В поисках недостатков Христа  


В Колыбель атеизма Гнездо атеизма Ниспослать депешу Следопыт по сайту

Глагольня речистая Несвятые мощи вече богохульского Нацарапать бересту с литературным глаголом


 
РУБРИКИ

Форум


Новости


Авторы


Разделы статей


Темы статей


Юмор


Материалы РГО


Поговорим о боге


Книги


Дулуман


Курс лекций по философии


Ссылки

ОТЗЫВЫ

Обсуждаемые статьи


Свежие комментарии

Непознанное
Яндекс.Метрика

Авторство: Галабурда Кирилл

В поисках недостатков Христа


09.08.2010 Статьи/Христианство

0.
 Даже в современной культуре много ходит разговоров о том, насколько прекрасен Иисус Христос и насколько оправданно насаждать культ личности Христа. Доходит до того, что порой и атеисты вроде Уэллса или Докинза берутся выступать в его поддержку.
 Данное сочинение написано как раз с целью всеми способами опорочить имя этой личности. Автор этих строк решил заведомо не скрывать своего враждебного к Христу отношения и заодно предупредить, что скрупулёзно прочёл лишь те библейские книги, которые описывают биографию человекобога: евангелия и Апокалипсис (или Отк.). Автор предположил, что весь компромат на Иисуса следует искать именно там, а потому и избавил себя от труда изучить сколь-нибудь подробно другие книги Нового завета.
 Под Христом автор подразумевает не историческую личность, если таковая имелась, и не идеальный образ, который выдумывают христиане. Здесь Христом будет считаться персонаж, о котором ведут повествование евангелисты. Это означает, что в данном сочинении даётся попытка критически оценить его таким, каким он описывается со слов претендующих на право быть очевидцами. Мысль следующая: каковы бы ни были преступления и подвиги последователей Христа, Христос не может ни разделить осуждение за них, ни распространять на себя их славу. Для его обличения нужно исходить непосредственно из его поступков и слов.
 Обвинения, какие будут предъявлены Христу, будут касаться следующих пунктов:
1. отношение его к ветхозаветному Богу и к зверствам последнего,
2. отношение его к ветхозаветным заповедям,
3. отношение его к тем, кто ему не поклоняется,
4. наконец, так называемая «проблема Ада».
 Этим достигается, во-первых, уличение Христа в симпатии к кровожадному древнееврейскому божеству, совершающему насилие и призывающему к тому же, во-вторых, поиск примеров, когда Христос сам не гнушался тем, что осуждал, и, как следствие, — уличение его в непоследовательности.
 Остался ещё один момент, о котором стоит предупредить. Многие адвокаты Иисуса в особо щекотливых моментах начинают призывать понимать Библию небуквально. Однако если заранее исходить из убеждения, будто в Священном писании подразумевается не то, что в нём написано, то можно зайти очень далеко. Если всё там по принципу: «сказка — ложь, да в ней намёк», то выходит, что авторы Библии вовсе не были верующими, а понятие «Бог» — не более чем поэтическая метафора!

