Как Троица академика под монастырь подвела  


В Колыбель атеизма Гнездо атеизма Ниспослать депешу Следопыт по сайту

Глагольня речистая Несвятые мощи вече богохульского Нацарапать бересту с литературным глаголом


 
РУБРИКИ

Форум


Новости


Авторы


Разделы статей


Темы статей


Юмор


Материалы РГО


Поговорим о боге


Книги


Дулуман


Курс лекций по философии


Ссылки

ОТЗЫВЫ

Обсуждаемые статьи


Свежие комментарии

Непознанное
Яндекс.Метрика

Авторство: Чайник

Как Троица академика под монастырь подвела


17.10.2008 Статьи/Бог

Нет повести печальнее на свете
Чем повесть о православных академиках
Почти «Вильям наш, Шекспир» (с)
 
На православных сайтах, да и не только на православных, определённой известностью пользуется работа академика Б.В. Раушенбаха  «Логика троичности». Вариант этой работы был опубликован в 1990 г. в журнале «Вопросы философии» - следовательно, её сочли выполненной на достаточно серьёзном уровне. Да и имя Б.В. Раушенбаха говорит само за себя – один из основоположников советской космонавтики,  академик АН СССР, лауреат Ленинской премии и прочая и прочая и прочая. Правда, работа эта имеет весьма отдалённое отношение к космонавтике – в ней сделана попытка доказать, что христианская концепция Троицы, никоим боком не влезающая в логику и здравый смысл, формальной логике вовсе и не противоречит. И попытка эта признана удачной, во всяком случае, отзывы о ней весьма лестные. Вот только несколько из них, что выдаёт Google, по словам «Раушенбаха», «вектор», «Троица» (с самой же работой академика можно ознакомиться здесь– http://pravbeseda.ru/library/index.php?page=book&id=639):
 
АКАДЕМИК  Б.В.РАУШЕНБАХ О ЛОГИКЕ ТРОИЧНОСТИ  И НАУЧНЫЙ ЗАВЕТ
… Академик В.И.Вернадский сетовал на то, что православная церковь не вырастила своего Фому Аквинского, Ньютона, Паскаля, Терьяр де Шардена, что чуралась научных проблем. Зельдович ездил с лекциями по физике, космогонии в Ватикан к папе Римскому, а не к семинаристам в Сергиев Посад. Академик Б.В.Раушенбах изменил ситуацию. Он дал такой мощный методологический инструментарий, что затмил Аквината и всех выше перечисленных авторов вместе взятых.
 
К.И. БАХТИЯРОВ «В сетях парадоксов: поиски выхода (методологический аспект)»
…На многочисленных примерах Раушенбах показал наличие общей идеи, лежащей в основе различных проявлений триединства. Такой математической моделью является вектор
 
Шохов А.С. «Структура ментального мира классической Греции»
…Я буду доказывать логическую безупречность этого положения, методом изоморфизма, воспользовавшись аналогичным доказательством Б.В.Раушенбаха, доказавшего логическую безупречность догмата о Троице.
 
Павлов А.Н. Божественная гармония экосферы (Находится на рассмотрении в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре. Секретариат Симпозиума 2006. Предварительная оценка положительная).
…Казалось бы, налицо тупиковая ситуация, при которой следует согласиться с мнением о. Павла Флоренского, что это противоречие и не следует снимать, его нужно преодолевать подвигом веры. Эту, на первый взгляд, бесперспективную задачу, блестяще решил выдающийся российский учёный Б.В. Раушенбах
 
Принцип Троицы в теологии и современном естествознании (Семинар в ЕГУ)
…Раушенбах в своей статье показал, что логика Православного учения о Троице не противоречит тому, что мы знаем из природы.
 
«Новая Газета» ОН «ВЫПУСКАЛ» ГАГАРИНА В КОСМОС
…Раушенбах, поднявшись туда, куда долететь можно лишь на крыльях ума, души и духа, показал, что человеческое знание едино. Да нет, не показал — математически доказал, что наука и религия описывают одну и ту же картину мира. Его статья «Логика троичности», опубликованная в третьей книжке «Вопросов философии» за 1993 год, сокрушила атеистическую догму, не оставив камня на камне от «примата материи».
 
Примеры можно множить, но и этих достаточно, что бы понять, что околоправославная общественность в восторге. Околоправославная потому, что отзывы эти, судя по всему, исходят от того типа товарищей, которые свою жизнь уже не мыслят без того, что бы на Пасху подержаться за свечку, а вот до углублённого изучения матчасти православия у них никак руки не доходят.
И расплата последовала незамедлительно – нехилый пистон Раушенбаху и его почитателям вставил некто Дмитрий Юревич – у него, вероятно, дошли руки до изучения матчасти:
О СТАТЬЕ Б.В. РАУШЕНБАХА «ЛОГИКА ТРИЕДИНСТВА»
…Подводя итог, можно сказать, что православное учение о Св. Троице изложено Б.В. Раушенбахом неверно. Формулировка его взгляда в терминах традиционного православного богословия примет вид: Бог един по существу и троичен по существу, причем троичность в Лицах и есть троичность по существу.
… Логически непротиворечивая модель, предложенная Б.В. Раушенбахом, в лучшем случае будет изоморфна (полностью соответственна) лишь его искаженной конструкции учения о Св. Троице. В худшем случае обнаружится отсутствие такого соответствия, что и будет иным подтверждением противоречивости взглядов Б.В. Раушенбаха.
 
