В Колыбель атеизма Гнездо атеизма Ниспослать депешу Следопыт по сайту

Глагольня речистая Несвятые мощи вече богохульского Нацарапать бересту с литературным глаголом


 
РУБРИКИ

Форум


Новости


Авторы


Разделы статей


Темы статей


Юмор


Материалы РГО


Поговорим о боге


Книги


Дулуман


Курс лекций по философии


Ссылки

ОТЗЫВЫ

Обсуждаемые статьи


Свежие комментарии

Непознанное
Яндекс.Метрика

Металлоконструкции на заказ изготовление металлоконструкций.

Именная серебряная ложка на крестины
Авторство: Хмелевская Татьяна

Молчание Спинозы


10.06.2013 Статьи/Библия

Хмелевская Т.

«Да будет он проклят и днём и ночью, да будет проклят,
когда ложится и встаёт; да будет проклят и
при выходе и при входе. Предупреждаем вас,
что никто не должен говорить с ним ни устно, ни письменно,
не оказывать ему какую-либо услугу, не проживать с ним под одной крышей,
не стоять от него ближе, чем на четыре локтя,
не читать ничего, им составленного или написанного».

«Великое отлучение» Б.Спинозы амстердамскими раввинами, 1656 г.

 

МОЛЧАНИЕ СПИНОЗЫ

В истории науки достаточно распространённым явлением является тот факт, когда учёный, «придерживаясь и следуя очевидным вещам, предохраняющим от неустойчивых крайностей модных мнений», выявленные им научные выводы оставляет без объяснения, в качестве проблемы. Он не стесняется признаться широкой аудитории в своей учёной беспомощности дать им естественное происхождение. Нерешённые проблемы он завещает наследникам его идей. Так случилось с известным голландским учёным, философом, евреем по национальности Бенедиктом Спинозой (1632 – 77 гг.).

Книга Б.Спинозы «Богословско-политический трактат», которая вышла в свет на латинском языке в 1670 году анонимно, «представляет собой классический труд Спинозы, в которой даётся критика и анализ библейского текста» (Богосл-полит. тракт., М.1935.). Окружной синод южной Голландии называет эту книгу «столь дурной и богохульной, какой свет не видел…. В связи с потоком жалоб голландское правительство в 1674 году объявило книгу богохульной, запретило её печатание и распространение».

Этот труд в 17 веке взбудоражил буквально все просвещённые слои населения не только Голландии, но и всей Европы: «Спиноза разрушает авторитет библии и церкви и тем самым проповедует атеизм…. Поэтому профессора богословия всех церквей, от христианской до иудейской не только критиковали книгу, а и клеветали на неё, оплёвывали её автора, измышляли всевозможные небылицы, называли автора не только атеистом и богоотступником, но дьяволом…» (с. 27).

В чём же выразился спинозовский атеизм в отношении библии?

В первую и последнюю очередь – в методе исследования библии. Методом исследования Спиноза «признавал не доверие к авторитету и не доверие к чувственному опыту, а разумное логическое размышление», благодаря которому он собрал массу доказательств тому, что «библия, не авторитет, на которой опираются церковники…. Чтобы выпутаться из безумных неурядиц и освободить ум от теологических предрассудков…, - пишет Спиноза, - мы должны повести речь об истинном методе толкования писания…. Ведь, не зная метода, мы ничего не можем определённо знать, чему хочет учить писание…. Для истолкования писания необходимо начертать его правдивую историю и из неё, как из известных данных и принципов, заключать при помощи законных выводов о мысли авторов писания…. Поэтому познание всего этого, т.е. всех почти вещей, содержащихся в писании, должно быть заимствовано только из самого писания, подобно тому, как познание природы – из самой природы…. Не позволительно извращать мысль писания по внушениям нашего разума и сообразно с нашими предвзятыми мнениями, но всё познание о библии должно быть заимствуемо только из неё» (выделено автором). Отмечая недостатки этого метода исследования, Спиноза всё же настаивал на том, что «наш метод есть наилучший». Этот метод, или это условие исследования «божественной книги», как я уже не раз отмечала, был в самом начале продиктован пророками, как закон, который никому не велено нарушать: «Всё, что я заповедую вам, старайтесь исполнить (Иак 1:16,22,25); не прибавляй к тому и не убавляй от того…. В этом мудрость ваша и разум ваш» Второз 12:32;4:6,2. Это означает не что иное, как исследование библии на основе ней самой. 1Тим 4:16.

Посредством такого метода исследования библии Спиноза приходит к выводам, которые радикально изменяют общепринятые ортодоксальным богословием условности и каноны. Он разоблачает теологический предрассудок о том, что Моисей - автор Пятикнижия. Оно было «написано другим, кто жил много веков спустя после Моисея». Также  книга Судей была написана «одним историком, спустя много веков после Самуила». «Таким образом, мы заключаем, - пишет Спиноза, - что книги Судей и Царей – суть списки с других и что о событиях, содержащихся в них, рассказывается как о старине». Автор трактата доказывает, что «все эти книги были написаны одним и тем же историком….». Кто же был этим историком? – спрашивает Спиноза. «Подозреваю, однако, что это был сам Ездра… - человек свободного ума и незаурядной эрудиции, писатель, сведущий в законе Моисея. Он употреблял старание не только к отысканию закона божия, но и к приведению его в порядок… Священные книги были написаны не одним единственным человеком и не для народа одной эпохи, но многими мужами различного таланта и жившими в разные века» с. 206,218.

И далее: «Но кроме автора есть в самих книгах другие, заслуживающие внимание вещи…. Главная из них та, что Ездра…. не наложил последней руки на рассказы, содержащиеся в этих книгах. Он сделал не что иное, как собрал истории из разных авторов, а иногда только просто списал и оставил их потомкам ещё не проверенными и не приведёнными в порядок…. В этих историях отсутствует какой-нибудь определённый порядок, которому историки могли бы без греха подражать в летописях…» с.151,167.

В словах Спинозы читается мысль о том, что многие библейские имена и события были известны восточным народам «испокон веков», за многие сотни лет до оформления Торы. Например, И.Финкельштейн и Н.Зилберман в книге «Раскопанная библия. Новый взгляд археологии» пришли к выводу о том, что «книга «Бытие» описывает Авраама как архетипического человека веры и родового патриарха, изначально пришедшего из Ура в южной Месопотамии и переселившегося со своей семьей в городе Харране, располагающемся на одном из притоков верхнего Евфрата». Однако, предполагаемый автор Торы – учёный священник Эзра для этой книги взял только некоторые имена и, якобы, связанные с ними истории и внёс их в состав Пятикнижия. Многое остальное он опустил, оставил без внимания. Вот интересно, почему? 

Спиноза задаётся вопросом, который для науки остаётся и по сей день открытым: «Какие же причины помешали (если не преждевременная, может быть, смерть) выполнить ему это дело во всех его частях (привести в соответствующий описательному жанру порядок), я не могу угадать». Спиноза не смог найти причину подобного отношения Эзры к истории своего народа. Не смог или по каким-то причинам не захотел их огласить?