1.
 Чтобы спасти честь Нового завета, его современные поклонники пытаются умыть руки и отречься от Завета ветхого. Ссылаются при этом на апостола Павла, якобы называвшего древнееврейское культурно-религиозное наследие «дерьмом» [Фил. 3:16]. Посмотрим же, однако, как относился к этому сам Христос. Ведь если окажется, что Павел противоречит своему учителю, то тем для него и хуже, он превратится из апостола в форменного еретика.
 Много разговоров ходит о том, что только евреи живут по кровожадному Ветхому завету, а вот новозаветный бог — это, дескать, не тот «бог-ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода». А действительно ли в Новом завете Бог ни с того, ни с сего перестал убивать людей? «Но вдруг ангел господень поразил его за то, что он не воздал славы Богу; и он, быв изъеден червями, умер» [Деян. 12:23] — ужасная смерть, не так ли? Хотя и не сказано, что этим ангелом руководил Бог.
 Есть и другой случай, когда человек утаил от христианской секты часть своих денег, и погиб вместе с женой нераскулаченным [Деян. 5]. Хотя и тут не сказано, что убивал Бог, может, это апостол просто напугал беднягу.
 Зато сказано, как Слово Божье предоставит стервятникам «трупы царей, трупы сильных, трупы тысяченачальников, трупы коней и сидящих на них, трупы всех свободных и рабов, и малых и великих» [Откр. 19:18], как Бог обещает всех неверных обречь на «участь в озере, горящем огнём и серою» [Откр. 21:8]. Апокалипсис так и пестрит описаниями «подвигов» прихвостней Бога: и тех, что всякому, «кто захочет их обидеть, тому надлежит быть убиту» [Откр. 11:5], и тех, что насылают болезни и стихийные бедствия на горячо любимых Богом людей, ведь недаром «кого Я люблю, тех обличаю и наказываю» [Откр. 3:19].
 Да и Святой Дух, хулящему на который «не будет прощения вовек» [Мар. 3:29], тоже фигурировал в одном отвратительном дельце. Мало того, что одержимые им люди начинают воздавать хвалу описанному выше Богу [Деян. 10:46], апостол Павел на Кипре, «исполнившись Духа Святого», начинает грозить ослеплением врагу христианства — «и вдруг напал на него мрак и тьма» [Деян. 13:9–11]. Подобным же устрашением был обращён и сам Павел [Деян. 9], где описывается, что Христос вызывает не только прозрение, но и ослепление. (К слову сказать, православный «инквизитор» св. Иосиф Волоцкий, призывая в XV–XVI веках бороться с ересями при помощи застенков и сожжения на кострах, учил, что «руками палачей казнит еретиков сам „святой дух“» [Грекулов Е. Православная инквизиция в России].)
 Если в Ветхом завете сказано: «пошлю на вас ужас, чахлость и горячку, от которых истомятся глаза и измучится душа» [Левит 26:16], «пошлю на вас язву» [Левит 26:25], то и в Новом завете Христос, исцеляя паралитиков, объявляет: «Прощаются тебе грехи твои» [Лук. 5:20] и стращает их: «не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже» [Иоан. 5:14] — это значит, что Бог не перестал насылать болезни грешникам и их детям. И не только грешники должны страдать, ведь Бог безвинно ослепил одного человека до его рождения просто ради демонстрации целительного дара Христа: «не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нём явились дела божии» [Иоан. 9:3].
 Что же Иисус, восстает ли он против деспотичного древнееврейского божества? Наоборот, «первая из всех заповедей» у него отнюдь не «возлюби ближнего своего, как самого себя», а «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею» [Мар. 12:30–31].
 Христос сам признаётся, что является марионеткой в руках монстра, каким является его любимый Бог: «Все предано Мне Отцем Моим, и никто не знает Сына, кроме Отца» [Мф. 11:27]; «Дух господень на Мне; ибо Он помазал Меня… и послал Меня…» [Лук. 4:18]; «Я от Него, и Он послал Меня» [Иоан. 7:29]; «Я сошёл с небес не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца» [Иоан. 6:38]; «Слова, которые говорю Я вам, говорю не от Себя; Отец, пребывающий во Мне, Он творит дела. Верьте Мне, что Я в Отце и Отец во Мне» [Иоан. 14:10–11]; «слово же, которое вы слышите, не есть Моё, но пославшего Меня Отца» [Иоан. 14:24]. И ещё цитаты, которые касаются Христа, если под ним понимать загадочного Сына, которому «дал… власть производить и суд, потому что Он есть Сын Человеческий» [Иоан. 5:27]: «Сын ничего не может творить Сам от Себя, если не увидит Отца творящего» [Иоан. 5:19].
 Конечно же, данное заявление справедливо, лишь если признать, что христовый Отец небесный имеет хоть какое-то отношение к ветхозаветному богу Иегове. А такое отождествление вполне обосновано, если принять во внимание первую «из всех заповедей: „Слушай, Израиль! Господь Бог наш есть господь единый» [Мар. 12:29] — стоит ли говорить, что Израильское царство на тот момент исповедовало веру именно в ветхозаветного Бога? Коль скоро этот отрывок кого-нибудь не убедит, тогда пусть всмотрится в Иоан. 8:42, где Иисус провозглашает иудеям в ответ на то, что они-де имеют только Бога в качестве отца: «если бы Бог был отец ваш, то вы любили бы Меня, потому что Я от Бога исшёл и пришёл; ибо Я не Сам от Себя пришёл, но Он послал Меня». Этими словами Иисус в очередной раз свидетельствует, что он заслан Богом, которому уже поклонялись иудеи, — ветхозаветным богом Иеговой.
 Может кому-то показаться, что в лояльности Христа к ветхозаветному Богу ничего дурного нет. Таким людям приходится напоминать, что Бог этот истреблял целые народы и стирал с лица земли целые города. Этот Бог затапливал Землю [Быт. 6] и сжёг живьём два города вместе с жителями [Быт. 19:24]. Среди этих жертв могли оказаться дети, которые едва ли успели провиниться перед ним. Бог наказывает детей за грехи их родителей (Исх. 20:5, первая заповедь, и вообще всё учение о первородном грехе). Бог наслал медведиц, которые растерзали 42 ребёнка за то, что среди них были те, кто дразнил пророка Елисея [4 Цар. 2:24]. Бог наслал злобу на египетского фараона [Исх. 11:10], чтобы умертвить египетских первенцев, в том числе и сына фараонова [Исх. 12:29]. Бог заставлял Авраама убить своего родного сына Исаака [Быт. 22:2]. Бог обещал грешникам: «пошлю на вас зверей полевых, которые лишат вас детей» [Левит 26:22], «…Я в ярости пойду против вас и накажу вас всемеро за грехи ваши, и будете есть плоть сынов ваших, и плоть дочерей ваших будете есть» [Левит 26:28–29] «и накормлю их плотью сыновей их и плотью дочерей их; и будет каждый есть плоть своего ближнего, находясь в осаде» [Иер. 19:9]. Этот кровожадный деспотичный тщеславный дикий Бог полностью руководит действиями Агнца Божия, в котором предлагают видеть друга детей и спасителя человечества, спасающего от расправы, учиняемой снова-таки описанным Богом!
 Кроме Бога, Иисус, видимо, чтит и его избранников. Апостол, пропагандируя Христа, ссылался на Моисея: «И будет, что всякая душа, которая не послушает Пророка Того, истребится из народа» [Деян. 3:23]. Многое об отношении Христа к пророкам может сказать и сюжет о Преображении: Христос двоих апостолов привёл на гору и засиял, как Моисей. «И вот, явились им Моисей и Илия, с ним беседующие. При сем Петр сказал Иисусу: „…если хочешь, сделаем здесь три кущи: тебе одну, и Моисею одну, и одну Илии“» [Мф. 17:3–4]. Это означает, что и Христос, и его ученики относились к названным пророкам с симпатией. При том, что руки пророков обагрены кровью, Иисус на них ссылается: «Ибо Моисей сказал» [Мар. 7:10], порицает ими: «Не дал ли вам Моисей закона? И никто из вас не поступает по закону» [Иоан. 7:19] и проклинает их гонителей: «Да взыщется от рода сего кровь всех пророков, пролитая от сотворения мира» [Лук. 11:50].
 А теперь внимание! Иисус говорит: «Не думайте, что Я буду обвинять вас пред Отцем: есть на вас обвинитель Моисей, на которого вы уповаете» [Иоан. 5:45], чем, по-видимому, признаёт Моисеев закон. Эта фраза уже разбивает аргументы тех, кто пытается выбелить Христа и отмежевать его от людоедского Ветхого завета. Своей фразой Иисус полностью поддерживает предписания, данные от (через посредничество) Моисея, которые призывают к религиозной нетерпимости («Приносящий жертву иным богам, кроме одного Господа, да будет истреблён» [Лев. 22:20], «порази… остриём меча, предай заклятию его» [Втор. 13:15]), к охоте на ведьм («Ворожеи не оставляй в живых» [Исх. 22:18], «камнями должно побить их, кровь их на них» [Лев. 20:27]), к преследованию сексуальных меньшинств («кто ляжет с мужчиной, как с женщиной, …да будут преданы смерти» [Лев. 20:13]) и к захватническим войнам («Ужас Мой пошлю перед тобой, и в смущение приведу всякий народ, к которому ты придешь, и буду обращать к тебе тыл всех врагов твоих» [Исх. 23:27], «сокруши их и разрушь столбы их» [Исх. 23:24], «а в городах этих народов, которых Господь Бог твой даёт тебе во владение, не оставляй в живых ни одной души» [Втор. 20:16] и «да не пощадит их глаз твой» [Втор. 7:16]). Именно Моисею принадлежат роковые слова: «„так говорит Господь Бог Израилев: возложите каждый свой меч на бедро своё, пройдите по стану от ворот до ворот и обратно, и убивайте каждый брата своего, каждый друга своего, каждый ближнего своего“. …И пало в тот день из народа около трёх тысяч человек» [Исх. 32:27–28], которые поклонялись не тем богам. А когда Бог повелел: «враждуйте с мадианитянами, и поражайте их» [Числ. 25:17], «прогневался Моисей на военачальников» [Числ. 31:13–14] за то, что пощадили мадианитянок, приказав: «убейте всех детей мужского пола, и всех женщин, познавших мужчину на мужском ложе, убейте; а всех детей женского пола, которые не познали мужского ложа, оставьте в живых для себя» [Числ. 31:17–18].