Так что академику крупно повезло, что эскапады свои в области богословия он проводил в наш гуманный век – стояло бы сейчас другое «тысячелетье на дворе» (с) гореть бы ему, синим пламенем за свои еретические измышления. А так он отделался только строгим выговором с занесением.
Но нас не интересуют богословские разборки типа – соответствует представление Раушенбаха о Троице «святоотеческому учению» или нет – нас интересует, каким это образом академик даже дефектное представление Троицы совместил с формальной логикой.
Как известно, в соответствии со штатным расписанием Небесной Канцелярии имеются в наличии:
1.     Бог Отец – полноправный и полноценный бог
2.     Бог Сын – не менее полноправный и полноценный бог
3.     Бог Святой Дух – такой же бог с теми же полномочиями, что и перечисленные выше товарищи
Когда любой человек, не осенённый благодатью, встречается с такой конструкцией, то он немедленно делает вывод, что у христиан три бога. Заметим в скобках, что такой же вывод делает и человек осенённый благодатью, только, это уже не благодать христианского разлива, а скажем, мусульманского или иудейского. И что бы совсем покончить с благодатью напомним, что и христианская благодать не всегда спасает от лицезрения трёх богов – были и есть в христианстве ереси, которых объединяют под названием «антитринитарии». Вот они категорически «святоотеческую» Троицу отвергали. Для справки сообщим, что наиболее известным из мирян христианином-антитринитарием был Исаак Ньютон.
А правоверные христиане на недоуменный вопрос – уж не язычники ли они, гордо отвечают – нет, у нас действительно, каждая «ипостась» это отдельный бог, но бог у нас один. Когда же человек, с большим трудом выйдя из комы, в которую его ввергает подобная логика, слабо ворочая языком, шепчет – «Как? Почему?», христиане не менее гордо отвечают – «потому что перпендикуляр».
На просьбу более детально разъяснить строение этого божественного перпендикуляра христиане поясняют, что христианскую концепцию Троицы неподготовленный мозг понять не может, что постижению умом такая концепция не поддаётся, что христиан спасает от съезжания крыши «подвиг веры». Как угрожающе заявил один христианский богослов – «Тот, кто попытается понять Троицу, потеряет разум. Но тот, кто осмелится отрицать Ее, тот потеряет свою душу».
Конечно, «подвиг веры» это хорошо, это можно сказать даже замечательно, но во все времена находились среди христиан экземпляры, которые «подвиг веры» совершили, «душу спасли», но заводилась у них некая червоточина.  Копошилась у них где-то там, на заднем плане вредная мыслишка, что собственно, когда трёхлетний ребёнок совершает «подвиг веры» и верит в существование Бабы-Яги, то этот «подвиг веры» абсолютно ничем не отличается от «подвига веры» половозрелого христианина, который верит в Троицу. И чувствуют эти христиане неясное томление в членах и не могут понять, чего же они всё-таки желают – «не то конституции, не то севрюжины с хреном»(с). В конечном счете, пускаются они во все тяжкие, пытаясь хоть как-то совместить рациональное мышление и «подвиг веры».
Вот таким христианином, судя по всему, и был академик Раушенбах – и подвигла эта его червоточина на опасные поползновения в плане гибридизации «ежа и ужа» – богословия и здравого смысла.
Чем же пополнил академик сокровищницу человеческих знаний в области формальной логики. Свою задачу он определил так:
…Ниже будет показано, что утверждение "Бог един" при известных условиях вполне может быть согласовано с утверждением "есть три Бога" без возникновения какой-либо антиномии.
И выполняет эту задачу академик в два приёма – вначале доказывает, что при «взаимодействии» объектов имеет место нарушения закона тождества, а затем приступает к многотрудным поискам «некоторого математического объекта», который был бы изоморфным Троице. И поиски эти увенчались блестящим успехом – искомым объектом оказался самый заурядный вектор и его три ортогональные проекции.
Проследим же течение академической мысли на этих этапах.
…Утверждение — три цветка составляют один букет — логически безупречно, поскольку "цветок" и "букет" разные понятия. Антиномия немедленно возникла бы, если бы утверждение звучало так: три цветка составляют один цветок. Если рассуждать по этой схеме, утверждение: "Три Лица составляют одного Бога" — вполне допустимо до тех пор, пока считается, что Лицо не Бог.
