Поцелуй Иуды  


В Колыбель атеизма Гнездо атеизма Ниспослать депешу Следопыт по сайту

Глагольня речистая Несвятые мощи вече богохульского Нацарапать бересту с литературным глаголом


 
РУБРИКИ

Форум


Новости


Авторы


Разделы статей


Темы статей


Юмор


Материалы РГО


Поговорим о боге


Книги


Дулуман


Курс лекций по философии


Ссылки

ОТЗЫВЫ

Обсуждаемые статьи


Свежие комментарии

Непознанное
Яндекс.Метрика

Авторство: Хмелевская Татьяна

Поцелуй Иуды


04.08.2008 Статьи/Библия

Хмелевская Т.Ф.
e-mail: libkhnet00@mail.ru 
 
ПОЦЕЛУЙ  ИУДЫ[1]
 
«Но кто сойдёт в бездну…  Христа из мёртвых возвести?». 
Рим 10:7. Второззак 30:12.
 
Краткое содержание теории творения, лежащей в основе познания Библии[2]: учение о замысле творения структурно, у него имеется две стороны – внешняя и внутренняя, религиозно-материальная и рационально-духовная. Первой Христос дал образ голубиной простоты, второй – образ змеиной мудрости. Согласно апостолу Павлу, Писание, т. е. первая часть «великого дела» по разрушению религиозной идеологии, есть вереница, бесконечное множество иносказательных образов структуры учения. Двойным дном учения его видимой и невидимой стороной решаются многие задачи, как мировоззренческого, так и исторического значения. Христос и его люди – исполнители заветов первой части дела, его программы, они продолжили традицию своих предшественников, осуществили то, что необходимо было для будущего и окончательного решения основной цели создания данного учения.   
  В 451 году в городе Халкидоне при императоре Маркиане состоялся Четвёртый Вселенский собор, на котором был сформулирован один из канонов веры: признать в Иисусе Христе две природы – Божественную и человеческую, которые соединились «неслитно, нераздельно и неизменно»[3].
Пропуская этот канон через сито библейской духовности, мы должны видимое значение материально-иносказательного образа заменить невидимым его значением – духовным. Евр 10:7-9. Таким образом, исследователь Библии с законсервированным в ней учением об истине творения должен повиноваться второму определению имени «Христос»: «Я есть истина…, другой утешитель…, дух святой…, дух истины». Ин 14:6; 17:6; 15:1-5. От этой установки берёт начало тот узкий путь к истине творения, на который указывал Иисус Христос. Мф 7:13,14. Предельно лаконично это направление в понимании учения он выразил словами: «Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого». Мф 5:37. Согласно этому принципу, человеческую природу Христа, как основообразующую учения, его краеугольный камень мы обязаны исключить. Человек Иисус Христос – не Бог! Значит, и не Сын! Однако, стоит задуматься, какое место отводится человеку в «великом деле пророков», «деле, о котором кто услышит, у того зазвенит в обоих ушах». 1Цар 3:11. 4Цар 21:12. Аввак 1:5.
Евангелисты данный принцип учения зафиксировали не только словами своих персонажей, но и их особыми делами, практикой. Христос говорит: «…когда не верите мне, верьте делам моим, чтобы узнать и поверить, что Отец во мне и я в нём, …что Я и Отец – одно»[4]. Ин 10:30,38; 14:11. «Узнать и поверить…» - вера через конкретное знание: «Вера есть осуществление ожидаемого». Евр 11:1. Между библейскими верой и знанием стоит знак равенства, никаких вам абстрактно размытых, чисто субъективных представлений и суждений. Эти понятия в своём значении тождественны.
Мессия для свидетельства истины исполнил два примечательных дела, каких никто другой на его месте не делал:
1.       Избрал двенадцать учеников.  
2.       Поспособствовал тому, чтобы принять унизительную смерть от иудейских первосвященников. Он умер, преданный и оклеветанный языческой толпой и её вождями.  
Избрание учеников и восшествие на эшафот явилось осуществлением воли пророков и их Бога Отца: «Я ничего не могу творить сам от себя…, ибо не ищу моей воли, но воли пославшего меня Отца…. Кого сам хотел, тех и избрал». Ин 5:30. Мк 3:13-19. Написано, что «Христос пришёл спасти погибшее». Мф 18:11. Из этого следует: во-первых, что Закон и Пророки до пришествия Христа в религиозно-языческий мир уже были подпорчены, искажены этим миром; во-вторых, его два основных дела, получается, были не случайными, а совершенно целенаправленными. Именно этими делами он должен был спасти погибшее.
Известно, что Высшая воля Библии требует познания её конкретной истины о внешнем и внутреннем содержании Библии. 1Тим 2:2-4. Значит, ученики должны были продемонстрировать («дать уразуметь народу») своё познание истины с её конкретным содержанием. Человек Иисус Христос обязан был на их примере указать миру узкий путь, которым приходят к исполнению воли автора «великого дела»: «Не вы меня избрали, а Я вас избрал и поставил вас, чтобы вы шли и приносили плод…». Попутно Христос заметил, что избранные им ученики не от мира, как и он не от мира. Плод, который они принесут в мир, мир не любит. А потому, как Христа, так и его учеников мир ненавидел всегда. Эта ненависть крепка и по сей день, что с великой силой демонстрируют сторонники креационизма, противники теории эволюции. Ин 15:16,19.
Рассмотрим нюансы обучающей практики Христа.
Известно, что он в просвещении своих призванных на служение учеников придерживался определённого порядка. Обучение, таким образом, носило педагогически грамотный и целенаправленный характер. Примечательным оставалось одно: он им никогда ничего не объяснял и не открывал до положенного тому конца. Евангелия пишут о том, что многое из того, что они слышали из уст своего учителя, оставалось для них закрытым, до некоторых пор непонятым, что, в свою очередь, было причиной их неумения исполнить элементарные вещи, касающиеся учения. Со слов Иисуса Христа, у них ещё не было той веры, с помощью которой исполняются «чудесные» дела учителя. Лк 17:5,6. В переводе на язык практических понятий это значит, что ученики ещё недостаточно были образованы в том, к чему были призваны. У них отсутствовал необходимый уровень знаний, который позволил бы им понимать слова и действия своего учителя так, как того требуют Закон и Пророки, апостолы часто затруднялись отличить правду от неправды. Уходя на крест, воскресение, как одно из стволовых понятий учения, для учеников по воле самого Христа и его Пророков оставалось большой проблемой. Мк 8:16,17; 6:48-52; 9:10,31,32. Лк 9:44,45. А поскольку все библейские притчи по своему внутреннему значению замыкаются на одном значении иносказательного образа, то, понятно, что их непонимание иносказательного языка учителя объясняется незнанием сути основного вопроса учения.
 Напрашивается закономерный вопрос: почему Христос, уходя на крест, многое (если не всё) от учеников оставил засекреченным? Неужели он не мог словами объяснить им все тёмные места своей и их роли в истории новой религии? Разумеется, что мог, но почему-то не объяснил. В этом плане примечательна иносказательная сцена омовения ног. Виданное ли дело, учитель умывает ноги своим ученикам! Пётр оказывал упорное сопротивление: «Тебе ли умывать мои ноги? Иисус сказал ему в ответ: что я делаю теперь, ты не знаешь, а уразумеешь после…. Если я не умою тебя, не имеешь части со мною. Омытому нужно только ноги умыть, потомучто чист весь….». Как видим, Христос даже эту сцену оставил для учеников в тайне. Они не понимали смысла ни его слов, ни его действий. Ин 13:4:10. Ясно только одно, что он сказал им всё, но, вот, только ученики не всё понимали так, как надо. Они ещё не были тем, «чем быть должны», ибо не знали, не понимали действительного имени Сына Иисуса Христа: «…он с вами пребывает и в вас будет». Ин 14:17. Ученики, общаясь с учителем, слыша его слово, оказывается, не знали ни Отца, ни его Сына. Ин 14:8,9. Спрашивается, когда же он будет в них, когда осуществится в них та любовь, которая сделает апостолов способными любить Отца и Сына не на словах, а на деле, исполняя все его заповеди, которые часто смущали слушателей своим откровенным безумием? И по этой причине многие из них уходили от Христа. Призванные на служение апостолы также были на грани разочарования своим учителем. Но Христос, как мудрый педагог, удерживал их около себя силой своего слова, а также обольстительными обещаниями, многие из которых ученики не могли понять, но утешались будущим, надеждой на скорое вразумление истиной, которая интриговала их своей тайной.
Для того, чтобы понять скрытый смысл сцены омовения ног, необходимо рассмотреть второе важное дело Христа: его предательски вынужденная смерть на древе. Избрание учеников и смерть человека по имени Иисус Христос на страницах Библии – два взаимодополняющих, взаимообусловленных явления.
Что же должен был показать своим ученикам человек Иисус своей человеческой жертвой? Видимо, эта жертва и должна была «умыть ноги» ещё несмышлённым в вопросах учения ученикам, снять ту основную проблему, которая подобно домоклову мечу висела над их головами. Жертва каким-то образом должна была усовершить их, «открыть им глаза к уразумению Писаний». Лк 24:44,45.
Почти всегда в процессе рассуждений о человеческой жертве мои слушатели задают вполне закономерный вопрос: так может быть человека Иисуса Христа, как исторической личности и не было вовсе? Какая была в нём и его жертве необходимость, если евангелисты писали свои Евангелия в соответствии с пророками, оглядываясь на них и заимствуя у них материал для своих рукописаний? Тем более, что и без Христа в то время была масса фанатиков, объявлявших себя мессиями. Римская власть не успевала их уничтожать как зловредную напасть. Понятно, что они в отличие от этих фанатиков знали тайный смысл человеческой жертвы,  и то, как надо писать о ней, какое отводить ей место во второй части «великого дела». Также понятно и то, что деятельность библейских пророков и апостолов Христа в корне отличалась от всех тех, кто самозвано объявлял себя спасителями мира.
