Поцелуй Иуды  


В Колыбель атеизма Гнездо атеизма Ниспослать депешу Следопыт по сайту

Глагольня речистая Несвятые мощи вече богохульского Нацарапать бересту с литературным глаголом


 
РУБРИКИ

Форум


Новости


Авторы


Разделы статей


Темы статей


Юмор


Материалы РГО


Поговорим о боге


Книги


Дулуман


Курс лекций по философии


Ссылки

ОТЗЫВЫ

Обсуждаемые статьи


Свежие комментарии

Непознанное
Яндекс.Метрика
Авторство: Хмелевская Татьяна

Поцелуй Иуды


04.08.2008 Статьи/Библия

Хмелевская Т.Ф.
e-mail: libkhnet00@mail.ru 
 
ПОЦЕЛУЙ  ИУДЫ[1]
 
«Но кто сойдёт в бездну…  Христа из мёртвых возвести?». 
Рим 10:7. Второззак 30:12.
 
Краткое содержание теории творения, лежащей в основе познания Библии[2]: учение о замысле творения структурно, у него имеется две стороны – внешняя и внутренняя, религиозно-материальная и рационально-духовная. Первой Христос дал образ голубиной простоты, второй – образ змеиной мудрости. Согласно апостолу Павлу, Писание, т. е. первая часть «великого дела» по разрушению религиозной идеологии, есть вереница, бесконечное множество иносказательных образов структуры учения. Двойным дном учения его видимой и невидимой стороной решаются многие задачи, как мировоззренческого, так и исторического значения. Христос и его люди – исполнители заветов первой части дела, его программы, они продолжили традицию своих предшественников, осуществили то, что необходимо было для будущего и окончательного решения основной цели создания данного учения.   
  В 451 году в городе Халкидоне при императоре Маркиане состоялся Четвёртый Вселенский собор, на котором был сформулирован один из канонов веры: признать в Иисусе Христе две природы – Божественную и человеческую, которые соединились «неслитно, нераздельно и неизменно»[3].
Пропуская этот канон через сито библейской духовности, мы должны видимое значение материально-иносказательного образа заменить невидимым его значением – духовным. Евр 10:7-9. Таким образом, исследователь Библии с законсервированным в ней учением об истине творения должен повиноваться второму определению имени «Христос»: «Я есть истина…, другой утешитель…, дух святой…, дух истины». Ин 14:6; 17:6; 15:1-5. От этой установки берёт начало тот узкий путь к истине творения, на который указывал Иисус Христос. Мф 7:13,14. Предельно лаконично это направление в понимании учения он выразил словами: «Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого». Мф 5:37. Согласно этому принципу, человеческую природу Христа, как основообразующую учения, его краеугольный камень мы обязаны исключить. Человек Иисус Христос – не Бог! Значит, и не Сын! Однако, стоит задуматься, какое место отводится человеку в «великом деле пророков», «деле, о котором кто услышит, у того зазвенит в обоих ушах». 1Цар 3:11. 4Цар 21:12. Аввак 1:5.
Евангелисты данный принцип учения зафиксировали не только словами своих персонажей, но и их особыми делами, практикой. Христос говорит: «…когда не верите мне, верьте делам моим, чтобы узнать и поверить, что Отец во мне и я в нём, …что Я и Отец – одно»[4]. Ин 10:30,38; 14:11. «Узнать и поверить…» - вера через конкретное знание: «Вера есть осуществление ожидаемого». Евр 11:1. Между библейскими верой и знанием стоит знак равенства, никаких вам абстрактно размытых, чисто субъективных представлений и суждений. Эти понятия в своём значении тождественны.
Мессия для свидетельства истины исполнил два примечательных дела, каких никто другой на его месте не делал:
1.       Избрал двенадцать учеников.  
2.       Поспособствовал тому, чтобы принять унизительную смерть от иудейских первосвященников. Он умер, преданный и оклеветанный языческой толпой и её вождями.  
Избрание учеников и восшествие на эшафот явилось осуществлением воли пророков и их Бога Отца: «Я ничего не могу творить сам от себя…, ибо не ищу моей воли, но воли пославшего меня Отца…. Кого сам хотел, тех и избрал». Ин 5:30. Мк 3:13-19. Написано, что «Христос пришёл спасти погибшее». Мф 18:11. Из этого следует: во-первых, что Закон и Пророки до пришествия Христа в религиозно-языческий мир уже были подпорчены, искажены этим миром; во-вторых, его два основных дела, получается, были не случайными, а совершенно целенаправленными. Именно этими делами он должен был спасти погибшее.
