В Колыбель атеизма Гнездо атеизма Ниспослать депешу Следопыт по сайту

Глагольня речистая Несвятые мощи вече богохульского Нацарапать бересту с литературным глаголом

 
РУБРИКИ

Форум


Новости


Авторы


Разделы статей


Темы статей


Юмор


Материалы РГО


Поговорим о боге


Книги


Дулуман


Курс лекций по философии


Ссылки

ОТЗЫВЫ

Обсуждаемые статьи


Свежие комментарии

Непознанное
Яндекс.Метрика

21.jpg (14287 bytes)

 

В кулуарах Московской Патриархии уже несколько месяцев с тревогой говорят о том, что здоровье Патриарха Алексия II серьезно пошатнулось. По этой причине среди высших иерархов Русской Православной Церкви сейчас разворачивается борьба за патриарший престол. Все как и в миру — несколько внутрицерковных группировок оспаривают право выдвинуть на высший пост своего представителя. По степени влияния явно преобладают две группы: малочисленное, но весьма сплоченное «голубое лобби» пытается оттеснить большую, но, к сожалению, разобщенную группу иерархов, отстаивающих традиционные духовные ценности православия.

 

КАК У «НИХ»?

В 1995 году каждый сотый член австрийской католической церкви покинул ее (всего в Австрии около шести миллионов католиков). Поводом для этого стал скандал, вызванный обвинениями прессы в адрес архиепископа Вены Ханса Германа Греэра. В печать тогда попали воспоминания монаха М., в которых утверждалось, что архиепископ, будучи преподавателем духовной семинарии, на протяжении ряда лет «успешно домогался малолетних отроков». Недавно эти обвинения подтвердил священник Удо Фишер, который служит сейчас в одном монастыре под началом «голубого кардинала» и сам, по его утверждению, подвергался сексуальному насилию.

В июле 1997 года американская газета Boston Sunday Herald сообщила, что на очередной конвенции Епископальной Церкви США был поставлен на голосование вопрос о признании однополых браков и рукоположении в священнослужителей гомосексуалистов. Предложение было отвергнуто с перевесом всего в один голос. Божьи пастыри постановили вернуться к этому вопросу на следующей конвенции.

В том же году Philadelphia Inquirer публикует обращение Англиканской Церкви, адресованное «двум с половиной миллионам епископальных гомосексуалистов и лесбиянок», в котором, в частности, говорится: «72-я генеральная Конвенция приносит извинения от имени Церкви своим членам, геям и лесбиянкам... Мы выражаем надежду, что эти слова извинения превратятся в действия терпения и включения в общину».

Вот так — в цивилизованном обществе, терпимом ко всякого рода странностям, фигурально и буквально выражаясь, уже вплотную приблизились к принятию Церквами однополой любви. Между тем сказано:

«Потому предал их Бог постыдным страстям: женщины их заменили естественное употребление противоестественным; подобно и мужчины, оставив естественное употребление женского пола, разжигались похотью друг на друга, мужчины на мужчинах делая срам и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение» (Посл. к Римлянам 1 26-27).

Но кого сейчас останавливают «старорежимные» табу? Проблема гомосексуализма среди священства на Западе связана с либерализацией половых отношений, или, как говорят социологи, с секуляризацией (обмирщением) общества и Церкви. Православная же Церковь, всегда отстаивавшая ортодоксальные моральные ценности, столкнулась со схожей проблемой, но совершенно по другим причинам.

 

ТУДА НЕ ХОДИ, СЮДА ХОДИ

Игорь Р. оказался в церкви не случайно. Его мама была женщиной очень религиозной. Настолько сильна была ее вера, что рисковала очутиться на улице с волчьим билетом. Каждый месяц сотрудница закрытого НИИ тайком пробиралась в храм, чтобы причаститься. В ее квартире всегда теплилась лампадка, перед которой она молилась вместе с сыном. Игорь подрос, вступил в комсомол (ради характеристики в университет, как просила мама). С прекрасными отметками окончил психологический факультет МГУ, и тут случились перестройка и гласность. Он бросил диссертацию, престижную работу и ушел в один из подмосковных приходов — обычным псаломщиком.