Поэтапность осуществления всего запланированного Законом и Пророками имеет в себе такие особенности, которые вынуждают жертве быть. В первую очередь правду о воскресении должны были узнать избранные ученики Иисуса Христа, они для будущего христианизированного мира должны стать примером и образцом евангельской веры. Вера через личное свидетельство воскресения! Второе пришествие осуществляется для каждого человека в отдельности через подражание апостолам – первым свидетелям воскресшего мессии. Правда воскрешения требовала эту жертву, которая несмываемым свидетельством и застолбила её в истории, сделала упрямым фактом, против которого восстать будет невозможно. Избранные Христом ученики все до одного по плану пророков и кодифицированного ими иудейского Закона – схема движения правды о сотворении мира и человека в нём, т. е. о Боге и его Сыне в ограниченном временем пространстве человеческой цивилизации. Данный план, как свидетельствует история последних двух с половиной тысячелетий, осуществился полностью. Из него не выпал ни один пункт, ни одна строка, ни одно слово. И теперь никто не сможет вычеркнуть из книги жизни ровным счётом ни-че-го: «Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдёт небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдёт из Закона, пока не исполнится всё…. Скорее небо и земля прейдут, нежели одна черта из Закона пропадёт…». Мф 5:17,18. Лк 16:17. Апостолы, таким образом, – тот микромир, они – та миниатюра, в которой запечатлена вся будущая история учения в христианизированном мире, путь которого к истине повторится точь-в-точь, какой в своё время прошли ученики Христа. Нам, жителям начала третьего тысячелетия, посчастливилось убедиться в справедливости и точности пророческих расчётов.
Апостол Павел в послании к Евреям по поводу первой части «дела Божия» (которую потом назвали Ветхим Заветом, что в корне неверно) делает очень важное замечание. Оказывается, у первого Завета был существенный недостаток. И заключался он в том, что жертвы тельцов, которые приносились по иудейскому Закону (по букве Писания), не могли сделать совершёнными приходящих с ними. Такая жертва не уничтожает грех, который в мир принёс реформированный учёным священником Ездрой Закон. Более того, она свидетельствует о грехе, об ошибочном толковании Закона и его Заповеди. «Посему, - продолжает Павел, - Христос, входя в мир, говорит: жертвы и приношения ты не восхотел, но тело уготовал мне. Всесожжения и жертвы за грех неугодны тебе». Эти приношения бессильны «исполнить волю Божию: отменить первое, чтобы постановить второе», т. е. отменить идеологию материального образа и заменить её рационально-духовным мировоззрением. Другое дело, человеческая жертва: «Одним…, единократным… приношением он навсегда сделал совершёнными освящаемых». Евр 10:1-16. Таким образом, Закон и Пророки всего лишь запрограммировали Мессию в бесчисленных иносказательных образах. Они для будущих воителей со «тьмой века сего» – всего лишь программа, записанная на каменных скрижалях Закона. Осталось эту программу запустить в действие, закрепить её в опыте, чем и будет устранён недостаток Первого завета.
Евангелие от Иоанна стоит особняком от первых трёх Евангелий. Оно не вошло в список синоптических (похожих друг на друга) Евангелий. Многие, критически настроенные исследователи библейской истории, находят большие отличия этого Евангелия от других Евангелий, его несоответствие им. Христос этого Евангелия, по мнению многих исследователей, не похож на того Христа, который в первых трёх Евангелиях. Известно, что при канонизации христианских рукописаний, церковь очень долго сопротивлялась включению этого произведения в канон, потому что его Христос меньше всего отвечает требованиям биографического образа. Разумеется, этот Христос не отвечал общим правилам игры сильных мира сего. Но, видимо, среди тех людей, которые занимались канонизацией христианских источников, были ещё те, кто обладал знанием тайны апостолько-пророческого делопроизводства. Они то и приложили максимум усилий для сохранения наиболее ценной литературы. В Библии нет ни одной «левой» книги. Весь канонический список создан посвящёнными в дело авторами.
Я считаю, что Евангелие от Иоанна по своей открытости и соответствию программе пророков, их стратегической цели в списке канонических Евангелий должно занимать первое, самое высокое место. Ни один из авторов трёх Евангелий, в отличие от Иоанна, не концентрирует своё внимание на имени «Христос». Только Иоанн открывает глаза на суть проблемы, связанной с этим именем. Иоанн смелостью своего изложения материала настежь открывает дверь в неведомое, облегчает исследовательскую работу в достижении цели исследования. Без Иоанна вся Библия – крепкий орешек, раскусить который невероятно трудно. Иоанн меньше всего пишет о человеческой природе Иисуса Христа, ибо знает, что Писания свидетельствуют не о человеке, а о простой по форме и содержанию структуре учения с его основным вопросом, конкретными целями и методами его решения. В Евангелии Иоанна Христос открытым тексом, без сучка и задоринки открывает своим ученикам самую суть смерти и воскресения. В знаменитых 14, 15 и 16 главах этого Евангелия автор вкладывает в уста Сына знаковые, тезисные цитаты о воскресении. Но раннее он пишет, что «есть другой, свидетельствующий о мне; и я знаю, что истинно то свидетельство, которым он свидетельствует о мне». Ин 5:32. И этот другой – не человек, а философское понятие – дух истины, для камуфляжа окрещённый ещё духом святым, другим утешителем, Сыном Божиим и прочее. Ин 14:16,17,26; 15:26.
А теперь надо рассмотреть, какая существует зависимость между умершим человеком и воскресшим духом истины, сыном истины. Каким образом смерть обычного человека усовершенствует учеников, сделает их такими же продвинутыми в познании Писания, каким был их учитель?
Несложно представить себе состояние учеников, которые, веря своему учителю, сидели и ожидали воскрешения, возвращения его к новой и уже вечной жизни. Как и весь неохристианский мир, апостолы в своё время надеялись на воскресение прежнего человека, на будущую встречу со своим горячо любимым учителем. Но прошли три мучительных дня ожидания, а он и не думал оживать. И тогда ученики стали подозревать своего учителя в обмане. От страха гонений на них они разбежались по разным местам своей земли. Мария, которую Христос при жизни посвятил в святое святых, которая, в отличие от многих апостолов, знала с самого начала всё, собрала их воедино и объяснила им суть затеянного Пророками и их Законом мероприятия: избавление человечества от ложного религиозного мировоззрения. Она им объяснила, что они являются творцами великой истории, их дела и их имена останутся в памяти людей навсегда. Христос Иисус при жизни принял все необходимые меры для успешного движения рациональной истины по миру. После него остались верные и надёжные люди. Одной из них была Мария, которая открыла ученикам тайну «великого дела». Мария стала связующим звеном, посредником между Христом воскресшим и его ещё несмышлёнными учениками. Она объяснила им, в чём заключается смысл мудрости, которую скрывает в себе материально-религиозный образ: «Но вы не так (как мир. – Т.Х.) познали Христа… (вы должны. – Т.Х.) отложить прежний образ жизни ветхого человека…, обновиться духом ума вашего…, облечься в нового человека, созданного по Богу, в праведности и святости истины….». Ефес 4:20-29. Таким образом, она «умыла ноги» ученикам своего мужа, довела до совершенства их знание Закона и Пророков.
Понятно, что благодаря человеческой жертве, апостолы прозрели, освободились от веры в воскресение человека во плоти, т. е. в чудо, как форму существования материи. Они, после мучительных размышлений над тем, что слышали и видели от своего учителя при его земном существовании, пришли к выводу, что Закон и Пророки в бесчисленных иносказательных образах запечатлели простейшую по структуре систему знаний с её центрообразующим понятием духа истины. Краеугольным камнем этой системы является философское понятие истины с её духом знаний, т. е. с её сыном. 1Пет 2:6-8. Ин 2:22. С этого момента апостолы стали другими людьми, по мировоззрению чистыми, безгрешными, святыми, «родом избранным, взятыми в удел…, царственным священством…». Им открылась другая, невидимая миру сторона Писания. Ученики Христа, обновившись умом, стали свободными от всяких человеческих религиозных поветрий и сомнительных учений. С ними совершилось то, что в будущем должно совершиться со всем миром. Он умер, «дабы смертью лишить силы имеющего державу смерти, т. е. диавола, и избавить тех, которые от страха смерти чрез всю жизнь были подвержены рабству (греха. – Т.Х.)». «Он явился для уничтожения греха смертью своею». 1Пет 2:9. Евр 2:14. 1Ин 3:8;5:18. Евр 9:26:28. «За них посвящаю себя, чтобы и они были освящены истиной». Ин 17:19. Отныне мировоззрение сына погибели, т. е. слепая, бездумная вера в букву учения, не имело власти над апостолами Христа. Их разум стал обителью естественного, всегда живого понятия имени «Бог», «Господь», «Отец», «Сын»: «Ещё немного, и мир уже не увидит меня; а вы увидите меня, ибо я живу. И вы будете жить». Ин 14:19. Их библейский разум стал обителью пророческой правды о сотворении мира и всего, что есть в нём. Если до свидетельства истины о воскресении «апостолы не знали, как творить волю Божию и совершить дело», то теперь они знали и умели всё. Они, подобно своему учителю Иисусу Христу, могли исполнить все заповеди пророков, которые по смыслу означают одну заповедь, один закон – закон любви ближнего своего как принцип воплощения библейской богодухновенности. В отличие от мира, они стали наследниками вечных, непреходящих обетований, которые в результате долгого и мучительного процесса эволюции знания стали золотым фондом современной нам науки и философии.