Известно, что Высшая воля Библии требует познания её конкретной истины о внешнем и внутреннем содержании Библии. 1Тим 2:2-4. Значит, ученики должны были продемонстрировать («дать уразуметь народу») своё познание истины с её конкретным содержанием. Человек Иисус Христос обязан был на их примере указать миру узкий путь, которым приходят к исполнению воли автора «великого дела»: «Не вы меня избрали, а Я вас избрал и поставил вас, чтобы вы шли и приносили плод…». Попутно Христос заметил, что избранные им ученики не от мира, как и он не от мира. Плод, который они принесут в мир, мир не любит. А потому, как Христа, так и его учеников мир ненавидел всегда. Эта ненависть крепка и по сей день, что с великой силой демонстрируют сторонники креационизма, противники теории эволюции. Ин 15:16,19.
Рассмотрим нюансы обучающей практики Христа.
Известно, что он в просвещении своих призванных на служение учеников придерживался определённого порядка. Обучение, таким образом, носило педагогически грамотный и целенаправленный характер. Примечательным оставалось одно: он им никогда ничего не объяснял и не открывал до положенного тому конца. Евангелия пишут о том, что многое из того, что они слышали из уст своего учителя, оставалось для них закрытым, до некоторых пор непонятым, что, в свою очередь, было причиной их неумения исполнить элементарные вещи, касающиеся учения. Со слов Иисуса Христа, у них ещё не было той веры, с помощью которой исполняются «чудесные» дела учителя. Лк 17:5,6. В переводе на язык практических понятий это значит, что ученики ещё недостаточно были образованы в том, к чему были призваны. У них отсутствовал необходимый уровень знаний, который позволил бы им понимать слова и действия своего учителя так, как того требуют Закон и Пророки, апостолы часто затруднялись отличить правду от неправды. Уходя на крест, воскресение, как одно из стволовых понятий учения, для учеников по воле самого Христа и его Пророков оставалось большой проблемой. Мк 8:16,17; 6:48-52; 9:10,31,32. Лк 9:44,45. А поскольку все библейские притчи по своему внутреннему значению замыкаются на одном значении иносказательного образа, то, понятно, что их непонимание иносказательного языка учителя объясняется незнанием сути основного вопроса учения.
 Напрашивается закономерный вопрос: почему Христос, уходя на крест, многое (если не всё) от учеников оставил засекреченным? Неужели он не мог словами объяснить им все тёмные места своей и их роли в истории новой религии? Разумеется, что мог, но почему-то не объяснил. В этом плане примечательна иносказательная сцена омовения ног. Виданное ли дело, учитель умывает ноги своим ученикам! Пётр оказывал упорное сопротивление: «Тебе ли умывать мои ноги? Иисус сказал ему в ответ: что я делаю теперь, ты не знаешь, а уразумеешь после…. Если я не умою тебя, не имеешь части со мною. Омытому нужно только ноги умыть, потомучто чист весь….». Как видим, Христос даже эту сцену оставил для учеников в тайне. Они не понимали смысла ни его слов, ни его действий. Ин 13:4:10. Ясно только одно, что он сказал им всё, но, вот, только ученики не всё понимали так, как надо. Они ещё не были тем, «чем быть должны», ибо не знали, не понимали действительного имени Сына Иисуса Христа: «…он с вами пребывает и в вас будет». Ин 14:17. Ученики, общаясь с учителем, слыша его слово, оказывается, не знали ни Отца, ни его Сына. Ин 14:8,9. Спрашивается, когда же он будет в них, когда осуществится в них та любовь, которая сделает апостолов способными любить Отца и Сына не на словах, а на деле, исполняя все его заповеди, которые часто смущали слушателей своим откровенным безумием? И по этой причине многие из них уходили от Христа. Призванные на служение апостолы также были на грани разочарования своим учителем. Но Христос, как мудрый педагог, удерживал их около себя силой своего слова, а также обольстительными обещаниями, многие из которых ученики не могли понять, но утешались будущим, надеждой на скорое вразумление истиной, которая интриговала их своей тайной.
Для того, чтобы понять скрытый смысл сцены омовения ног, необходимо рассмотреть второе важное дело Христа: его предательски вынужденная смерть на древе. Избрание учеников и смерть человека по имени Иисус Христос на страницах Библии – два взаимодополняющих, взаимообусловленных явления.
Что же должен был показать своим ученикам человек Иисус своей человеческой жертвой? Видимо, эта жертва и должна была «умыть ноги» ещё несмышлённым в вопросах учения ученикам, снять ту основную проблему, которая подобно домоклову мечу висела над их головами. Жертва каким-то образом должна была усовершить их, «открыть им глаза к уразумению Писаний». Лк 24:44,45.
