся от множества абсурдных констатаций, то взгляды Христа можно признать вполне состоятельными и довольно стройными, несмотря на то, что следование им вело к полнейшему разрушению личности. Всю свою деятельность, во всех ее мелочах, Христос подчинил одной задаче: убедить всех кого возможно и в первую очередь апостолов, что он действительно божий сын. Одновременно Христос терзался сомнениями: удается ли это ему?, -- поэтому назойливо спрашивал апостолов "за кого люди почитают меня, сына человеческого? ". И слышал неутешительные ответы: "за Иоанна Крестителя", "за Иеремею", "за Илью", "за одного из пророков"(Мтф. 16, 13-16). Сам Петр не желая травмировать легко ранимую психику Иисуса, когда этот вопрос был задан лично ему отвечал: "ты Христос, сын бога живого". Христос взамен произнес панегирик в адрес Петра. Легко все-таки угодить пророкам!

Но простое самосозерцание себя "божьим сыном" не могло продолжаться бесконечно и оно тяготило Иисуса. Ему было крайне необходимо признание собственного статуса со стороны достаточно авторитетного (в его глазах) человека. И такой человек нашелся. Им был дальний знакомый Иисуса--Иоанн--образованный пророк-отшельник, не брезгующий как изобретением собственных обрядов, так и мелкими интригами в царском окружении. Собственно, сам Иоанн давно искал такого человека как Иисус. Для Иисуса данный поворот был крайне неожиданным--он сам пришел креститься у Иоанна, а тот, моментально оценив ситуацию, заявляет--"мне надобно креститься от тебя, и ты ли приходишь ко мне? " (Мтф. 3, 14). Приблизительно так вербуют своих агентов опытные разведчики. Христос тогда едва достиг тридцати лет, хотя хотелось бы конечно подсчитать точное количество лет, месяцев и дней. Но к сожалению, из Евангелий мы никак не можем вычислить дату рождества и крещения Иисуса. И Гитлеру было тоже тридцать лет. Подобно тому как Христос странствовал по Иудее, пока не встретил Иоанна, Гитлер целыми днями бесцельно бродил по улицам постреволюционного Мюнхена посещая различные политические сборища. 12 сентября 1919 года Гитлер, бывший после войны офицером по политпросвещению, был направлен на собрание никому не известной Немецкой Рабочей Партии, которое проводилось в пивной "Штернэкке". "В комнате я нашел 20-25 человек принадлежавших к низшим слоям населения. Впечатление было неопределенное... Слово взял один "профессор"... он самым настоятельным образом советовал чтобы она (партия--M. B. ) прибавила в свою программу один важный пункт, а именно "отделение Баварии от Пруссии"... Тут я не выдержал и тоже записался в число желающих говорить. Я резко отчитал ученого профессора и в результате мой ученый еще раньше, чем я успел закончить свою речь, удрал как собака политая водой. Пока я говорил, меня слушали с удивленными лицами. Когда я кончил и стал прощаться, один из слушателей сунул мне в руку какую-то книжечку, прося меня самым настоятельным образом чтоб я на досуге прочитал эту вещь. На завтра я проснулся около пяти утра. Вспомнил я о брошюрке... и решил тут же прочесть ее. Автором ее был тот рабочий который дал ее мне... ее название "Mein politische Erwache" ("Мое политическое пробуждение")... Книжка описывала нечто совершенно аналогичное тому что мне пришлось саму пережить 12 лет назад. Непроизвольно передо мной прошло... мое собственное прошлое. Затем я стал уже забывать о брошюре, как вдруг через несколько дней получил открытку в которой мне сообщалось что я принят в члены "немецкой рабочей партии". Конечно, я был удивлен таким способом вербовки.... Я не принадлежу к той породе людей которые сегодня начинают одно дело, а завтра другое, с тем чтоб послезавтра искать третье. Я знал что если вступлю в нее, то должен буду отдаться делу без остатка. Я знал, что принимаю решение навсегда, что сделав этот шаг отступать уже не буду... Теперь сама судьба подавала мне знак... Это было самое важное решение в моей жизни. Ни о каком отступлении назад, конечно не могло быть и речи. Я сделал заявление, что готов вступить в члены "немецкой рабочей партии", и получил членский билет номер семь" (MK 1, 9).