Из сказанного следует, что библейская святость или совершенство в познании имени «Сын Божий», а также её вера заключается в их рационально-философской трактовке. Пророки в купе с апостолами преподнесли миру науку, которая резким и смелым движением критического мышления срывает с Библии истлевшее покрывало религиозного иносказания, как нечто устаревшее и непригодное для дальнейшего употребления.
Достигнув познания предмета в его конкретной объективности, апостолы Христа пошли в мир «возвещать совершенства призвавшего их из тьмы в чудный свой свет». 1Пет 2:9. Но делали они это, следуя строгой заповеди пророков, которую Павел сформулировал предельно сжатой цитатой: «И беспрекословно – великая благочестия тайна: Бог явился во плоти, оправдал себя в духе, показал себя ангелам, проповедан в народах, принят верою в мире, вознесся во славе». 1Тим 3:16. Согласно библейской формуле истины, эти слова читаются следующим образом: «Тайна благочестия заключается в том, что Бог – мыслящий дух человеческого разума своё учение об истине творения покрыл оболочкой религиозного иносказания и таким внёс его в мир – пришёл в мир во плоти, которое развилось и получило признание в среде широких народных масс. Но оправдал себя в духовном критерии истины, о чём знали те, кто достиг второго невидимого уровня знания. Слава Божия – понятие специфическое и ничего общего с человеческим понятием славы не имеет: «И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу его (славу Слова. – Т.Х.), как единородного от Отца». Ин 1:14. «Слово Твоё есть истина», которая в том, что невидимо – в духе. И «Господь», и «Бог» есть дух. Библейская «слава» – понятие философское. Её значение в несокрушимой научно-объективной жизнестойкости и справедливости философских понятий. А ту славу, которую поют люди библейскому Богу в своих молитвах, пророк называет ничем иным, как проклятием: «Проклят всяк, висящий на древе». Второзак 21:23. Гал 3:13,14. Это уже прямое указание на атеистический дух второго уровня библейского учения. Люди думали, что они убивают самозванца, осмелившегося назвать себя Сыном Божиим, Царём Израильским, претендующим на престол власти державной. Это было и остаётся их большой ошибкой. Такие убеждения и есть то проклятие, которым покрыл себя и свой дух правды обычный смертный человек: «В уничижении его (духа истины. – Т.Х.) суд его совершился…. Но род его кто изъяснит?...»…». Деян 7:33. Христианизированный мир уничижение в виде веры в Богочеловека сделал одним из постулатов своей веры, что свидетельствует о нарушении Царского Закона любви ближнего своего, о греховности религиозного мира.
Факт необратимости жертвы на очень многое открыл глаза апостолам Христа. Например, они до свидетельства воскресения, подобно всему будущему иудео-христианскому миру думали, что Писания есть Святая История избранного народа Божия, народа Израиля, и что Бог, наступит время, спасёт только этот народ. «А мы надеялись было, - говорили ученики, уже свидетели того, что плоть не воскресает, - что он есть тот, кто должен избавить Израиля; но со всем тем, уже третий день ныне, как это произошло», а он не подаёт никаких признаков своего возвращения. Лк 24:21. Вспоминая себя, свою веру до свидетельства правды о воскресении, они говорили: «Не горело ли в нас сердце наше, когда он… изъяснял нам Писание?». Лк 24:30-32. До распятия Христос в сердцах восклицает: «Огонь пришёл я низвесть на Землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся». Лк 12:49. Под словом «огонь» надо понимать иносказательный смысл учения, его внешнюю сторону. Все прижизненные дела Христа были нацелены на низведение этого иносказания в человеческий мир. Человеческая вера в букву Библии есть неопровержимое свидетельство тому, что желание Иисуса осуществилось, его смерть на древе не оказалась напрасной. Апостолы верили словам своего учителя, благоговейно внимали подаваемым им надеждам, обычной человеческой верой. Они надеялись на осуществление чуда, как явления противоестественного, на свою богоизбранность. Поэтому сердце мира, который полагается и, подобно ученикам, ожидает чуда, также горит в огне иносказания. Миллионы людей, уходя в мир иной, уносят с собой этот огонь, так и не уразумев его простой и великой тайны.
 Ученики долго томились сомнениями, они не верили Марии, они боялись разочарования. Цепляясь за ещё не совсем умершие иллюзии, они всеми доступными им средствами сопротивлялись ей. И тогда она, возмутившись, сказала: «…о, несмысленные и медлительные сердцем, чтобы веровать всему, что предсказывали пророки. Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу свою? И начав от Моисея, из всех пророков (устами Марии. – Т.Х.) изъяснял им сказанное о нём во всём Писании… Сын Человеческий предан будет в руки первосвященников и книжников… и предадут его язычникам на поругание, биение и распятие; и в третий день воскреснет…». Лк 24:25-53. Мф 20:18,19. Мария в прямом смысле слова ругала глупых ещё апостолов за их упрямство, за нежелание открыть свои глаза на всё в прошлом сделанное и сказанное Иисусом Христом и уже происшедшее. «Ну, пораскиньте же вы своими мозгами, вспомните и подумайте о том, что вы слышали от учителя» – в порыве возмущения призывала апостолов верная женщина Христа. Приводя на память всё, что они слышали и что видели, она переводила им на язык духовных понятий: и «тогда отверз им ум к уразумению Писаний…, он был узнан ими в преломлении хлеба…, они увидели духа», у которого плоти и костей нет[5]. «И сказал им: вот то, о чём я вам говорил, ещё быв с вами, что надлежит исполниться всему, написанному о мне в законе Моисеевом и в пророках, и в псалмах»[6]. Лк 24 глава.
Евангелисты слова о пришествии, смерти и воскресении Сына повторяют множество раз. Почему? Да потому что они в контексте учения и дела на нём основанного являются скелетными. Они – основа стратегического плана окончательной победы над драконом левиафаном. Авторы Евангелий стремятся обратить внимание исследователя на становой хребет учения, на его нерушимое основание. Все пункты этого плана, кроме последнего, уже осуществились: истина по имени «Христос», «мессия» пришла в языческий мир в 430 году до н. э. (Гал 3:17.Деян 7:6). Единобожие, распространившись на Востоке, создало условие, подготовило общественное сознание для принятия новой веры. «Полнота времени» обусловила появление мыслителей, подобных Христу. Он пришёл, объявил себя мессией, возбудил массы язычников против себя, спровоцировал своё убийство. Спустя некоторое время правда, о которой писали и говорили (пророчествовали) пророки, авторы кодифицированного иудейского закона, явилась апостолам Христа. Осталось последнее: эта правда должна ожить для всего мира. Ожить и сделать своё великое дело: разоблачить своего противника во лжи, разрушить его дом, выстроенный на песке. Мф 7:22-27.  «Три дня» в контексте учения – понятие относительное, о чём верно подметил апостол Пётр: «…у Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день». 2Пет 3:8. Для апостолов три дня соответствовали своему отрезку времени. В отношении же мира, ожидающего последний день, этот отрезок времени не имеет точного определения.
 Мария языком духовных понятий открывала ученикам тайну Писания о творении. Ей пришлось ещё долго и много учить учеников, напоминая им о том, что говорил им учитель. «Глаза к уразумению Писаний» открываются не в одно мгновение и не в один час. Этот процесс обучения, как и любой другой, долгий и, к тому же, мучительный. Но, как пишут Евангелия, апостолы Христа достойно своему учителю снесли свой крест. Они выполнили всё то, что он им завещал: «Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына, и Святого Духа, уча их соблюдать всё, что я повелел вам…». Мф 28: 18-20. Ну, и что? Научили? Кто, кроме учеников, исполнил эти законодательные повеления? Да, никто! Апостолы с Павлом были последними посланниками и проповедниками истинного знания. Как дохристианская, так и вся последующая за ним христианская эпохи есть свидетельство отступления от истины, от принципов богодухновенности. Свято место пусто не бывает! На трон, предназначенный Сыну, воссел его противник, сын погибели, диавол, который, облачившись в одежды святости и покорности истине, выдал себя за Отца и Сына и Духа Святого. 2Фес 2:2-10. Человеком Иисусом Христом было сделано всё, чтобы люди шли по пути истины, но религиозные вожди избрали выгодный для себя путь и повели за собой весь мир: «Если бы я не пришёл и не говорил им, то не имели бы греха; а теперь не имеют извинения во грехе своём…. Если бы я не сотворил между ними дел, каких никто другой не делал, то не имели бы греха; а теперь и видели, и возненавидели и Меня и Отца моего. Но да сбудется слово, написанное в Законе их: возненавидели меня напрасно…». Ин 15:22-25. Христос всем, непокорившимся рациональной духовности пророческого учения, т. е. его Богу, угрожает судом, страшной карой. Мы с вами, уважаемый читатель, – свидетели этого справедливого наказания. Вера в букву учения, его религиозное безумие, лишение человека его природной способности критически мыслить себя и окружающий его мир – вот то страшное наказание, которое приготовил Бог всем, непокоряющимся его воле. Авторы кодифицированного Пятикнижия какими только не награждают эпитетами защитников религиозной идеологии: они – люди диавола, сатаны, сына погибели, гореть им в гиене огненной, место их ад и прочее, и прочее. К тому же они знали, что «ничего не бывает тайного, что не стало бы явным…», и что наступит то справедливое время, когда «первые станут последними, а последние первыми». И тогда все будут помилованы, всем будут прощены грехи: ошибки и заблуждения. Все от малого до большого будут знать тайну имени «Сын», «Отец». Евр 8:10-13. 
