Авторство: Пырков Евгений

С заутрени на парашу


27.09.2022 Статьи/История

Когда мещанство было победоносным, передовым и движущим, Вольтер требовал раздавить гадину, т.е. церковь. Нынешнее мещанство выродилось так, что кроме требования оживить гадину ничего выдумать не может. И не просто в качестве сохранения пережитков старины и остатков живой природы, а в качестве единственного средства спасения мещанства от равенства и братства, проповедуя которые оно прорвалось к власти.

Да и со свободой вышло некрасиво: кроме свободы воровать других её разновидностей не видно. Во всяком случае, в России.

Не все, прямо скажем, были в восторге от возвращения православия. Преподаватели Пензенского пединститута даже сгоряча открытое письмо тиснули с требованием остановить мракобесие. Но потом вспомнили, чем закончил Джордано Бруно, осознали пагубность научного мировоззрения и стали сеятелями мракобесия и даже начали поговаривать об открытии богословского факультета. Где-то, может быть, и знание сила, а у нас Незнание – Силища!

Особенно неистовствовали в любви к Богу преподаватели научного коммунизма, научного безбожия, марксистской философии и истории борьбы КПСС с пережитками прошлого. Со строительством коммунизма у них как-то не получилось – ударились в Богостроительство вперемешку с богоискательством.

Вот испытанный пензенский борец с большевизмом и безбожием Владимир Соловьев (не путать с философом Владимиром Соловьевым) твёрдо обещает россиянам светлое будущее, если они уверуют в бога. Свежеуверовавший черносотенец забыл только о мелочи: Господь-то что намеревается сделать с Россией? Возможно, бывый преподаватель педуниверситета и не сомневается в существовании Господа, а только в силу присущей ему скромности стесняется его затруднять этим вопросом. Нравственность, мол, надо срочно укреплять и законность. А то ведь до чего дело дошло? «Когда в России кого-то гребут за взятку, то народ интересуется, с кем не поделился?» - возмущается вопиющим падением приличий г.Соловьев. (Пензенская правда, № 44, 2009).

Правда, самого г.Соловьева от получения взяток набожность почему-то не спасла. Или Господь не вразумил его, с кем надо поделиться. «Ведь именно вера в Бога помогла американскому бизнесу сформировать нравственные основы для инициативных, но в то же время порядочных людей», - нагло врёт простодушным пензякам непорядочный человек Соловьев. Иначе говоря, заповедь «Не свидетельствуй ложно» - или, в данном случае, «не морочь людям голову» - православному мыслителю не известна. Если США стали тем, что они ныне есть, то уж никак не благодаря нравственным основам, а непрестанно нарушая все десять заповедей сразу.

Особенно не повезло заповедям «не убий» и «не укради». Это так сказать, не работающие заповеди. Численность краснокожего населения на землях США до прихода бледнолицых составляла 10 – 15 млн. душ, а ныне не превышает 800 тысяч. Все богатство этих земель достались завоевателям, подтвердив, что собственность – это кража.

Американская государственная мифология полна описаний злодейств краснокожих, а кино США просто основано на подвигах белых переселенцев, на которых вдруг, ни с того, ни с сего нападают злобные туземцы с лицами, напоминающими убийц из КГБ из таких же убогих лент.

В действительной жизни туземцы защищали свою землю и своё право на жизнь. Два самых тяжких преступления с точки зрения нынешних американцев. Землю-то, разумеется, можно было бы и купить по честному, но ведь это сокращает Её Величество Прибыль. А Боливар, как известно, не выдержит двоих. Приснодеву Марию (в переводе с древне-еврейского «госпожа», «желанная», любимая») в США зовут Прибыль, поскольку она тоже любимая и желанная госпожа.

Заповедь первая и главная, однако, гласит: «Не поклоняйся другим богам». Американцы впадают в этот грех даже чаще, чем древние евреи, которые непрерывно, - стоило Начальству только на миг отвернуться, - начинали поклоняться Золотому тельцу и прочим более выгодным богам. Американцы поклоняются все тому же Золотому тельцу, а также Успеху, Известности, Должности и т.п.