Почти всегда в процессе рассуждений о человеческой жертве мои слушатели задают вполне закономерный вопрос: так может быть человека Иисуса Христа, как исторической личности и не было вовсе? Какая была в нём и его жертве необходимость, если евангелисты писали свои Евангелия в соответствии с пророками, оглядываясь на них и заимствуя у них материал для своих рукописаний? Тем более, что и без Христа в то время была масса фанатиков, объявлявших себя мессиями. Римская власть не успевала их уничтожать как зловредную напасть. Понятно, что они в отличие от этих фанатиков знали тайный смысл человеческой жертвы,  и то, как надо писать о ней, какое отводить ей место во второй части «великого дела». Также понятно и то, что деятельность библейских пророков и апостолов Христа в корне отличалась от всех тех, кто самозвано объявлял себя спасителями мира.
Поэтапность осуществления всего запланированного Законом и Пророками имеет в себе такие особенности, которые вынуждают жертве быть. В первую очередь правду о воскресении должны были узнать избранные ученики Иисуса Христа, они для будущего христианизированного мира должны стать примером и образцом евангельской веры. Вера через личное свидетельство воскресения! Второе пришествие осуществляется для каждого человека в отдельности через подражание апостолам – первым свидетелям воскресшего мессии. Правда воскрешения требовала эту жертву, которая несмываемым свидетельством и застолбила её в истории, сделала упрямым фактом, против которого восстать будет невозможно. Избранные Христом ученики все до одного по плану пророков и кодифицированного ими иудейского Закона – схема движения правды о сотворении мира и человека в нём, т. е. о Боге и его Сыне в ограниченном временем пространстве человеческой цивилизации. Данный план, как свидетельствует история последних двух с половиной тысячелетий, осуществился полностью. Из него не выпал ни один пункт, ни одна строка, ни одно слово. И теперь никто не сможет вычеркнуть из книги жизни ровным счётом ни-че-го: «Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдёт небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдёт из Закона, пока не исполнится всё…. Скорее небо и земля прейдут, нежели одна черта из Закона пропадёт…». Мф 5:17,18. Лк 16:17. Апостолы, таким образом, – тот микромир, они – та миниатюра, в которой запечатлена вся будущая история учения в христианизированном мире, путь которого к истине повторится точь-в-точь, какой в своё время прошли ученики Христа. Нам, жителям начала третьего тысячелетия, посчастливилось убедиться в справедливости и точности пророческих расчётов.
Апостол Павел в послании к Евреям по поводу первой части «дела Божия» (которую потом назвали Ветхим Заветом, что в корне неверно) делает очень важное замечание. Оказывается, у первого Завета был существенный недостаток. И заключался он в том, что жертвы тельцов, которые приносились по иудейскому Закону (по букве Писания), не могли сделать совершёнными приходящих с ними. Такая жертва не уничтожает грех, который в мир принёс реформированный учёным священником Ездрой Закон. Более того, она свидетельствует о грехе, об ошибочном толковании Закона и его Заповеди. «Посему, - продолжает Павел, - Христос, входя в мир, говорит: жертвы и приношения ты не восхотел, но тело уготовал мне. Всесожжения и жертвы за грех неугодны тебе». Эти приношения бессильны «исполнить волю Божию: отменить первое, чтобы постановить второе», т. е. отменить идеологию материального образа и заменить её рационально-духовным мировоззрением. Другое дело, человеческая жертва: «Одним…, единократным… приношением он навсегда сделал совершёнными освящаемых». Евр 10:1-16. Таким образом, Закон и Пророки всего лишь запрограммировали Мессию в бесчисленных иносказательных образах. Они для будущих воителей со «тьмой века сего» – всего лишь программа, записанная на каменных скрижалях Закона. Осталось эту программу запустить в действие, закрепить её в опыте, чем и будет устранён недостаток Первого завета.
Евангелие от Иоанна стоит особняком от первых трёх Евангелий. Оно не вошло в список синоптических (похожих друг на друга) Евангелий. Многие, критически настроенные исследователи библейской истории, находят большие отличия этого Евангелия от других Евангелий, его несоответствие им. Христос этого Евангелия, по мнению многих исследователей, не похож на того Христа, который в первых трёх Евангелиях. Известно, что при канонизации христианских рукописаний, церковь очень долго сопротивлялась включению этого произведения в канон, потому что его Христос меньше всего отвечает требованиям биографического образа. Разумеется, этот Христос не отвечал общим правилам игры сильных мира сего. Но, видимо, среди тех людей, которые занимались канонизацией христианских источников, были ещё те, кто обладал знанием тайны апостолько-пророческого делопроизводства. Они то и приложили максимум усилий для сохранения наиболее ценной литературы. В Библии нет ни одной «левой» книги. Весь канонический список создан посвящёнными в дело авторами.
