В Колыбель атеизма Гнездо атеизма Ниспослать депешу Следопыт по сайту

Глагольня речистая Несвятые мощи вече богохульского Нацарапать бересту с литературным глаголом


 
РУБРИКИ

Форум


Новости


Авторы


Разделы статей


Темы статей


Юмор


Материалы РГО


Поговорим о боге


Книги


Дулуман


Курс лекций по философии


Ссылки

ОТЗЫВЫ

Обсуждаемые статьи


Свежие комментарии

Непознанное
Яндекс.Метрика

Авторство: Хмелевская Татьяна

Смертью смерть распявший


04.09.2012 Статьи/Библия

Хмелевская Т.

«Бывшее о нас рукописание, которое было против нас,
Он взял его от среды (от принятого в обществе
понимания закона Моисеева. – Авт.)

и учением пригвоздил его к кресту,

отняв силы у начальств и властей, властно подвергнув их позору,

восторжествовав над ними собою…. 
Потому что наша брань… против

мироправителей тьмы века сего…».

Колос 2:14,15. Ефес 6:12. 1Кор 1:19,20.

История жизни, смерти и воскрешения Иисуса Христа в библейском учении - одна из важнейших. Успех или неуспех процесса исследования всей библии зависит от правильности её решения. Однако на протяжении всей истории библии этой историей никто и никогда не занимался так, как она того требует. Что впоследствии и стало причиной и источником множества расплодившихся «теорий» об этой совершенно загадочной книге. Нерешённая проблема породила в головах людей настоящий хаос, жуткий по своей сущности духовный беспредел.

Что же надо знать об имени «Христос» такое, что прояснит сознание читающего «святую книгу» и поспособствует созданию того порядка, который присущ учению как системе последовательных, доказуемых знаний?

Поскольку «все писания свидетельствуют обо мне», постольку надо знать и помнить, что в контексте библейского учения о воскрешении сына существует два имени «Христос». Одно принадлежит обычному человеку, такому, как мы с вами, который, разумеется, как и мы, не обладал никакими сверхъестественными способностями. Такое же имя принадлежит той истине, о которой приходил свидетельствовать простой смертный человек. Ин 18:37. Всё сверхъестественное, что встречается в библии, относится не к человеку, а к истине того же имени. Истина возносится на небо, истина ходит по воде, истина умирает и воскрешается, истина творит чудеса – оживляет мёртвых, спасает, даёт свободу, рождает и снимает грех, благославляет, крестит, освящает, поёт гимны богу, прославляет его и т. д. и т. п.

Писания свидетельствуют о втором имени – о духовном, которое выступает как смыслообразующее понятие. Ему то и отводится первое место, а человеку второстепенное.

Два имени «Христос» на протяжении всех текстов постоянно пересекаются, вводя в заблуждение неискушённого в библейских хитросплетениях читателя. Приведу несколько примеров в защиту данного тезиса учения. В начале о человеке по имени «Христос»:

«Я – человек, сказавший истину, которую слышал от бога».Ин 8:40;10:33;11:47;15:15;16:12,25,43;8:26,28.

«Я пришёл в мир, чтобы свидетельствовать об истине…. Человек Иисус Христос предался для свидетельства….». 1Тим 2:6. Ин 18:37. Каким образом это сделает человек, поговорим чуть ниже.

«Будучи образом божиим, уничижил себя, сделался и стал по виду как человек». Филипп 2:6-8.  Человеческий облик образа истины  в контексте учения является для неё явлением унизительным. Другими словами, образ божий – это не человек.

«Один бог, один и посредник между богом и людьми – человек Иисус Христос».1Тим 2:5. Ефес 4:5,6. Человек – посредник, но не бог!

«Христос приходил в мир исполнить волю божию». Евр 4:1,8. То есть приходил человек.

Далее о Христе духе:

«Он рожден от духа святого чрез Марию». Мф 1:18,20; 12:49,50. Понятно, что речь не о человеке, а о духе, который в библии называется ещё духом истины в противоположность духу заблуждения. Или «другим утешителем», которого человек Иисус Христос обещал ученикам прислать вместо себя – человека. Ин 14:16,17,26; 15:26. Христос никогда не обещал своим ученикам вернуться к ним в прежнем своём человеческом облике. Если бы это было так, то всё «великое дело» и его учение не имели бы ровным счётом никакого смысла. Отец, от которого рожден Христос, – дух учения, называется господом, т. е. всеобъемлющим учение духом. Значит и «Мария», его жена, в этом случае, будет не личностью, мамой сына по аналогии с человеческим родом, а таким же духовным термином, обозначающим нечто большее – философскую категорию, которая называется истиной и о которой своим, не разумеющим его слушателям, напомнил человек Иисус Христос: «Один и тот же создал внешнее и внутреннее».

«И, крестившись, Иисус тотчас вышел из воды, - и вот, открылись ему небеса, и увидел Иоанн духа божия, который сходил как голубь, и опускался на него. И вот, голос с неба, говорящий: сей есть сын мой возлюбленный, в котором моё благоволение». Мф 3:15-17;17:1-5. Лк 3:21,22;9:28-35. 2Пет 1:17,18.  Этой сцены, на самом деле, не было, и быть не могло. Она, как и многое другое, – придумка, сочинение евангелиста. Он «сшил» очередное покрывало для истины о сыне и его отце, а, в сущности, для смыслообразующих понятий учения. Эта сцена написана в строгом соответствии формуле истины о внешнем и внутреннем содержании учения.

