Кидайте в меня камни, но Собчак права!  


В Колыбель атеизма Гнездо атеизма Ниспослать депешу Следопыт по сайту

Глагольня речистая Несвятые мощи вече богохульского Нацарапать бересту с литературным глаголом


 
РУБРИКИ

Форум


Новости


Авторы


Разделы статей


Темы статей


Юмор


Материалы РГО


Поговорим о боге


Книги


Дулуман


Курс лекций по философии


Ссылки

ОТЗЫВЫ

Обсуждаемые статьи


Свежие комментарии

Непознанное
Яндекс.Метрика

Авторство: Московский комсомолец

Кидайте в меня камни, но Собчак права!


15.04.2012 СМИ/Патриарх Кирилл

В настоящей публичной политике всегда были и останутся важны две вещи:

 
— слышать главный, доминирующий запрос общества (избирателя);
 
— уметь правильно ставить вопросы — ибо, не поставив правильных вопросов, невозможно найти верные ответы, пусть даже между вопросом и ответом — дистанция в целое поколение или того больше.
 
Мне представляется, что нынче в российском обществе отчетливо начинает доминировать запрос на искренность. Всем смертельно надоел политический постмодерн конца XX — начала XXI века, который означает, что политик (общественный деятель):
 
а) в 90% случаев не верит в то, что говорит;
 
б) как правило, заведомо не собирается выполнять свои предвыборные обязательства.
 
И это считается совершенно нормальным, даже по-своему добродетельным, по крайней мере в политическом классе.
 
Практически все политики старшего поколения у нас — дети этого самого постмодерна.
 
Когда видишь Жириновского, который во время «отчета» (без кавычек здесь сложновато) Путина в Государственной думе начинает с высокой трибуны шутить о двух дополнительных местах в Мавзолее — для себя и Зюганова, хочется сделать очень серьезное лицо и сказать ему:
 
— Владимир Вольфович, ей-ей, не смешно. Больше не смешно. И неинтересно. Нам отныне не важны ваши обычные приколы про Мавзолей или про что-то другое. Кстати, это же вы еще 20 лет назад придумали, что можно назвать партию либерально-демократической, чтобы официально выступать против либерализма и демократии? Это вы первый — талант, понимаешь! — в России догадались, что можно собрать с избирателей голоса под одно, а потом отдать их под совершенно другое? Что можно порвать на предвыборной груди шелковую рубашку, а потом по высокой цене продать ее Кремлю? И вы занимаетесь этим всю жизнь. Может, довольно? Вам 65 лет, скоро будет 66. Вы хотите уйти в историю со всеми этими циничными приколами — и только? Может, вам все-таки пора на пенсию, пока не поздно? А партию передать молодым?
 
А когда во время того же «отчета» слышишь стенания лидера КПРФ по поводу базы (транзитного центра?) НАТО где-то под Ульяновском, подступает к горлу желание выплеваться и подсказать Зюганову:
 
— Геннадий Андреич, ну чего вам далась эта база, которая для нынешней России не имеет почти никакого значения? Хотите привлечь дополнительные 3% электората? А зачем они вам, если за власть вы не боретесь и никогда не боролись? Если вы еще в 1996-м слили президентские выборы, на которых могли победить? Может, вам тоже лучше на выход?
 
Когда же «национальный лидер» на полном серьезе утверждает, что к 2018 году всякий россиянин будет жить 75 лет, а на отмену псевдовыборов мэра Астрахани он, Владимир Путин, никак повлиять не может (хотя может все решить одним звонком), — это уже просто классика постмодерна.
 
На всем этом фоне относительно прилично смотрится, как ни странно, «Справедливая Россия». Которая вышла из думского зала после ответа Путина про Астрахань и помчалась туда поддерживать голодающего кандидата в мэры Олега Шеина. Партия, созданная как вторая кремлевская нога, похоже, неожиданно поняла, что на одном постмодерне теперь можно доехать лишь до политической смерти. Интересно, насколько хватит «эсеров», сохранятся они в целости или расколются — на «умеренных» и «буйных».
 
Но, так или иначе, россияне, кажется, уже созрели до политического модерна — когда политик верит в то, что говорит, и борется за власть, чтобы реализовать свою подлинную, широко объявленную программу. Среди молодого поколения, не представленного в официальных государственных институтах постсоветской России, такие люди уже типа появляются. И, как ни удивительно это прозвучит для многих, одним из таких политиков рискует стать Ксения Собчак. Которая в последние месяцы быстро эволюционирует из звезды гламурного авторитаризма в серьезного оппозиционера.
 
Ибо Ксения Анатольевна, похоже, владеет важным для политики модерна искусством — умением ставить правильные вопросы (см. выше). За минувшую неделю она как минимум дважды поставила их ребром.
 
Первый вопрос прозвучал в ее ток-шоу «Госдеп-2»: должен ли Патриарх Московский и всея Руси Кирилл Гундяев уйти в отставку?
 
Радикальненько? Да, но вполне справедливо. Если помните, мы с вами еще пару месяцев назад обсуждали на страницах «МК», что в скором будущем лозунг «Церковь без Гундяева» станет одним из опорных для осмысленного протестного движения, может, даже поважнее, чем «Россия без Путина». Так оно постепенно и происходит.
 