Итак, основная мысль Спинозы: первая часть библии, т.е. Ветхий завет, написана разрозненно и фрагментарно, рассказы и повествования имеют эпизодический характер. Фрагменты позаимствованы из других более древних исторических и литературных источников. Они не приведены в тот порядок, которым отличается историческое повествование. В них нет единой сюжетной линии, присущей любому повествовательному произведению.

По совету Спинозы вспомним в общих чертах «правдивую историю» библии.

597 год до н.э. В ответ на антивавилонские выступления царь Вавилонской империи Навуходоносор уводит в плен царя Иехонию вместе со знатью Иудеи. Обезглавив нацию, он в 586 году разрушает Иерусалимский храм и изгоняет евреев из земли Израиля. Однако, уже в 458 году персидский царь Кир позволил евреям вернуться в Иудею и восстановить Храм. Для этого, якобы, выделялись значительные средства из царской казны, а также возвращались храмовые ценности, которые когда-то были увезены вавилонянами.

Возвращение евреев в Иерусалим происходила двумя потоками. Первая волна переселенцев во главе с пророком Неемией. В 445 году была вторая волна во главе с учёным священником Эзрой.

Для нашего исследования примечательно одно: в период вавилонского плена по неизвестным до конца нам причинам начался процесс формирования современного Пятикнижия. Его родоначальником стал «крупный философ, реформатор, иудейский жрец Хелкия». Это был 621 или приблизительно 421 год до нашей эры (в истории Древнего Востока существуют две хронологические таблицы с разницей в 200 лет). Книга Хелкии, или Тора стала основой культа единственного бога. Таким образом, этот реформатор древней иудейской традиции сделал «первый шаг к распространению чистого монотеизма среди языческих народов», что впоследствии подготовило мир к христианству.

Традицию просеивания и отсеивания древней истории евреев продолжили и другие библейские писатели, в том числе и Эзра. Именно на этот момент формирования современной Торы обращают внимание бесстрашный и весьма наблюдательный Б.Спиноза и те учёные историки, которые придерживаются его выводов об истории библии.

В реформаторской деятельности Хелкии чётко просматривается жёсткий практицизм: «Ему нужно было не почитание его как автора великих идей, а реальное внедрение своих идей в народ, именно поэтому он легализовал свою книгу под видом древнего, но надолго утраченного и забытого произведения». Дескать, он здесь не причём. Хелкия скрыл от народа, от нежелательной публики свои настоящие намерения в деле реформирования традиции. В чём заключался их смысл и значение, мы пока не знаем.

Как пишет И.П. Липовский, «Последняя редакция большинства книг Ветхого Завета произошла уже после возвращения иудеев из вавилонского плена. Этой работой, вероятнее всего, руководил законоучитель Эзра, вернувшийся в V в. до н. э. из Вавилонии, чтобы помочь духовному возрождению своего народа. Он не решился что-либо изменять в дошедших до него древних рукописях и лишь соединил их по своему усмотрению. Так, обе версии Пятикнижия — «Яхвист» и «Элохист» — были объединены друг с другом, к ним был добавлен свод жреческих законов и Второзаконие. В результате было создано Пятикнижие (Тора) в нынешнем виде, ставшее позднее наиболее почитаемой книгой, как у иудеев, так и у христиан».

По утверждению И.П. Липовского, причиной реформаторской деятельности Хелкии и Эзры стала благородная цель – объединение еврейства в нацию. В древние времена религия в этом плане была просто незаменимым средством. По определению К.Маркса, религиозное мышление народных масс обеспечивало власти неограниченную власть над ней. Оно в руках царей и императоров было мощным рычагом подавления воли непокорных народных масс….

Но у Хелкии, а затем и у остальных реформаторов древней иудейской традиции была ещё и другая, не менее великая цель. Какая? За ответом обратимся к самой библии, и из неё самой, как из самой природы, постараемся выудить объяснения тем проблемам, которые были подняты уважаемыми учёными. Подняты, но до конца так и не объяснены!

Первое на что следует обратить внимание, так это на дату, которую указывает апостол Павел: он пишет, что «завета о христе (имя пишу с маленькой буквы, ибо речь идёт не о человеке, а об истине того же имени), прежде богом утверждённого, закон, явившийся спустя четыреста тридцать лет, не отменяет так, чтобы обетование потеряло силу». 430 год до нашей эры! Гал 3:17. Деян 7:6;13:20. Эта дата совпадает с началом реформаторской деятельности «учёного философа», пророка Хелкии. Получается, что тот самый «завет, богом утверждённый» или «закон» появился только в редактированной Торе, в 430 году. До этого в иудейской религиозной традиции его либо не существовало, либо он не обладал  юридическим статусом для государственной системы в целом: «Вплоть до 444 г. до н. э. в Библии нет сведений о публичном чтении Торы. В указанном году оно было совершено Эзрой (Нех. 8–10) на великом собрании народа в Иерусалиме, происшедшем приблизительно через 150 лет после разрушения Первого храма и спустя 50 лет после того, как началось возвращение евреев из вавилонского пленения. В этом контексте Тора именуется книгою закона Моисеева, который заповедал Господь Израилю (Нех. 8:1). По-видимому, систематическое собирание текстов Торы, их оформление и хранение, — хотя еще не в окончательной редакции, — а также канонизация структуры Пятикнижия относятся к периоду вавилонского пленения».

Этот закон как завещание, исполнение которого направляет библейский разум в землю обетованную – в область совершённых или объективных знаний основной проблемы учения о творении, сохраняется и в христианской традиции. Его развивали апостолы и верные служители Слова, которое, по определению Павла, есть истина, и которую, в свою очередь, впервые на страницах евангелий озвучил человек Иисус Христос или авторы евангелий устами их главного персонажа.

Появление «закона, богом утверждённого» учёные объясняют созданием политического механизма управления еврейской автономией. Ну, а что же по этому поводу говорят пророки – авторы первой, завещательной части библии. Они от имени господа пишут: «Мы во дни ваши делаем такое дело, которому вы не поверили бы, если бы вам рассказывали…. Сделаем дело в Израиле, о котором кто услышит, у того зазвенит в обоих ушах…. Станьте и посмотрите на дело, которое мы совершим пред глазами вашими». Это дело у бога сопряжено с местью и злом в адрес тех, кто не исполняет его закона о соблюдении его заповедей, которые в своей совокупности выражаются одной заповедью: «Возлюби господа своего или своего ближнего более себя (Гал 5:14): пошлю на вас ужас…, я наведу (мы пошлём, мы наведём. – Авт.) на вас мстительный меч в отмщение за завет…» Аввак 1:5. 1Цар 3:11. 4Цар 21:12. Левит 26:14-46. Мк 12:30,31. Что всё это означает, я подробно описываю в своих предыдущих работах. Надо только заметить, что эти угрозы давно осуществлены и продолжают действовать во всех тех, кто не покоряется конкретной в своём определении и содержании истине учения о его внешней и внутренней стороне, а значит, не следует указаниям разума.

Итак, пророки творили своё «великое дело», о котором в ту пору знали лишь некоторые - посвящённые в него учёные люди. Не по этой ли причине пророк Хелкия обманул народ, сказав, что новая книга очень древняя, но найдена совсем недавно и вот прочтена людям? Создание «великого дела» в объяснении причин реформы - аргумент, гораздо весомее, чем просто создание политического и религиозного закона.