Обратим внимание, что сыном возлюбленным является не человек, а дух божий, т.е. дух истины, который рождён от общего духа учения, от понятия о нём: «Господь есть дух и истина». Ин 4:23,24. 2Кор 3:17. Он отец сына, рождённого чрез Марию – чрез истину конкретной формы и содержания.

Данная последовательность в рассуждениях отвечает основному принципу учении: «Всё писание богодухновенно….». 2Тим 3:16. То есть все образы истины и её действующих «лиц», какие только встречаются на страницах библии, духовной природы. И если человек Иисус Христос говорил, что «все писания свидетельствуют обо мне», то, понятно, что все писания в форме иносказательных образов, свидетельствуют о Христе – духе, но не о человеке. Этот дух обитает на небе, т.е. во второй духовно-рациональной сфере учения, которая, разумеется, является прообразом человеческого интеллекта, его разума: «бога надо иметь в разуме», - пишет Павел.

На основании различения имён евангелист устами Христа говорит: «Человек Иисус Христос не благ». Мф 19:16,17. Такой мировоззренческий статус принадлежит исключительно духу истины, её сыну по имени «Иисус Христос». Вот он и благ. То есть он – источник действительных, а не надуманных, мнимых знаний, которые, собственно, уже и не знания, а чистейшей природы религиозное заблуждение.

Другого решения проблемы имён в библии не существует. А если существуют, то они все от лукавого.

На этом, пожалуй, я закончу приводить примеры о различении имён. Хотя их в библии множество.

Чтобы оградить библейский ум от духовного блуждания в различении имён, авторы учения предложили миру метод исследования их учения, называемый ключом. Мф 18:19;16:19. Ин20:22,23. И этим методом является та самая формула истины, которая в предельно кратком изложении продиктована человеком Иисусом Христом: «один и тот же создал внешнее и внутреннее». Об этом методе или ключе расшифровки религиозного языка, перевода религиозных текстов в рациональную плоскость я более подробно пишу в своих предыдущих работах. Кому интересно, читайте, вспоминайте и, вникая, осмысливайте. 1Тим 4:16. Ик 1:16,22,25. 1Пет 1:9-12. Псал 118:117.

Я уже не один раз высказывала мысль о том, что пророки – авторы учения об истине творения его структуру списали с обычного человека, который имеет свою плоть и заключённый в неё мыслящий дух. Учение об истине творения, подобным образом, также имеет свою плоть, внешность, форму (тот самый религиозный образ) и свой дух, определяющий качество и существо содержания учения. Его авторы делают упор на то, «что плоть не пользует не мало, дух животворит…, дух бодр, плоть же немощна» Лк 14:38. 1Кор 2:11. Как человек без духа теряет свою человеческую сущность, так и учение без его духовности нечто, что сравнимо с разлагающимся трупом.

Возникает закономерный вопрос: существует ли между двумя именами «Иисус Христос» и их особенностью духовности какая-либо связь? И если существует, то какая?

Выше я уже привела слова Павла о том, что «Христос (на страницах учения, а не со слов христианской церкви. – Авт.) образ бога невидимого, …что человек Иисус Христос – посредник между богом и людьми». 2Кор 4:4. 1Тим 2:5. Кол 1:14-23.

Понятно, что человек Христос своим пришествием и своими действиями должен был создать аналогию истине того же имени, указать путь продвижения разума к ней: «Христос пострадал за нас, оставив нам пример, дабы мы шли по следам его, …я есть путь к истине…» 1Пет 2:21. Ин 14:4-6. В этом и выражается его посредничество. Христианское мировоззрение людей основано на внешнем, исключительно формальном значении и понимании библейских имён. Значит, Христос – посредник между внешним и внутренним мировоззрениями, что и составляет существо истины, между её формой выражения и содержанием. В одном случае форма и содержание находятся в непримиримом противоречии, а в другом представляют ту последовательность, которая присуща учению как научной, логичной, доказуемой, воспроизводимой системе знаний.

Первое, что делает человек Христос, объявив себя иудейскому миру, - избирает группу учеников, которые и станут для всего мира образцом той веры, законы и принципы которой были запрограммированы высшими пророками – авторами учения об истине творения: «Я пришёл свидетельствовать об истине…, я пришёл исполнить закон и пророков…. Я пришёл не сам от себя, но истинен пославший меня…. Не вы меня избрали, а я вас избрал и поставил вас, чтобы вы шли и приносили (полезный. – Авт.) плод…». Ин 17:4-15. Мф 5:17,18. Ин 7:2,8; 15:16. Эти слова приобретают ясность и здравый смысл в одном единственном случае: когда читатель, а тем паче, исследователь писаний и библии в целом слово «бог» станет узнавать, как понятие, как сущность, а не как личность с десятью ногами и сотней голов, которые успевают в мгновение ока обозреть всех сразу, кого помиловать, а кого и покарать. И если «бог» - понятие, то сразу становится очевидным тот факт, что человек Христос пришёл по воле своих предшественников – зачинателей «великого дела». Они составили программу действий наследникам их обетований. Таким наследником и исполнителем их постановлений и является обычный человек Иисус Христос.