За всё время существования США не было ни одного случая, чтобы там появился какой-нибудь отшельник или пустынник, стяжавший себе праведной жизнью славу святого человека. А если таковой по недосмотру властей и появится, то, возможно, прямо в дурдом его и не отправят, но очередей к нему не будет, поскольку среднего американца волнует только один вопрос: как сшибить миллион? Тот самый заветный миллион, который нам навязывали по дальновидению как мерило успеха. Праведная жизнь американцев не слишком привлекает. Вряд ли затворники могут сказать что-то путное по этому поводу. Пророки, конечно же, в США появляются, но отличаются они деловой хваткой и умением не столько молиться, сколько оповестить о своём существовании в СМИ. После чего начинается передача средств верующих пророку, который обещает передать их Богу, как только тот спросит отчёта.

Поэтому монастыри, существующие в настоящее время в США, не очень процветают, а праведность населения приходится поддерживать зверскими мерами. Попытка оказать давление на суд – до тридцати лет острога, мошенничество или расхищение – клоповник и штраф в тройном размере от похищенного. Сроки по 150 лет никого в США не удивляют.

Прекрасную страницу укрепления веры в Бога вписала работорговля. Когда в России сгоряча в «святых 90-х» переморили значительное число населения, чтобы сократить численность носителей красной заразы, оказалось, что работать некому. С той же трудностью столкнулись набожные американцы, когда истребили краснокожих. Пришлось завозить чернокожих вместо краснокожих. И хотя в Писании ясно сказано: «Не делай другому того, чего себе не желаешь», рабов отлавливали, морили голодом, убивали, заставляли работать за баланду.

После войны за независимость, когда США отделись от Англии, последняя вдруг узрела, что работорговля, в которой англичане принимали живейшее участие, приносит прибыли американцам, укрепляя их независимость. В Англии поднялась волна возмущения таким постыдным и бесчеловечным пережитком прошлого, как работорговля. Все передовые люди Англии вдруг начали требовать освобождения рабов и прекращения работорговли.

При этом англичане не стали тратить время на то, чтобы просить Господа вразумить американцев и работорговцев. Они послали военные корабли и принялись вешать капитанов работорговцев на месте, а морячков заковывать в цепи и ссылать на каторгу. И вскоре она прекратилась. Понятно, что за прекращение работорговли надо благодарить только Бога. Особенно американцам.

Зато теперь американцы очень заботятся о судьбе малых народов в мире. Их руководители непрерывно с этими малыми народами встречаются и утирают им слезы. А вот со своими остатками краснокожих им встретиться недосуг.

Но этим разбоем дело (или, выражаясь американским языком, бизнес) не ограничилось. Треть нынешней земли, на которой расположены США, отняты после войны с Мексикой, Флорида отвоёвана у Испании вместе с Кубой и Филиппинами. За двести лет существования США вели двести войн. И всё ещё никак не могут остановиться. За время войны в Ираке уже погибло до миллиона местных обывателей, чтобы американцы могли по дешёвке выкачивать их черное золото. Которому они тоже поклоняются.

«Мы как дети глупые, нахватались порнухи и считаем себя продвинутыми. А сила-то не в этом. Наша формулировка для броска другая: Бог есть закон, а закон есть Бог», - вещает миру проворовавшийся пророк Соловьев. Вообще-то говоря, несколько ранее г.Соловьева Ленин призывал учиться у американцев не порнухе, а деловитости. Ей богу, зря Всевышний не вмешивается и не одергивает время от времени своих сторонников, соперничающих по части словесного поноса с самим патриархом Кириллом. Бог, к сведению г.Соловьева, непогрешим и всеведущ, а наши законы переделывать замучаешься. А порнуху где взяли? Правильно, основной производитель оной США. Тамошние нравственные предприниматели готовы наживаться на всем, включая извращенцев, вампиров и прелюбодеев. За подобное количество извращенцев Господь в неизреченной
доброте своей сжег серным дождём города Содом и Гоморру. Посмотрим, уцелеет ли Новый Йорк.

Один из величайших умов человечества, Монтескьё, придерживался на этот счёт иного взгляда: «Закон, вообще говоря, есть человеческий разум, поскольку он управляет всеми народами земли, а политические и гражданские законы каждого народа должны быть не более как частными случаями приложения этого разума».

«Как ни покажется странным на поверхностный взгляд, русская истории я в целом – история очень успешного народа», - продолжает бредить преподаватель. Последним успехом является потеря половины земель и населения в 1991, а также упорное вымирание оставшихся.