Я считаю, что Евангелие от Иоанна по своей открытости и соответствию программе пророков, их стратегической цели в списке канонических Евангелий должно занимать первое, самое высокое место. Ни один из авторов трёх Евангелий, в отличие от Иоанна, не концентрирует своё внимание на имени «Христос». Только Иоанн открывает глаза на суть проблемы, связанной с этим именем. Иоанн смелостью своего изложения материала настежь открывает дверь в неведомое, облегчает исследовательскую работу в достижении цели исследования. Без Иоанна вся Библия – крепкий орешек, раскусить который невероятно трудно. Иоанн меньше всего пишет о человеческой природе Иисуса Христа, ибо знает, что Писания свидетельствуют не о человеке, а о простой по форме и содержанию структуре учения с его основным вопросом, конкретными целями и методами его решения. В Евангелии Иоанна Христос открытым тексом, без сучка и задоринки открывает своим ученикам самую суть смерти и воскресения. В знаменитых 14, 15 и 16 главах этого Евангелия автор вкладывает в уста Сына знаковые, тезисные цитаты о воскресении. Но раннее он пишет, что «есть другой, свидетельствующий о мне; и я знаю, что истинно то свидетельство, которым он свидетельствует о мне». Ин 5:32. И этот другой – не человек, а философское понятие – дух истины, для камуфляжа окрещённый ещё духом святым, другим утешителем, Сыном Божиим и прочее. Ин 14:16,17,26; 15:26.
А теперь надо рассмотреть, какая существует зависимость между умершим человеком и воскресшим духом истины, сыном истины. Каким образом смерть обычного человека усовершенствует учеников, сделает их такими же продвинутыми в познании Писания, каким был их учитель?
Несложно представить себе состояние учеников, которые, веря своему учителю, сидели и ожидали воскрешения, возвращения его к новой и уже вечной жизни. Как и весь неохристианский мир, апостолы в своё время надеялись на воскресение прежнего человека, на будущую встречу со своим горячо любимым учителем. Но прошли три мучительных дня ожидания, а он и не думал оживать. И тогда ученики стали подозревать своего учителя в обмане. От страха гонений на них они разбежались по разным местам своей земли. Мария, которую Христос при жизни посвятил в святое святых, которая, в отличие от многих апостолов, знала с самого начала всё, собрала их воедино и объяснила им суть затеянного Пророками и их Законом мероприятия: избавление человечества от ложного религиозного мировоззрения. Она им объяснила, что они являются творцами великой истории, их дела и их имена останутся в памяти людей навсегда. Христос Иисус при жизни принял все необходимые меры для успешного движения рациональной истины по миру. После него остались верные и надёжные люди. Одной из них была Мария, которая открыла ученикам тайну «великого дела». Мария стала связующим звеном, посредником между Христом воскресшим и его ещё несмышлёнными учениками. Она объяснила им, в чём заключается смысл мудрости, которую скрывает в себе материально-религиозный образ: «Но вы не так (как мир. – Т.Х.) познали Христа… (вы должны. – Т.Х.) отложить прежний образ жизни ветхого человека…, обновиться духом ума вашего…, облечься в нового человека, созданного по Богу, в праведности и святости истины….». Ефес 4:20-29. Таким образом, она «умыла ноги» ученикам своего мужа, довела до совершенства их знание Закона и Пророков.
Понятно, что благодаря человеческой жертве, апостолы прозрели, освободились от веры в воскресение человека во плоти, т. е. в чудо, как форму существования материи. Они, после мучительных размышлений над тем, что слышали и видели от своего учителя при его земном существовании, пришли к выводу, что Закон и Пророки в бесчисленных иносказательных образах запечатлели простейшую по структуре систему знаний с её центрообразующим понятием духа истины. Краеугольным камнем этой системы является философское понятие истины с её духом знаний, т. е. с её сыном. 1Пет 2:6-8. Ин 2:22. С этого момента апостолы стали другими людьми, по мировоззрению чистыми, безгрешными, святыми, «родом избранным, взятыми в удел…, царственным священством…». Им открылась другая, невидимая миру сторона Писания. Ученики Христа, обновившись умом, стали свободными от всяких человеческих религиозных поветрий и сомнительных учений. С ними совершилось то, что в будущем должно совершиться со всем миром. Он умер, «дабы смертью лишить силы имеющего державу смерти, т. е. диавола, и избавить тех, которые от страха смерти чрез всю жизнь были подвержены рабству (греха. – Т.