Далее вновь обращаемся к Павлу. На глубоко иносказательном, зашифрованном религией языке он Тору – первые пять книг будущей библии, которые, якобы написаны Моисеем, называет духовным камнем по имени христос, духовной пищей, которую ели и пили многие. Однако «не многим из них благоволил бог». Другими словами, многие поколения людей, обращаясь к писанию, к его учению о боге отце и его сыне, не получали того, что необходимо было получить: «они поражены были в пустыне». 1Кор 10:4,5. Евр 4:2,3. Почему же случилась с ними такая беда? Павел, не уходя далеко, пишет, что Тора написана образным языком. Все её описания есть отдельные картинки, фрагменты, каждый из которых есть иносказательный образ структуры учения, его внешней религиозной стороны и невидимой рационально-духовной. Об этой структуре авторы первой части библии говорили многообразно. Например: «И сказал бог (то имя, которое обитает на небесах, т.е. во второй высшей сфере учения. А оно не Личность, а философское понятие – Авт.): сотворим человека по образу нашему и по подобию нашему, и да владычествуют они… и над всею землёю…. И сотворил бог (или боги? – Авт.) человека по образу своему, по образу божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их», «…не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему», «введи также в ковчег… от всякой плоти по паре…, мужеского пола и женского пусть они будут» и т.д.  Быт  1:26;2:18;6:19. В этих словах существуют такие тонкости, мимо которых пройти невозможно и на которые обращают внимание авторы евангелий и посланий. Но мир своею верою, «не растворённою верою слышавших», пропустил мимо своих глухих ушей эти, очень важные для учения, детали и тонкости выражений. Кого, например, господь имеет в виду, когда говорит «сотворим по образу нашему»? Что во время творения он был не один? Если не один, то сколько было богов? «Сотворил человека мужского и женского пола». Значит, сотворил двух человек. Что это описка автора, извращения несведущих переводчиков, или не то и не это, а что-то ещё? Вот Павел вслед Христу и призывает «вникать в учение и в себя», в деле его  понимания быть рассудительным. В итоге он скал: «Бога надо иметь в разуме», а не чувствах, что далеко не одно и то же. Без бога в разуме этот самый бог наделяет верующего человека, превратным, извращённым умом, который уже и не ум, а некое его отображение в кривом зеркале. Рим 1:28. Деян 20:30; Еф 4:14. 2Фес 2:1-12.

Мгновенно возникает вопрос, который ни в коем разе не должен остаться без ответа: писание содержит образы чего? Внимательный исследователь библии замечает то, что все речи человека Христа и его избранных апостолов постоянно останавливаются на слове «истина». «Я есть истина…, слово твоё есть истина…, христос – сын божий есть истина…, писания свидетельствуют о мне – об истине…, слово стало плотью и обитало с нами, полное благодати и истины…, поклоняться в духе и истине…, восхотев, родил он нас словом истины…, иисус христос есть истина – краеугольный камень, на котором всё здание, слагаясь стройно, возрастает в святый храм, (в истинный. – Авт.)….» и т.д.

Эти высказывания нельзя понимать схоластически, исключительно на чувственно-эмоциональном уровне. Здесь нужна строгая конкретика, без которой не будет ни спасения, ни рождения свыше, ни истинного звания верующего, ни настоящего поклонения. Не будет того, что атеисты называют научным пониманием «истины, которая представляет собой совокупность взаимосогласованных знаний». Не будет ровным счётом ничего ясного и удобовразумительного, доказуемого и повторяемого! Будет исключительно то, что Христос назвал домом, выстроенным безрассудным человеком на песке, без твёрдого основания. Благоразумный же муж строит свой дом на камне по имени «христос» Мф 7:24-29. Весь религиозный мир эти и многие другие религиозно-иносказательные образы понимает как правдивую историю, написанную пророками под диктовку их бога. Что на языке библейцев и называется «быть поражённым в пустыне или укушенным змеёй». Слепая вера в образ, в презренную букву писания иссушает человеческий разум, превращает его в безводную и бесплодную пустыню (вспомним сорокадневное блуждание народа божия по Аравийской пустыне. Это не исторический факт, а иносказательный образ того отрезка времени, когда мир будет понимать библию буквально. Цифра «40» - совершенно условное обозначение этого периода, который Христос назвал временем смерти истины в общественном сознании. Об относительности временных сроков Пётр пишет: «У бога один день, как тысяча дней и тысяча дней, как один день»). Буква – ядовитая змея, которую Павел окрестил аспидом, смертельным ядом которого поражён человеческий разум. Наивная вера в букву Священной Истории совращает людей с праведного (от слова «правда») пути в «познании великой тайны благочестия» Рим 3:9-14.

Со слов апостола Павла, приходим к выводу: писания – череда иносказательных образов какой-то истины. Какой?

Евангелист так мимоходом, как бы невзначай, очень осторожно (ибо это было не безопасно для жизни и для «великого дела») сформулировал эту самую истину. Обращаясь к своим оппонентам, к иудеям, он говорит: «Неразумные! Не тот же ли, кто сотворил внешнее, сотворил и внутреннее. Внешность чаши и блюда очищаете, а внутренность ваша исполнена хищения и лукавства…, горе вам, законникам, что вы взяли ключ разумения, но и сами не вошли и хотящим воспрепятствовали» Лк 11:40,39,52. Павел пишет, что «Христос пришёл спасти погибшее». А мы знаем, что он, придя в мир, проповедовал учение, которое усилиями иудейских раввинов к его времени было извращенно до неузнаваемости. Значит, «великое дело» пророков к началу первого века нашей эры было на грани неминуемой гибели. В основании этого дела лежит учение с его конкретным понятием истины: учение структурно, у него есть две стороны, две сферы знания, два его уровня – низший и высший. Одним словом, это учение – дом, выстроенный благоразумным человеком на камне, т.е. на твёрдой основе собственной теории. И это, в первую очередь, говорилось о Торе, о её законе любви ближнего твоего, т.е. о движении разума к познанию высшего – того самого уровня, в котором «всё писание богодухновенно…». В познании истины учения, того самого «краеугольного камня, который пренебрёг весь мир», человеческий познающий дух развивается, эволюционирует от низшего к высшему, от мифа к его рациональному значению в контексте самого учения. Он стремится ввысь, к совершенству, к объективности знания, к которому и призывает Христос (Мф 5:48. Лк 1:1-4).

Впоследствии выяснилось, что не только «большие пророки», но и «пророки малые» вплоть до конца второго века нашей эры писали свои книги по той же схеме, согласно структуре учения, называемой истиной. Эту традицию продолжили и развили Христос и его апостолы, которых было не одиннадцать, не двенадцать, а гораздо больше.