Евангелист Лука пишет: «Отозвав же двенадцать учеников своих, сказал им: вот, мы восходим в Иерусалим, и совершится всё написанное чрез пророков о сыне человеческом: ибо предадут его язычникам и поругаются над ним, и оскорбят его и оплюют его, и будут бить и убьют; и в третий день воскреснет. Но они ничего из этого не поняли; слова сии были для них сокровенны, и они не разумели сказанного». Лк 18:31-34. Это ученики то не разумели?! Каждодневно учитель был рядом и учил их, а они не разумели! Ну и ну! А ведь это так и было. И, что самое удивительное, Христос об этом хорошо знал, но почему-то хранил гробовое молчание. Вопрос: почему Христос им ничего не объяснил и, в таком случае, когда ученики домыслят сказанное учителем? И домыслят ли вообще? Открываем последнюю главу этого евангелия, из которой становится понятно одно: ученики, не дождавшись физического воскресения своего учителя, после долгих размышлений, споров и сомнений наконец-то уразумели библейскую истину о сыне божием или о сыне человеческом. Ин 14:26;16:3. И как только это произошло, они наперебой друг другу пересказывали то, что их учитель говорил им при жизни и чего они не понимали, но уже совсем в другом свете. А не понимали потому что думали, что учитель вёл речь о себе, как о боге во плоти. Воскресшее, т. е. понятое имя сына открыло ум апостолов к пониманию того, о чём писали пророки и о чём говорил им их учитель при жизни. И отныне они стали свидетелями того, что веками было скрыто от глаз и ушей религиозного мира. Рим 14:24.

В евангелии от Иоанна Христос ученикам говорит довольно странные слова: Филипп попросил учителя показать ему отца. На что последовал ответ: «Я и отец – одно. Столько времени я с вами, и ты не знаешь меня, Филипп? Видевший меня видел отца: как же ты говоришь: покажи нам отца? Если бы вы знали меня, то знали бы и отца моего; и отныне знаете его, и видели его». Ин 14:6-10. Здесь налицо безумие и комок противоречий: с одной стороны ученики не знают ни Христа, ни его отца. А с другой, и видели, и знают. Но если бы знали, то не просили бы показать им отца. Снять противоречие с этих слов поможет нам: во-первых, различение имён; во-вторых, формула библейской истины о внешнем религиозном и внутреннем рациональном содержании учения. Христос ученикам своим излагал истину учения на религиозно-иносказательном языке. Этим языком он сформулировал понятие и о сыне, и о его отце. То есть он им сказал всё. Осталось только домыслить эти понятия на уровне рациональности. Пока они этого не сделали. Потому что ещё многого не знали и не понимали. Узнают и поймут только после смерти своего учителя, как явления необратимого. И тогда станут размышлять, о какой смерти и о воскрешении чего (а не кого) говорил им их любимый учитель.

Понимание учениками духовной сущности этого имени евангелист обозначает «вознесением на небо», так как понятое имя истины обитает на «небе», во второй, духовно-рациональной сфере учения. Христос, как человек, взявший на себя ответственность свидетельствовать об истине, должен был исполнить пророков, их программу развития «великого дела». И он пошёл в Иерусалим, сотворив тем самым прообраз тех, кто извращал и продолжает извращать, не побоюсь этого слова, научную истину об имени «Христос».

А теперь вопрос: почему ученики должны были понять сказанное только после его смерти? Почему на протяжении всего времени общения он не разъяснил им не одной тайны, касаемой жизни, смерти и воскрешения имени «Христос». Ответ, как говорится, лежит на поверхности. Ученики (говорю в который раз) были избраны целенаправленно, по указанию авторов первой части учения (которую люди по недоразумению назвали ветхим заветом). Они должны были стать не только образцом евангельской и в целом библейской веры, но и микромоделью развития, движения общечеловеческого мыслящего духа к пониманию идеи о смерти и воскрешении, что в свою очередь станет началом крушения религиозной веры в единого сверхъестественного бога. А это уже есть решение стратегической задачи «великого дела»: «Сын человеческий пришёл для того, чтобы разрушить дела своего противника – диавола». И, как видим, для осуществления этой задачи была придумана особая программа. Ученики, как свидетельствуют евангелия, для всего мира стали примером этого разрушения. Теперь очередь за всеми остальными.

Допустим, Христос всё разжевал бы ученикам, всё положил бы им в рот. Проглотили бы они эту пищу? Нет, они бы её тут же выплюнули! И, покрутив пальцем у виска, разбежались бы кто куда, только подальше от сумасброда, от человека, потерявшего разум. Почему? А потому что они, как после и весь верующий мир, видели в человеке Иисусе Христе сына божия, в своём учителе - бога во плоти и надеялись на сверхъестественное возвращение своего учителя к прежней его жизни и на те обещания, которые были связаны с этим актом. Они верили ему, что пройдёт три дня, и он вернётся к ним вновь. Такого не случилось! Он был, он умер, но он не воскресал. Это обещание или обстоятельство уже не относится к человеку.