…Рассмотрим теперь более сложный пример — три капли воды. Каплей будем называть частицу воды, со всех сторон окруженную воздухом. Утверждение: "Три капли составляют одну каплю " - может оказаться справедливым, если допустить, что капли могут сливаться воедино. При этом можно также допустить, что исходные капли различаются окраской, после слияния не смешиваются, а сохраняют свою индивидуальность, короче — по возможности приблизить их к общепринятому логическому представлению о Троице. В чем различие в рассмотренных примерах с цветками и каплями? Основное логическое различие заключается в том, что три цветка не взаимодействовали, в то время как взаимодействие капель имело место — они сливались. Следовательно, элементарное рассуждение Е.Н.Трубецкого для взаимодействующих объектов может оказаться неприменимым. Дело в том, что приведенное выше рассуждение о цветках опиралось на логический закон тождества, согласно которому в процессе рассуждения всякий предмет надо мыслить одним и тем же, в неизменном содержании его признаков. В случае с цветками это было действительно так, чего нельзя сказать о примере с каплями. В последнем случае в процессе рассуждения содержание признаков изменилось: сначала речь шла о частицах воды, окруженных со всех сторон воздухом, а в конце эти частицы в одних местах граничили с воздухом, а в других - друг с другом. Из этого видно, что цепь логических рассуждений Трубецкого в данном случае не применима, так как закон тождества здесь нарушается. Если не допустить взаимодействия капель (слияния), то каждая частица оставалась бы всегда окруженной воздухом, т.е. в процессе рассуждения не меняла бы этого существенного признака, рассуждения Трубецкого обрели бы законность, а антиномия немедленно возникла бы. Приведенные примеры наглядно свидетельствуют о том, что, рассматривая взаимодействующие объекты, надо проявлять большую осторожность, чтобы не впасть в логические ошибки.
Что касается утверждения академика – «закон тождества здесь нарушается», то в любом мало-мальски детальном учебнике логики популярно объясняется, что закон тождества не нарушается ни «здесь» ни «там». Вот что говорится по этому поводу в одном из таких учебников:
«…Закон тождества не запрещает переходить от одного предмета мысли к другому, от одного обсуждаемого вопроса к другому, он только запрещает подменять один предмет мысли или один вопрос другим. Если мы начали рассуждать о чем-либо, мы должны в течение всего рассуждения иметь в виду именно этот предмет мысли, а не какой-либо другой. Конечно, чтобы составить правильное представление об обсуждаемом предмете, необходимо рассмотреть и другие его стороны или другие связанные с ним предметы, но обсуждение одной стороны предмета не должно незаметно либо преднамеренно подменяться рассуждением о другой его стороне либо о другом предмете».
Ошибочное суждение академика о «нарушении» закона тождества имеет своими причинами игнорирование того, что говорит этот закон и незнание советского фольклора. Есть старый советский анекдот, который звучит так:
Мужик приходит в магазин и спрашивает продавщицу:
- Сколько стоит капля водки?
Продавщица:
- Нисколько
Мужик:
- Тогда накапайте стакан.
Продавщица:
………………………………!!!
Этот анекдот, мало того что он имеет глубокий философский смысл – иллюстрирует диалектический закон перехода количества в качество, он также прекрасно объясняет, что одна капля и несколько капель это «две большие разницы»(с). Академик этого анекдота, судя по всему, не знал, что и повлекло за собой тяжелые логические последствия.
Теперь рассмотрим, в чём же конкретно заключается ошибка академика. Прежде всего, неверно суждение, что:
…Утверждение: "Три капли составляют одну каплю" - может оказаться справедливым, если допустить, что капли могут сливаться воедино
Самое удивительное в том, что академик в своём рассуждении сам же и привёл всю необходимую информацию, которая позволяет сделать вывод об ошибочности его суждения. Вот эта информация:
1.     Каплей будем называть частицу воды, со всех сторон окруженную воздухом.
2.     сначала речь шла о частицах воды, окруженных со всех сторон воздухом, а в конце эти частицы в одних местах граничили с воздухом, а в других - друг с другом
Небольшое отступление - ЛЮБОЙ объект – существующий объективно или абстрактный имеет свойства. И именно свойства объекта позволяют нам отделять его от других объектов. Если объект не имеет никаких свойств, то мы его и не можем выделить, отделить от других объектов, он для нас не существует. Если свойства объектов полностью совпадают, то эти объекты мы считаем одинаковыми, если же свойства отличаются, то это разные объекты. Любому объекту, который имеет какие-то свойства, выделяющие его из других объектов можно дать имя. Группа похожих объектов может иметь общее имя – к примеру «цветок». Внутри группы объектов при необходимости, каждый объект (если он по своим свойствам отличается от других) может получить своё имя – «цветок розы», «цветок сирени», «красный цветок», «белый цветок» и т.д. и т.п. Обратим внимание, что разные имена внутри группы объектов даются именно при необходимости, если это вызывается практическими потребностями. Цветы занимают определённое место в жизни человека, поэтому, когда возникла потребность как-то выделить цветы, которые обладают разными свойствами, друг от друга, то и получил каждый цветок своё имя.
И другой пример – облака. Для человечества достаточно долго (а для большинства из нас и сейчас) все облака имеют одно имя, максимум два-три – «облако», «туча» и т.п. Но вот понадобилось метеорологам как-то их различать, и появилась классификация облаков, которая включает роды, виды, разновидности и десятки, если не сотни имён, каждое из которых присваивается отдельному типу облаков, если эти облака имеет свойства, которые позволяют отличить их от других облаков. Сделаем вывод – если объект в ряду однотипных объектов имеет свойства, которые позволяют его как-то выделить из этого ряда, то ему можно присвоить имя. Отступление закончили и возвращаемся к академику.