Итак, согласно Павлу, библейская истина, о которой, как пишет евангелист, «свидетельствуют все писания», и о которой приходил свидетельствовать человек Иисус Христос, на страницах Пятикнижия и всей остальной библии «одета» в различные по своей метафоричности иносказательные образы, которые автор книги «Бытие» называет цветными или полосатыми одеждами.  Они на страницах первой части библии, словно цветные стекляшки в калейдоскопе, переливаются своим насыщенным, красочным многообразием: «Бог (как понятие, а не как существо, которое где-то существует. – Авт.) многократно и многообразно, говоривший издревле отцам в пророках…» Евр 1:1. 1Кор 10:1-11. То есть пророки говорили об одной и той же истине от имени своего, а не языческого бога многочисленными образами. А это означает не что иное, как фрагментарность и разрозненность текстов не только Торы, но и всех остальных книг первой части библии, которую по недоразумению люди назвали Ветхим заветом или Священной Историей отдельного народа. Результат истолкования каждого отдельного фрагмента всегда будет один и тот же, все фрагменты имеют всегда один единственный результат истолкования: «христос всегда и во всём один и тот же». Другими словами, имя «христос» или «истина» (я есть истина… писания свидетельствуют о мне) раскрывает себя как понятие, как нечто общее для всех фрагментов, а не как внеразумная Личность бога во плоти. Евр 13:8.

Вопрос: откуда создатели Торы черпали образы для своей истины, для своего учения, которое впоследствии стало каменным основанием их «великого дела»? Понятно откуда – из самой истории, которую они просеивали, и из которой выбирали то, что наилучшим образом подходило для структуры их учения. Они, словно профессиональные портные, кроили и шили «платья» для того самого каменного основания. Материала для этой работы у них было более, чем достаточно. Например, у учёных ортодоксов существует одно мнение на еврейский исход из Египта. Они пишут, что «тот ничтожный по объему материал, который все же вошел в книгу Исход, был тщательно выхолощен: из него изъяли все имена, названия и события, которые могли помочь хоть как-то идентифицировать место, время и действующих лиц этого периода». Эти учёные объясняют подобный подход к истории древних евреев просто: «только такая единая версия египетского рабства могла соединить историю двух племенных групп. В данном случае мы снова сталкиваемся с методами работы составителей Библии: они ничего не выдумывали и не сочиняли, они лишь искусно комбинировали известные тогда предания, стараясь создать из них единое родословие и общую историю для северных и южных колен, оказавшихся волею судеб в одном государстве». Вот как! Пророки бились над проблемой объединения нации. Ну, и как - проблема эта решена? Видимо не в этом причина выхолащивания древней истории еврейского народа. Павел показывает, что не в этом!

Созданием своего неоднородного по своей структуре  учения и «великого дела», на нём основанного, они решили сразу две глобальные задачи: создали один закон, одну заповедь, который в зависимости от времени выполнял двоякую роль: во-первых, он стал, хотя и в уродливой форме, законодательным правилом для еврейского общества; а во-вторых, в будущем он трансформируется в закон, разоблачающий всё то, что до него почиталось за истину, т.е. религию как форму мышления. Здесь просматривается та последовательность, о которой говорит Павел: «в начале душевное, а потом духовное». То есть учение построено сообразно историческим обстоятельствам, своей востребованности временем: «Всему своё время…». В начале египетский плен, когда рационального содержания истина, говоря образно, будет распята в общественном сознании буквальным пониманием не только Торы, но и всей библии, а затем освобождение из этого плена. Освобождение в историческом измерении окажется очень сложным процессом. Что, собственно, и доказала история человечества с момента оформления Торы. А до этого момента плена не было? Был! что и побудило просвещённых людей эпохи эллинизма заняться решением неподъёмной проблемы, рассчитанной на века. Проблемы разоблачения всей коварной и циничной сущности религии.

Но писатели и конструкторы дела не ограничивались известной большинству народов исторической палитрой, берущей начало в глубокой древности восточных народов – Ур, Шумер, Аккад, Ассирия, Египет, Вавилон и др. Они, пользуясь свободой выбора, сочиняли и свои образы. Например, такие картинки, как исход евреев из Египта, как их переход по дну Чёрмного моря, сорокадневное скитание по Аравийской пустыне, как Вавилонская башня, как Ноев ковчег, Ханаан, Хеврон, как повесть об Иосифе и как многое и многое другое является исключительно предметом авторского сочинительства, не имеющее никакого отношения к истории отдельного народа. Вот, например, «считается, что Исход произошел во время правления Рамсеса II (1290-1224 годы до н. э.), могущественного и властительного фараона; трудно представить, что он пошел на поводу у вождя бунтовщиков. В иероглифических текстах, описывающих его правление, нет упоминаний о Моисее, о бедствиях, море и чуме, бегстве израильтян, попытке египтян вернуть их в Египет, также нет никаких указаний на перемены в жизни общества, которые должны были бы неизбежно сопутствовать Исходу еврейских рабов. Существует и другое предположение — что Исход произошел во время правления его преемника по имени Мернептах, но оно еще менее правдоподобно, поскольку сохранившиеся описания его побед над израильтянами на их землях не оставляют сомнений в том, что он не мог быть тем же самым фараоном, который потерпел поражение на Красном море при попытке вернуть бежавших из рабства евреев». Автор в своих исторических наблюдениях не ошибается: Исход – продукт творческой деятельности пророка, что подтверждается следующей цитатой другого автора: «По Библии, Соломон женился на дочери фараона, бывшего достаточно сильным для того, чтобы разгромить филистимлян и взять город Газер, отданный им в приданое Соломону за своей дочерью. В записях времени правления того бездетного фараона, которого традиционная хронология соотносит с периодом царствования Соломона, нет каких бы то ни было упоминаний о Палестине. Дворец Соломона после его смерти был разграблен фараоном по имени Сусаким, и баснословные богатства, описываемые Библией, были вывезены в Египет. Согласно ортодоксальной версии Сусакимом является Шешонк 1, малозначительный правитель, оставивший список палестинских городов, но никаких упоминаний об Иерусалиме, или завоеваниях, или о дворце, или хотя бы одного предмета из сокровищ. Поэтому археологи вынуждены снова переписывать Библию. М. Магнуссон утверждает, что <храм был относительно небольшим строением>. Хотя совершенно никаких доказательств этого у него нет, поскольку храм до сих пор не обнаружен. Отсутствие одновременных египетских упоминаний о Давиде или Соломоне он объясняет тем, что <все сведения относительно Соломона в Библии сильно преувеличены — и его мудрость, и его богатство, и численность его жен... по мнению археологов, это была лишь бумажная империя>, пригрезившаяся более поздним летописцам как период былой славы». Таким образом, Давид и Соломон, о которых идёт речь в первой части библии, и о которых не только вспоминают, но и объясняют их значение Христос и Павел, - образы также, как и исход либо вымышленные, либо едва слышимые в гулких раскатах истории.

В первой части библии есть описание восстановления иудейского святилища – храма на пожертвования евреев, которые несли все материальные ценности, что у них сохранилось по возвращении из вавилонского плена. Так, вот, библейский «храм», о котором идёт речь, - это не материальное сооружение необычайной красоты, а слово-термин, специфическое значение которого одно и для первой, и для второй частей библии. Под храмом подразумевается некая система знаний с конкретным вопросом своего исследования: «Вы храм бога живого, если только дух божий (истина и её дух знания) обитает в вас»…. Материальные богатства, которые евреи жертвовали для храма, - это также прообраз религиозно-исторического культурного наследия восточных народов, который пророки весьма успешно использовали для «Моисеева покрывала» 2Кор 3:6-17. Написано Павлом, что «всё писание богодухновенно…», т.е. имеет духовное значение. Поэтому и «храм», и его «строительный материал» того же качества.