Х.)». «Он явился для уничтожения греха смертью своею». 1Пет 2:9. Евр 2:14. 1Ин 3:8;5:18. Евр 9:26:28. «За них посвящаю себя, чтобы и они были освящены истиной». Ин 17:19. Отныне мировоззрение сына погибели, т. е. слепая, бездумная вера в букву учения, не имело власти над апостолами Христа. Их разум стал обителью естественного, всегда живого понятия имени «Бог», «Господь», «Отец», «Сын»: «Ещё немного, и мир уже не увидит меня; а вы увидите меня, ибо я живу. И вы будете жить». Ин 14:19. Их библейский разум стал обителью пророческой правды о сотворении мира и всего, что есть в нём. Если до свидетельства истины о воскресении «апостолы не знали, как творить волю Божию и совершить дело», то теперь они знали и умели всё. Они, подобно своему учителю Иисусу Христу, могли исполнить все заповеди пророков, которые по смыслу означают одну заповедь, один закон – закон любви ближнего своего как принцип воплощения библейской богодухновенности. В отличие от мира, они стали наследниками вечных, непреходящих обетований, которые в результате долгого и мучительного процесса эволюции знания стали золотым фондом современной нам науки и философии.
Из сказанного следует, что библейская святость или совершенство в познании имени «Сын Божий», а также её вера заключается в их рационально-философской трактовке. Пророки в купе с апостолами преподнесли миру науку, которая резким и смелым движением критического мышления срывает с Библии истлевшее покрывало религиозного иносказания, как нечто устаревшее и непригодное для дальнейшего употребления.
Достигнув познания предмета в его конкретной объективности, апостолы Христа пошли в мир «возвещать совершенства призвавшего их из тьмы в чудный свой свет». 1Пет 2:9. Но делали они это, следуя строгой заповеди пророков, которую Павел сформулировал предельно сжатой цитатой: «И беспрекословно – великая благочестия тайна: Бог явился во плоти, оправдал себя в духе, показал себя ангелам, проповедан в народах, принят верою в мире, вознесся во славе». 1Тим 3:16. Согласно библейской формуле истины, эти слова читаются следующим образом: «Тайна благочестия заключается в том, что Бог – мыслящий дух человеческого разума своё учение об истине творения покрыл оболочкой религиозного иносказания и таким внёс его в мир – пришёл в мир во плоти, которое развилось и получило признание в среде широких народных масс. Но оправдал себя в духовном критерии истины, о чём знали те, кто достиг второго невидимого уровня знания. Слава Божия – понятие специфическое и ничего общего с человеческим понятием славы не имеет: «И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу его (славу Слова. – Т.Х.), как единородного от Отца». Ин 1:14. «Слово Твоё есть истина», которая в том, что невидимо – в духе. И «Господь», и «Бог» есть дух. Библейская «слава» – понятие философское. Её значение в несокрушимой научно-объективной жизнестойкости и справедливости философских понятий. А ту славу, которую поют люди библейскому Богу в своих молитвах, пророк называет ничем иным, как проклятием: «Проклят всяк, висящий на древе». Второзак 21:23. Гал 3:13,14. Это уже прямое указание на атеистический дух второго уровня библейского учения. Люди думали, что они убивают самозванца, осмелившегося назвать себя Сыном Божиим, Царём Израильским, претендующим на престол власти державной. Это было и остаётся их большой ошибкой. Такие убеждения и есть то проклятие, которым покрыл себя и свой дух правды обычный смертный человек: «В уничижении его (духа истины. – Т.Х.) суд его совершился…. Но род его кто изъяснит?...»…». Деян 7:33. Христианизированный мир уничижение в виде веры в Богочеловека сделал одним из постулатов своей веры, что свидетельствует о нарушении Царского Закона любви ближнего своего, о греховности религиозного мира.
Факт необратимости жертвы на очень многое открыл глаза апостолам Христа. Например, они до свидетельства воскресения, подобно всему будущему иудео-христианскому миру думали, что Писания есть Святая История избранного народа Божия, народа Израиля, и что Бог, наступит время, спасёт только этот народ. «А мы надеялись было, - говорили ученики, уже свидетели того, что плоть не воскресает, - что он есть тот, кто должен избавить Израиля; но со всем тем, уже третий день ныне, как это произошло», а он не подаёт никаких признаков своего возвращения. Лк 24:21. Вспоминая себя, свою веру до свидетельства правды о воскресении, они говорили: «Не горело ли в нас сердце наше, когда он… изъяснял