Я познакомился с Игорем еще в 91-м. Мы много общались. Он не производил впечатления экстремиста и мизантропа, просто в нем, видимо, говорили утраченные иллюзии, привитые матерью.

Поступив в храм, Игорь вскоре узнал, что Московский Патриархат, с его десятками епископов и сотнями священников, оказывается, представляет собой довольно тесный круг людей, где каждый почти все знает о каждом. Знает, когда пострижен, кем рукоположен, где служил, «кто за кем стоит». (А если и не знает, то при желании быстро наводит справки.) Не являются секретом даже те стороны частной жизни клирика, которые можно смело отнести к интимным.

Он вспоминал о первом шоке, в который привел его настоятель. Игорь обратился за благословением перейти в другой приход, ближе к дому.

— В тот приход не ходи, — отрезал батюшка, — вы...т.

— То есть почему? — Молодой человек решил, что ослышался.

— А вот так, возьмут и натуральным образом вы...т.

Оказалось, о том храме в церковной среде ходила дурная молва. Утверждали, что его настоятель подпаивал юных служек и насиловал их.

— Почему ж никто не жалуется?

— Жаловались владыке, да у того один ответ: «Христос терпел и вам велел. Такое твое послушание». Они с настоятелем друзья-келейники.

Игорь остался, хотя до храма ему приходилось добираться два часа. Служил еще несколько лет, многое узнал. Пересказывать все это не берусь — слишком кощунственными, почти фантастическими кажутся описания нравов некоторых священников, епископов и даже митрополитов.

 

СОВЕРШЕННО НЕ СЕКРЕТНО № 1

Еще не отплакали трагически погибшего отца Меня, как в Москве было совершено убийство другого священнослужителя С., сотрудника Отдела внешних церковных сношений. С новой силой заговорили о «следах спецслужб», происках «темных антихристианских сил» и тому подобном. Впрочем, ажиотаж продолжался недолго. О С. как-то до странного быстро забыли, и надо сказать — не из-за душевной черствости.

Изучая мотивы преступления, следствие восстановило следующую картину. С. жил один в своей квартире (кстати, довольно богато убранной). Каждый день он являлся на службу в Данилов монастырь, где располагался Отдел внешних церковных сношений. По словам коллег, отличался пунктуальностью, жизнерадостным нравом и отменным здоровьем. И потому однажды всех обеспокоило его трехдневное отсутствие на рабочем месте. На телефонные звонки он не отвечал. Поехали по адресу. Дверь заперта, за ней — ни шороха. Вызвали милицию.

...Такое впечатление, что иерея перед смертью мучили садисты. На теле — десятки ножевых ранений, следы от удавки и ударов чем-то тяжелым. Сразу обнаружили, что из квартиры исчезла дорогая и редкая по тем временам видеоаппаратура, золотая церковная утварь, одежда. Первая версия — банальное ограбление.

Но оставались неувязочки, вопросы без ответа. Например, как преступники проникли в квартиру? Погибший слыл человеком весьма осторожным, посторонних и на порог не пускал, а следы взлома на дверях не обнаружились. На кухне нашли початые бутылки со спиртным, а С. был трезвенником. Все это не складывалось в стройную версию ограбления. Но, изучив образ жизни священника, вскоре докопались до истины. Но как было ее преподнести?..

Тем временем общественность напирала на прокуратуру, обвиняла следствие в неспособности и бездарности. И тогда было сделано полуофициальное сообщение: «Как было установлено, потерпевший С. имел беспорядочные гомосексуальные связи. В день убийства он привел в свою квартиру по адресу... двух неустановленных лиц. После распития спиртных напитков между ними возникла ссора...» Убийц так и не нашли.

Другой случай — у всех на памяти. Его описывали в прессе, транслировали по телевидению. Он полностью повторяет описанный выше сюжет с «ограблением», за исключением финала.

Итак, священнослужитель Московского Патриархата знакомится на улице с двумя юношами. Любезно приглашает к себе «распить бутылочку и посмотреть видеофильм».

Поначалу все так и было: эротический фильм и по двести граммов для куражу. Потом предложение: «Ребятки, уже поздно, куда ехать — заночуйте у меня». Но квартирка маленькая, постель одна. «А где спать?» — «На кровати всем места хватит». Ладно, соглашаются разомлевшие от спиртного «ребятки», куда, в самом деле, рвать на ночь глядя.