Жертва человека в контексте учения об истине творения и её духе создаёт логический приём, который в логике называется аналогией. В умозаключениях по аналогии на основании сходства признаков у двух предметов делается вывод о том, что признак, обнаруженный у одного из них, имеется и у второго. «Обоснование в форме аналогии – это прямое обоснование тезиса, в котором формулируются утверждения о свойствах единичного явления. В качестве аргументов выступают подобные явления. И, исходя из них, делается вывод об обоснованности тезиса…»[7]. Человеческая жертва – логическая константа, которая обосновывает главный тезис учения о воскресении распятого буквой духа истины. Именно она является качественным минимумом словесных и практических аргументов в пользу философичности библейской концепции о человеческом духе – Боге учения. Единственная жертва единственного человека очищает процесс исследования от всякого рода предположений, недоразумений, от приблизительно достоверных и вероятностных умозаключений. Жертва человека Иисуса Христа является центральным, базисным моментом библейской теории об истине творения. Если простая религиозная вера в истинность библейских свидетельств есть знание непосредственное, которое не нуждается в логическом и фактическом обосновании, то познание духовной сущности Библии, её полное развёртывание осуществляется опосредованно, через третье понятие, место которому на страницах Библии отводится человеку и человеческой жертве. Написано, что «человек Иисус Христос предался для свидетельства; он явился для уничтожения греха своей жертвой… он пострадал, оставив нам пример, как идти по следам его». 1Тим 2:5,6. Евр 9:26,28. 1Пет 2:20-24. Человеческая жертва и правда о воскресении – критерий абсолютной достоверности, критерий и метод истолкования Писания и Библии в целом: воскресение мужа Иисуса Христа есть удостоверение, которым Бог будет судить(уже давно осудил. – Т.Х.) вселенную. Деян 17:30,31.
Человек приносит в жертву свою плоть. Подобно этому мы должны для достижения высшей, духовной сферы познания, избавления от греха, от веры в слепую и глухую букву Библии, избежания суда отречься от плоти учения, иносказательно-религиозное слово расценивать в качестве временного и неполного знания, его первым уровнем, за которым следует второй, последний уровень: «Вот, иду исполнить волю твою, Боже, отменяет первое, чтобы постановить второе. По сей-то воле освящены мы единократным принесением тела Иисуса Христа… Он же, принесши одну жертву за грехи… навсегда сделал совершёнными освящаемых». Евр 10:7-14. По Библии, совершённый человек свободен от всякого рода иудейско-языческих чар, тьма князя мира сего больше не властна над ним. Таким образом, в отношении к нему исполняется призыв Павла к своим верующим ученикам: «Стойте в свободе, которую завещал вам Христос», т. е. тот дух истины, о котором свидетельствуют Писания, его Закон и причастные делу Пророки. Гал 5:1. 2Кор 3:17.
Человеческая жертва, как необратимое явление природы – это, своего рода, «орудие труда», средство, определяющее качество и результаты исследования «вечной книги», его цели и задачи в мировой истории, движение разума от мифа к рациональности: «Знайте прежде всего то, что никакого пророчества в Писании нельзя разрешить самому собою, ибо никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой, но изрекали его святые божии человеки, будучи движимы духом святым». 2Пет 1:20,21. Дух истины, о котором свидетельствуют Писания, - ключ, отмычка для рассекречивания всей Библии, её первой и второй части. Поэтому библейская жертва – живой мостик, надёжная переправа с одной стороны учения на другую, с видимой на невидимую. Жертва в качестве свершившегося исторического факта стала, таким образом, основанием полного логического обоснования истинной духовности (богодухновенности) Библии. Теперь, когда история стала свидетелем смерти простого человека, которого по неведению и непониманию люди приняли за Сына Божия, за Бога во плоти уже никто не в силах задвинуть в небытие, отказаться от его свидетельства истины. Человек был и его не стало. Истина была, её, также, как и человека, убили религиозно-безумным словом, но в отличие от человека она способна воскреснуть, возродиться к новой жизни: «Христос (человек. – Т.Х.) умер плотью, но воскрес духом (истины, другим утешителем. – Т.Х.)… Если же мы и знали Христа по плоти, то отныне мы его не знаем». 2Кор 5:16. Ин гл. 14,15,16. Человек своей смертью проложил прямой путь в святое святых, в самый ковчег завета, в сокрытое от мира туманной пеленой религиозного иносказания сокровище человеческой мудрости. Об этой истине, о её смерти, воскресении и вознесении на небо и повествуют все канонические и некоторые неканонические Евангелия. Она воскресает, является ученикам, изгоняет бесов, избавляет от умственных недугов, которые евангелисты сравнивают с проказой, слепотой, глухотой и даже со смертью; одним словом, открывает глаза к уразумению Писаний. Делает она это чрез человека. Её знание делает разум человека её обителью, её храмом. Вот поэтому Христос и говорил: «Всевышний не в рукотворённых храмах живёт… разве вы не знаете, что вы храм Божий, и дух Божий живёт в вас… Если же кто духа Христова не имеет, тот и не его… вы же – Христовы, а Христос – Божий…». То есть разум, просвещённый истиной учения и её сыном, и есть «небо – престол мой», а «земля» - всего лишь его подножие, то нижнее, что предлежит верхнему, высшему. Деян 7:48,49; 3:16. Рим 8:9,10. 1Кор 3:23.
Христос, испуская последнее дыхание на кресте, произнёс: «Свершилось!». Ин 19:30. Одно слово! Но какое! Им, этим словом, оказалась «оплодотворённой» вся неохристианская цивилизация. Религиозная вера мира – неопровержимое тому свидетельство. «Бог во плоти» мир понимает Бога, как человека – Сына во плоти. А это уже и есть тот самый грех и осуждение, о которых ведут речь Писание вместе с Евангелиями. У библейского Бога и его Сына сущность одна – философская. Приписывать Иисусу Христу – человеку две сущности: божественную и человеческую – непозволительная и непростительная ошибка, дело заблуждения. Деян 14:13-15. Последним словом «Совершилось!» умирающий человек как бы засвидетельствовал перед всем настоящим и будущим миром свою исполнительность Пророков и Закона. Он осуществил всё из того, что было ими завещано: «Сыну Человеческому надлежит прийти, умереть и воскреснуть…». Испуская последний вздох, умирающий знал, что теперь религиозная человеческая история крепко будет сидеть на том крючке, на который посадили его Закон и Пророки. Механизм «тайны беззакония» запущен. Со смертью «Сына Божия» на древе (или деревянном перекрестии) он приведён в действие. И не остановится до тех самых пор, пока «не откроется беззаконник, которого Господь Иисус Христос убьёт духом уст своих, и истребит явлением пришествия своего». 2Фес 2:1-8. Рим 1:18. Деян 20:29. Время и место явления, возвращения к новой жизни того, что было немилосердно распято сильными мира сего, никто не знает. Знает только один Бог. Другими словами, осознание философской сущности библейского учения – дело времени, в котором осуществляется вечный закон эволюции не только материи, но и порождённого ею мыслящего духа.