Примечательно: Гитлер пишет, что желание "заняться политикой" у него появилось тогда, когда в госпитале он услышал о капитуляции Германии. Но в госпиталь он попал отравившись горчичным газом во время форсирования речки Ипр. Так что вода, имеет отношение не только к крещению Иисуса, но и к крещению Адольфа. Человеком написавшим брошюру так понравившуюся Гитлеру, был Антон Дрекслер (1884-1942). Именно он сыграл роль Иоанна Крестителя для будущего фюрера. Позже он писал: "Нелепый маленький человек стал членом номер семь нашей партии". Однако всего через год Гитлер займет пост единоличного лидера Немецкой Рабочей Партии, переименует ее в Национал-Социалистическую Рабочую Партию, а Дрекслеру оставит чисто номинальный пост "почетного председателя", который тот будет занимать вплоть до запрета партии в 1923 году. Впрочем, Дрекслер не претендовал на большее.

Нечто совершенно идентичное происходило и в Иудее. Иоанн Креститель спокойно проповедовал в окрестностях Иерусалима о приходе будущего мессии. Никому из власть имущих до него не было решительно никакого дела, но Иоанн и не претендовал на особую "громкую" роль. Он не являл чудес, никого не исцелял, не воскрешал, никем себя не называл, настойчиво подчеркивая что "за мною идет муж, который стал впереди меня, потому что он был прежде меня" и по типу поведения его можно было бы отнести к секте ессеев. Не исключено что Иоанн и принадлежал к данной секте, ведь он был сыном священника. (Лк. 1, 5) Помимо всего прочего, Иоанн проводил обряд крещения в воде, а на похожий обряд указывает в частности Иосиф Флавий (см. "Иудейски древности", "Иудейская война"). Иоанн никуда не спешил и не строил никаких долгосрочных планов. Когда его спрашивали кто он такой, он отвечал в стиле пророка "Я глас вопиющего в пустыне". (Иоанн 1, 23) Иоанн, как позже Дрекслер и Кь понимал, что он не способен осуществить то что задумал и подыскивал подходящего кандидата. Вскоре он нашел его, и, позже, другой Иоанн (Богослов) в своем варианте Евангелия писал: "На другой день видит Иоанн идущего к нему Иисуса и говорит: вот агнец божий который берет на себя грехи мира... Я не знал его, но для того пришел крестить в воде чтобы он был явлен Израилю" (Иоанн 1, 29-31). Если когда-нибудь появится евангелие от Дрекселра, там вполне может наличествовать такая фраза: "Я не знал его, но для того пришел в пивную "Sternecke" чтобы он был явлен Германии".

Как мы уже говорили, есть обоснованное предположение что Иоанн был приверженцем воззрении ессеев. Дрекслер тоже был членом секты. Называлась она "Общество Туле" ("Thule Gesellschaft"). Кроме него туда входили Дитрих Эккарт, Рудольф Гесс, Альфред Розенберг. Имена знакомые.

Невозможно сколь либо точно утверждать насколько Христос оправдал чаяния Иоанна. Он однажды послал двух своих учеников к Иисусу спросить "ты ли тот, которому должно прийти или ожидать другого нам? "(Лк. 7, 20). В переводе на современный язык это значит "выполняешь ли ты все инструкции, или нам найти другого человека? ". Иисус, однако , уже тогда находился на такой стадии развития своей деятельности, что мог бы ответить Иоанну все что угодно, но предпочел отрапортоваться : "слепые прозревают, хромые ходят, прокаженные очищаются, глухие слышат, мертвые воскресают, и нищие благоденствуют" (Лк. 7, 22). Сомнительно, чтобы для такой простейшей миссии Иоанн так долго выискивал бы кандидата. Вероятнее всего он был совершенно разочарован и по прошествии небольшого времени увяз в семейном скандале царя Ирода Антипы, за что и лишился головы (Мтф. 14, 1-11).