 Воскреснуть и жить вечно, согласитесь, соблазн великий! Чуть ли не полмира и по сей день надеется чрез веру в сына божия достичь вечной жизни во плоти, вечного спасения: «Но Христос воскрес из мёртвых, первенец из умерших…. Во Христе все оживут». 1Кор 15:20-23. Эти слова иносказательны, как и многие другие. Здесь не о людях речь. Поэтому надежды на вечную жизнь на небе напрасны, ибо это противоестественно.

Одним словом, ученики сверхъестественный язык учения пока ещё понимали буквально. Говоря на языке библии, были младенцами во Христе. Что, собственно, мы наблюдаем и в современном иудео-христианском мире. А, поскольку всё написанное в библии невозможно совместить с действительностью, то люди изначально вынуждены были учение извращать, переписывать и толковать его на свой религиозный, древний языческий лад. И в наше цивилизованное время история переводов библии изобилует такими, по своему существу, варварскими примерами. Переводчики под покровом своего цивилизованного превосходства обращаются с библией как вандалы, которые в своё время уничтожили прекрасные памятники языческой культуры.

В евангелии от Иоанна описана смешная и унизительная для человека Иисуса Христа сцена: он сам наливает воды в таз, сам умывает ученикам ноги, сам их вытирает. Они возмутились: «Господи, тебе ли умывать мои ноги?». В ответ Христос сказал: «что я делаю теперь, ты не знаешь, а уразумеешь после.., если не умою тебя, не имеешь части со мною…. Омытому нужно только ноги умыть, потому что чист весь». Ин 13:4-10. И вновь сцена не закончена, Христос не объяснил значения своего поступка ни ученикам, ни всему миру. Причина всё та же: уразумеете после, когда постигните великую тайну смерти и воскрешения истины по имени «Христос». Если не уразумеете, то не будете моими людьми. Данная сцена имеет продолжение в последней главе евангелия от Луки. Христос на примере учеников показал, что весь христианский мир будет оставаться «не умытым» до тех пор, пока не постигнет великую тайну смерти и воскрешения истины по имени «Христос» - великую тайну благочестия. 1Тим 3:16.

Ученики, как известно, постигли значение имён и их место в контексте учения. Постигли и отныне стали «сопричастниками божеского естества, родом избранным и святым (освящённым истиной. – Авт.), царственным священством, людьми, взятыми в удел, дабы возвещать совершенства призвавшего вас из тьмы в чудный свой свет…. Поэтому, братья, более и более старайтесь делать твёрдым ваше звание и избрание: так поступая, никогда не преткнётесь». 1Пет 2:9. 2Пет 1:10.

Важное наблюдение: авторы евангелий об одном и том же пункте программы пишут разными образами, разными «исторического содержания» повествованиями. Евр 1:1.

Историческим фактом является человеческая смерть в качестве жертвы на древе, которая стала вторым, после избрания учеников, прижизненным актом Иисуса Христа. На важность этой жертвы указывает Иоанн: «…у меня есть пища, которой вы не знаете, …моя пища есть творить волю пославшего меня и совершить его дело…» Ин 4:32,34; 6:38. Умирая, он скажет: «Я прославил тебя на земле, совершил дело, которое ты поручил мне исполнить» Ин 17:4. Последним словом умирающего от пыток на столбе было слово «СОВЕРШИЛОСЬ»: «Ныне суд миру сему; ныне князь мира сего изгнан будет вон» (весь вопрос в том, когда это должно случиться?). Ин 19:28,30;12;31. Христос изначально понимал значение его смерти на древе, и он сделал всё для бессмертия одновременно спасительной и разрушительной идеи о воскрешении. Теперь не одна тварь не сможет убить её без последствий воскрешения. Настанет день и час, когда она взойдёт на свой престол, незаконно занятый её противником – человеческим безумием, религиозным обожествлением человеческой плоти. Ответ на вопрос, о каком деле идёт разговор, находим в послании к евреям: «Христос, входя в мир, говорит: жертвы и приношения ты не восхотел, но тело уготовал мне. Всесожжения и жертвы за грех неугодны тебе. Тогда я сказал:  в начале книги написано обо мне: вот, иду исполнить волю твою, боже: …отменить первое, чтобы постановить второе. По сей-то воле освящены мы единократным принесением (в жертву. – Авт.) тела Иисуса Христа… Он одним приношением навсегда сделал совершёнными освящаемых». Евр 10:5-14.

Из сказанного следует: человеческая жертва, принесённая один раз, каким-то образом доводит ум освящаемых ею (познавших её значение) до совершенства. Библейскому богу, как написано, не нужны те жертвы животных и те всесожжения, которые иудеи язычники приносили своему богу по своему закону каждогодно: «Язычники, принося жертвы, приносят бесам, а не (нашему. – Авт.) богу (т. е. их боги – бесы. – Авт.); но я не хочу, чтобы вы были в общении с бесами». Евр 9:25,26; 10:8. 1Кор 10:19,20.