Итак, вначале академик объявил о рассмотрении объектов «капля воды», а единственным свойством для них, которое позволяет их отделить от других объектов он определил как «частицу воды, со всех сторон окруженную воздухом» (заметим, что это не полный перечень свойств объектов «капля», ниже будет приведено уточнение, но для выяснения ошибочности суждений академика пока будем пользоваться только его утверждениями).
Далее он заставил три объекта «капля» вступить во «взаимодействии», в результате которого он получил один объект «капля». На основании этого он утверждает, что «Три капли составляют одну каплю»  является логически правильным суждением. Увы, академика подвела невнимательность. Совершенно очевидно, что он получил объект, который отличается от исходных объектов по тому единственному свойству, которым академик наделил объекты «капля». Что он сам же и признаёт – «в конце эти частицы в одних местах граничили с воздухом, а в других - друг с другом». А раз он получил объект, который  по ЕДИНСТВЕННОМУ признаку, имеющемуся у него,  ОТЛИЧАЕТСЯ от исходных объектов, то мы имеем полное право (как мы выяснили выше) присвоить этому объекту имя. Мы этим правом воспользуемся и назовём полученный объект «мапля».
Таким образом, суждение, что  «Три капли составляют одну каплю» является логически неверным, так как исходные объекты отличаются от конечного объекта и их нельзя называть одинаковыми именами, поэтому логически правильным будет суждение, что «Три капли составляют одну маплю». А в этом случае мы получаем суждение, которое ничем не отличается от суждения, что «три цветка составляют один букет»». И где же здесь «нарушение закона тождества»? Ведь сам же академик и заявил, что «Утверждение — три цветка составляют один букет — логически безупречно».
Более того, неверно утверждение академика и о том, что «три цветка не взаимодействовали» – для того, что бы из трёх отдельных объектов «цветок» образовался объект «букет» они тоже должны как-то «взаимодействовать»  – хотя бы сблизиться в пространстве на расстояние, которое позволяет их назвать «букетом». Ведь три отдельные капли он тоже заставил сблизиться в пространстве – иначе «слияния» капель можно ждать до второго пришествия.
Можно также вспомнить, что в мире физических объектов просто не существует «невзаимодействующих» объектов, так как Ньютон своим законом всемирного тяготения вменил в обязанность ВСЕМ объектам «взаимодействовать». Это к тому, что логика барышня строгая и не терпит расхлябанности и неопределённости в терминах – если вводится некий термин (в данном случае «взаимодействие») то следует строго оговорить, какой смысл в этот термин вкладывается.
Что бы покончить с «каплями» давайте посмотрим более точное определение, что такое «капля»:
Большой Энциклопедический Словарь
КАПЛЯ небольшой объем жидкости, ограниченный в состоянии равновесия поверхностью вращения. Форма капли определяется действием поверхностного натяжения и внешних сил (гравитационных сил, электрического поля, сопротивления воздуха и др.).
Видим, что у «капли» есть такие свойства, как «объем» и «форма». Форма нас в данном случае не особо интересует, мы только добавим к перечню свойств такое, которое, безусловно, имеет любая капля – «массу».
Теперь становится совершенно очевидно, что при «взаимодействии» трёх одинаковых капель воды мы получим новый объект «капля», который РЕЗКО – в три раза по объёму и массе будет отличаться от исходных капель. Вот теперь мы можем убрать имя «мапля» (кому-то оно может показаться неблагозвучным) и записать, что «три капли составляют одну БОЛЬШУЮ каплю».
А вспомнив, что закон сохранения массы ещё никто не отменял, то мы с уверенностью можем сказать, что «в нашем мире бушующем»(с) при ЛЮБОМ «взаимодействии» типа «слияние» ЛЮБЫХ трёх физически существующих объектов мы ВСЕГДА будем получать новый объект, который по массе в три раза будет отличаться от объектов исходных, т.е. это будет уже другой объект, нежели исходные.
Таким образом, придётся желающим доказывать, что 3=1, искать подходящие объекты не в нашем макромире, а где-то в другом месте. Они могут попробовать обратить свой взор на микромир – может там, их будет ждать удача.
И что бы поставить точку в проблеме с законом тождества снова напомним, что закон тождества нигде не нарушается, что он только играет роль красного сигнала светофора, когда мы в своих рассуждениях сталкиваемся с объектами, которые в процессе нашего рассуждения меняют свои свойства и даже превращаются в другие объекты. Он заставляет просто сделать остановку в наших рассуждениях и провести анализ – что и как изменилось и вправе ли мы, считать начальный объект тем же самым, что и после изменения. А затем снова, в дальнейших рассуждениях спокойно применять закон тождества во всей его простоте и величии.