нам Писание?». Лк 24:30-32. До распятия Христос в сердцах восклицает: «Огонь пришёл я низвесть на Землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся». Лк 12:49. Под словом «огонь» надо понимать иносказательный смысл учения, его внешнюю сторону. Все прижизненные дела Христа были нацелены на низведение этого иносказания в человеческий мир. Человеческая вера в букву Библии есть неопровержимое свидетельство тому, что желание Иисуса осуществилось, его смерть на древе не оказалась напрасной. Апостолы верили словам своего учителя, благоговейно внимали подаваемым им надеждам, обычной человеческой верой. Они надеялись на осуществление чуда, как явления противоестественного, на свою богоизбранность. Поэтому сердце мира, который полагается и, подобно ученикам, ожидает чуда, также горит в огне иносказания. Миллионы людей, уходя в мир иной, уносят с собой этот огонь, так и не уразумев его простой и великой тайны.
 Ученики долго томились сомнениями, они не верили Марии, они боялись разочарования. Цепляясь за ещё не совсем умершие иллюзии, они всеми доступными им средствами сопротивлялись ей. И тогда она, возмутившись, сказала: «…о, несмысленные и медлительные сердцем, чтобы веровать всему, что предсказывали пророки. Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу свою? И начав от Моисея, из всех пророков (устами Марии. – Т.Х.) изъяснял им сказанное о нём во всём Писании… Сын Человеческий предан будет в руки первосвященников и книжников… и предадут его язычникам на поругание, биение и распятие; и в третий день воскреснет…». Лк 24:25-53. Мф 20:18,19. Мария в прямом смысле слова ругала глупых ещё апостолов за их упрямство, за нежелание открыть свои глаза на всё в прошлом сделанное и сказанное Иисусом Христом и уже происшедшее. «Ну, пораскиньте же вы своими мозгами, вспомните и подумайте о том, что вы слышали от учителя» – в порыве возмущения призывала апостолов верная женщина Христа. Приводя на память всё, что они слышали и что видели, она переводила им на язык духовных понятий: и «тогда отверз им ум к уразумению Писаний…, он был узнан ими в преломлении хлеба…, они увидели духа», у которого плоти и костей нет[5]. «И сказал им: вот то, о чём я вам говорил, ещё быв с вами, что надлежит исполниться всему, написанному о мне в законе Моисеевом и в пророках, и в псалмах»[6]. Лк 24 глава.
Евангелисты слова о пришествии, смерти и воскресении Сына повторяют множество раз. Почему? Да потому что они в контексте учения и дела на нём основанного являются скелетными. Они – основа стратегического плана окончательной победы над драконом левиафаном. Авторы Евангелий стремятся обратить внимание исследователя на становой хребет учения, на его нерушимое основание. Все пункты этого плана, кроме последнего, уже осуществились: истина по имени «Христос», «мессия» пришла в языческий мир в 430 году до н. э. (Гал 3:17.Деян 7:6). Единобожие, распространившись на Востоке, создало условие, подготовило общественное сознание для принятия новой веры. «Полнота времени» обусловила появление мыслителей, подобных Христу. Он пришёл, объявил себя мессией, возбудил массы язычников против себя, спровоцировал своё убийство. Спустя некоторое время правда, о которой писали и говорили (пророчествовали) пророки, авторы кодифицированного иудейского закона, явилась апостолам Христа. Осталось последнее: эта правда должна ожить для всего мира. Ожить и сделать своё великое дело: разоблачить своего противника во лжи, разрушить его дом, выстроенный на песке. Мф 7:22-27.  «Три дня» в контексте учения – понятие относительное, о чём верно подметил апостол Пётр: «…у Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день». 2Пет 3:8. Для апостолов три дня соответствовали своему отрезку времени. В отношении же мира, ожидающего последний день, этот отрезок времени не имеет точного определения.
 Мария языком духовных понятий открывала ученикам тайну Писания о творении. Ей пришлось ещё долго и много учить учеников, напоминая им о том, что говорил им учитель. «Глаза к уразумению Писаний» открываются не в одно мгновение и не в один час. Этот процесс обучения, как и любой другой, долгий и, к тому же, мучительный. Но, как пишут Евангелия, апостолы Христа достойно своему учителю снесли свой крест. Они выполнили всё то, что он им завещал: «Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына, и Святого Духа, уча их соблюдать всё, что я повелел вам…». Мф 28: 18-20. Ну, и что? Научили? Кто, кроме учеников, исполнил эти законодательные повеления? Да, никто! Апостолы с Павлом были последними посланниками и проповедниками истинного знания. Как дохристианская, так и вся последующая за ним христианская эпохи есть свидетельство отступления от истины, от принципов богодухновенности. Свято место пусто не бывает! На трон, предназначенный Сыну, воссел его противник, сын погибели, диавол, который, облачившись в одежды святости и покорности истине, выдал себя за Отца и Сына и Духа Святого. 