Понятно, что библейский ум в понимании её учения может быть совершённым, а может быть и другим – бесовским, т. е. не совершённым. Павел пишет: «Ибо, если мы, получивши познание истины, произвольно грешим, то не остаётся более жертвы за грехи» Евр 10:26; 6:4-8. Совершенство, как видим, в познании сущности имени «Христос», т. е. в его, по-библейски, воскрешении. Ум, а не сам по себе человек, в познании законов и принципов учения может быть ещё и грешным. То есть человеческая жертва в этом случае оказывается бесполезной, она не научает грешника или религиозно-заблуждающегося человека уму разуму. (Смотрите, «служить бесам» и иметь «грешный ум» - выражения синонимического порядка). Поэтому «Христос пришёл призвать не праведников, а грешников к покаянию». Мф 9:1.3. Другими словами, он и как человек, и как идея о воскрешении пришёл показать миру путь освобождения от греха, от веры в сверхъестественное, как в естественное. Признание правильным второго имени «Христос», (а это уже обнажённый материализм), и отступление от первого, от того, что навязывает человеку сухой буквализм, слепая вера в чудо воскрешения и вечной жизни в раю, и будет называться покаянием. Люди, наконец-то уразумеют, что буква и её дух – предмет и источник их многовекового заблуждения. А кому хочется быть обманутым? Но, парадокс: люди ищут обман, люди хотят быть обманутыми! Именно на этом ослике и въехал Христос в небесный Иерусалим (осторожно! выражаюсь иносказательным языком).

О грехе я уже писала не один раз. Но сейчас напомню. О нём прямо и открыто пишет Павел: «Но писание всех заключило под грехом…, ибо всех заключил бог в непослушание….» Гал 3:22. Рим11:32. И ещё: «Бог дал им дух усыпления, глаза, которыми не видят и уши, которыми не слышат, даже до сего дня» Рим 11:8. Смотрите, писание вводит человека в грех, оно грешно. Звучит парадоксально! Ясно, что авторы учения, в котором «бог» - понятие, ведут речь о превратном, неправильном, языческом  понимании их духовного продукта. Значит, вера, основанная на внешнем, религиозном значении слова есть олицетворение и воплощение библейского греха. Слова «весь мир лежит во зле» равнозначны словам «весь иудео-христианский мир грешен». То есть весь мир предпочитает в библии то, что Павел назвал «ветхим или душевным человеком». Учение обладает своей душой! Но нам не нужна его душа, нам нужен его дух! 1Кор 2:11-16.

Каким же образом человеческая жертва должна была снять грех – веру в идола, в обожествлённого человека? А очень даже простым! Человек приносит в жертву свою плоть. Аналогичным образом и плоть учения должна игнорироваться. Она - первый, доступный всем людям уровень учения, но в нём нет истины, он не её дом, не её храм. Она находится выше, во втором и последнем уровне: «Бог есть дух и истина: и поклоняющиеся ему должны поклоняться в духе и истине» 1Пет 4:1,2. Ин 4:23,24. То есть истина в духовном значении иносказательно-религиозного образа. Поэтому как плоть человека, так и плоть библейской истины, её религиозная оболочка должна отодвигаться на второй план. Исследователь писания не должен задерживаться на религиозном, по-библейски, плотяном значении слова: «Ныне нет никакого осуждения тем, которые во Христе Иисусе живут не по плоти, но по духу» Рим 8:1,4,8-10. Здесь не совсем корректный перевод, потому что: «Отныне мы никого не знаем по плоти, если же и знали Христа по плоти, то ныне уже не знаем…. Христос – духовный камень» 2Кор 5:16. 1Пет 3:18. 1Кор 10:4.

Понятно, что Павел ведёт речь не о плоти верующего человека, о его рефлексах и инстинктах, он говорит о плоти учения. Духовный уровень которого, как видим, достигается через понимание человеческого единократного жертвоприношения: «…не знавшего греха бог (человеческий разум и его идея о воскрешении. – Авт.) сделался для нас жертвою за грех, чтобы мы в нём сделались праведными пред богом…. Он грехи наши сам вознёс телом своим на древо, дабы мы, избавившись от греха, жили для правды: ранами его вы исцелились». 1Пет 2:21. 2Кор 5:21. Истина в начале должна быть убита, а потом посредством человеческой жертвы возвращена к вечной жизни: «…он отдал самого себя за грехи наши, чтобы избавить нас от настоящего лукавого (религиозного. – Авт.) века…». Гал 1:4.

Как видим, путь к истине и её воскрешению изначально был рассчитан на отдельного человека, а не на широкую публику. Местоимение «нас», «вас» и подобные им не в коем разе не относятся ко всем уверовавшим во Христа. Нет! Евангелисты и другие авторы называли ими только ограниченный круг людей.