Потом под одеялом хмель снимет как рукой: «Васька, да он же пидор, мочи его». Юноши уходят, прихватив с собой (с кем связался?!) кожаную куртку хозяина квартиры, а батюшку увозят в больницу с несколькими ножевыми ранениями. Он, слава Богу, выживает. Был судебный процесс.

На суде адвокат обвиняемого требует отправить потерпевшего на проктологическую экспертизу (для того чтобы установить подлинную сексуальную ориентацию батюшки). Следует категорический отказ. В зале судебных заседаний скандал и смех. Епископы обиженно поджимают губы...

 

СОВЕРШЕННО НЕ СЕКРЕТНО № 2

«В эти годы я жил с одной женщиной, но не в союзе, который зовется законным: я выследил ее в моих безрассудных любовных скитаниях».

«Исповедь». Блаженный Августин

Этот сюжет — не о «противоестественном употреблении», он лишь приглашение к разговору об аскетизме некоторых высших иерархов Русской Православной Церкви. (Единственный раз в этом «очерке нравов» раскроем подлинное имя фигуранта. Во-первых, потому, что есть десятки свидетельств прелестей его «жития». Во-вторых, он отлучен нашей Церковью, правда, по совершенно иным мотивам.)

Итак, блаженнейший митрополит Киевский и Галицкий (в прошлом) Филарет, в миру — Михаил Антонович Денисенко. Родился в 1929 году, из рабочей семьи. Окончил Одесскую семинарию и Московскую духовную академию. Вехи его стремительной церковной карьеры: управляющий делами Украинского экзархата РПЦ, епископ Венский и Австрийский. В 39 лет — митрополит, постоянный член Священного Синода, третий человек в Русской Православной Церкви.

Митрополит постоянно обитал в Киеве, но предпочитал не резиденцию, а просторную квартиру на Пушкинской улице. Почему так? Досужие местные жители и не делали из этого секрета. Во времена перестройки они иногда смеха ради сбивались у его окон и весело кричали: «Блаженный муж Евгении Петровны!»

Все в Киеве — и священники, и прихожане — знали, что митрополит Филарет — неслыханное дело! — обзавелся семьей, что у него трое детей: две девочки и мальчик. Знали и то, что его гражданская жена Евгения Петровна Родионова держит «мужа» сего под каблуком, стращая «доложить о родных детках» Священному Синоду.

— Свирепая она женщина, — говорил один старый киевский архимандрит, — митрополит боится ее как огня. Никого митрополит не боится, а Евгению Петровну боится.

Евгения Петровна настолько уважать себя заставила, что архиереи должны были при встрече лобызать ее ручку!

Один из них — епископ Ионафан — не выдержал унижений, написал рапорт Патриарху Алексию II, в котором, в частности, говорилось: «...предстоятель Украинской православной церкви митрополит Киевский и всея Украины Филарет (Денисенко) не может канонически законно возглавлять и управлять Украинской православной церковью ввиду того, что на протяжении нескольких десятилетий ведет немонашеский семейный образ жизни с некоей Евгенией Петровной Родионовой, не состоящей с ним в родственных отношениях, матерью его троих детей».

Догадываетесь, кого «уволил» Патриарх? Конечно, епископа Ионафана (помните: «Христос терпел и нам велел»).

Только в этом году пришел черед Филарета, но отлучен он был от Церкви за «раскольничьи деяния».

 

КЕЛЕЙНЫХ ДЕЛ МАСТЕР

Я как-то спросил у Игоря:

— А надо ли вообще говорить, а тем более писать «про это»? Смущать души верующих, навлекать на себя гнев церковных иерархов? В конце концов, Церковь стоит особняком, живет своей жизнью, которую никому не навязывает: хочешь — исповедуй, не хочешь — топай дальше.

— В том-то и дело, — ответил, — в совершенно особом устройстве Церкви, не только в названии «инок», то есть совсем другой, принадлежащий иному миру человек, но и по сути. Церковь живет преемственностью, это структура самовоспроизводящаяся: «чистый» архиерей вводит в алтарь «чистого», недостойный — только себе подобного. И говорить об этом надо — должна же когда-то прерваться порочная цепь.