2Фес 2:2-10. Человеком Иисусом Христом было сделано всё, чтобы люди шли по пути истины, но религиозные вожди избрали выгодный для себя путь и повели за собой весь мир: «Если бы я не пришёл и не говорил им, то не имели бы греха; а теперь не имеют извинения во грехе своём…. Если бы я не сотворил между ними дел, каких никто другой не делал, то не имели бы греха; а теперь и видели, и возненавидели и Меня и Отца моего. Но да сбудется слово, написанное в Законе их: возненавидели меня напрасно…». Ин 15:22-25. Христос всем, непокорившимся рациональной духовности пророческого учения, т. е. его Богу, угрожает судом, страшной карой. Мы с вами, уважаемый читатель, – свидетели этого справедливого наказания. Вера в букву учения, его религиозное безумие, лишение человека его природной способности критически мыслить себя и окружающий его мир – вот то страшное наказание, которое приготовил Бог всем, непокоряющимся его воле. Авторы кодифицированного Пятикнижия какими только не награждают эпитетами защитников религиозной идеологии: они – люди диавола, сатаны, сына погибели, гореть им в гиене огненной, место их ад и прочее, и прочее. К тому же они знали, что «ничего не бывает тайного, что не стало бы явным…», и что наступит то справедливое время, когда «первые станут последними, а последние первыми». И тогда все будут помилованы, всем будут прощены грехи: ошибки и заблуждения. Все от малого до большого будут знать тайну имени «Сын», «Отец». Евр 8:10-13. 
Жертва человека в контексте учения об истине творения и её духе создаёт логический приём, который в логике называется аналогией. В умозаключениях по аналогии на основании сходства признаков у двух предметов делается вывод о том, что признак, обнаруженный у одного из них, имеется и у второго. «Обоснование в форме аналогии – это прямое обоснование тезиса, в котором формулируются утверждения о свойствах единичного явления. В качестве аргументов выступают подобные явления. И, исходя из них, делается вывод об обоснованности тезиса…»[7]. Человеческая жертва – логическая константа, которая обосновывает главный тезис учения о воскресении распятого буквой духа истины. Именно она является качественным минимумом словесных и практических аргументов в пользу философичности библейской концепции о человеческом духе – Боге учения. Единственная жертва единственного человека очищает процесс исследования от всякого рода предположений, недоразумений, от приблизительно достоверных и вероятностных умозаключений. Жертва человека Иисуса Христа является центральным, базисным моментом библейской теории об истине творения. Если простая религиозная вера в истинность библейских свидетельств есть знание непосредственное, которое не нуждается в логическом и фактическом обосновании, то познание духовной сущности Библии, её полное развёртывание осуществляется опосредованно, через третье понятие, место которому на страницах Библии отводится человеку и человеческой жертве. Написано, что «человек Иисус Христос предался для свидетельства; он явился для уничтожения греха своей жертвой… он пострадал, оставив нам пример, как идти по следам его». 1Тим 2:5,6. Евр 9:26,28. 1Пет 2:20-24. Человеческая жертва и правда о воскресении – критерий абсолютной достоверности, критерий и метод истолкования Писания и Библии в целом: воскресение мужа Иисуса Христа есть удостоверение, которым Бог будет судить(уже давно осудил. – Т.Х.) вселенную. Деян 17:30,31.
Человек приносит в жертву свою плоть. Подобно этому мы должны для достижения высшей, духовной сферы познания, избавления от греха, от веры в слепую и глухую букву Библии, избежания суда отречься от плоти учения, иносказательно-религиозное слово расценивать в качестве временного и неполного знания, его первым уровнем, за которым следует второй, последний уровень: «Вот, иду исполнить волю твою, Боже, отменяет первое, чтобы постановить второе. По сей-то воле освящены мы единократным принесением тела Иисуса Христа… Он же, принесши одну жертву за грехи… навсегда сделал совершёнными освящаемых». Евр 10:7-14. По Библии, совершённый человек свободен от всякого рода иудейско-языческих чар, тьма князя мира сего больше не властна над ним. Таким образом, в отношении к нему исполняется призыв Павла к своим верующим ученикам: «Стойте в свободе, которую завещал вам Христос», т. е. тот дух истины, о котором свидетельствуют Писания, его Закон и причастные делу Пророки. Гал 5:1. 2Кор 3:17.