С первым этапом рассуждений академика мы покончили и переходим ко «второй части Марлизонского балета»(с).
Не решившись искать аналогий Троице в реальном мире, академик обратил свой взор к миру математических абстракций. Вот как это он изложил:
…Поэтому ниже будет использован другой метод; будем искать в математике объект, обладающий всеми логическими свойствами Троицы, и если такой объект будет обнаружен, то этим самым будет доказана возможность логической непротиворечивости структуры Троицы (отсутствие в ней каких-либо антиномий) и в том случае, когда каждое Лицо считается Богом. Это связано с тем, что вся математика построена на законах формальной логики. Метод, который здесь будет использован, сводится, как видно из сказанного, к доказательству изоморфности (обладания одинаковой логической структурой) Троицы и некоторого математического объекта. Прежде чем приступить к этой операции, надо четко сформулировать логические свойства Троицы.
Давайте и мы, «прежде чем приступить к этой операции» сделаем небольшое отступление и вспомним слова другого академика, академика Древнегреческой Академии Наук товарища Евклида. Вот что он говорил по поводу аналогий:
«Заключения по аналогии опираются или на сходное, или на несходное; если на сходное, то лучше уж обращаться к самому предмету, а если на несходное, то и сама аналогия неуместна»
С Евклидом полностью согласна логика – аналогии никогда, и ни при каких обстоятельствах не могут служить ДОКАЗАТЕЛЬСТВОМ чего-либо. Умозаключение по аналогии это индуктивное умозаключение, а индуктивное умозаключение – это умозаключение, в основе которого не лежит логический закон и в котором истинность посылок не гарантирует истинности выводимого из них заключения.
Аналогии используются достаточно широко, но использовать их можно по такой схеме – обнаружив между двумя объектами, один из которых изучен хорошо, а другой малоизучен, сходство по одному параметру, делается ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ, что и другой параметр, который есть у объекта изученного, МОЖЕТ БЫТЬ и у объекта малоизученного. Но «предположение» доказательством не является, поэтому дальнейшая схема такова – изученный объект откладывается в сторону и о нём забывают навсегда, и начинается детальное и всестороннее исследование малоизученного объекта на предмет обнаружения у него «другого» параметра.
Отсюда следует, что суждение академика – «будем искать в математике объект, обладающий всеми логическими свойствами Троицы, и если такой объект будет обнаружен, то этим самым будет доказана возможность логической непротиворечивости структуры Троицы» свидетельствует, только лишь о слабом знании академиком логики – такое, вероятно, случается и с академиками. Сколько бы мы не обнаружили в математике объектов, «обладающий всеми логическими свойствами Троицы» ДОКАЗАТЕЛЬСТВОМ «логической непротиворечивости структуры Троицы» это не может быть ни при каких обстоятельствах – это запрещает характер индуктивного умозаключения, которое используется в данном случае. Если есть непреодолимая тяга найти ДОКАЗАТЕЛЬСТВА «логической непротиворечивости структуры Троицы» то и искать их следует именно в самой Троице, не отвлекаясь на разные «в математике объект».
Кроме того, что это за оксюмороны – «логические свойства» и «логическая структура» в приложении к богословским объектам? Узреть в богословских объектах вообще, а в Троице в частности, логику можно только совершив очередной «подвиг веры», причём «подвиг веры» в этом случае требуется совершить минимум в три раза более героический, чем при операции «уверования» в Троицу.
Отступление закончили и продолжаем увлекательное путешествие вместе с академиком в поисках «в математике объект».
…Математический объект, полностью соответствующий перечисленным шести свойствам, действительно существует и широко используется в математике, механике, физике и других аналогичных науках, Это самый обычный вектор с его тремя ортогональными составляющими. Для определенности будем считать этот конечный вектор имеющим начало в ортогональной системе декартовых координат, а его составляющие — направленными по осям. Оценим, насколько точно его логические свойства соответствуют одноименным свойствам Троицы.
Какие «логические» свойства академик обнаружил в Троице, читатель может узнать сам, ознакомившись с творением академика, мы же пока посмотрим, какие ещё свойства находят богословы у своих подопечных.
Итак, мы имеем три объекта класса «боги» - в христианской терминологии «ипостаси». Все ипостаси в отдельности и Троица целиком обладают многими одинаковыми свойствами. Свойства эти – всемогущество, всеведение, вечность, вездесущность, благость, истинность и пр. и пр. и пр. в равной мере присущи всем трём «ипостасям» и Троице. Нет такого свойства, которое бы у отдельной «ипостаси» составляло 1/3 от свойства, присущего Троице целиком.
Но есть ли у «ипостасей» свойства, по которым мы хоть как-то можем один объект класса «боги» отделить от другого? Да, есть такие свойства и вот что по этому поводу говорит «Энциклопедия Кругосвет»:
…Эти три божественных Лица обладают равенством субстанции, природы и сущности; каждое из них есть Бог, и усилием разума невозможно отнять у них ни один из абсолютных атрибутов их общей божественной природы. Однако как, в таком случае, они различаются между собой?
И восточные, и западные богословы отвечают на этот вопрос одинаково: поскольку в реальном процессе порождения или исхождения между principium (началом, первопотенцией) и terminus (целью, актуализацией) устанавливаются реальные отношения, порождение Сына и исхождение Духа подразумевает установление внутри Божества четырех действительных, объективных и ипостасных отношений, которые и определяют различия между лицами Троицы. Это отношения отцовства (paternitas), сыновства (filiatio), активного исхождения Духа (spiratio activa) и пассивного исхождения Духа (spiratio passiva), а поскольку исхождение Духа не противоположно отцовству и сыновству, эти четыре типа отношений определяют существование только трех Лиц.
Конечно, без «подвига веры» уяснить, в чём же конкретно эти различия заключаются весьма проблематично. «Отношения внутри Божества» это свойства или это процесс? Это процесс динамический и «отношения отцовства, сыновства, активного исхождения, пассивного исхождения» имеют место быть постоянно или эти процессы совершились когда-то и сейчас мы только наблюдаем их результат? В общем «ясно, что дело тёмное» и мы можем сделать только один вывод – характерной чертой наших объектов класса «боги» является то, что они имеют очень много общих свойств, а различия между ними имеют место быть, но их немного и в чём конкретно они заключаются чёрт его знает.
Теперь методология – каких принципов следует придерживаться, когда подбирают объект-аналог к другому объекту. Прежде всего, эти объекты должны совпадать по главным, определяющим свойствам – только в этом случае есть шанс, что и по другим параметрам можно ожидать совпадения. Главной особенностью «ипостасей» и Троицы является то, что они «обладают равенством субстанции, природы и сущности» и что они неразрывны – невозможно убрать одну или две «ипостаси». А что мы имеем в случае с вектором и его проекциями? Для начала вспомним, что вектор можно представить не только как математическую абстракцию, но и как реальный физический объект. Тогда мы имеем вектор, а его проекции на оси это, условно говоря, тени, которые этот вектор отбрасывает на оси. И получается, что физический объект это векторная сумма трёх теней. Одно это уже заставляет насторожено относиться к вектору, как аналогу Троицы – вектор и его проекции явно не равноправные партнёры. Но может это только в мире реальных объектов так, а в мире абстракций иначе?
Тут тоже не всё гладко – проекции вектора являются зависимыми – мы спокойно можем убрать одну из осей и получить уже не в трёхмерном, а в двумерном пространстве две проекции, а не три. С Троицей же такое не получается. Можно и дальше рассматривать вектор в разных ситуациях и придти к выводу, что как объект-аналог вектор явно неудачен.
Такой подход, с всесторонним рассмотрением вектора, как аналога Троице был продемонстрирован академику в статье "Еще раз о логике триединства", опубликованной в "Журнале Московской Патриархии" № 6 за 1996 год (http://www.jmp.ru/). В этой статье академика уже привычно слегка попинали ногами за неполное служебное соответствие «святоотеческому учению» и популярно объяснили, что крик академика «Эврика!» был преждевременен, что академик немного погорячился, когда объявил, что вектор обеспечивает «логически безупречной триединости».
Академик обиделся и в свою очередь, в «Письме в редакцию О статье "Еще раз о логике триединства" в тот же журнал (http://212.188.13.168/izdat/JMP/97/5-97/19.htm) заявил, что он так не играет. Что он не намерен вертеть вектор, как кому вздумается, а настаивает именно на своей схеме – «выбрал обычный конечный вектор, поместил его в начало неподвижной ортогональной системы координат и задал его положение таким, чтобы все три его компоненты были ненулевыми».
Что ж, примем правила игры академика и будем разбирать его схему, не отходя от неё ни на шаг. Мы дополнительно покажем, что «не только академики горшки обжигают»(с) и предложим и свой вариант «простой объект, признаваемый всеми логически безупречным и тем не менее обладающий всеми логическими свойствами триединства». И шаг за шагом проследим, чей «простой объект» придёт к финишу раньше.
Таким «простой объект», который будет составлять конкуренцию академическому вектору, является квадрат со стороной равной 12, расположенный на плоскости – это у нас будет Троица. Ниже этой плоскости расположены одна под другой ещё три плоскости, параллельные данной. Проекция квадрата Троица на этих трёх плоскостях будут ипостаси. Далее, вспомнив, что «бог любит троицу»(с) давайте добавим и третью модель в наш забег – это будут расположенные на плоскости четыре концентрические окружности с радиусами 1; 2; 3; 6, окружность с радиусом 6 это Троица, остальные - ипостаси. Дадим определения нашим героям:
Большой Энциклопедический Словарь