Игорь рассказал мне о человеке (ныне покойном), назовем его «Нифонт», который после Отечественной войны был чуть ли не вторым человеком в Русской Православной Церкви. «Кстати, — заметил он, — гомосексуализм среди православного священства стал распространяться с начала 60-х годов». Его рассказу можно было не поверить, однако впоследствии разные люди, но одинаково хорошо сведущие в церковной политике, в разных епархиях — кто смело, кто шепотом — подтвердили и дополнили все изложенные факты.

Этот человек — ровесник митрополита Филарета, его заклятый друг-враг. И биографии их схожи: также происходит из простой семьи, также пришел в церковь со школьной скамьи, также сделал головокружительную карьеру. Его называли идеологом, генератором идей. Был дружен с Ватиканом, отчего подозревался в тайных симпатиях к католикам (кстати, скоропостижно скончался на аудиенции у Папы Римского).

Вкратце изложим вехи его биографии. В 1947 году пострижен в монахи и рукоположен в иеродиакона. С января 52-го — священник Ярославского кафедрального собора. В июне 59-го становится одним из руководителей Отдела внешних церковных сношений. Епископ — с 60-го. Через год избирается постоянным членом Священного Синода. С 1963 года почти постоянно проживает в Ленинграде.

Он обладал феноменальной памятью. Произносил блестящие проповеди. Именно ему принадлежала инициатива перевести богослужение с церковно-славянского на современный русский язык. Прогрессивный, словом, был человек.

Но более всего прославился как «ревностный пастырь, с любовью заботящийся о духовном воспитании своей паствы, будь то в пределах сельского прихода или в пределах митрополии и экзархата». Многих он рукоположил в священники, многих поставил епископами.

На хиротонии (посвящении в епископы) любил с лукавой улыбкой цитировать: «Никто да не пренебрегает юностию твоею».

Он много ездил — по России и зарубежью. В поездках его всегда сопровождали келейники, стройные безусые юноши (что само по себе не вызывает протеста). Но в середине 60-х поползли дурные слухи. Один молодой монах неожиданно совершил смертный грех — наложил на себя руки. Случай чрезвычайно редкий в монастырях. Разбираться приехали из Совета по делам религий, представители Священного Синода. Сгоряча решили расстричь игумена. Потом выяснилось, что монах перед смертью прислуживал нашему герою в одной из поездок. Шум как-то разом смолк, о неприятном инциденте приказали забыть, но церковный мир, как уже говорилось, чрезвычайно узок, и нет в нем тайн, не ставших явными.

«Нифонта» считают создателем «голубого лобби» в лоне Русской Православной Церкви. В свое время оно яростно боролось за патриарший престол, но, слава Богу, тогда верх взяли здоровые силы.

 

ГОЛУБЫЕ КУПОЛА

«Это было дерзкое преследование честных новичков, которых они сбивали с прямого пути, так себе, забавы ради, в насыщение своей злобной радости. Нет деяния, больше уподобляющегося деяниям дьявольским. Нельзя было назвать их вернее, чем «совратителями». Сначала они были сами, конечно, совращены и развращены, соблазняемые втайне и осмеянные лживыми духами в самой любви своей к осмеянию и лжи».

«Исповедь». Блаженный Августин

Недавно пришлось разговаривать с одним священником — отцом К., перешедшим из Московской Патриархии в другую православную юрисдикцию. Что, спросил, стало причиной разрыва?

— Я устал ждать, — сказал отец К., — пока церковь очистится. В молодости, став священником, много слышал о безобразиях, которые творятся в некоторых монастырях. Сначала не верил. Но впоследствии непосредственно столкнулся с содомией.

Он рассказал, что не раз присутствовал на монастырских трапезах, которые неизменно завершались оргиями. Настоятель этого монастыря Г., человек необузданный, окружил себя юными служками, которых, по его словам, «пользовал», прежде чем познакомить с некоторыми наезжавшими архипастырями.