Человеческая жертва, как необратимое явление природы – это, своего рода, «орудие труда», средство, определяющее качество и результаты исследования «вечной книги», его цели и задачи в мировой истории, движение разума от мифа к рациональности: «Знайте прежде всего то, что никакого пророчества в Писании нельзя разрешить самому собою, ибо никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой, но изрекали его святые божии человеки, будучи движимы духом святым». 2Пет 1:20,21. Дух истины, о котором свидетельствуют Писания, - ключ, отмычка для рассекречивания всей Библии, её первой и второй части. Поэтому библейская жертва – живой мостик, надёжная переправа с одной стороны учения на другую, с видимой на невидимую. Жертва в качестве свершившегося исторического факта стала, таким образом, основанием полного логического обоснования истинной духовности (богодухновенности) Библии. Теперь, когда история стала свидетелем смерти простого человека, которого по неведению и непониманию люди приняли за Сына Божия, за Бога во плоти уже никто не в силах задвинуть в небытие, отказаться от его свидетельства истины. Человек был и его не стало. Истина была, её, также, как и человека, убили религиозно-безумным словом, но в отличие от человека она способна воскреснуть, возродиться к новой жизни: «Христос (человек. – Т.Х.) умер плотью, но воскрес духом (истины, другим утешителем. – Т.Х.)… Если же мы и знали Христа по плоти, то отныне мы его не знаем». 2Кор 5:16. Ин гл. 14,15,16. Человек своей смертью проложил прямой путь в святое святых, в самый ковчег завета, в сокрытое от мира туманной пеленой религиозного иносказания сокровище человеческой мудрости. Об этой истине, о её смерти, воскресении и вознесении на небо и повествуют все канонические и некоторые неканонические Евангелия. Она воскресает, является ученикам, изгоняет бесов, избавляет от умственных недугов, которые евангелисты сравнивают с проказой, слепотой, глухотой и даже со смертью; одним словом, открывает глаза к уразумению Писаний. Делает она это чрез человека. Её знание делает разум человека её обителью, её храмом. Вот поэтому Христос и говорил: «Всевышний не в рукотворённых храмах живёт… разве вы не знаете, что вы храм Божий, и дух Божий живёт в вас… Если же кто духа Христова не имеет, тот и не его… вы же – Христовы, а Христос – Божий…». То есть разум, просвещённый истиной учения и её сыном, и есть «небо – престол мой», а «земля» - всего лишь его подножие, то нижнее, что предлежит верхнему, высшему. Деян 7:48,49; 3:16. Рим 8:9,10. 1Кор 3:23.
Христос, испуская последнее дыхание на кресте, произнёс: «Свершилось!». Ин 19:30. Одно слово! Но какое! Им, этим словом, оказалась «оплодотворённой» вся неохристианская цивилизация. Религиозная вера мира – неопровержимое тому свидетельство. «Бог во плоти» мир понимает Бога, как человека – Сына во плоти. А это уже и есть тот самый грех и осуждение, о которых ведут речь Писание вместе с Евангелиями. У библейского Бога и его Сына сущность одна – философская. Приписывать Иисусу Христу – человеку две сущности: божественную и человеческую – непозволительная и непростительная ошибка, дело заблуждения. Деян 14:13-15. Последним словом «Совершилось!» умирающий человек как бы засвидетельствова
Посмотреть и оставить отзывы (34)


Последние публикации на сопряженные темы

  • «Закон божий» - принцип восхождения от абстрактного к конкретному
  • Библия одобряет проституцию и сутенерство?
  • Исполнение всех без исключения заповедей Библии – принцип её объективного исследования
  • Осуществление ожидаемого...
  • Библия одобряет садистские преступления - жертвоприношения детей

    Пришествий на страницу: 294

  • 
    ПРОЕКТЫ

    Рождественские новогодние чтения


    !!Атеизм детям!!


    Атеистические рисунки


    Поддержи свою веру!


    Библейская правда


    Страница Иисуса


    Танцующий Иисус


    Анекдоты


    Карты конфессий


    Манифест атеизма


    Святые отцы


    Faq по атеизму

    Faq по СССР


    Новый русский атеизм


    Делитесь и размножайте:




    Исток атеизма Форум
    Рубрики
    Темы
    Авторы
    Новости
    Новый русский атеизм
    Материалы РГО
    Поговорим о боге
    Дулуман
    Книги
    Галерея
    Юмор
    Анекдоты
    Страница Иисуса
    Танцующий Иисус
    Рейтинг@Mail.ru
    
    Copyright©1998-2018 Атеистический сайт. Материалы разрешены к свободному копированию и распространению.