Анализ человеческой жертвы приводит к неопровержимому выводу: она, как явление необратимое, – супераргумент в обосновании иносказательности библии, в её структурности. Иносказательность заключает в себе огромную научно-философскую ценность. Жертва создаёт логический приём, называемый аналогией. В умозаключениях по аналогии на основании сходства признаков у двух предметов делается вывод о том, что признак, обнаруженный у одного из них, имеется и у второго. Уже в древности было замечено, что уподобляться друг другу, соответствовать и быть схожими по своим свойствам могут не только предметы, но и отношения между ними. Чтобы избежать ошибок и заблуждений, необходимо выделить такие удобоподобляющие признаки предметов и их отношений, которые могут лечь в основание истины (в нашем случае истины о сыне, о боге, об отце и прочее). Уподобление должно доказать истину (не противореча ей ни в чём) о воскрешении распятого духа истины и таким образом расширить до возможных пределов границы этой истины. Этот предел будет там, где происходит скачок из прежнего, существующего на правах истины учения, в новое, более совершённое знание, когда количественный максимум иносказательных образов переходит в их качественный минимум; когда множество разрозненных иносказательных образов, фрагментов и описаний объединяются в единое, цельно организованное состояние – в субстрат истины, в систему знаний философского содержания.

Апостол Пётр также имел познание о жертве Христа как об аналогии, создавшей образ движения разума к истине учения: «Он грехи наши сам вознес телом своим на древо, дабы мы, избавившись от греха, жили для правды: ранами его вы исцелились. Ибо вы были, как овцы блуждающие (не имея пастыря), но возвратились ныне к пастырю и блюстителю душ ваших». 1 Пет 2:24, 25; Ис 53:4–6. Понятно, что под «пастырем» надо понимать второе, духовное имя «Христос». Павел осуждает всех, противящихся этой истине. Это «люди развращённые умом, невежды в вере…, безумцы…, потерпевшие кораблекрушение…, богохульники…». Отступление от истины, простое её непонимание возбуждает «пустые споры между людьми поврежденного ума…. Называя себя мудрыми, обезумели, славу нетленного бога изменили в образ, подобный тленному человеку…. Они заменили истину о (нашем. – Авт.) боге (своей языческой. – Авт.) ложью и поклоня(и)лись твари вместо творца…. И как они не заботились иметь бога в разуме, то предал их (наш. – Авт.) бог превратному уму – делать (и произносить. – Авт.) непотребства, так что они исполнены всякой неправды… обмана…».1 Тим 1:19, 20; 6:3, 5; 2 Тим 3:8, 9; Рим 1:22–32.

 Всё, что связано с человеком Христом на страницах библии является иносказательными образами для истины учения о воскрешении или творении. И деревянное перекрестие – тоже образ. О кресте как об иносказательной форме учения Павел пишет: «Крестом … Христа для меня мир распят, и я для мира распят…. Слово о кресте для погибающих (для тех, кто остаётся на первом уровне учения и для которого Христос во плоти, как бог в образе человека. – Авт.) юродство, а для нас сила божия». Гал 6:14. Рим 6:6. 1Кор 1:17, 18. Сила разума в понятии, в его конкретном определении и содержании. Библейское понятие имён соответствует реальности. «Бог во плоти» - с одной стороны может быть субъективной формой чувства, а в другом случае – действительным знанием: по Гегелю «только в понятии истина обладает стихией своего существования».

Другими словами, сфера, в которой обитает конкретная истина, для религиозного мира оказалась закрытой. Этот мир, по причине некоторых обстоятельств, не сумел домыслить то незыблемое, что является основанием не только учения о воскрешении, но и его «великого дела». Почему это произошло? Потому что это незыблемое невозможно познать одними чувствами. Здесь (по Гегелю) «необходима наша субъективная деятельность, преобразующая непосредственно существующее». Нужны усилия разума: «Терпением вашим, пишет Павел, спасайте души ваши» - «душу» учения в её логическом развитии. Внешняя сторона учения, её религиозный образ мысли – это то, что его авторы уже высказали. Но это высказанное без перевода на язык рациональности будет оставаться, на самом деле, невысказанным, не доведенным до совершенного уровня, а значит не познанным, не понятым. Чтобы невысказанное стало высказанным, понятным, его необходимо осмыслить. И здесь без различения имён, без метода их исследования никак не обойтись. Они, подобно тискам, сдерживают человеческую субъективность от её произвола, разгула несбыточных фантазий.

Для осуществления этого процесса необходим зрелый, закалённый в спорах и доказательствах учёный ум, которого, как следствия и продукта эволюции духа в массах ещё не было. Просвещение, образование были привилегией аристократического меньшинства. Общество же в своём большинстве питалось суевериями, колдовством, магией и прочими формами вненаучного «знания». В этом заключалось его жизнеобеспечивающее противоречие: рядом с невежеством, что называется, бок о бок, развивалось высокое научное и философское знание. Разумеется, это знание только зарождалось, не имело под собой крепкой научной базы. Оно часто носило умозрительный характер. Тем более стоит восхищаться той мудростью, подтверждением и источником которой для пророков была сама жизнь.