2.
 Итак, на словах Христос обеими руками за следование Моисеевому закону. Посмотрим, как он его исполняет. Все, например, знают, что Христос нагибался в освященный Богом субботний день, считая, что заповедь не для него [Мар. 2:23–28]. Конечно, с точки зрения современного человека поступок этот и его оправдание вполне созвучен здравому смыслу, однако, как ни крути, но Христос нарушил запрет его любимого Бога. Может быть, его распятие и было божьим наказанием за непочтение к его заповедям: «соблюдайте субботу, ибо она свята для вас: кто осквернит её, тот да будет предан смерти; кто станет в неё делать дело, та душа должна быть истреблена из среды народа своего» [Исх. 31:14]. В Числ. 15:32–36 евреи застали человека, собиравшего дрова в субботу, из-за чего «сказал Господь Моисею: „Должен умереть человек этот; пусть побьёт его камнями всё общество вне стана“» — так почему для Христа нужно делать исключение?
 Вот ещё пример: кровавый божественный закон, предписывающий, что «должно предать смерти» [Втор. 22:22] за супружескую измену, тоже был оспорен Христом: «Кто из вас без греха, первый брось на неё камень» [Иоан. 8:7]. Иисус тут умывает руки и делает фарисеев виноватыми в том, что Бог предписал им убивать неверных жён. Христа расхваливают за великодушие, которое он проявил отступничеством от Моисеева закона, однако кто сказал, что правосудие должно быть гуманным?
 Рассмотрим заповедь почтения к родителям. Хотя апостол и призывал в этом вопросе к тому же, что и Моисей, но Иисус имел на этот счет свое мнение: «Я пришел разделить человека с отцем его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку — домашние его. Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня» [Мф. 10:35–37]. А дальше и вовсе экстремизм: «Если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер …тот не может быть Моим учеником» [Лук. 14:26].
 Можно возразить, что, судя по Мф. 15:2–6, Мессия признавал почтение к родителям как «заповедь божию», однако, судя по вышеизложенному, он был против того, чтобы это почтение совмещать с любовью к родителям. Эта точка зрения несостоятельна, хотя бы потому, что: «отцем себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, который на небесах» [Мф. 23:9] «и указав рукою своею на учеников своих, сказал: „Вот матерь моя и братья мои; ибо кто будет исполнять волю Отца моего небесного, тот мне брат и сестра и матерь“» [Мф. 12:49–50].
 (Кому-то может быть непонятным, отчего вдруг Иисус призывает ненавидеть родных родителей. Для этого есть свои исторические причины: в те времена, когда сочинялся Новый завет, среди христианских сект стоял вопрос, как бы привлечь в них молодёжь, оторвав от семей, — тема часто поднималась церковными писателями тех лет. «Климент из Александрии: „Если у кого есть безбожный отец или брат или сын, он не должен с ним жить в согласии и быть с ним одного мнения, но он должен расторгнуть телесное домашнее единение из-за духовной вражды. Христос да будет в тебе победитель“. Учитель церкви Амвросий: „Родители противятся, но вы должны их преодолеть. Преодолей, дева, вначале детскую благодарность. Если ты преодолеешь семью, ты преодолеешь и мир“. Согласно учителю церкви Хризостому, можно своих родителей совсем не признавать, они мешают аскетической жизни. Учитель церкви Кирилл из Александрии запрещает „почтение перед родителями как неуместное и опасное“, если „причиняет ущерб вере“. И должен даже „закон любви к детям и братьям и сёстрам отступить, а смерть благочестивых — в конце концов, стать достойнее жизни“.
 Учитель церкви Иероним побуждает монаха Елиодора… „Если твой маленький племянник захочет повиснуть у тебя на шее, если твоя мать с распущенными волосами и разорванным платьем покажет на грудь, которой тебя вскормила, если даже отец, лёжа на пороге, будет тебя заклинать, перешагни мужественно через отца и мчись с сухими глазами к знамени Христа!“… Учитель церкви папа Григорий I: „Если кто алчно жаждет вечных благ, не должен обращать внимания ни на отца, ни на мать, ни на супругу, ни на детей“. Св. Колюмбан-младший, апостол Аллеманский, перешагивает через свою мать, которая лежала на земле, плача, и кричит, что в этой жизни она его не увидит. А столетия спустя учитель церкви Бернард писал, в сильном созвучии с Иеронимом, который сам в литературном отношении много украл, „если товй отец бросился на порог, если твоя мать с обнажённой грудью показала тебе соски, из которых она тебя кормила, переступи через твоего отца! Переступи через твою мать! И с сухими глазами поспеши к знамени креста!“» [Дешнер К. Криминальная история христианства. Т. 1]. Ничего удивительно, что церковники вложили эти лозунги в уста объекта их поклонения.)
 Иисус доходит до того, что правит Моисеев (читай: божий) закон! Когда Христу «сказали: „Моисей позволил писать разводное письмо и разводиться“, Иисус сказал им: „По жестокосердию вашему он написал вам сию заповедь; ...что Бог сочетал, того человек да не разлучает“» [Мар. 10:4–5, 9]. Если рассуждать, что Моисей мог ошибаться, то значит и Десять заповедей следует признать небожественными, а имеющими земное происхождение; равно как и все остальные части Библии, приписываемые Моисею.
 Может показаться, что не так уж и важно для оценки морального облика Христа исходить из его отношения к пророкам. Однако во-первых, пророки не настолько безобидны и смиренны, чтобы служить для Иисуса идеалами (это отмечалось выше), а во-вторых, неясная позиция по отношению к ним выдаёт в Христе беспринципного проповедника, готового завлечь к себе в секту и тех, кто поддерживает Моиссев закон и тех, кого таковой отвращает. Именно непоследовательность позволила христианству стать господствующей религией, ведь каждый может найти в нем то, что ему по душе.