К тому же материальное благосостояние еврейских репатриантов очень сомнительно. Народ по возвращении из плена, был гол как сокол, измучен физически и морально. Та часть евреев, которая сумела разбогатеть в Вавилоне, в землю Палестинскую не возвратилась. А таких депортированных за семьдесят лет плена оказалось совсем не мало. В основном возвращались те, кто не смог сколотить себе состояние в чужой земле. Так что восстановление разрушенного храма – миф, ибо ему, как утверждают серьёзные исследователи библейской истории, не существует никаких материальных, в смысле археологических или других, кроме библии, письменных подтверждений.

Картинность, эпизодичность, фрагментарность текстов «Священной Истории» - уникальное изобретение пророков. Эта форма позволяла сохранить идею об истине творения в веках, которая не только выразила их материалистическое воззрение на окружающий мир, но и обличило человечество в его пристрастии к не существующему, к иллюзии счастья и спасения, в нерушимость которого ортодоксально воспитанные евреи (да и другие народы) готовы уничтожить весь мир. По всему видно, что пророки предвидели «золотое время» в развитии общества, когда миром будет править не религия, а разум, критическое мышление человека, что подразумевает научную точку зрения в развитии всего сущего. И они своим делом и учением помогли будущим учённым и атеистам успешно завершить тернистый путь к ней.

На основании сделанных выводов о фрагментарности библейских текстов Б.Спиноза сделал ещё одно исторически важное наблюдение. Он пишет: «Наконец, я полагаю, что ни один здравомыслящий человек не думает, что историки священных книг намеренно захотели так написать, чтобы они казались противоречащими себе на каждом шагу» с. 176. Вот как - библейские тексты противоречивы на каждом шагу! Моё исследование, как уже должно быть известно моему внимательному читателю, показывает и доказывает, что библейские противоречия закономерны и имеют своё естественное объяснение.

Поскольку в первой части писания речь идёт об истории целого народа, то вначале необходимо разобраться в значении искони библейских выражений - «избранный народ божий» или «народ Израиля», то, как понимали их авторы новой Торы, а не так, как придумали это сочинители Талмуда. Люди думают, что ветхозаветные израильтяне - это те из них, кто принадлежит к еврейской нации, является коренным жителем Израиля, в обыденной жизни твёрдо придерживается законов иудейской веры, устав которой изложен, заметим, в Талмуде, а не в самой библии, в её первой программной части.

Согласно библейской формуле истины и со слов Павла, «Израиль», как и «Исаак», «Иаков», «Иосиф», «Ной», «Авраам», «Давид», «Соломон» и многие другие – не личности, которые когда-то существовали, а иносказательные образы второй рационально-духовной сферы учения. Они – образы того, духом которого пропитаны все писания и библия в целом. Быт 32:28. 2Кор 3:17. Ин 4:24. Рим 9:6,7,8. Быт 21:12. Ин 8:42-59. Лк 3:23. «Подводя черту под «Израилем», Павел напишет: «мы, братия, дети обетования по Исааку (по Израилю. – Авт.)… мы дети не рабы, но свободной» Гал 4:28-31.

Одним словом, «Израиль» - это мировоззрение, которое развивается от понятия, а не от плоти учения, в которой «бог» и его «сын» представляются личностями, подобными обычному человеку. Библейский «бог» - смыслообразующее, для учения конституирующее понятие, снимающее не только кричащую противоречивость библии, но и объединяющее её учение в единую смысловую, вполне разумную, а значит доказуемую систему рационально-духовных ценностей. Поэтому «обетования», которое от слова «обет» - это простое знание простой истины, то самое совершенство, о котором упорно напоминают те, кто знал её. Те, которые знают эту истину и владеют ею, как хозяин отмычкой от замка на доме, и будут называться детьми божиими, детьми обетования, народом избранным, народом израилевым и т. д. Получается, что ум человека Иисуса Христа, апостола Павла и других «сопричастников божеского естества» был и остаётся Израилем, по обетованию сыном Авраама. Они – наследники земли обетованной, в которой течёт молоко и мёд, изливается манна небесная. Перенося это заключение в наш современный мир, мы смело можем утверждать, что атеистов, чьё мировоззрение базируется на твёрдом основании – на научных принципах познания мира, на языке библии, будут называться «народом божиим, людьми, взятыми в удел, царственным священством, наследниками земли обетованной» и т.д. Ибо они, обладая разумом, способны анализировать, разлагать и соединять, систематизировать, а значит выводить понятия. На чём, собственно, и замыкается призыв апостолов «познать христа», т.е. постичь то, что обнаруживает себя, свидетельствует о себе многочисленными фактологическими проявлениями. И здесь надо отметить величайший научный вклад в мировую библейскую критику учёных советского периода: И.А. Крывелёва, И.С. Свенцицкой, З. Косидовского, Г. Гече и многих других. Их заслуга в том, что они как честные учёные учили и продолжают учить людей искусству разоблачения того обмана, который таит в себе безумная буква библии, и который насочиняли защитники мифологического сознания масс. Труд этих учёных для мировой культуры бесценен. Да, разумеется, они не избежали каких-то отклонений, ошибок и заблуждений, часто продиктованных строгой цензурой коммунистической идеологии. И не смотря на это, в истории исследования библии они воздвигли себе и мировой прогрессивной мысли памятник нерукотворный и нерушимый. Потому что их выводы относительно библии имеют огромную доказательную базу, разрабатываемую уже некоторыми прогрессивными учёными эллинистического периода человеческой цивилизации.

Из рассуждений Павла об Израиле следует: евреи как народ, как нация никакого отношения к библейскому избранному народу божию не имеют. Наоборот, со слов Павла, ясно одно, что Израиль, как город, как страна, как образ народа «искавший закона праведности, не достиг его. Потому что искали не в вере, а в делах (внешнего. – Авт.) закона (того самого Талмуда. – Авт.), ибо преткнулись о камень преткновения… и камень соблазна (соблазнились богом во плоти обычного человека. – Авт.Рим 9:31-33. Другими словами, евреи, а потом и остальные народы авраамического вероисповедания не поняли хитрости своего пророка Хелкии, который в прежнее, в древнейшее имя Яхва, Элохим, Иегова, господь вложил другой смысл, наделил их другой ролью. Они, исповедуя единственного (но не единородного) бога, остались прежними язычниками, некоторые из которых уже в те времена «искали и получали праведность», т.е. «землю обетованную» Рим 9:30. (к месту обратить внимание на слова - «искали не в вере». В библии «вера» - термин, привязанный к проблеме учения, к его основному вопросу. Павел пишет: «Вера есть осуществление ожидаемого» Евр 11:1. Вопрос в том, что обещали пророки людям. То ли, чего они ждут? Очень и очень сомнительно).