Библейцы отлично понимали значение религии для власти и для широкой, управляемой ею, публики. Углубляясь в историю, мы также видим, что религия для власть предержащих была и остаётся  мощнейшим орудием подавления воли народа, силой, организующей стадо в управляемое общество. Так было во всех культурах и во всех известных нам цивилизациях. Я всегда обращаю внимание читателей на религию, как на явление многоаспектное, многогранное. «Ценность» религии в её мировоззрении. Здесь она показала свою умственную ограниченность, застылость и консерватизм. Религия – продукт для общества чуть ли не бесценный, значимость которого, однако, сокращается по мере развития исторических и общественных наук. Поэтому многие философы, писатели, общественные деятели свои крамольные для религиозно-тоталитарной эпохи мысли и дела прятали за цветной ширмой общественных приоритетов. Иначе – физическое уничтожение и смерть великим мыслям и не менее великим делам. Библейцы за основу своей разумной, просвещенческой деятельности избрали то, что и составляет существо любой религии – её мировоззрение. Оно для них – дракон о семи головах, которые, чтобы его одолеть, надо отсечь все сразу. Для этого, с их слов, великого действа был придуман радикальный способ «воинствования нашего» - «обоюдоострый меч» - учение с его внешней и внутренней стороной. Почему обоюдоострый? Да потому что внешняя сторона учения заключена в строгие рамки логического мышления. Выявление логических узлов и конструкций, а затем их последующее одухотворение и есть тот путь познания, который, в итоге, приводит к совершенству в познании всего, что есть в библии. Начиная с имён главных персонажей и заканчивая их творениями.

Маленький пример: нынче в моде, ибо престижно, называться верующим человеком. По людским представлениям это совсем не трудное дело: пришёл в храм, помолился, перекрестился, поставил свечку, приложился к «святым» мощам, принародно назвал себя верующим…. И всё! В библии же совсем иные требования к определению веры и верующего. Далеко ходить не надо. Христос просто и ясно сказал: «истинно говорю: верующий в меня, дела, которые творю я, и он сотворит, и больше этих сотворит…». Ин 14:12. У Христа дела особого рода: он словом веры исцелял человека от его тяжёлых недугов, и даже воскрешал мёртвых. Почему христианская церковь не учит своих прихожан науке постижения этого библейского постулата веры? А не учит по многим причинам: во-первых, она не знает ответа на него, того единственного и правильного ответа, который знал Христос; во-вторых, если церковь станет углубляться в его расшифровку, ей неизбежно придётся пересмотреть весь свой догмат веры, вплоть до его уничтожения. В таком случае, что ей останется? А ничего, кроме того яркого, блистающего позолотой, рубинами и сапфирами, шоу, которое она, собственно, и представляет собой. Давно замечено, что люди по-прежнему жаждут хлеба и зрелищ. Любая религия утоляет эту приземлённую человеческую страсть, которую создатели материалистического учения о сыне называют похотью, идолослужением, язычеством, бабьими баснями и другими нелицеприятными словами.

У Гегеля есть высказывание, которое в дальнейшем было развито философами материалистами: «Что же касается отдельных людей, то уж, конечно, каждый из них сын своего времени; и философия есть также время, постигнутое в мысли». Пример с библией для меня - веский аргумент в защиту этого постулата. Любая эпоха – комок противоречий, когда рядом бок о бок уживаются, приспосабливаясь друг к другу, два антагонистических мировоззрения, две платформы умозрений и суждений о мире. В обществе зарождается нечто, что способно противостоять его застою и традиции. По этому поводу у пророков есть высказывание: «Раздражу вас не народом (моим. – Авт.), раздражу вас народом несмысленным». Современная философия поняла Гегеля иначе: дескать, в то дикое время (конец пятого века до н. э. Эпоха греческой классики, эллинизм) не могло быть продвинутых мыслителей по той простой причине, что их просто не могло быть. Были!!! Корни современной философии берут своё начало из того самого дикого времени. Немецкая классическая философия перебросила мостик между прошлым и настоящим философии. Чем и доказала преемственность идей в науке и философии. Отрицать и не соглашаться с тем, что библейцы были философами материалистами, дело безнадёжное: факты говорят сами за себя. Идея о бессмертии истины по имени «Христос» – материалистична!!! Она отвечает всем законам бытия.

Итак, добровольная, унизительная и мучительная жертва простого человека на все века останется инструментом разрушения идола – бога внешней стороны учения, символом нерушимости свободной, независимой от человеческих прихотей истины о творении и воскрешении. Ин 4:23,24. 2Тим 3:16. 1Тим 3:16.

Особо хочется остановиться на личности Человека, который возложил на себя ответственную перед всем будущим человечеством роль: создать иносказательный образ и символ того, что не от мира сего, чему «надлежало пострадать и воскреснуть». Деян 17:3. И это для того, чтобы, когда настанет время, пригвоздить к позорному столбу тех, кто веками обманывал народ, сеял в его среде неискоренимое невежество, уничтожал инако, нетрадиционно мыслящих представителей человеческого рода, для кого религия и имя Христа было и остаётся всего лишь выгодным средством оболванивания масс, личного обогащения и обустройства лёгкой, дармовой жизни. А также для того, чтобы уничтожить ложное рукописание о высших пророках и апостолах, т. е. оправдать авторов учения в глазах самых честных, самых просвещённых, самых умных и самых мудрых людей планеты.