 Даже во времена, когда пишущий эти строки был благосклонен к Иисусу, его поразило, как этот, казалось бы, пацифист, который дал себя убить и исцелил раба пришедшего за ним первосвященника, как он может громить храм Иерусалима с разгоном торговцев [Мар. 11:15–16], «ведь они, — замечает Гольбах, — находились там для того, чтобы снабжать набожных евреев жертвенными животными для жертвоприношений и искуплений, официально предписанных законом господа» [Галерея святых]. Эту выходку оправдывают, почему-то забывая, что сам Христос призывал: «не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» [Мф. 5:39]. Иисус, «сделав бич из верёвок, выгнал из храма всех, также и овец и волов» [Иоан. 2:15] — и если Христос сам бичевал людей, то почему он достоин жалости, когда бичуют его? Если он, конечно, использовал бич против людей, а не скота.
 Несмотря на заверения Ветхого завета о том, что «у кого раздавлены ятра или отрезан детородный член, тот не может войти в общество Господне» [Втор. 23:1], Иисус даже делает намёки оскоплять себя: «есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного» [Мф. 19:12], ведь «всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своём. Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя… И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки её и брось от себя; ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не всё тело твоё было ввержено в Геенну» [Мф. 5:28–30]. Мало того, что отец церкви Ориген оскопил себя, когда узнал, что придётся учиться с девушками, а св. Исаакий «отрезал и закопал в землю „блудную часть своего тела“» [Емелях Л. «Загадки» христианского культа]; указанный отрывок породил в XVIII столетии секту скопцов, которые удаляли последователям половые органы и женские груди. Мне доводилось видеть добропорядочных людей, шарахающихся, как чёрт от ладана, от разврата, однако ни один из них почему-то не был кастратом, как этого хотел Иисус. И что бы там ни говорили его апологеты, пусть даже и сами апостолы, он действительно так хотел.
 Когда читаешь, как Христос самоуверенно нарушает божественные заповеди, проникаешься сомнением, что он послан тем Богом, чьими постановлениями гнушается. Это противоречие острее, если вспомнить, что в Ветхом завете лжепророков, которые вещают от имени Бога, Бог же призывал предавать смерти [Втор. 18:20], а «народ, которому они пророчествуют, разбросан будет по улицам Иерусалима от голода и меча, и некому будет хоронить их, — они и жёны их, и сыновья их, и дочери их; и Я изолью на них зло их» [Иер. 14:16]. Лжепророков, казалось бы, отличает прежде всего то, что, их пророчества не сбываются [Втор. 18:22], как не сбылись посулы Христа о том, что Царствие Божие настанет ещё при жизни некоторых апостолов [Лук. 9:27], они «не вкусят смерти, как уже увидят Сына Человеческого, грядущего в царстве своём» [Мф. 16:28].
 Невозможно отвертеться, говоря, будто Царствие Божие, которое «внутрь вас есть» [Лук. 17:21], уже просочилось в людей во времена, описанные Деяниями апостолов, ибо при этом обязательно нагрянул бы «Сын Человеческий во славе отца своего с ангелами своими, и тогда воздаст каждому по делам его» [Мф. 16:27], чего при апостолах пока ещё не случилось. Для оправдания придётся предположить, что некоторые христовы ученики не умерли, а до сих пор ждут исполнения пророчества, разделив судьбу Вечного Жида. В таком случае они по продолжительности жизни превзошли не только Мафусаила, но и Адама! Среди выживших могут оказаться Иоанн Богослов («…Если Я хочу, чтобы он пребывал, пока не приду» [Иоан. 21:22]), а также Иаков, Матфей, Фаддей и Симон Зилот. (По преданиям и апокрифам, Фома был пронзён, Филипп был похоронен, Андрей был распят, Варфоломей, к тому же, без кожи, а Пётр — вверх ногами [Мифы народов мира].)
 Кроме того, Христос по прибытии в Иерусалим пообещал, что «когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе» [Иоан. 12:32], чего с первого раза не случилось, ведь в любом смысле он привлёк к себе не всех. Наверное, при Втором пришествии он опять вознесётся, чтобы выполнить своё же пророчество, — на этот раз уже с привлечением.
 Но даже если бы всё обещанное Иисусом сбылось (как сбылось пророчество об его избиении и распятии язычниками, воскрешении на третий день [Мф. 17:22–23, Мф. 20:18–19, Мар. 8:31, Мар. 9:31, Мар. 10:33–34, Лук. 9:22, Лук. 24:7] и предательстве учениками на Пасху [Мф. 26, Мар. 14:18–20, Мар. 14:30, Лук. 22:21, Лук 22:34, Иоан. 13] или пророчество о человеке с кувшином [Мар. 14:13–16] или осле [Иоан. 12:14]), всё равно: «если восстанет среди тебя пророк, или сновидец, и представит тебе знамение или чудо, и сбудется то знамение или чудо, о котором он говорил тебе, и скажет притом: „Пойдём вслед богов иных, которых ты не знаешь, и будем служить им“, то не слушай слов пророка этого, или сновидца этого; …а пророка того или сновидца того должно предать смерти за то, что он уговаривал вас отступить от Господа» [Втор. 13:1–3, Втор. 13:5]. Ведь именно Христос ввёл в пантеон новое божество, какого авторы Ветхого завета не знали, — он ввёл Святого Духа и призывал его почитать [Мф. 28:19, Мар. 3:29, Иоан. 20:22]. Христианам пришлось ждать до III столетия, прежде чем созвали Вселенский собор, на котором постановили уверовать, будто Святой Дух — это и есть отцебог Иегова!