Если пророки Хелкия, Эзра, Неемия и другие, со слов учёных нигилистов, выхолостили древнюю историю еврейского народа, то все остальные учёные и не учёные историки ортодоксы выхолостили саму библию. Они, своевольничая, пропустили мимо своих учёных ушей и глаз те самые тонкости слов и выражений, которые составляют существо дела и наталкивают исследователя на серьёзные размышления: «Подлинно научное исследование начинается с мельчайших деталей».

Например, почему никто из этих историков не обращает внимания на тот «исторический факт», что и плен избранного народа божия, и его мучения в этом плену, и тягостное время избавления из египетского рабства происходят исключительно по воле самого господа бога? Именно он, а не кто-либо другой предопределил ему такую жуткую участь. Почему учёные библеисты не задумались над кровожадностью всемилостивого господа? Ведь жертва, смерть, циничное и умышленное насилие, жестокая расправа за непокорность проходят красной нитью не только по Ветхому завету, но и по Новому. Всё содержание библейских текстов упирается в смерть и в жертву. По какому, скажите, праву еврейские историки «округлили» библейские тексты? Почему они выбросили из текстов то важное, что, кажется, не поддаётся объяснению, или, наоборот, объясняется простой человеческой непросвещённостью? А мы, дескать, продвинутые люди, что даёт нам право смело заниматься умышленным схоластическим извращением «великого дела» писателей и философов Древнего Востока эллинистического периода.

Почему историки ортодоксального направления не задались простым вопросом: чем объясняется бесконечное, настойчивое соблюдение божественных заповедей? Ими буквально перенасыщены библейские тексты, о них авторы и толкователи учения говорят открыто, просто и ясно. Понять их скрытый, не противоречивый смысл совсем не сложно – стоит только чуть-чуть поднапрячь свои мозги, постараться не оборачиваться на авторитеты, обречь хотя бы малую долю той свободы, которая в обязательном порядке должна быть у добросовестного и беспристрастного исследователя. Однако, нет! Почему господь, требуя исполнения Декалога, сам нарушает его. Причём нарушает самым бесцеремонным образом, не на кого не оглядываясь, не укоряя себя в этом? Получается, что господь подал людям дурной пример не слушаться его. Это лишний раз свидетельствует о том, что учёные ортодоксы далеки от принципов научного исследования не только Торы, но и всей истории своего народа. Они, в буквальном смысле слова, слепили эту историю простым выдёргиванием отдельных «свидетельств», которые, на самом деле, таковыми не являются.

Библейская Священная История избранного народа божия - иллюзия, мираж, к которому сколько не иди, никогда не дойдёшь. «К сожалению, пишет И.П. Липовский, несмотря на то, что земля библейских стран буквально перекопана, даже в XXI веке археология не в состоянии ни подтвердить подлинность библейской истории, ни опровергнуть ее. Примечательно признание известного израильского археолога Амихая Мазара, автора одной из лучших монографий по археологии Палестины: «Может ли археология пролить свет на вопрос о происхождении Израиля? Ответ на это отрицательный, так как интерпретация имеющихся археологических свидетельств отнюдь не однозначна. Признаём мы это или нет, но альтернативы Библии у нас до сих пор нет. Все открытия археологов XIX–XXI вв., включая известные письменные памятники Древнего Востока, по своему значению не могут даже отдаленно сравниться с библейскими книгами — самым фундаментальным трудом религиозного, исторического и литературного характера, созданным когда-либо людьми…. Оценивая степень историчности Библии, не следует забывать об огромном разрыве во времени между самими событиями и их записью. Например, прежде чем были письменно зафиксированы предания о патриархах Аврааме, Исааке и Иакове, они передавались в устном виде из поколения в поколение в течение 800–1000 лет…».

В среде ортодоксально настроенных учённых существует твёрдое убеждение в том, что «повествование о пребывании древних евреев в Египте является самой загадочной и темной частью Ветхого Завета. По сравнению с ней, даже более древний по происхождению эпос о еврейских патриархах можно считать богатейшим источником информации. Поразительно, но о четырех веках пребывания древнееврейских племен в Египте Библия практически ничего не сообщает. Если предыдущая книга, Бытие, полна имен людей и народов, названий городов и стран, то книга Исход, посвященная пребыванию в Египте, загадочно молчит о четырехсотлетней жизни в этой стране. А ведь египетский период длился дольше, чем время, проведенное Авраамом, Исааком и Иаковом в Ханаане! Более того, тема рабства в Египте настолько важна, что проходит красной нитью по всем библейским книгам и упомянута более сотни раз. Полное молчание прерывается лишь с рождением Моисея, и в дальнейшем все, что мы имеем, посвящено исключительно исходу из Египта. Даже о 40-летнем периоде скитания по пустыне мы имеем несравненно больше сведений, чем о 430 годах пребывания в Египте». Это ещё одно подтверждение тому, что пророки – не летописцы. История, как предмет, как цель их не интересовала.

Простейшая теория библейской истины оправдывает выводы учёных об огромном разрыве во времени между самим событиями и их записью. В контексте того исследования, которое предлагают пророки и апостолы, библия исторической альтернативой не обладает. Она далеко не историческая летопись или хроника. В этом плане она не документ. Документом её стоит называть только потому, что она является достойным во всех отношениях явлением человеческой разумной духовности, стремящейся проникнуть в самую суть вещей. Библия – документ философский, поскольку хранит в себе рациональную систему знаний об окружающем мире, в своей совокупности духовных ценностей отражает многогранную жизнь эллинистического периода Древнего Востока, настроение его передовых умов. Созданное восточными мудрецами, философами и писателями «великое дело» размашистым ударом кисти, звучным аккордом исполнителя заставляет нас вздрогнуть от неожиданности, пробудиться от спячки и переосмыслить культурное наследие Древнего Востока. Человечество его просто недооценило.

Из сказанного сам собой напрашивается вывод: «Священная История» – это история жесточайшей борьбы света с тьмою, естественного мышления с религиозными, почти всегда абсурдными вымыслами и суевериями, замешанными на религиозной, часто агрессивной и, как водится, лживой, клеветнической идеологии. Из которой берут начала такие отвратительные явления как обскурантизм (мракобесие), шовинизм (политика проповеди национальной исключительности), мизантропия (человеконенавистничество) и многие другие. «Священная история» – это история шествия пророческой истины, её «великого дела» по тернистым стезям человеческой истории. «Священная история» - это своеобразный тест на человеческую порядочность. Именно эта история обличила во лжи и лицемерии многих из тех, кто причисляет себя к наместникам бога на земле. Хотя на самом деле таковыми не являются. Они – самозванцы, которые, спеша за славой и комфортной жизнью, за властью и деньгами, пренебрегают всеми естественными принцами человеческого сосуществования. Эти самозванцы просто забыли своё место на земле.