Также быстро разочаровался в своем избраннике и Дрекслер. Через год он был полностью отодвинут Гитлером в глубокую тень НСДАП. Сидя в тюрьме и диктуя Гессу "МК", Гитлер отзывается о Дрекслере без злобы, но и без уважения, точно так же как и Христос об Иоанне. "Господин Дрекслер, являвшийся тогда председателем местной мюнхенской группы, был рабочий. Большого ораторского таланта у него не было, кроме того, он не был и солдатом. Он не служил на военной службе, не был мобилизован и во время войны. Человек он был физически слабый и недостаточно решительный чтобы оказывать закаляющее влияние на мягкие натуры. Таким образом, оба председателя (имеется ввиду еще и общегерманский председатель Харер--М. В. ) сделаны были не из того материала который нужен людям, чтобы внушать фанатическую веру в победу движения, будить железную энергию и, если нужно, с грубой решительностью устранять с дороги все препятствия мешающие росту новой идеи" (МК 1, 12). Иисус, в свою очередь, говорил народу побывавшему на проповедях Иоанна следующее: "что смотреть ходили вы в пустыню? трость ли ветром колеблемую? человека ли одетого в мягкие одежды? пророка? (Мтф. 11, 7-10). Т. е. Иоанн был ему уже не нужен. В конце-концов Христос прекратил все разговоры на тему "кто больше" заявив: "я же имею свидетельство больше Иоанна" (Иоанн 5, 36).

После выхода Гитлера из тюрьмы (декабрь 1924г. ) Дрекслер перешел к нему в явную оппозицию, но он был не тем человеком, который предпринимал бы какие--то активные контрдействия. Свою роль он выполнил. Точно как и Иоанн. И тот, и другой, нашли людей которые пошли дальше чем они. Здесь нет ничего удивительного, и разочарование предтеч в своих протеже процесс естественный, он служит показателем развития. Займись Иисус тем, чем занимался Иоанн, он остался бы просто "одним из". Займись Гитлер тем чем занимался Дрекслер и дальше окраинных мюнхенских пивных о нем бы никто и не узнал. Христос и Гитлер стали явлениями необратимыми. Как газ, или сказочный джин выпущенный из бутылки. И если бы "Манифест" Маркса появился бы во времена Иоанна, или если бы с ним сумел ознакомиться Дрекслер, то и тот, и другой, могли бы крестить (выдать членский билет) их, сопроводив свое действо пожеланием: "Приобретут же они весь мир! ". Итак, Иоанн увидел Христа. И Христос увидел Иоанна. Дрекслер увидел Гитлера. Гитлер увидел Дрекслера и членов немецкой рабочей партии. Мы здесь можем воочию наблюдать насколько проницательный взгляд "предтечи" отличается от взгляда пусть даже самого "подготовленного" человека. Ведь ни Христос, ни Гитлер, казалось, совершенно не подходили не те роли, которые впоследствии заняли. Посмотрите на иудейских и израильских пророков, этих мощных мужей, умевших одним своим видом доводить до толпы свои мысли. А Христос? Маленький человечек тридцати лет, субтильного телосложения, больше похожий на сушеную ящерицу, в действиях которого мы не находим ровным счетом ничего что требовало бы применения пусть даже самой незначительной физической силы. Гитлер бесспорно, обладал куда большим темпераментом, но и он, в самом крайнем случае, мог всего-лишь на кого--нибудь наорать (как правило на интеллигента, вроде того профессора в пивной). Из всего что Гитлер писал или рассказывал о своей военной биографии, неясно, убил ли он хоть кого--то, проткнул ли штыком? Но достоверно известно что он во время нудного сидения в окопах, часто погружался в рассуждения, к примеру, о Шопенгауэре. Странно не так ли? Внешне Гитлер наверняка проигрывал Христу, и никак не тянул ни на роль зачумленного ницшевского Заратустры которого он так любил, ни тем более на роль "белокурой арийской бестии" культу которой посвятил треть своей обширной книги. Но соматические данные, повторимся, не оказывают ни малейшего влияния на деятельность таких людей.

прололжение следует.

c Copyright Michael A.De Budyon, 1998
   Email: budyon@paco.ne
   WWW: http://www.paco.net/~budyon/
   Date: 18 May 2000


Посмотреть и оставить отзывы (0)


10
ПРОЕКТЫ

Рождественские новогодние чтения


!!Атеизм детям!!


Атеистические рисунки


Поддержи свою веру!


Библейская правда


Страница Иисуса


Танцующий Иисус


Анекдоты


Карты конфессий


Манифест атеизма


Святые отцы


Faq по атеизму

Faq по СССР


Новый русский атеизм


Делитесь и размножайте:




Исток атеизма Форум
Рубрики
Темы
Авторы
Новости
Новый русский атеизм
Материалы РГО
Поговорим о боге
Дулуман
Книги
Галерея
Юмор
Анекдоты
Страница Иисуса
Танцующий Иисус
Рейтинг@Mail.ru
Copyright©1998-2015 Атеистический сайт. Материалы разрешены к свободному копированию и распространению.