3.
 Напрашивается вывод, что следует различать два вида вражды: вражду личную и вражду межконфессиональную. Христос, выступая против первой, всячески призывает ко второй. Вот, находясь у Иерусалима, Иисус рассказывает притчу, в которой подводит мораль: «Сказываю вам… врагов же моих тех, которые не хотели, чтобы я царствовал над ними, приведите сюда и избейте предо мною» [Лук. 19:26–27]. По сути, Христос призывает к насилию над иноверцами. Нечего измышлять, будто приведенная выше фраза принадлежит не ему, а персонажу его притчи; сперва Иисус даёт слово этому персонажу: «Господин сказал ему…»[Лук. 19:22], потом — его оппонентам: «И сказали ему…» [Лук. 19:25], а в конце уже говорит от себя: «Сказываю вам…» [Лук. 19:26].
 Только лишь боящийся вечных мук не увидит здесь призыва к крестовым походам, к охоте на ведьм и к еврейским погромам. А между тем данный лозунг вполне вписывается во всеобщую враждебность Христа по отношению к неверным. «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты» [Мф. 23:27]. Как же знаменитое: «Не судите, да не судимы будете», которое он отменял, призывая: «Если же согрешит против тебя брат твой, выговори ему» [Лук. 17:3]. Что же получится, если применить принцип «неосуждения» по отношению к его автору?.. «Порождения ехиднины! — сыпал Иисус выпадами против тех, кто в него не уверовал. — Как вы можете говорить доброе, будучи злы?» [Мф. 12:34]. (И как не отсох язык у говорящего: «Он не злословил взаимно; страдая, не угрожал» [1 Пет. 2:23]? Хотя по большому счёту автор и прав, ведь Иисус злословит не взаимно, он сам ссоры и затевает.) Захотелось задать вопрос, как может сам Христос говорить доброе, будучи злым по отношению к нераскаявшимся? «Безумные и слепые!» [Мф. 23:17], — кричал он, рискуя противоречить своей же Нагорной проповеди: «кто… скажет брату своему: …„безумный“, подлежит Геенне огненной» [Мф. 5:22]; видимо, сквернословить Иисус запретил лишь в адрес «братьев» по вере.
 Поразительно и то, что это порождение змеи, которую Моисей распял на палице, для устрашения врагов веры не остановился, видимо, даже перед детоубийством.
 Именно детоубийством! Находясь на острове Патмос, апостол Иоанн вдруг увидел призрак сына человеческого, «который был мёртв, и се, жив во веки веков» [Отк. 2:8], который «получил власть от Отца Моего» [Отк. 2:27], назвав себя сыном божьим [Отк. 2:18]. Это видение порицало одну из церквей Анатолийского полуострова за то, что она не расправляется с женой Иезавели, которая распространяла еретическое учение [Отк. 2:20]. Здесь можно видеть, как некто, напоминающий Христа, освящает своими лозунгами методы святой Инквизиции. «Вот, — грозит он, — Я повергаю её на одр и любодействующих с нею в великую скорбь, если не покаются в делах своих. И детей её поражу смертью… и воздам каждому из вас по делам вашим» [Отк. 2:22–23]. Такое вот грозное существо, в жестокости и нелепости не уступающее ветхозаветному Богу.
 Иисус, несущий в мир меч? Для кого-то это покажется немыслимым, этот кто-то станет ссылаться на нагорную проповедь. Наоборот, мол, Христос призывал: «Приобретайте себе друзей богатством неправедным» [Лук. 16:9] и вообще неоднократно отстаивал человеколюбие. Что же это означает, что приведенные выше цитаты вымышлены? Да нет же! Просто Христос противоречит сам себе. А точнее, противоречат друг другу авторы и пересказчики Священного писания. Для примера отрывок из Крывелева: «Павел шёл в Дамаск, и на дороге ему вдруг явился Христос, который обратился к нему с целой речью. „Люди же, шедшие с ним, стояли в оцепенении, слыша голос, а никого не видя“ [Деян. 9:7]. Через несколько глав тех же Деяний приводится рассказ самого Павла об этом событии: „Бывшие же со мною свет видели, и пришли в страх, но голоса говорившего мне не слыхали“ [Там же, 22:9]. Слышали, но не видели? Наоборот, видели, но не слышали? А может быть, и не видели и не слышали?» [Книга о Библии]. Хотя это противоречие ничего не доказывает (Павел мог и ошибиться), но различия в описаниях родословной и биографии Христа оправдать не дано уже никому.