Я знаю, что всё, что сделано пророками и апостолами, что озвучено некоторыми философами и историками, а затем и мной, для широкой публики, жаждущей чудес, зрелищ и хлеба, – неблагодарная, бесполезная работа. Большинству из них правда, заключённая в библии, и даром не нужна. Она для них печальна и огорчительна, поскольку отнимает того единственного бога, на которого можно положиться, во имя которого не жаль умереть. Более того, интерпретация библии в свете библейской теории истины лишает еврейскую нацию её подлинной истории. Она вся сплетена из мифов и легенд. По воле её пророков многое из этой истории стёрто из памяти народа, забыто навсегда.

Пророки, создавая своё учение, учли состояние умов широкой народной массы, её нижайший уровень образованности, воспитанное веками в невежестве. На основании этого Христос говорит, что «званных много, избранных мало». Павел в унисон ему: «Мудрость, которая утверждается чрез явление духа и его силы, мы проповедуем между совершёнными, но мудрость не века сего (религиозного. – Авт.) и не властей века сего преходящих. Проповедуем мудрость… тайную, сокровенную, которую предназначил бог (разум пророков. – Авт.) прежде веков к славе нашей (а не вашей, христианско-иудейской. – Авт.)…. Если вы со христом умерли для стихий мира, то для чего вы… держитесь постановлений» Моисеева закона, интерпретированного в Талмуде? «Не прикасайся, не вкушай, не дотрагивайся до него. Ибо этот закон не есть наш духовный. Он сформулирован так, как нравится толпе – «по заповедям и учению человеческому. Это имеет только вид мудрости, выражающейся в самовольном служении, смиренномудрии и изнурении тела…» 1Кор гл 2. Кол 2:2-23. Видите, сама окружающая жизнь диктовала учёным людям тактику своего поведения, отношения к толпе, к манере и способу выражения своей мировоззренческой позиции: «Надобно было хитрить». Хелкия и остальные пророки – творцы дела хитрили, т.е. обманывали народ. Обман на страницах учения – лошадка, везущая воз, приём в качестве смертельного оружия поражения дракона о семи головах по имени религия.

Б.Спиноза также по поводу востребованности философских знаний заметил, что его труд предназначен читателю философу. Остальным он не рекомендует свой трактат, «ибо нет никаких оснований надеяться, что он может понравиться им в каком-либо отношении». Он знает, «как упорно держатся в душе те предрассудки, которым дух предался под видом благочестия…. Избавить толпу от суеверия также невозможно, как и от страха…. Поэтому я, говорит Спиноза, толпу не приглашаю к чтению этого труда…» Там же, с. 12.

В заключении ещё раз повторюсь: почему не приведены в порядок, «пророчества, собранные из летописей царей иудейских и израильских…, почему они сгружены беспорядочно, без всякой последовательности, почему в них одна и та же история повторяется различным образом?». А потому, что составители Торы не задавались целью написать правдивую историю еврейского народа. Летопись и исторические хроники не занимала их умы. Они конструировали поистине «великое дело», целью которого было одно – «разрушить дела дьявола» - религию как форму мышления с её безосновательной претензией на истину Творения. Решение этой сложнейшей задачи происходит на уровне уже одного фрагмента.

 Творцы «великого дела», как свидетельствует сама история, не просчитались. Евангелист пишет: «Второе пришествие христа в мир не сбудется до тех пор, пока не осуществится всё». А что именно должно осуществиться? Первое – исчезновение с исторической сцены классического язычества, распространение монотеизма, зародившегося ещё в Древнем Египте во времена Аменхотепа. Также известно, что иудейские учёные священники, писатели и философы, депортированные в Вавилонскую империю, пользовались большим покровительством её царей - Навуходоносора, а затем и Кира. Понятно, что еврейская учёная аристократия имела тесное общение с персидскими учёными мужами, которым по духу был очень близок монотеизм. Известно, что родоначальником персидского монотеизма был Заратустра. Ветхий завет, а впоследствии и Новый, написаны один в один с новой концепцией о едином боге Заратустры: «Длительное персидское господство для евреев также не прошло бесследно. Хотя оно не затрагивало прямо религиозной жизни народа, косвенно в иудейское сознание проникал иранский дуализм, ангелология и демонология (это особенно сказалось на апокалиптической литературе и в кумранских текстах). Именно Гункель, ученый, больше всего сделавший для выявления древневосточных влияний в Библии, вынужден был признать, что мифопоэтический материал Востока священные писатели очистили, преобразили и сделали средством для передачи учения, в корне отличного от тех, что бытовали на Д.В.».  Кстати, утверждение, что «Тора писалась на протяжении более 1600 лет, на протяжении жизни 60 поколений» ошибочное. Она – творение восточных философов эллинистического периода классической культуры Греции.

За четыреста с лишним лет к началу первого века нашей эры монотеизм уже был настолько силён, что позволил проложить путь к единобожным религиям - к последнему этапу языческих верований (да, да, я не оговорилась – языческих. Авраамические религии – разновидность язычества, исповедующее единственного бога), которые на сегодняшний момент истории заполонили весь мир. И в этом есть большая заслуга восточных учёных и философов, «их субъективная деятельность», в которой чётко просматривается идейная преемственность поколений, их учёный интернационализм. Именно этого они и добивались. Теперь осталось последнее - второе явление христа в мир, т.е. открытие «великой тайны благочестия», что непременно повлечёт за собой окончательное разрушение языческого единобожия. 1Тим 3:16. Причём этот процесс начнётся на индивидуальном уровне, как большая река берёт начало с ручейка. Эта последовательность шествия апостольско-пророческого дела на страницах евангелий озвучена многократно, что указывает на её огромную историческую и идейную значимость: «Сыну человеческому (идее о воскрешении истины конкретного и функционального содержания. – Авт.) много должно пострадать, быть отверженному старейшинами, первосвященниками и книжниками, и быть убитому, и в третий день воскреснуть» Мк 8:31. О времени последнего, заключительного аккорда в великом деле не знал и не знает никто. «Но как было во дни Ноя, так будет и в пришествие сына человеческого, который придёт внезапно…» Мф 24:35-38,44;25:13. В переводе на обыденный язык это означает, что идея о сыне, его смерти и воскрешении, о благочестии будет извращаться людьми вплоть до самого явления и открытия истины учения о его структурности. Никаких предсказывающих знамений не произойдёт. Пётр эту мысль высказывает образно: «день господень придёт как тать (вор) ночью, и тогда небеса с шумом пройдут, стихии мира, разгоревшись, разрушатся, земля, и все дела на ней сгорят…, и тогда настанут новое небо и новая земля, на которых обитает правда» 2Пет 3:10-13. Разумеется, что и «небо», и «земля», о которых говорит Пётр, ничего общего с планетой Земля и голубым куполом над ней не имеют.