Уж лучше бы наш преподаватель безбожником остался. Верующему человеку всё дарует бог, а у России он отнял, как уже выше сказано, половину рынков сбыта и источников  сырья, 25 млн. «дорогих россиян» оказались за границами своего государства на правах граждан второй свежести или вовсе не граждан - «негров». Бог – он как одна мамаша у Салтыкова-Щедрина, которая своих собственных детей делила на любимчиков и постылых. Любимчикам она давала плоды земные из теплицы, а постылым нет. Господин Соловьев знает, что американцы благодарят за свои успехи бога (знают ли об этом сами американцы?) и требует брать с них пример. Но сам почему-то этого не делает и вместо того, чтобы молиться и просить у Бога, пытается без божьего благословения прорваться в пророки.

А вот раньше не так дело обстояло. Пророками становились только те, у кого бывали видения. Им во сне являлся или лично Господь, или, если у Господа была запарка, кто-нибудь из его подручных, которые и отдавали указания, как жить, что делать. И даже цари не осмеливались им перечить. Одна Жанна Д’Арк чего стоит! В США же юродивых не почитали и не почитают. Вот и г.Соловьёв не спешит рассказать, как к нему явилась во сне дева Мария и рассказала ему подробности непорочного зачатия. Потому что в наше время упадка веры человека, замеченного в видениях, на госслужбу не возьмут, поскольку требования к состоянию здоровья соискателей очень жесткие.

Нынешние пророки, если и вспоминают о руководящей роли Господа, то только наспех, на бегу: мол, надо уверовать, а то хана. Некогда им молиться, Бога вопрошать и даже батюшку не спрашивают, что он думает от имени Господа.

Между тем, самый рядовой батюшка мог бы спасти спасителя России от крайне неприятного заблуждения. Господин Соловьев искренне убеждён, что спасение России – в демократии. Любой батюшка знает, что православие и демократия суть вещи несовместные. Это лёд и пламень. Один царь на небе, один на земле. И хватит! А без царя в голове, как показывает пример отдельных преподавателей, как-нибудь проживём.

Православный писатель даже знает о Великом Разрыве между нищими и очень богатыми в нашей стране. И что это крайне неблагоприятно для будущего России. Только вот с точки зрения православия тут всё в полном порядке. Пять раз повторятся в

Благовесте, что у имущих прибавится, а у кого и так ничего нет, отнимется и последнее. Что ныне и происходит. Обесценивание платёжных средств делает ещё более нищими основную часть многократно обворованного «успешного народа». И только пресловутые «200 семей» получают от инфляции, этой продажной девки империализма, выгоду.

Набожному человеку и следует уверовать, что эта девка обслуживает не господ монополистов, карманы которых разбухают, словно непорочная дева Мария на последнем месяце беременности, а, как и положено благочестивой блуднице, действует по велению господа.

И вообще, рабы, повинуйтесь господам своим. Тогда вам Господь на небе всё воздаст сторицей и семерицей.

Разумеется, сами сторонники внедрения богословия в народ, начиная с равноапостольного князя Владимира и заканчивая нынешними князьями и господином Соловьёвым, ни в какого бога не веруют. Они разделяют точку зрения Вольтера, что бог нужен, дабы держать в узде чернь. И от первой строчки большевицкого букваря «Рабы не мы!» они не отказываются. Вот и г.Соловьёв забыл подписаться, как положено промеж людьми верующими: «Недостойный раб божий Володька». Потому что считает себя очень даже достойным получения доли с ограбленного народа. На первый случай классово близкого жулика печатают в издании областного правительства, а потом, глядишь, Бог даст - и должностишку какую-никакую подкинут, блудный сын вернётся в лоно власти. Это ничего, что взятки брал. Спаситель даже разбойника на службу принял. А Иеффай, один из судей израильских, так и вовсе начинал в молодые годы разбойником, словно какой американский капиталист вроде Акулы Додсона, а потом и вовсе стал полководцем. Перед решительным сражением он дал обет в случае победы принести в жертву первое встреченное им живое существо; им оказалась его дочь, но он все-таки выполнил обет (Книга Судей, XI, 30 – 39). Пацан сказал – пацан сделал. А у нас некоторые Верховные ведут себя не по-пацански: обещали лечь на рельсы, чтобы не допустить обнищания народа, да слово не сдержали-с!