Ученики, в своё время, очень сильно сопротивлялись уходу Иисуса Христа, его преднамеренной смерти, на что он им отвечал: «Я истину говорю вам: лучше для вас, чтобы я пошёл; ибо если я не пойду, Утешитель не прийдёт к вам; а если пойду, то пошлю его к вам». Ин 16:7,13. Представим себе, что Христос перед смертью открыл бы ученикам всё, что было им положено знать о Законе и Пророках. Представили? Они сидели бы с унылыми, разочаровавшимися лицами, поглядывая украдкой друг на друга, каждый думал бы: да на фига мне это всё надо! Пойду-ка я и займусь более прибыльным делом. Ну его к дьяволу этого замороченного фанатика! А здесь при таинственном поведении учителя, при его непонятных словах и действиях, они обольщались мыслью о вечной жизни во плоти, о небесных дарах, о месте на небе рядышком с самим Богом Отцом. Но на то она и мудрость, чтобы хитростью побеждать своего, казалось бы, непобедимого противника. Как видим, творцы «великого дела» были большими психологами. Расчёт был очень точен, без права на ошибку бил в цель. Апостолы любили своего мудрого учителя простой человеческой любовью, заботились о нём, и очень страдали от мысли о его скорой кончине. И, конечно, домыслив все его слова и дела, они не смогли уйти от обещанной верности и последовательности освободительной и просветительной идее учения. Иначе, они бы оказались обычными предателями, трусливыми изменниками с их пошлыми и циничными надеждами на вечную жизнь собственной плоти. Такого, как пишут Евангелия, не случилось! Думаю, некоторым из нас понятно, сколь тяжело нарушить клятву, данную умирающему любимому брату или другу. В отличие от иудейских священников, апостолы положили свои жизни на алтарь борьбы с драконом левиафаном, как и полагается, мужественно исполнили своё служение. Они не соблазнились его посулами, которые в своё время он предлагал Христу. Мф 4:1-11. И кто в силах устоять перед такими соблазнами? Да почти никто! И первый, кто не устоял перед ними, так это оформившаяся в стройную бюрократическую систему христианская церковь. Примером Моисея, который предпочёл страдать с народом Божиим, нежели купаться в египетской роскоши, она пренебрегла. Но могло ли быть иначе? Разумеется, не могло. Всему своё время: время сеять и время жать, время разбрасывать камни и время их собирать. Такова диалектика эволюции человеческого духа, движение разума от мифа к рациональности.
О человеческой жертве многократно и многообразно говорит апостол Павел. Он без утайки, открыто и понятно указывает её место и значение не только в контексте учения, но и в контексте человеческой истории. Вот одна из таких его цитат: «Во Христе (в духовном значении материально-религиозного образа. – Т.Х.) сокрыты все сокровища премудрости и ведения… Смотрите…, чтобы кто не увлёк вас (религиозной. – Т.Х.) философиею и пустым обольщением, по преданию человеческому, по стихиям мира, а не по Христу…. В нём вы обрезаны обрезанием нерукотворным, совлечением греховного тела плоти… (выделено автором), оживил вас…, простив вам все грехи, истребив учением бывшее о нас рукописание, которое было против нас, и он взял его от среды и пригвоздил ко кресту, отняв силы у начальств и властей, властно подверг их позору, восторжествовав над ними собой…. А наша брань… против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных…. Ибо такова воля Божия (воля пророков-материалистов. – Т.Х.), чтобы мы, делая добро, заграждали уста невежеству безумных людей….». Кол 2:15. Ефес 6:12. Пропуская слова Павла через призму библейской богодухновенности, нам становится понятным, с невежеством какого рода боролись такие люди, как пророки и наследники их духовных обетований: «…всё почитаю тщетою, - говорил Павел, - ради превосходства познания Христа Иисуса, Господа моего: для него я от всего отказался, и всё почитаю за сор, чтобы приобрести Христа…». Филип 3:5-11. Эти слова великого апостола, служителя истины я расцениваю величайшим проявлением гуманистического начала в отдельном человеке, которое служит достойным примером подражания другим людям.
***
В 2006 году в Лениздате вышла книга Ильи Герола «Последняя тайна Иуды», написанная по материалу рукописи «Евангелия от Иуды», которая была найдена в песках Египта и «переведена с коптского языка, на который она, в свою очередь, была переведена с арамейского». Процитирую некоторые места из неё: «…Иуда был направлен Христом: то, что делаешь, делай скорее  (с. 63), …Иуда выполнял волю и смысл задуманного Иисусом Христом…, копты, первые хранители оставшихся документов…, считали, что именно Иуда был самым высоким, самым сильным, самым посвящённым учеником Христа (с. 79), …можно пойти на предательство, если этого требует высшая цель… (с. 80), … Иуда жертвует не только собой, он жертвует собой в вечности (с. 81), …Христос был не только намного выше своих учеников, но что, кроме Иуды, он не видел в них ни соратников, ни помощников – а скорее некоторую группу, которую следовало бы просветить (с. 86),
…гностики… Это была секта, определявшая себя как христианская и исповедовавшая принципы и волю Иисуса Христа (с. 84), …они были первыми, кто начал собирать материалы и свидетельства для того, чтобы подтвердить свою, впоследствии осуждённую организованной христианской церковью и христианским миром, философию. В ней божественное, иррациональное, провидческое отделено от человеческого естества. Они не могли признать одновременно и человека и Бога в одном лице. А если и призывали, то только в том смысле, что каждый человек являлся и богом, если он сумел выходить за пределы физической оболочки и парить в духовном мире, и человеком, который жил, рационально действовал и подвергался влиянию Божественного (с. 84,85), …А так как связь времён неразрывна, то можно сказать, что гностики, и особенно Ориген, который при всём своём гностицизме, до сих пор считается великим христианином, хотя и непризнанным святым, находил своё вдохновение в эллинской философии… и для Христа эллинизм был той средой, в которой он интеллектуально жил (с. 87), …епископ Ириней… обвинил гностиков в том, что их философия – это начало всех ересей, которые пришли в христианство с самого истока его создания, …сущностью их учения был поиск знания, то есть конкретных доказательств того или иного постулата (с. 192), …гностики были отлучены от новосоздавшейся, стройной и оформленной церкви. И вместе со своими рукописями, обрывками проповедей, кое-как записанных на ходу, они исчезли (с.88),
…гностическая версия прославляла Иуду как самого верного соратника и друга Иисуса Христа. (с.89, 195), … предательство Иуды было не актом измены, а стратегическим ходом Иисуса, замыслившего свой рывок в духовную вечность и попросившего Иуду, любимого своего ученика, помочь ему в этом (с. 95),
…ясновидцев, впрочем, как и очевидцев … во все века сжигали люди на кострах (с. 97), …на сегодняшний день иерархи церкви резко отказались от предложенного им Евангелия от Иуды и оценили его, в общем, как очередную ересь, …отказались принять выводы из факта находки. В своих лаконичных, но твёрдых заявлениях, сделанных сразу после того, как стало ясно, что слова и мысли Иуды Искариота о своей любви и верности Христу и выполнению его плана вот-вот будут опубликованы и станут доступны каждому, официальная церковь склонялась к тому, что веру, её основные принципы и догматы никому не дано изменить клочками папируса (с. 1750, …теологи, историки, руководители местных религиозных организаций… Америки, Канады, Италии, Германии, Франции…, России… утверждают, хотя и не приводят убедительных доводов, что Евангелие от Иуды – это очередная ересь (с. 176),
…аббат Трабраут… писал о Несторе и несторианцах, чья вина в глазах церкви состояла как раз в том, что они твёрдо разделяли человеческое и божественное. Они почитали и любили Христа, но считали, что он был просто выдающейся личностью. Они отрицали, что он был или стал Богом (с 192),
…на мой взгляд… Иуда с самого начала стал тем самым консолидирующим образом врага, на которого можно было свалить всё, и мученическую смерть Христа, и равнодушие одних его учеников, и, кто когда-то внимал его проповедям и чудесам. Я думаю, что корень нашего общего исторического преступления, которое в конечном счёте стало одной из причин самого ужасного, что случилось за тысячу лет, я имею в виду Холокост, как раз в том, что Иуду ещё и сделали образом всемирного еврея. А Христа почему-то нет!
…так что теория заговоров – это не просто безобидная глупость, рассчитанная на дураков – хотя на них она больше всего и рассчитана. Это работа хитрых и умных людей, твёрдо знающих: чтобы сохранить власть над необразованной толпой и затем направить её в желанном направлении, нужно натравить его на врага. А чтобы она в этого врага поверила, хорошо бы сочинить заговор. И обвинить в нём этого, ничего не подозревающего «врага». А дальше толпа всё сделает сама…. (с. 204)….».
Аутентичность Евангелия от Иуды, его сведения о сотрудничестве Христа с Иудой оправдываются знанием структуры учения, духовным значением его специфического языка, его задачами и целями, основами той теории, которую открыл миру великий мудрец, непревзойденный знаток Закона и Пророков, философ апостол Павел. Автор этого Евангелия – свидетель всего того, что сокрыто было от мира. Канонические Евангелия, как документ философский, содержат в себе всего лишь крупицы биографических данных о тех, кто был непосредственным участником «известных между нами событий». Но знание внутренней, духовной стороны учения разворачивает пред нами высокосодержательную, совершенно реалистичную картину библейского мира, без циничного налёта терпкой, хрустящей на зубах исторической пыли. Слагаясь в повесть временных лет, эта картина живописует мир таким, каким он был изначально: мир, в котором соседствуют зло и добро, беспрецедентная хитрость и кристальная честность, вероломное коварство и жертвенная любовь. Крайности и их борьба выливаются в диалектический закон борьбы и единства противоположностей. Поэтому Библия со всеми её действующими персонажами – документ исторически оправданный, закономерный, объективно необходимый. Вплетаясь в общий процесс исторической эволюции материи и духа, она легко и просто пронесла через века застоя и косности свою человеческую гуманистическую мудрость, духом которой пропитана жизнь любого человека.