4.
 Здесь изучается вопрос, можно ли оправдывать вечные мучения грешников, которые не сопоставимы даже со сравнительно недолгими муками на кресте. Рассмотрим сначала, что наобещал Христос тем, кто за ним не последует, а потом разберёмся, виноваты ли во всём этом сами грешники.
 Соблазнителю «лучше было бы…, если бы мельничный жернов повесили ему на шею и бросили его в море» [Лук. 17:2], а непослушные «извержены будут во тьму внешнюю» [Мф. 8:12]. Придёт некий Царь и отделит грешных от праведных и «скажет… тем, которые по левую сторону: „Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный Диаволу и ангелам его…“» [Мф. 25:41] «и пойдут сии в муку вечную» [Мф. 25:46], «где червь их не умирает, и огонь не угасает» [Мар. 9:46].
 Целым городам сулит Христос кары. «А если кто не примет вас, — обещает Христос апостолам, — и не послушает слов ваших, то… отраднее будет земле Содомской и Гоморрской в день суда, нежели городу тому» [Мф. 10:14–15]. Как гневно Агнец божий мечет громы на города «за то, что они не покаялись»: «Тиру и Сидону отраднее будет в день суда, нежели вам. И ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до Ада низвергнешся… Но говорю вам, что земле Содомской отраднее будет в день суда, нежели тебе» [Мф. 11:21–24] — и при этом добавляет: «Я кроток и смирен сердцем» [Мф. 11:29].
 Однако хоть Христос и грозит: «если не покаетесь, все так же погибнете» [Лук. 13:5], он всё равно умывает руки. Речь вот о чём: когда апостолов не приняли в селении Самарянском, они упрашивали учителя: «мы скажем, чтобы огонь сошёл с неба и истребил их, как и Илия сделал» [Лук. 9:54], на что Христос вдруг проявил поистине христианское милосердие: «Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать» [Лук. 9:56]. Представляется странным, почему Самарию он пощадил, а Хоразин, Вифсаиду и Капернаум проклял, подобно убитой им смоковнице [Мф. 21:19]. По какой-то непонятной причине он предпочитает жителей городов Израиля (в христовой притче [Лук. 10:33–35] выходец из израильской столицы Самарии олицетворяет сострадательность) жителям городов Иудеи (которым говорит: «Ваш отец Диавол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего» [Иоан. 8:44]).
 Казалось бы, предельно ясно, что кара исходит от высших сил, а не от самоубийц-грешников, ведь сказано, что Бог «воздаёт ненавидящим его в лицо их, погубляя их» [Втор. 7:10]. Лично мне представляется наиболее уместным тут объяснение, предложенное за полтысячелетия до того, как стали подавать голос первые христиане. Софист Критий в «Сизифе» замечал, что религия выдумана мудрым мужем, дабы «страх у злых какой-нибудь, да был. Начнут ли делать, говорить или думать, хотя б тайком». В древних восточных государствах-деспотиях во главе часто стояли правители, которым приписывалось божественное происхождение: египетский фараон был воплощением бога, китайский император назывался Сыном Неба, а по мнению вед, царь был вообще слеплен из частиц богов. Римские императоры также почитались в качестве богов, и по этой традиции как византийских цезарей изображали с нимбами на голове, так и цезарей («царей») уже Третьего Рима поддерживала церковь [Емелях Л. «Загадки» христианского культа]. Понятно, что государственные законы в таком случае были даны богами: помимо Моисеевых заповедей, которые всучил Иегова, вавилонский бог Шамаш передал царю Хаммурапи его знаменитый свод законов. Тут уже рукой подать до веры, что если до преступника не добрался государственный аппарат, от божественной кары уже не отвертеться никак.
 Приблизительно такую картину рисует персидская Авеста (основанный на ней культ бога Митры, занесённый в Римскую империю, признаётся у некоторых как прародитель христианства), чуть ли не в XII–X веках до Христа [Мифы народов мира. Т. 1.] предвосхитившей апокалиптический бред с его всадниками [Яшт 19:29], демоническими драконами [Яшт 19:37], рогатыми [Яшт 19:40] и металлическими монстрами [Яшт 10:70–72], воскрешениями из Ада [Яшт 19:44], божественным огнём, сжигающим нечисть [Яшт 19:49], разорением [Яшт 10:37–38], голодом [Яшт 19:66], ослеплением [Яшт 10:63], убийством грешников [Яшт 10:18, Яшт 10:52] и торжеством праведников [Яшт 10:26] в Царстве Божием на земле:
 