Впрочем, в наши дни наоборот – дети чаще приносят родителей в жертву своему желанию пожить красиво. ***

ут кто-то может возразить: «Ну что вспоминать события 13-летней давности – дела давно минувших дней!» Пусть их на отделении истории Пензенского пединститута изучают. Увы! Как сказал кто-то из великих, история учит тому, что никто не усваивает её уроки. А урок простой: уж больно тесно связана вера в Бога с уголовщиной. Не успеет человек уверовать, как тут же попадается на расхищениях. Вот только что вляпался в уголовное дело первый заместитель председателя правительства Пензенской области профессор истории Пензенского пединститута Олег Ягов. Предварительно победив с большим отрывом в соревновании на звание «Вандал года» народной награды «Бандерлоги наследия», которая присуждается за выдающийся вклад в разрушение культурного наследия -- снос единственного в мире деревянного планетария, который находился в парке культуры и отдыха им. В.Г. Белинского в Пензе.

А снесли оный, чтобы удобнее было его в нечто торгово-развлекательное переделать. Это у них "реставрация под современное использование" называется.  Иногда даже создаётся впечатление, что в стране не хватает не столько торгово-развлекательных центров, сколько тормозных центров в голове у зарвавшихся чиновников и предпринимателей.

И что особенно примечательно – это разрушение города проводится под кричалку «Сохраняя прошлое, создаём будущее». Занятость разрушением памятников прошлого не позволила профессору истории лично получить заслуженную награду в Москве.

В начале бе слово…

Начинал профессор, как и положено качнувшемуся к Богу бывшему секретарю комсомольского бюро факультета, со стремления восстановить не столько Пензенский собор, сколько «историческую справедливость». Под радостные вопли услужливых писак. «Целует и зацеловывает буржуазная пресса богостроителей из среды – шутка сказать! – из среды марксистов...». Каждый из раскаявшихся марксистов, между прочим, в раю более ценен, чем сорок епископов.

Владимир Ильич, кстати, рассматривал богостроительство как вопль отчаянья «отчаявшихся и уставших» от трудностей жизни мелкобуржуазных попутчиков . В том числе мелкособственнических профессоров с повадками приказчика из лавки старьевщика. И хотя прошло сто лет после большевицкого переворота, эту мелкобуржуазность (мещанство) как была преобладающей силой в стране, так и сегодня остаётся. Профессор истории не знает, что христиане поступали точно также со своими предшественниками язычниками – и это несправедливостью никто не называет. С ним сквозьзубно соглашается и бывший преподаватель истории того же отделения, а ныне губернатор области Мельниченко: мол, надо строить. Новый собор и новую нравственность. Которая оказывается хорошо забытой старой, о которой один священник сказал в начале ХХ века: «… рабья церковность, торжество полицейской религиозности, царство мертвящей буквы, унижение церкви перед насильниками, вся накопившаяся веками нечисть официальной скверны». А Ленин добавил: «Бог есть (исторически и житейски) прежде всего комплекс идей, порождённых тупой придавленностью человека и внешней природой и классовым гнетом, – идей, закрепляющих эту придавленность, усыпляющих классовую борьбу». И все скопом верующие безбожники не догадываются помолиться, чтобы Всемогущий восстановил собор в прежнем виде, не тратя казённых средств. И многие бы уверовали. В том числе и среди начальников. Но это вся вера в чудеса, на которую способны наши верующие.

Кстати, одно время Госдума собиралась запретить иностранным преподавателям- иностранцам работать в России. Чтобы не забивать наших. Которые даже в тепличных условиях не всегда блистают умом. Потому как уж больно это опасное занятие – умным быть и влиять на молодёжь. Вот вам исторический примерчик. Из приговора Сената по делу Николая Чернышевского  от 31 октября 1863 года: «Сенат находит, что Чернышевский, … имел большое влияние на молодых людей, … а посему сенат признает справедливым подвергнуть его строжайшему из наказаний … — лишить всех прав состояния и сослать в каторжную работу в рудниках на четырнадцать лет, а затем поселить в Сибири навсегда». Вот ведь что бывает с безбожниками-то.

Ну, если уж священники поют «Мурку» перед митрополитами, так преподавателям и сам Бог велел прислуживать властям. Ведь всякая из них -- от Него.

Евгений Пырков


Посмотреть и оставить отзывы (3)


Последние публикации на сопряженные темы

  • Еврейская старина по Второзаконнику
  • История по  Священнику
  • Были ли церковные гонения в СССР?
  • Гибель империи: Российский урок и наглая ложь архимандрита Тихона (Шевкунова)
  • Порочность христианства

    Пришествий на страницу: 803