ВЕКТОР отрезок определенной длины и направления. Два вектора равны лишь в том случае, если у них одинаковы длины и совпадают направления.
КВАДРАТ прямоугольник с равными сторонами.
ОКРУЖНОСТЬ замкнутая плоская кривая, все точки которой одинаково удалены от ее  центра. Концентрические -  окружности имеющий общий центр
Итак, дружно стартуем.
1. Триединость. Она почти очевидна, поскольку сам вектор, с одной стороны, и три его составляющие — с другой — одно и то же. Это "одно и то же" надо понимать так. Пусть, например, имеется некоторое инженерное сооружение, на которое действует вектор силы. В результате в конструкции возникнут напряжения и деформации, которые можно измерить. Если теперь заменить вектор его тремя составляющими, приложив их в той же точке, то все распределение напряжений и деформаций в конструкции не изменится. Наблюдающий за состоянием конструкции по приборам никогда не сможет определить, действует ли на сооружение сам вектор или его составляющие. Их действия являются абсолютно эквивалентными. Для лиц, знакомых с векторной алгеброй, особо хотелось бы подчеркнуть, что в приведенном рассуждении не используется понятие векторной суммы; при определении триединости это не нужно.
Сразу же останавливаем забег  – это, с каких же пирожков «вектор и три его составляющие — одно и то же»? Что бы показать, что вектор и его проекции это «одно и то же», нужно рассматривать свойства вектора и определить, какие свойства вектора и его проекций совпадают, а какие свойства разные. Если ВСЕ свойства совпадают, то тогда это «одно и то же». Если некоторые свойства совпадают, а некоторые нет, то тогда требуется солидное обоснование, чтобы ДОКАЗАТЬ, что отличия незначительны и ими можно пренебречь. А как поступил академик? Он о свойствах благополучно забыл и стал рассказывать, как действует вектор силы. Причём он почему-то настаивает, что бы действие вектора наблюдали по «приборам». А почему? Если мы сидим в доме и видим по «приборам», что на стенку «действует вектор силы», то, что мешает нам выглянуть в окно, и убедится – это один небритый «вектор» кувалдой лупит в стенку или три «вектора» с кувалдами поменьше? И сразу действия наши будут отличаться – если в первом случае можно выйти и самим разобраться с этим «вектором», то во втором случае лучше сразу вызвать милицию.
Но странное поведение академика понятно – уж он-то обязан знать, что вектор имеет ТОЛЬКО два свойства – «длину» и «направление». Причём если мы примем схему академика, что для вектора он «задал его положение таким, чтобы все три его компоненты были ненулевыми», то тогда мы получим, что ВСЕ четыре вектора РАЗИТЕЛЬНО отличаются друг от друга – у них у всех РАЗНЫЕ длины и направления. То есть все четыре вектора отличаются ПО ВСЕМ свойствам, которые у них есть. Что здесь общего между Троицей и «ипостасями»? Где обещанная «Триединость»?
Так что вектор и его проекции это не «одно и то же», а с точностью до наоборот – они не имеют между собой НИЧЕГО общего. Поэтому мы имеем полное право, снять вектор с соревнований – он не взял первый барьер. Но что бы нас не обвинили в предвзятости, мы пропускаем его дальше и ставим ему жирный минус.
Смотрим на других участников – концентрические окружности получают точно такой же жирный минус – они тоже отличаются по всем параметрам друг от друга, как и векторы. А вот «система квадратов» преодолевает первый барьер легко и с песней – все четыре квадрата абсолютно «одно и то же».
Так же и мы подчеркнём для «лиц, знакомых с векторной алгеброй», что их знания тут и нахрен не нужны – «лица» эти могут идти в другое место и там выёживаться.
2. Единосущность — тоже почти очевидное свойство, поскольку три составляющие вектора сами являются векторами. Полезно заметить, что никто и никогда не говорил, что это обстоятельство ведет к антиномии.
Нет возражений – и квадрат и три его проекции являются квадратами, окружности являются окружностями. Не знаю «полезно» ли, но академику видней, поэтому добавим, что все геометрические фигуры являются геометрическими фигурами, все животные – животными, все растения – растениями и т.д. и т.п. И самое удивительное, что «никто и никогда не говорил, что это обстоятельство ведет к антиномии». Бывают же чудеса на белом свете!
3. Нераздельность. Каждая составляющая вектора связана с ним абсолютно, поскольку является его векторной проекцией на соответствующую ось. Но тогда они столь же абсолютно связаны и друг с другом, что и является нераздельностью.
Снова нет возражений – каждая проекция квадрата связана с квадратом «абсолютно» по той же причине, о концентрических же окружностях даже и смешно говорить – чуть сдвинь одну из них и она уже не концентрическая. И понятное дело что это «и является нераздельностью».
4. Соприсносущность. Это тоже очевидное следствие того, что составляющие вектора существуют всегда одновременно и вместе, иначе они не составили бы систему векторов, в любой момент времени полностью эквивалентную исходному вектору.