Дмитрия Медведева часто упрекают в том, что за 4 года президентства он не сделал практически ничего. Кирилла Гундяева в этом не обвинишь. За три года патриаршества он совершил почти невозможное: в хлам дискредитировал вверенную ему Русскую православную церковь Московского патриархата (РПЦ МП), превратив ее в посмешище, причем какое-то злобно-грустное. Если в начале 2009 года, когда Кирилл стал предстоятелем, РПЦ МП как общественный институт могла считаться потенциальным духовным проводником русского народа через пустыню имперского распада, то сегодня она прочно ассоциируется с чем-то совсем иным.
 
Например, с часами «Брегет» то ли за 30, то ли за 80 тысяч долларов. Которые исчезают с официальных фотографий с помощью «Фотошопа». С элитной квартирой в столичном Доме на набережной, ради ремонта которой с патриаршего соседа, смертельно больного священника, бывшего министра здравоохранения о. Георгия Шевченко представительница Гундяева умудрилась через суд взыскать почти 20 млн. руб. ($666 тыс., как подметили зоркие наблюдатели) на удаление какой-то «нанопыли». С бандой городских сумасшедших, объявивших себя «православными экспертами» и терроризирующих мирное население прожектами «храмов одноразового использования». С бесконечными скандальными высказываниями церковных спикеров типа протоиерея Всеволода Чаплина, намедни вновь отличившегося таким пассажем: «Нет ничего плохого, что патриарху или священникам дарят дорогие предметы быта. Это не просто мирской престиж, но и убежденность, что епископ — это образ торжествующего, царствующего Христа, поэтому ему приличествуют дорогие вещи». На что уже даже официальный церковный интеллектуал протодиакон Андрей Кураев возмутился в своем блоге: «Может, оставите свою апологию стяжательства, карьеризма и должностной непогрешимости? Хотите жить богато — живите. Но Веру нашу не троньте и Евангелие Христово не подменяйте».
 
Судя по всему, за разрушение авторитета РПЦ МП ее предстоятель должен-таки по-христиански ответить. В конце концов, что может быть прекраснее для монаха, чем оставить должностные заботы и провести остаток дней в молитве и созерцании?
 
Другой, по мне, совершенно верный вопрос Ксения Собчак поставила во время вручения кинопремии «Ника». Когда актрисам Чулпан Хаматовой и Дине Корзун, основательницам благотворительного фонда «Подари жизнь», вручали спецприз за гуманитарные заслуги. Собчак спросила Хаматову, которая в начале года записала агитационный ролик за кандидата в президенты Владимира Путина: а если б не благотворительность, стала бы та поддерживать «национального лидера»?
 
Зал освистал Ксению Анатольевну. А вручавший премию нар. арт. РФ Евгений Миронов сразу обвинил ее в том, что она работает чисто ради пиара — в отличие от святых и безгрешных Хаматовой—Корзун.
 
Но тут, как любит говорить на очных ставках добрый друг русского народа товарищ следователь, в показаниях имеются противоречия.
 
Если Хаматовой—Корзун пиар не требуется, то зачем тогда брать за свои усилия громкую премию, помпезно-гламурное вручение которой транслируется по целому Первому каналу? Нет ли здесь неискренности? И не должна ли подлинная благотворительность быть анонимной, когда левая рука не знает, что делает правая? Ведь Господь ценит не столько поступки, сколько их мотивы. И любое доброе дело, совершаемое из гордыни (тщеславия), в плюс не засчитывается — это как бы давно известно.
 
И еще. Помощь больным детям — это очень хорошо, кто бы спорил. Но проблема в России — совсем не в отсутствии благотворительных фондов. А в том, что у нас... как бы это сказать... несколько развалена медицина, особенно детская. И если кто-то открыто и публично поддерживает власть, не льет ли он тем самым воду на мельницу этого развала? Не входит ли это в диссонанс с безусловно благими намерениями фонда «Подари жизнь»?
 
Так что кидайте в меня произвольных размеров камни, но, как по мне, Собчак права. Будучи политиком новой формации, она не только имела право, но и должна была задать свой вопрос. Я не знаю, на чем успокоится ее политическое сердце (за последние 15 лет ваш покорный слуга повидал много политических карьер, которые начинались хорошо, продолжались блестяще, а завершались — позорно). Но хочу пожелать удачи.
 
c

Посмотреть и оставить отзывы (24)


Последние публикации на сопряженные темы

  • Путин дважды оттолкнул патриарха
  • Рейтинг русофобов
  • Воцерквление пингвинов
  • Оскорбление религиозных чувств
  • Патриарх Гундяев освятил стадион "Спартака"

    Пришествий на страницу: 150

  • 
    ПРОЕКТЫ

    Рождественские новогодние чтения


    !!Атеизм детям!!


    Атеистические рисунки


    Поддержи свою веру!


    Библейская правда


    Страница Иисуса


    Танцующий Иисус


    Анекдоты


    Карты конфессий


    Манифест атеизма


    Святые отцы


    Faq по атеизму

    Faq по СССР


    Новый русский атеизм


    Делитесь и размножайте:




    
    Copyright©1998-2015 Атеистический сайт. Материалы разрешены к свободному копированию и распространению.