Сцена предательства Иудой Христа видится мне в печально-драматическом свете. Каждому члену библейского делопроизводства предназначалась своя роль, «у каждого из вас есть своя звезда»[8], каждый должен был достойно снести выпавший на его долю крест. Человек Иисус Христос по Писанию должен был быть осмеянным и убитым иудейско-языческой толпой. Иуде тоже выпала незавидная роль – роль предателя. Для жизнеутверждения иносказательного образа он должен был выдать своим врагам своего горячо любимого учителя, единомышленника. Каждый из членов Иисусовой школы должен был своим фактическим действием материализовать ветхозаветный иносказательный образ двух Сыновей: младшего и старшего, как иносказательный образ невидимой структуры учения, собственным примером застолбить в истории цивилизации путь к истине. В будущем эти действия преобразуются в символ, олицетворяющий правоту и превосходство одних над другими: «Ты станешь тринадцатым, и будешь проклят другими родами – и придёшь властвовать над ними. В последние дни они проклянут твоё восхождение к священному (поколению)»[9]. Христос в данном месте одновременно говорит и о человеке по имени «Иуда», и о той иудейской идеологии, которая веками будет славить Бога – человека во плоти. В этот период имя Иуды будет проклинаться теми, кого звезда Иуды увлекла с истинного пути. В последние же дни, когда откроется тайна имени «Христос», имена «всех ангелов Божиих», в том числе и имя Иуды ненавистниками правды, «правителями хаоса и преисподней», «князем мира сего» будет проклято в тысячу раз сильнее, потому что всем станет ясно, что Иуда – не Иуда. Действительный Иуда тот, кто, не ведая о том, веками носил и продолжает носить его образ: «Мужи, братия, - восклицает бывший сатана апостол Пётр, - надлежало исполниться тому, что в Писании предрёк дух святый устами Давида об Иуде, бывшем вожде тех, которые взяли Иисуса». Деян 1:15,16.  4Цар 21:12. Всё, что было сделано пророками, Христом и его известными и оставшимися неизвестными апостолами преследовало одну единственную цель: «Сын Человеческий пришёл для того, чтобы разрушить дела своего противника диавола».
Нетрудно представить себе последнюю беседу двух человек: Христа и Иуды. Укрывшись от ушей и глаз вездесущих римских шпионов и доносчиков, эти два фанатично преданных освободительной идее человека совещались о том, кто должен будет инсценировать предательство Христа. Иуда, по всей вероятности, не предполагал, что эта роль будет предназначена ему, как наиболее верному члену апостольско-пророческого предприятия: «Иисус сказал: «теперь я могу раскрыть тебе (тайны), которые никто никогда не познавал. Ибо существует великая и безграничная сфера, чьи пределы не познал ангельский сонм, (где) существует великий невидимый (Дух)»[10]. Иуда и Христос были прекрасными собеседниками, понимая друг друга с полуслова, они в задушевной беседе открывали для себя все новые и новые тонкости пророческого слова. Благодаря длительным размышлениям о Законе, упражнениям в пророчествах, им был «открыт корень премудрости». В совершенстве владея её искусством, они «замечали сказания мужей именитых и углублялись в тонкие обороты притчей, исследовали сокровенный смысл изречений». Восхищаясь их утончённой образованностью, мужеством следовать вечным принципам правды, они самочинно вознесли свой крест к небесам. Христос и Иуда добровольно взяли на себя смелость возвестить мир о делах правосудия воли высших пророков. Они своими жертвами преподнесли миру великую науку «остерегаться всякой неправды», «удаляться греха». В отличие от тех, которые от унижения поднимают головы, Христос и Иуда приняли унижения для будущей славы, для будущего торжества истины творения. Христос, будучи верным и преданным рабом, законным наследником завета, единолично принял решение сделать Иуду, своего верного и мудрого друга, своим предателем. Услышав это решение, Иуда пришёл в неописуемый ужас: Ты что!!! Почему я, а не кто-либо другой? Решение мессии не подлежало обсуждению: «Что делаешь, делай скорее». Ин 13:27. Ответ был кратким и беспрекословным. Он звучал как приказ. Как свидетельствуют Евангелия, Иуда добросовестно исполнил то, что ему было велено: «Иуда был сопричислен к нам, и получил жребий служения сего…, от которого он потом отпал…». Деян 1:17,25. Так называемые  верующие христиане всех времён и всех народов также были и остаются сопричисленными вере Христовой, но они отпадшие христиане. Они находятся там, откуда не переходят ни туда, ни обратно. Они, по слову пророков, внешние иудеи. По национальности я русская, родители мои русские, все мои предки русские. Но по вероисповеданию Библии я иудейка. Написано, «спасение от иудеев». Несть числа кривотолкам и возмущениям, которые породили эти слова в человеческой истории! А, оказывается, Павел очень и очень далёк от национальной окраски этого коротенького слова. Он ведёт речь о двух мировоззрениях, источником которых в его время была человеческая мудрость древних. Умный Павел придумал ещё одно иносказательное обозначение им, чем и ввёл в заблуждение, столкнул лбами жадных до склок и раздоров людей, с их приземлёнными интересами жуликов. Когда откроется простая и незамысловатая мудрость, вот тогда и расплата будет по справедливости, с каждого помимо его воли будет сорвана маскарадная чалма, под которой веками прятались образы квазимодов и грабовых. Лк 16:26. Рим 2:28,29.
Согласно невидимой структуре Библии, в ней существует два понятия имени «Иисус Христос». С одной стороны, это обычный смертный человек, а с другой – философское понятие – истина того же имени. Исследователь Библии должен овладеть наукой различения этих понятий, при чтении текстов понимать, о ком, или о чём идёт речь. Подобным образом надо «читать» и имя Иуды. Например, Христос говорит: «Я знаю тех, которых избрал; но да сбудется Писание: ядущий со Мною хлеб поднял на меня пяту свою». Ин 13:18. Псал 40:10. Понятно, что в данном месте речь идёт не о конкретном человеке, а об идеологии тех, кто последует букве учения без её логического миропорядка, что и будет расцениваться «поднятием пяты», т. е. отступлением от логических принципов учения, которые с позиций современной науки можно смело назвать научными. Конкретный же человек должен был всего лишь материализовать идею предательства, стать символом тех, кто убил разум Библии: «Не двенадцать ли вас избрал я, но один из вас диавол. Это он говорил об Иуде Симонове Искариоте, ибо сей хотел предать его…. Диавол вложил в сердце Иуде Искариота предать Иисуса…. Посреди вас один диавол…. Христос знал от начала, кто его предаст…». Ин 6:70,71 Ин 13:2; 6:67-71;6:64. Если в человеческой истории одиннадцать призваны были стать образцом христианской веры, свидетелями осуществления ожидаемого, то Иуда – образец отступления от неё. Разумеется, что конкретный человек Иуда не соответствовал выпавшему на его долю жребию. Он исполнял всего лишь позорную роль предателя. Речь не о конкретных людях. «Поцелуй Иуды» – символ подленького лицемерия, низкого и дешёвого предательства, запечатлевший себя в веках. Я согласна с автором «Последней тайны Иуды», когда он говорит, что Иуда после предательства Христа не покончил с собой, а растворился в тесных кварталах Иерусалима. Как понимаю я, удавка Иуды – авторское изобретение, как ещё один из символов участи тех, кто на протяжении двух с половиной тысячелетий после реформирования пророком Эзрой иудейской религиозной традиции из собственной корысти обманывал людей: «Так говорит Господь: за… преступления Иуды… не пощажу его, потому что отвергли закон (любви. – Т.Х.) Господень и постановлений его не сохранили, и идолы их, вслед которых ходили их отцы, совратили их с (узкого. – Т.Х.) пути. И пошлю огонь на Иуду, и пожрёт чертоги Иерусалим (внешнего. – Т.Х.)». Амос 2:4,5. Написано, что «Иуда был вор, и не заботился о нищих». Ин 12:6. Понятно, что евангелист имеет в виду нищету человеческого духа, ограбленного формально-религиозной верой, которую её служители вознесли в поднебесье, пользуясь услугой времени, незаконно водрузили на чужой трон. Поэтому иудины 20 или 30 сребреников – символ продажности и торгашества тех, кто небесную мудрость ради собственного благополучия променял на из века в век не подводившие своих избранников хитрость и обман.
История упрямо свидетельствует о том, что христианство, оформившись в общественную институцию, отличалось своей необузданной политической и экономической алчностью. Преследуя собственную выгоду, в жертву приносились самые умные и самые светлые умы. Для этого на протяжении многих веков религии изобретали самые изощрённые методы и формы инквизиторского подавления воли человека, его природное стремление к свободе своего человеческого духа. Как материальные, так и духовные нищету и рабство, обусловленные экономическим состоянием той или иной общественной формации, подкармливала и всячески поощряла христианская церковь: «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное, блаженны плачущие, ибо они утешатся, блаженны кроткие, ибо они наследуют землю…». Мф 5:3-5. Эти «божественные» нормы морали предписывались народной массе с её жалкой долей раба. Но в том то и дело, что ничего божественного в них не было и нет. А вот человеческое есть. Оправдываясь Библией, религии мира были и остаются причиной тяжких бед и страданий многих миллионов людей. «…За … блудодеяния развратницы приятной наружности, искусной в чародеянии, которая блудодеяниями своими продаёт народы»: за всё это и должен пожрать её огонь обличительного слова справедливой и всегда твёрдо стоявшей на своих ногах Библии.