Каким же надо было быть идейным человеком, и как надо было презирать и ненавидеть тиранов и эксплуататоров, чтобы добровольно принять ужасно мучительные крестные, к тому же по тем временам унизительные страдания, дабы «спасти погибшее», исполнить завещание своих таких же не менее идейных и мудрых предшественников, братьев по разуму: «Сын человеческий идёт, как написано о нём, но горе тому человеку, которым он предаётся: лучше было бы этому человеку не родиться». Теперь мы понимаем, что таким «человеком» стал весь иудео-христианский мир: «Произнося надутое пустословие, они заманивают в плотские (религиозно-духовные. – Авт.)  похоти тех, которые едва отстали от находящихся в заблуждении…. Это сыны проклятия. Оставивши прямой путь, они заблудились….». Мф 26:24. Лк 22:22. Деян 3:13-18,24.2Пет 2:1-3,14,18; 3:15,16.

А теперь подумайте сами, мог ли всё то, о чём повествует библия, осуществить «один из пяти миллионов рабов»? В сфере научной критики библии ведутся ожесточённые споры, был ли вообще человек, объявивший себя сыном божиим. Этот вопрос не должен был стоять на повестке дня вообще. Сама библия – верный и достойный свидетель того, что такой человек был, и что его явление в мир – дело не случайное. Но библейская и история, и философия истины не вмещается в сознание просвещённых людей 18-21 веков. Почему? Да потому что библия как документ никогда не изучалась на основе самой себя. Изучалась религия как феномен, в свете которой рассматривалась и библия. Просветители расценили её всего лишь как памятник религиозной литературы. И только! Они, как и весь религиозный мир, «преткнулись о камень», с той только разницей, что осудили церковный символ веры, как противоречащий, как враждебный всему живому, и разуму, в том числе.

А всем иудео-христианским миссионерам, их высшим чинам и всем тем, кто на протяжении двух с половиной тысяч лет сочинял о библии ложные, антинаучные теории, напоследок стоит напомнить слова Христа: «Горе вам, законникам! Вы взяли ключи разумения: сами не вошли и входящим воспрепятствовали…. Сын человеческий, пришед, найдёт ли веру на земле? …Берегитесь, чтобы вас не ввели в заблуждение; ибо многие придут под именем моим, говоря, что это я. И это время близко: не ходите вслед их…. Дух («бог» учения. – Авт.) ясно говорит, что в последние времена (2Тим 3:1-5) отступят некоторые (???. – Авт.) от веры, внимая духам обольстителям и учениям бесовским, чрез лицемерие лжесловесников, сожжённых в совести своей…, отвращайся негодных бабьих басен». Лк 11:52; 18:8; 21:8.1Тим 4:1-7. Под лжесловесниками, учениями бесовскими, под бабьими баснями Павел, как теперь нам должно быть понятным, подразумевал всех тех, кто обожествлял тленную человеческую плоть, мощи святых и прочую ерунду, кто учил народ библейский религиозно-иносказательный язык, символ и образ понимать как явь, как реальность, которую никогда и никто не может воспроизвести, оправдать на практике. Что, в свою очередь, является грубым, преступным нарушением заповеди о совершенстве и его делах. Мф 5:48. Ин 14:13. «…Берегитесь же, чтобы не пришло на вас сказанное у пророков: смотрите, презрители (библейской правды. – Авт.), подивитесь и исчезните; ибо я делаю дело во дни ваши, дело, которому не поверили бы вы, если бы кто и рассказывал вам» Деян 13:26. Аввак 1:5. В контексте этого дела жертве человека отводится ведущая роль. Деян 17:3;28:23. 1Пет 4:1,2. Но «кто учит иному (не тому, о чём свидетельствует человеческая жертва. – Авт.) и не следует здравым словам господа нашего Иисуса Христа (сына истины и её духа познаний. – Авт.) тот горд, ничего не знает, но заражён страстью к словопрениям…, от которых происходят пустые споры между людьми повреждённого ума (по-библейски, грешными людьми. – Авт.), чуждыми истины (о жертве и её воскрешении. – Авт.). Кто учит иному, да будет анафема, маран-афа». 1Тим 6:3. Гал 1:7-9. 1Кор 16:22.

Мы же последуем наставлениям Павла: «Храни преданное тебе, отвращаясь негодного пустословия и прекословий лжеимённого знания. Будем держаться образца здравого учения…». 1Тим 6:20. 2Тим1:13.

Овладев искусством различения имён, так и хочется воскликнуть: да, были люди в далёкие от нас времена! Богатыри не мы! Интересно, приобретали ли они учёные звания и степени, и выбивали ли себе гранты для восшествия на крест?


Посмотреть и оставить отзывы (231)


Последние публикации на сопряженные темы

  • Библия одобряет проституцию и сутенерство?
  • Исполнение всех без исключения заповедей Библии – принцип её объективного исследования
  • Осуществление ожидаемого...
  • Библия одобряет садистские преступления - жертвоприношения детей
  • Обитель Зла: Заповеди Господни
  • 
    ПРОЕКТЫ

    Рождественские новогодние чтения


    !!Атеизм детям!!


    Атеистические рисунки


    Поддержи свою веру!


    Библейская правда


    Страница Иисуса


    Танцующий Иисус


    Анекдоты


    Карты конфессий


    Манифест атеизма


    Святые отцы


    Faq по атеизму


    Новый русский атеизм


    Делитесь и размножайте:




    
    Copyright©1998-2015 Атеистический сайт. Материалы разрешены к свободному копированию и распространению.