…Пристало
Спасителю благому
И тем, кто с ним идёт,
В жизнь превращая создание
Без умирания, без увядания
И без истления,
Вечноживущую, вечнорастущую
И самовластную:
Из мертвых восстанут
И явится вживе
Бессмертный Спаситель
И мир претворит.
Бессмертными станут
Избравшие Истину,
А ложь пропадёт —
Исчезнет туда же,
Откуда пришла
На праведных гибель
Их рода и жизни,
Исчезнет злодейка,
Исчезнет злодей [Яшт 19:89–90].
 
Это «вульгаризированное», по словам св. Исаака Сирийского, объяснение является самым простым, а значит, по принципу Оккама и наиболее приемлемым.
 Ему противостоят точки зрения, делающие грешников виноватыми в том, что их бросили (кто и как — другой вопрос) в вечную муку. Как только не изворачиваются теологи, лишь бы оправдать Христобога и сделать его не только справедливым, но и милостивым, чтобы он одновременно и был близок к людям и вызывал у них страх божий.
 Можно, в частности, опровергать учение о том, что Страшный суд будет судом: «не послал Бог Сына своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасён был чрез него» [Иоан. 3:17]. (А как же: «На суд пришёл Я в мир сей, чтобы невидящие видели, а видящие стали слепы» [Иоан. 9:39]?) Возможно, тут речь о том, что суд над неправедными будет не в первое, а только во второе пришествие, ведь недаром сказано, что «Отец …весь суд отдал Сыну» [Иоан. 5:22], «дал ему власть производить и суд, потому что он есть Сын Человеческий» [Иоан. 5:27] — явное противоречие выходит, даром что и при суде он руководствуется волей своего Отца: «Я ничего не могу творить Сам от Себя. Как слышу, так и сужу, и суд Мой праведен, ибо не ищу Моей воли, но воли пославшего Меня Отца» [Иоан. 5:30]. Одно и то же Евангелие Иоанна утверждает и то, что судит Отец, и то, что судит Сын, и то, что судит Иисус; причём Сыну диктует Отец, который позволил Сыну судить по его усмотрению!
 Отцы церкви вроде Оригена учили, что с приходом Бога Ад опустеет, а люди вместе с бесами будут возвращены в первоначальное безгрешное состояние. Как надеялся прославленный католик Ганс фон Бальтазар, сие означает, что вечных мучений не будет, а все станут счастливы. Эти слова имеют своё частичное подтверждение в Апокалипсисе 20:14, где говорится, что «смерть и Ад повержены в озеро огненное», что «и смерть и Ад отдали мёртвых» [Откр. 20:13]. Однако исчезновение Ада не означает избавление от пыток, ведь грешники отправятся туда же, куда отправился Ад: «И кто не был записан в книге жизни, тот брошен в озеро огненное» [Откр. 20:15]. Дело в том, что я ни разу не нашёл упоминания, будто грешников терзают в Аду. Грешников будут терзать только тогда, когда их воскресят из него для Страшного суда. Согласно представлениям древних, Ад или Аид — это просто царство мёртвых. Поскольку мертвецы исчезают в земле, то Ад тоже должен находиться под землёй. По шумерской мифологии, имевшей влияние на авторов Библии, в подземном царстве темно, пыльно, а мертвецы вынуждены порой питаться нечистотами и помоями живущих [Мифы народов мира. Т. 2]. Библейский же Ад, называемый Шеолом, Талмуд рисует аналогичным образом [Мечников И. Этюды о природе человека]. Несмотря на то, что персонаж притчи Христа в Аду был «в муках… в пламени сём», упрашивая омочить себе язык [Лук. 16:20–26], даже праведные попадают в Ад, как это было с пророком Самуилом [1 Цар. 28:13–15] и Христом (“descensus ad Inferos”: «Он и нисходил прежде в преисподние места земли» [Ефес. 4:9]), что на иконах изображалось как протягивание им рук Адаму и Еве, находящимся в пещере. (Кроме того, согласно апокрифическому Хождению Богородицы по мукам, в Ад попала и мать Христа.) Одним словом, хоть Ад в конце концов и исчезнет, это будет только началом вечных мук, а никак не избавлением от них — об этом недвусмысленно сказано в Священном писании.
 Точка зрения о том, что не будет людей, не познавших «спасения», называется «универсалистской»; первые полтысячелетия её придерживались церкви Александрии, Антиохии и прочие. Сложно сказать, что представляет собой это самое «спасение» (кого, как, кем и от чего?), однако явно не избавление от вечных мучений, чему свидетельство приводимые выше и ниже цитаты из Библии.
 Католики учат, что грешников терзает, конечно же, не Бог. Якобы это всё несчастья, на которые человек себя обрекает при отказе от божьего покровительства, ведь недаром Иисус грозит потерей души тем, кто её ему не продаст [Мар. 8:35]. Отрывки же из евангелий (см. ниже) вкупе с отрывками из Апокалипсиса (см. выше) показывают, что кара Бога отнюдь не ограничивается остракизмом, «ибо пришёл великий день гнева его, и кто может устоять?» [Откр. 6:17] (и это притом, что гнев у них является одним из семи смертных грехов). Клевета ли, когда ему говорят: «пришёл гнев Твой… погубить губивших землю» [Откр. 11:18]? И Бог действительно проявляет себя как подлинный душегуб, воплощающий свою ярость через язвы, разносимые ангелами [Отк. 15:1], в честь чего напевают: «Кто не убоится Тебя, Господи, и не прославит имени Твоего?» [Отк. 15:4].
 Далее, хоть мне и доводилось слышать проповедь о том, что не Бог, а именно люди губят землю своим грехом, однако угрозы стране о том, что «придут на неё казни, смерть и плач и голод, и будет сожжена огнём, потому что силён Господь Бог, судящий её» [Отк. 18:8] прямо свидетельствует, что в деле разрушения и Бог не останется в стороне. Более того, в Отк. 8 описывается, как ангелы, лебезящие перед ним, убивают людей, орудуя самыми фантастическими стихийными бедствиями.
 В противоположность этому православные учат, что грешников мучает не Бог, а отторжение ими божественной любви. «Сын Человеческий, — доказывают они, — не для того пришел, чтобы ему служили, но чтобы послужить и отдать душу свою для искупления многих» [Мар. 10:45]. Такие как Андрей Кураев рассказывают, будто бы обещанный «плач и скрежет зубов» происходит вовсе не от Бога, а от самих плачущих и скрежещущих, не ведающих о божьем прощении, будто бы грех является болезнью, церковь — лекарством, а вечный огонь для грешников — чувством вины.
 Пара неясных отрывков всё-таки дают право на любое, в том числе и на такое толкование: «Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди больше возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы» [Иоан. 3:19] и: «если кто услышит Мои слова и не поверит, я не сужу его: ибо Я пришёл не судить мир, но спасти мир. Отвергающий Меня и не принимающий слов Моих имеет судью себе: слово, которое Я говорил, оно будет судить его в последний день» [Иоан. 12:47–48]. Однако даже подобные цитаты ничего не означают, ибо, во-первых, в них ни полусловом не упоминаются муки совести («свет», пугающий грешников, может означать «очищение» от них мира ради «светлого» будущего для праведников, а «слово», которое грешников судит, может означать не угрызения совести, а приговор, произнесённый устами судьи, что можно понимать следующим образом: Христос никого не судит, а судит только его Отец, опираясь на христовы слова), во-вторых, выходит, что Иисус отказывается от своих слов (от тех, в которых обещает, что судить таки будет он: см. выше), а в-третьих, указанные цитаты находятся в противоречии с другими местами Нового завета, с местами, где упоминаются зверства Бога и Христа по отношению к грешникам.