В печальной беседе Иуды и Христа мне видится и образ мудрой и смиренной Марии, возлюбленной женщины Христа. Мария и Иуда! Эти два человека были близки ему в равной степени. Один как друг, сильный духом, мужественный и верный товарищ, талантливый мыслитель, достойный ученик и апостол Иисусовой школы. Другой, как любимая и преданная женщина, жена, скорее всего, мать его детей, такая же образованная и просвещённая в вопросах философии и современной им религии ученица. Христос, предвидя свою вынужденную и преждевременную смерть, должен был обеспечить делу пророков верное будущее, ничего не должно потеряться. Поскольку своим ученикам он всё до конца не открыл, потому что не должен был открывать, то он предвидел их будущее разочарование и страх за свою жизнь. И вот здесь Мария должна была собрать их вместе и объяснить им весь замысел пророков по разрушению дел их противника диавола. Евангелия говорят о том, что «Мария видела Господа» воскресшего, который изгнал из неё семь бесов и который, явившись ученикам, упрекал их в том, что они не верят тем, кто видел его. Эти слова говорят о том, что Христос, уходя на крест, посвятил Марию в тайну «великого дела» и поручил ей открыть её своим, избранным на служение ученикам. Простая еврейская женщина, как свидетельствуют Евангелия, прекрасно справилась с завещанием своего любимого и верного друга, любимого мужа, мудрого учителя-философа.
Подобная Иуде роль выпала и на долю Иоанна Крестителя (если таковой был в действительности. Есть предположение, что Иоанн – авторское изобретение, соответствующее иносказательному образу старшего сына законной жены книги «Бытие». Но, подчёркиваю, это только предположение). Этот человек должен был материализовать ещё один иносказательный образ – крещение водой. «Вода», соответственно структуре учения, – библейский термин с двумя значениями. Известно, что «вода» была как у Христа, так и у его противника змия. Иоанн, как конкретный человек, осуждал людей, принимающих его крещение: «Порождения ехиднины! кто внушил вам бежать от будущего гнева?». Мф 3:7-10. Лк 3:7. То есть этот евангельский персонаж  знал, что крещение в иорданских водах не имеет никакого значения для человека и его познания истины. Оно из области захватывающего дух ярморочного зрелища. Не более! Но, однако, сам Христос, как пишут Евангелия, принял Иоанново крещение, чем вызвал его крайнее недоумение. На что он ответил: «…оставь теперь; ибо так надлежит нам исполнить всякую правду…». Мф 3:14,15. Правда о духе пришла в мир, укрытая покрывалом Моисея (крещением Иоанновым, оно – предтеча, то, что предлежит духу), иносказательно-религиозным словом: «Вначале душевное, а потом только духовное». «Иоанн», таким образом, как и «Иуда» – символ внешнего мировоззрения Библии. Но по духу святыни они оба, как и Христос, равноапостольные, равночинные святые, люди, взятые в удел возвещать миру истинные, рационального содержания духовные ценности.
Согласно букве Библии, Пророки, Христос и его апостолы были выходцами из социально низких слоёв общества. Но дух учения, его утончённый разум диктует обратное. Эти люди – творцы «великого дела». Рыбацкий и плотницкий ум к такому виду деятельности не годился. Ему такое предприятие было просто не по плечу. Здесь необходимы были просвещённость и развитое чувство гуманности, способности  во имя жизненной и философской правды пойти на любые жертвы. Эти люди должны были обладать неограниченной свободой передвижения, независимостью от существующих законов рабовладельческой стихии мира. Они располагали всеми средствами и возможностями для собственного образования и просвещения. Им открыты были двери в сокровища мировых библиотек: Александрийскую, Египетскую, Римскую и другие. Эти люди имели возможность создавать свои легальные и нелегальные философские школы, в которых процветал высокий дух современного им просвещения. Путешествуя по странам Востока, мудрецы и философы заимствовали друг у друга и сравнительно успешно развивали духовные достижения, формируя, таким образом, единообразную систему воззрений на окружающий мир. Но чтобы приобщить угнетённые массы простых людей к новой вере, и таким образом сохранить и передать свои обетования будущему миру, пророки и евангелисты (а также многие мыслители) надели на себя – авторов «великого дела» маску голубиной простоты, лоскутно-разноцветное платье любимого массами придворного шута. Церковь с неограниченной пользой для себя хранила и оберегала Библию, как нечто сокровенное и непогрешимое. Именно благодаря ей этот документ дошёл до наших дней в сравнительно хорошем состоянии[11]. Он в качестве подлинного источника отвечает всем принципам беспристрастного исследования.
Пророки, равный им пророк Христос, а также апостолы, просвещённые и наученые простым истинам, для человечества – величайший образец философствующего разума. «По своему духу, - писал Шиллер, - философ… обладает привилегией – и в этом их долг – не принадлежать ни одному народу и ни одному времени, но оставаться в подлинном смысле слова современником всех времён…». «Философия… по Гегелю, лишь обособленное святилище, и её служители составляют лишь обособленную группу священников, которым нельзя идти вместе с миром, а следует хранить владение истиной»[12]. Такую обособленную группу священников представляли создатели и творцы того философского продукта, который называется учением об истине творения. В нём они выразили вневременную истину о том, что мир феноменов – явление естественное, как результат бесконечной эволюции, развития от простейших форм бытия или существования к более и более сложным. Эта истина вечна, у неё нет национальности и рассовых разногласий, она независимо от самих людей – достояние всего человечества. И как бы люди не сопротивлялись её здравомыслию, сколько бы они не придумывали теорий, обусловленных и необусловленных собственным эгоизмом, эта истина, настанет время, сметёт со своего законного места всех тех, кто выдавал себя за неё. И как праведный судия жезлом своего правосудия она будет судить всех, неугодных себе: «Многие мне скажут в тот день: Господи! Господи! Не от твоего ли имени мы пророчествовали? И не твоим ли именем бесов изгоняли? И не твоим ли именем многие чудеса творили? И тогда объявлю им: я никогда не знал вас; отойдите от меня, делающие беззаконие», т. е. нарушающие Царский Закон любви ближнего своего – закон духовного содержания Писания, а потом и Библии в целом. Мф 7:22,23. 1Ин 3:4. Ик 2:8.  
Послесловие. Итак, апостолы личным примером засвидетельствовали одно: Христос никогда и никому не обещал своего физического возвращения к новой жизни. Человеческая плоть Иисуса Христа никогда не воскресала. Она не обладала никакими чудодейственными свойствами, не излучала световых, рентгеновских или каких-либо других потоков, которые могли бы запечатлеть человеческий образ на полотне. Христос по плоти был обычным смертным человеком, который также как и все нормальные люди любил и ненавидел, испытывал жгучую страсть, страдал от физической боли и счастья, озабочен был проблемами текущего момента жизни. Если бы умерший и воскресший человек Иисус оставил какие-то нетленные следы на своём смертном покрывале, то такие же следы оставались бы после смерти любого другого человека. Однако, такого что-то не наблюдается. Поэтому богословские «научные доказательства» о плащанице с отпечатавшимся образом Христа есть нечто иное, как бабьи басни, фантазии воспалённого вирусом обмана сознания, предназначенные для любителей сверхъестественного, ловушка для людей, слабых духом. Подобно этому никакая истлевшая плоть, мощи святых, например, не могут обладать какими-либо магическими свойствами. Они – также изобретение лукавых людей, придуманное для вовлечения своих простодушных и наивных сородичей в свои искусно расставленные дьявольские сети. Евангелия очень часто называют Христа человеком, который пришёл свидетельствовать об истине, он после библейских «отца» и «сына» третье лицо, посредник, который пришёл, умер и не воскрес. Смерть и воскресение – гвоздь величественной программы разрушения идеологии диавола. Эти две ипостаси для сторонников нижнего, земного уровня знания Библии служат основанием и средством обоснования чуда. Для идеологов же второго, небесного уровня знания учения эти два факта являются средством его опровержения, орудием поражения дракона левиафана или филистимлянского единоборца Голиафа, которому Давид (прообраз Христа, духовной сущности Писания. 1Цар 17:15,58; 18:12,14; 16:13) отсекает голову его же оружием. Религиозное иносказание, выстроенное по строгим законам логики и диалектики, – меч Голиафа, который Давид оставляет у себя, относит к себе в царский шатёр. Другими словами, ум, достигший совершенства в познании тайны творения, является обладателем и нижнего, и верхнего уровней учения: «Сберёгший душу свою, потеряет её; а потерявший душу свою ради меня сбережёт её». Мф 10:39. Разумеется, что речь не о вашей душе. Речь о видимом, доступном, душевном уровне знания. Душа теряется, когда исследователь ищет и находит логические оправдания букве учения. Найдя их, он понимает, что истина в их духовном значении. Видимое и невидимое – две противоположности, взятые в единстве, составляют тело учения, систему в её органической целостности. Хитрость, средствами которой одерживается окончательная победа над драконом, проста до смешного. Проще и не придумаешь! Эту простоту пророки сравнивают с пращою и вложенным в неё камнем – примитивным орудием охоты древнего человека. 1Царств 17:4,23,26; 18:40-54.
 