«Аналогически»(с). Нет ничего более очевидного, что составляющие квадраты «существуют всегда одновременно и вместе, иначе они не составили бы систему квадратов, в любой момент времени полностью эквивалентную исходному квадрату». Более того квадратам мы ставим жирный плюс, так как они не просто «эквивалентны», а они РАВНЫ между собою как и «система ипостасей». А вот векторы этим не могут похвастаться – они ТОЛЬКО эквивалентны. И концентрические окружности, «существуют всегда одновременно и вместе» –  как уже отмечалось в комментариях к п.3.
5. Специфичность требует более подробного рассмотрения. При перечислении свойств Троицы было сказано, что в соответствии с этим свойством каждое Лицо Троицы выполняет свою "работу". Это, скорее всего неуместное по отношению к Троице понятие теперь становится весьма подходящим. Пусть для определенности рассматриваемый вектор является силой, смещающей материальную точку из начала координат. Понятно, что каждая составляющая может сместить ее только вдоль "своей" оси и никак не может сделать этого по "чужим" осям. Это показывает, что три составляющие вектора принципиально не способны заменить друг друга, что и говорит об их специфичности.
Очень любопытна «логика» академика. Как было сказано, различие в свойствах «ипостасей» заключается в «отношения отцовства, сыновства, активного исхождения, пассивного исхождения». Попробуйте догадаться, какое отношение имеют эти различия к «работе по смещению материальную точку из начала координат»? Что у них общего? Неужто когда Святой Дух «активно исходит», он совершает работу и потеет? Нам не удалось найти что-то общее, поэтому мы совершаем «подвиг веры» и ставим вектору зачёт на этом этапе без замечаний.
У квадратов со «специфичностью» всё в порядке – каждый из них расположен на своей плоскости и их нельзя спутать, у концентрических окружностей ещё проще – у них разные радиусы.
6. Взаимодействие. Взаимодействие составляющих сводится к тому, что они суммируются по правилам векторной алгебры. (В пункте 1 говорилось об эквивалентности монады и триады, здесь же указывается процесс, ведущий к этой эквивалентности.)
Без проблем – мы даже снова благополучно обходимся без «векторной алгебры», нам хватает арифметики. Суммируем длины окружности трёх ипостасей и получаем длину окружности-троицы, площадь квадрата-троицы численно равна сумме периметров квадратов-ипостасей.
Итак, подведём итоги соревнований. На первое место с большим отрывом вышла «система квадратов» - она прошла весь забег без сучка и задоринки, а по п.4 получила дополнительный плюс.
На втором месте по хорошему следует поставить концентрические окружности – у них точно также как и у вектора жирный минус по п.1 и все остальные барьеры они прошли ноздря в ноздрю с вектором, но у них есть преимущество – они обошлись без векторной алгебры и расположены они на одной плоскости, т.е. эта модель проще остальных. Но что бы нас не обвинили в предвзятости мы не учитываем эти преимущества и  присуждаем окружностям и вектору второе место.
Дадим заключительное слово академику:
…Как видно из проведенного анализа, логическая структура Троицы и вектора с его тремя ортогональными составляющими полностью совпадает, что доказывает их изоморфность. Следовательно, поскольку в случае с вектором никаких антиномий не возникает, аналогичное можно допустить и для Троицы.
Увы, мы снова с прискорбием замечаем, что академическое звание не может избавить от необходимости прилежно учить логику – умозаключение по аналогии, сиречь индуктивное умозаключение НИКОГДА и НИЧЕГО не доказывает, доказательства следует искать, используя совсем другие методы. Всем православным академикам в срочном порядке следует поступить на курсы, которые ведёт академик Древнегреческой Академии Наук Евклид. И только закончив эти курсы и поднабравшись уму-разуму в плане, что такое аналогия, они с новыми силами могут приступать к исследованию Троицы.
Все же справедливость требует, что бы мы отметили новаторский подход академика Раушенбаха. Его метод – берём любую «систему» любых объектов, находим там «логическую» структуру (структура всегда присутствует в любой системе, исключая «систему» хаоса), цепляем к этой «логической» структуре от левой ноги свойства богословских объектов и вдумчиво анализируем полученный коктейль. Это открывает грандиозные перспективы перед богословами всех мастей и направлений. Пожелаем же им успехов в этих начинаниях.

© Чайник

Посмотреть и оставить отзывы (84)


Последние публикации на сопряженные темы

  • Вера как ненадежный инструмент познания мира
  • Бог – существо из бреда, сама религия свидетельствует об этом
  • Я хотел бы в Бога верить
  • Любовь и мистерии
  • Идентификация Бога

    Пришествий на страницу: 255

  • 
    ПРОЕКТЫ

    Рождественские новогодние чтения


    !!Атеизм детям!!


    Атеистические рисунки


    Поддержи свою веру!


    Библейская правда


    Страница Иисуса


    Танцующий Иисус


    Анекдоты


    Карты конфессий


    Манифест атеизма


    Святые отцы


    Faq по атеизму

    Faq по СССР


    Новый русский атеизм


    Делитесь и размножайте:




    
    Copyright©1998-2015 Атеистический сайт. Материалы разрешены к свободному копированию и распространению.