Несколько лет назад настоятель Г., ставший к тому времени епископом, попал в историю, подобную описанной выше: один отрок, не выдержав сексуальных домогательств, наложил на себя руки. Г. перевели в Сибирь, где он вернулся к прежнему баловству. Только на этот раз не учел крутого сибирского характера. Местные священники, собравшись на очередную трапезу у содомита епископа, устроили тому «темную». Прямо из архиерейских палат Г. увезли в больницу с множественными переломами ребер и челюсти. Скандал выплеснулся на необъятные просторы матушки России. И что же? Г. перевели на Дальний Восток.

— Увы, в Московской Патриархии, — комментирует отец К., — существует мощная круговая порука. В частности, Г. поддерживают и никогда не «сдадут» два архиерея, которые сейчас здравствуют и находятся на самой вершине церковной власти.

Их имена, естественно, называть не буду. Скажу лишь, что они находились в тесной связи с покойным архиереем «Нифонтом», о котором речь шла выше.

Одному более 60 лет. Другой на 10 лет младше. Но их жизненные траектории когда-то сошлись на «прогрессисте». Оба в церкви с юных лет.

Первый с середины 40-х служил в алтаре кафедрального собора в одном древнем русском городе. Затем был посвящен в чтеца, а вскоре после этого принял монашество (вспомним: в эти годы в этом же соборе служил член Священного Синода «Нифонт»). В начале 1960 года наш герой назначен в Отдел внешних церковных сношений (через два месяца после прихода туда «Нифонта»).

Другой, младший, в середине 60-х годов поступил в Ленинградскую духовную семинарию, когда в северной столице уже обосновался «Нифонт». Затем «Нифонт» постригает его в монахи, и он становится личным секретарем патрона. С тех пор их судьбы неизменно связывают общие дела — в ОВЦС, в деятельности, связанной со Всемирным советом церквей, и т. д.

Эти высокопоставленные священнослужители, по словам отца К. и других осведомленных лиц, вышли из кельи «Нифонта». Оба архиерея — младший и старший — блестяще образованные люди, обремененные высокими ответственными должностями. Их часто можно видеть на экранах телевизоров произносящими благостные речи о непорочной жизни во Христе. Сведущие люди при этом кисло усмехаются.

Они, как было заповедано, «не пренебрегают юностью твоею», обласканы и окружены почетом. Гомосексуализм, процветающий в некоторых монастырях и общинах, они почитают послушничеством. Оттуда, из темных келий, не доносится ни звука. Кому жаловаться?

Зато перед «истинными послушниками» открываются широкие горизонты. Их назначают настоятелями в богатые приходы. Их переводят в Москву, где они получают квартиры и ведут почти светский образ жизни. На них опираются в своей борьбе за власть в Церкви.

Единственная печаль заключается в том, что, несмотря на радужные перспективы, и совратители и совращенные, как показала жизнь, остаются в «группе риска». Остается определить, какова она по численности, эта «группа». Утверждают, что не менее трети от списочного состава (всего в епископате РПЦ около ста пятидесяти человек).

P.S. Оговоримся: все вышеизложенное не должно восприниматься как компрометация Святой Церкви. Увы, надо признать, что пороки одинаково затронули духовенство и Запада, и Востока. Но есть надежда. Не зря мы цитировали Блаженного Августина. Как следует из его исповеди, он испытал на себе многие порочные прелести, но сумел преодолеть их и впоследствии был причислен к лику святых.

Алексей ЧЕЛНОКОВ
«СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО»№5 1998 г.



Посмотреть и оставить отзывы (0)


ПРОЕКТЫ

Рождественские новогодние чтения


!!Атеизм детям!!


Атеистические рисунки


Поддержи свою веру!


Библейская правда


Страница Иисуса


Танцующий Иисус


Анекдоты


Карты конфессий


Манифест атеизма


Святые отцы


Faq по атеизму


Новый русский атеизм


Делитесь и размножайте:




Исток атеизма Форум
Рубрики
Темы
Авторы
Новости
Новый русский атеизм
Материалы РГО
Поговорим о боге
Дулуман
Книги
Галерея
Юмор
Анекдоты
Страница Иисуса
Танцующий Иисус
Рейтинг@Mail.ru
Copyright©1998-2015 Атеистический сайт. Материалы разрешены к свободному копированию и распространению.