 

Послесловие

1. Люди должны задаться вопросом: неужели в библии не существует хотя бы крупиц исторических сведений? Отвечаю: крупицы существуют, но только те, которые касаются истории создания учения, истории деятельности пророков и апостолов. Например, книги пророка Эзры. Но для просеивания, для отделения истории от самого учения и его истины необходимо овладеть механизмом, способом просеивания, тем самым ключом, который Христос обещал дать Петру. Вспомним евангельскую притчу о выдёргивании плевел, об отделении чистого зерна от сорняков. Ученики просили Христа позволить им сделать это. По многим причинам он им запретил заниматься этим далеко не простым делом. Одной из причин было отсутствие у них знания, того самого совершенства. Они ещё не имели ключа для распознания правды и лжи. А потому Христос им сказал: оставим это дело до времени, ибо всему своё время. Для учеников это время наступило, после того, как они расшифровали формулу «тайны великого благочестия»: «бог явился во плоти (смыслообразующее для учения понятие, которое всегда рационально, имени «бог» явлено пророками в мир в религиозной оболочке, на языке религиозных образов. – Авт.), оправдал себя в духе ( «бог» - понятие рационально-духовное, всё писание богодухновенно… - Авт.), показал себя ангелам (тем, кто распознал тайну имени «бог», «христос» в их рациональном совершенстве. – Авт.),  …принят верою в мире (иудаизмом, христианством, исламом, слепой верой в написанное пророками и апостолами якобы от имени господа Яхве, Элохима, Иеговы, Бога Отца, Аллаха. – Авт.), вознесён во славе (в том совершенстве, которое предполагает объективное знание проблемы. – Авт.). Понятно, что он возносится в мыслящий, рассуждающий человеческий разум. Как известно, ученики прошли весь путь к совершённому знанию имён. А потому и свои евангелия и послания написали без единой задоринки, без сучка в глазу. Конечно, за исключением тех незначительных извращений, которые были привнесены несведущими в истине учения толкователями и переводчиками. Но это уже не их вина.

2. Предлагаемая пророками парадигма исследования библии лично меня заставляет усомниться в отношении вавилонского пленения. Если ему нет археологических и других каких-либо подтверждений, то он - липа, миф, придуманный пророками, подобно тому, как они сочинили египетский плен и бегство евреев от преследований египетского фараона. Библейский «Вавилон» - также иносказательный образ внешней религиозной сферы, стороны учения. Вот как характеризует его автор книги «Откровение»: ангел, сходящий с неба, воскликнул: «…пал, пал Вавилон, великая блудница, сделался жилищем бесов и пристанищем всякой нечистой и отвратительной птице; ибо яростным вином блудодеяния своего она напоила все народы. И цари земные (власть и сотрудничавшие с ней иудейские, а затем и христианские первосвященники. – Авт.) любодействовали с нею, и купцы земные разбогатели от великой роскоши её…. И один сильный ангел (христос. – Авт.) взял камень (тот самый, на котором зиждется учение, истина и её формула. – Авт.), подобный большому жернову, и поверг в море, говоря: с таким стремлением повержен будет Вавилон, великий город, и уже не будет его» Отк 18:1-4,21. Однозначно то, что авторы «великого дела» для иносказания часто использовали реально существовавшее историческое событие в качестве иносказания. Поэтому историкам и в данном случае необходимо соблюдать осторожность, дабы не смешать праведное с грешным и, таким образом, не навлечь на себя суд божий – всеобщее человеческое осуждение за неосторожное враньё.

3. Да, Б.Спиноза признался в своей учёной беспомощности объяснить причину «сгруженности фрагментов». Но стоит ли верить ему? Лично у меня этот ответ вызывает большое сомнение. Если Спиноза сумел додуматься до факта фрагментарности писаний, то он не мог просто так остановиться на этом, умыть руки и тихонечко отправиться по совету друзей в Гаагу доживать свою искалеченную чахоткой жизнь. Такого плана исследователь, мыслитель, писатель, по сути, реформатор без дальнейшего исследования просто не мог существовать. Сознание работало по накатанной стезе. Мозг не переставал трудиться, искать и находить….

 Не стоит забывать, в каких исторических условиях работал этот человек. Тиранический дух инквизиции ещё не растерял своей боевой мощи. Он по-прежнему был силён. И оказывал соответствующее давление на инакомыслие. Ещё свежи были в памяти события, связанные с убийством Джордано Бруно (1600 г) и нешуточные преследования Галилео Галилея (1633 г). И это за то, что эти великие умы, не оглядываясь на религиозные авторитеты, продолжали развивать концепцию гелиоцентризма, тем самым опровергая уродливую догму о том, что «земля покоится на четырёх столбах», что она создана великим Творцом. То, что легализовал Спиноза, было достаточным основанием для его либо физического устранения, либо заставить отказаться от своих выводов. Но этого, слава богу, не случилось. Потому что в западноевропейской культуре к середине семнадцатого века уже созрели общественные силы, способные в какой-то степени противостоять религиозному мракобесию. Но если бы Спиноза, потеряв всякую бдительность и осторожность, отважился пойти до конца и объяснить действительные причины фрагментарности библейских текстов, то ему не помогли бы эти самые общественные силы и их веяния. Объяснить причины – значит показать идейную и мировоззренческую не только несостоятельность писаний, но и их лживость, а вместе с ними и всей религии как формы общественного мышления. Спиноза хорошо понимал, что пойти на такой шаг не позволяло время, не та была погода на дворе – опасно и для жизни, и для самого «великого дела». Общество ещё не созрело для усвоения исторической правды.

Как бы опровергая богословскую доктрину, он писал: «…но если бы всё, что в этом роде встречается в писании, необходимо должно было бы толковать и понимать метафорически, тогда писание было бы написано не для народа и необразованной толпы, но для весьма учёных людей и преимущественно для философов» с.204.  Эти слова можно прочитать и так: «Знайте, что писания должно толковать и понимать метафорически, ибо оно написано не для народа и необразованной толпы, но для весьма учёных людей…». Из осторожности Б.Спиноза радикальное объяснение вложил в уста богословов, чем и обезопасил себя. Пророки ведь поступали таким же образом: из осторожности говорили от имени бога, или от имени известных еврейскому народу исторических персонажей. «Притчи Соломона» совсем не означает, что их написал Соломон. Этим приёмом пророки усыпили бдительность агрессивно настроенных ко всему новому своих жрецов. Метод исследования писаний, избранный Спинозой, предполагает знание им всего до конца.

В его трактате существует достаточно высказываний, которые указывают на его совершённое знание библейского учения о сыне и его боге отце. Но я не собираюсь утверждать свою гипотезу в качестве окончательной истины. Это слишком ответственно. Следует, подмечая детали и тонкости, изучать труды этого очень уважаемого учёного «с ясным логическим умом и с достойной высшей похвалы способностью постигать важность некоторых сфер человеческого опыта».


Посмотреть и оставить отзывы (422)


Последние публикации на сопряженные темы

  • Библия одобряет проституцию и сутенерство?
  • Исполнение всех без исключения заповедей Библии – принцип её объективного исследования
  • Осуществление ожидаемого...
  • Библия одобряет садистские преступления - жертвоприношения детей
  • Обитель Зла: Заповеди Господни
  • 
    ПРОЕКТЫ

    Рождественские новогодние чтения


    !!Атеизм детям!!


    Атеистические рисунки


    Поддержи свою веру!


    Библейская правда


    Страница Иисуса


    Танцующий Иисус


    Анекдоты


    Карты конфессий


    Манифест атеизма


    Святые отцы


    Faq по атеизму


    Новый русский атеизм


    Делитесь и размножайте:




    
    Copyright©1998-2015 Атеистический сайт. Материалы разрешены к свободному копированию и распространению.