[1] Мои исследования Библии – не желание выпендриться и заработать себе дешёвую славу среди не очень умных людей. Мои исследования этого исторически-философского документа, в высшей степени замысловатого – серьёзный и ответственный труд, которому я посвятила свою жизнь. Он может привлечь внимание соответствующих для себя людей. Поэтому, обращаясь к своим читателям, напоминаю, чтобы лучше понять основную мысль этого материала, необходимо хорошо ознакомиться с первой статьёй: «Убить дракона», а ещё лучше и со второй «Кнопка в рай». Ещё раз напоминаю, что моя работа – не повод для праздного щёлкания языком и выпячивания умственной недоношенности, которая только и может, что рассыпать по поводу и без него перлы своего невежества и бескультурья. В основе моего труда, как и Библии в целом, лежит принцип бесконечного вникания и рассуждения, что является одним из наиглавнейших требований основателей «великого дела». 1Тим 4:16. Ик 1:22-25. 1Пет 1:10-12. Ин 5:39,46. Знаю, результаты моего исследования Библии «режут» слух людям, они не верят, что это может быть. И это естественно, потому что общественное сознание закомплексованно устаревшими как научными, так и догматически-богословскими достижениями в области библеистики. Так было всегда: новое, чтобы завоевать статус всеобщности, с трудом и, порой, жертвами прокладывает себе дорогу к свету. Ин 12:38. Исаия 53:1.
[2] Углублённо теорию истины я рассматриваю в статье «Убить дракона».
[3] Анна Таицкая. Энциклопедия заблуждений. Религия. М., 2005 г. С. 52,53. 
[4] Эти слова по смыслу очень глубоки. Общечеловеческое сознание зомбировано их внешним смыслом, буквенно-ассоциативным мыслительным образом. Освободиться от него поможет рациональное понятие духовности – «краеугольный камень учения, который отвергли строители».
[5] В послании к Ефесянам ап. Павел писал: «…мы члены тела его, от плоти его и от костей его…». 5:31. Что это? Противоречие ли? Может показаться, что да, противоречие. На самом деле, его здесь нет. Просто у понятия имени «Христос» имеются свои особенные «плоть» и «кости», отличающиеся от физических костей и физической плоти, которыми обладает смертный человек. Павел ведёт речь не о них.
[6] В библеистике источниковедческая проблема Евангелий до сих пор остаётся открытой. Существуют различные гипотезы её решения, но не одна из них не признана доминирующей. Согласно библейской теории истины, Евангелия – продолжение Закона Моисеева и Пророков – первой программной части «дела божия». Они – его вторая часть, которая материализовала первую часть, устранив её недостаток, таким образом, исправила её. Если первая часть только предсказывает пророка-мессию, то вторая часть, Евангелия осуществляет явление спасителя, его смерть и воскресение, что и является удостоверением той безукоризненной правды, которую несёт в себе вся Библия.
[7] Ж. «Вестник философии», № 1, 2004.
[8] Евангелие от Иуды. М., 2006. С. 31.
[9] Там же, с. 35.
[10] Там же, с. 35.
[11] Здесь же необходимо заметить, что укрепившаяся во власти христианская церковь приложила свою царственную длань в бесследном уничтожении драгоценнейших памятников духовной культуры древности, чем и поспособствовала уходу мира далеко в сторону от прямой дороги к свету.
[12] К.Ясперс. Ж. Бодрийар. Призрак толпы. М. 2007 г. С.20.

Посмотреть и оставить отзывы (34)


Последние публикации на сопряженные темы

  • «Закон божий» - принцип восхождения от абстрактного к конкретному
  • Библия одобряет проституцию и сутенерство?
  • Исполнение всех без исключения заповедей Библии – принцип её объективного исследования
  • Осуществление ожидаемого...
  • Библия одобряет садистские преступления - жертвоприношения детей

    Пришествий на страницу: 95

  • 
    ПРОЕКТЫ

    Рождественские новогодние чтения


    !!Атеизм детям!!


    Атеистические рисунки


    Поддержи свою веру!


    Библейская правда


    Страница Иисуса


    Танцующий Иисус


    Анекдоты


    Карты конфессий


    Манифест атеизма


    Святые отцы


    Faq по атеизму

    Faq по СССР


    Новый русский атеизм


    Делитесь и размножайте:




    
    Copyright©1998-2015 Атеистический сайт. Материалы разрешены к свободному копированию и распространению.