 Ниже приводятся отрывки из евангелий, которые показывают, что Сын Человеческий, в котором можно усмотреть Иисуса, не будет дожидаться, пока грешники съедят сами себя изнутри, а возьмёт и бросит их в огонь, воздавая «по заслугам». Перед тем же, как ознакомиться с этими материалами, представьте себе такую картину: в Судный день встают из геологических пластов все эректусы и неандертальцы и начинают терзаться чувством вины за то, что не приняли причастия. Встают из могил австралийцы, коренные американцы, индийцы, китайцы всех дохристианских тысячелетий и страдают от того, что древние евреи не разнесли среди них ни заповедей, ни евангелий.
 Аналогичным образом разбиваются домыслы св. Иоанна Кронштадтского, будто бы «черви», терзающие грешников, — это неудовлетворённые желания, которые останутся мучить и после очищения мира от греха. Выходит нечто подобное буддизму с той лишь разницей, что душа умершего не перерождается вновь, дабы вернуться к объектам своих желаний. Опять же, сцены расправы Бога над людьми опровергают и эти построения.
 Некоторые предлагают вместо оправдания божьей кары особый взгляд на неё. Эту точку зрения проводил Льюис в книге “The great divorce” и Джонатан Квенвик в “Problem of Hell”. Утверждается, что Бог насильно никого не заставляет быть с ним, он якобы даёт человеку возможность свободно выбрать наказание. Выходит, человек сам предпочитает вечную пытку, хотя ему предлагают и кое-что получше! Если мыслить так, то можно придти к выводу, будто в Советской России никого не заставляли быть атеистами: кто виноват, что попы вместо содействия прогрессу и процветанию предпочли быть расстрелянными и сосланными? И разве виноваты инквизиторы в том, что еретики захотели под пытку и на костёр, когда им предлагали возвратиться в лоно церкви? И разве виноваты язычники Древнего Рима в том, что христиане не хотели становиться сознательными гражданами, словно мёдом им было помазано на гладиаторских аренах и крестах?
 В этой апологии есть и явная ложь о том, что Бог никого ни к чему не принуждает. В помянутом выше Левите 26 Бог, перечислив, как он будет тиранить тех, кто делает не тот выбор, добавляет: «сломлю гордое упорство ваше, …тогда признаются они в беззаконии своём и в беззаконии отцов своих, …тогда покорится необрезанное сердце их». А если кого Ветхий завет не устраивает, пусть обратится к Отк. 14:7, где ангел агитировал выжившим после кровавой вакханалии, учинённой приспешниками Бога: «Убойтесь Бога и воздайте Ему славу». Хотя тут Бог не при чём, однако в адрес людей, героически не ставших на колени, Отк. 16:9 пишет: «не вразумились, чтобы воздать Ему славу».
 Христианские меньшинства вроде свидетелей Иеговы и адвентистов седьмого дня исповедуют так называемый «аннигиляционизм», согласно которому грешников не пытают, а просто уничтожают. Такой манёвр, однако, мало чем поможет Богу, ведь, во-первых, Новый завет чётко и ясно рисует картины мучения провинившихся [Лук. 16:20–26], которым «участь в озере, горящем огнём и серою» [Отк. 21:8], а во-вторых, и в этом случае Бог остаётся ненамного более милостивым.
 Всем указанным авторам можно противопоставить выдержки из Священного для них же писания. Иоанн Креститель делает Христа причастным к сожжению грешников: он свидетельствует, что идущий за ним «соберёт пшеницу свою в житницу, а солому сожжёт огнём неугасимым» [Мф. 3:12], потому как «уже и секира при корне древ лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в печь» [Лук. 3:9]. Вот ещё и апостол Павел приговаривает: «Если отвергшийся закона Моисеева, при двух или трёх свидетелях, без милосердия наказывается смертью, то сколь тягчайшему, думаете, наказанию повинен будет тот, кто попирает Сына Божьего и не почитает за святыню Кровь завета, которой освящён, и Духа благодати оскорбляет?» [Евр. 10:28–29]. Может быть, это всё клевета на мессию и его бога?
 Похожее предсказывает и Христос: «Пошлёт Сын Человеческий ангелов своих, и соберут из царства его все соблазны и делающих беззаконие и ввергнут их в печь огненную; там будет плач и скрежет зубов» [Мф. 13:41–42]. Иначе говоря, хоть «ангелы и отделят злых из среды праведных и ввергнут их в печь огненную» [Мф. 13:49], но руководить этими ангелами будет никто иной, как таинственный Сын Человеческий. Всё это опровергает домыслы о том, будто бы к страданиям грешников Бог руки не приложит, «ибо придёт Сын Человеческий во славе Отца своего с ангелами своими, и тогда воздаст каждому по делам его» [Мф. 16:27].
 Является ли этот Сын Человеческий Иисусом? В Мар. 10:40 Иисус говорит, что «дать сесть у Меня по правую сторону и по левую — не от Меня зависит», однако иудеи обвиняли его в том, что он именовал себя сыном Бога [Иоан. 5:17–18]. В конце концов, Иоан. 5 свидетельствует: Иисус сперва говорит о некоем Сыне и его Отце, затем — о том, что этот Отец его прислал, а кончает упоминанием «Отца Моего». Всё это позволяет предположить, что Сын является Христом. Тем не менее, остаётся вопрос, является ли этот персонаж по имени Сын тем же существом, что и Сын Человеческий. И если какой-нибудь богослов захочет сделать Иисуса не виновным в мучениях грешников, ему придётся доказывать, что Сын Человеческий — это не Христос!

Посмотреть и оставить отзывы (56)


Последние публикации на сопряженные темы

  • Мерзость и запустение
  • Мощь Николая: тотальная катастрофа
  • Почему христиане не соблюдают заповеди Христа и выдумывают толкования?
  • О крещении Киева через насилие и о цитатах Невзорова из летописей
  • 10 сновидений. Раннехристианская притча

    Пришествий на страницу: 139

  • 
    ПРОЕКТЫ

    Рождественские новогодние чтения


    !!Атеизм детям!!


    Атеистические рисунки


    Поддержи свою веру!


    Библейская правда


    Страница Иисуса


    Танцующий Иисус


    Анекдоты


    Карты конфессий


    Манифест атеизма


    Святые отцы


    Faq по атеизму

    Faq по СССР


    Новый русский атеизм


    Делитесь и размножайте:




    
    Copyright©1998-2015 Атеистический сайт. Материалы разрешены к свободному копированию и распространению.