Автор Тема: Как пишется эссе - ПОСТТРАДИЦИОНАЛИЗМ  (Прочитано 18421 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Владимир Владимирович

  • Moderator
  • Почётный Оратор Форума
  • *****
  • Сообщений: 16 713
  • Репутация: +172/-39
Re: Как пишется эссе - ПОСТТРАДИЦИОНАЛИЗМ
« Ответ #20 : 19 Март, 2013, 12:19:30 pm »
далее:

Цитировать
Советский человек жил на шарообразной Земле, летящей в бесконечном Космосе по орбите вокруг Солнца, в свою очередь вращающегося вокруг центра нашей Галактики.  Миллиарды лет ушли на эволюцию, в результате которой (в силу совершенно естественных причин) несколько миллионов лет назад появилось достаточно разумное живое существо, которое именуется человеком.  Оно материально, и даже его мысли материальны, поскольку в них отражение именно материальной реальности: у племен, не знающих металлов, никогда не появится бог кузнечного ремесла, а злобный и нудный божок, требующий исключительной любви к себе и тотальных жертвоприношений – произведение закомплексованных и неполноценных авторов.  Но не смотря на гибель целых цивилизаций, человечество развивается от примитивных форм хозяйства и социальной организации к более сложным и адекватным образу жизни.  Мораль, право и ценности не спущены с неба и не придуманы самым гениальным гением, они – результат естественного развития разных обществ (поэтому они и разные, не считая минимума общих принципов всего человечества (например, что убивать людей-сограждан нехорошо, но убить врага на войне или преступника в результате самообороны – вполне допустимо).
   Религиозное видение истории – тот же набор нелепых слухов, желаний, превращенных в факты, невежественных и некомпетентных суждений, запугиваний «врагами» (врагами не то веры, не то наших прапрадедов, которые сами были не прочь накостылять безруким «врагам»), что и другие «религиозные» науки.  Здесь нет никакой системы, как нет ее в общей картине верований.  Зачастую присутствуют нелепые попытки согласовать реальность с верованиями, а если реальность не согласовывается, ее просто отбрасывают.  Люди, прочитавшие едва ли религиозный катехизис, мнят себя знатоками истории, причем главное внимание уделяется не самим фактам, а их духовному смыслу, и тут уж «знаток» затаскивает в науку свои симпатии и антипатии, придавая им божественный, священных характер.  Конечно, сочинения по истории всегда носили пристрастный характер, но историки все же знали меру, в то время, как современные теологи генерируют бред сивой кобылы в вакууме.  Особенно это заметно, если сравнивать представителей разных (и всегда взаимоисключающих; ведь если одна религия права, все остальные – ложь и глумление над истиной) религий.  Здесь речь идет уже не о фальсификациях, а о разрыве единого информационного поля, созданного в результате успехов научных знаний в последние несколько веков.  Что было простительно авторам 500 или 1000 лет назад по незнанию, совершенно непростительно для современного человека.  Всех же, кто не может терпеть это издевательство над реальностью, обвиняют в антипатриотизме (из чего можно сделать вывод, что патриотизм лжив, как и эти обвинители, присвоившие себе монополию на патриотизм).  Рецензенты современных учебников религиозных культур совершенно справедливо именуют все это творчество «псевдоромантизмом», в силу тотальной тенденции выдавать желаемое за действительное.  А давайте поверим! – вот девиз авторов такой «истории».  Полемизируя с современной исторической наукой православные, к примеру, публицисты постят совершенно нелепые вымыслы западных протестантских креационистов, даже не задумываясь над источниками своих «правдивых и достоверных опровержений».  Нередко в ход идут аргументы «аморальности», «противозаконности» и противоречия личным убеждениям автора.
   Помимо просто истории у верующих есть еще «история священная».  Здесь христианству категорически не повезло.  Основу таковой для христиан составляет обработанная компилятором V века до н.э. еврейская история, которую они должны изучать, любить, находить в ней аналогии со своей историей, защищать от какой бы то ни было критики, целовать все эти национально-культурные глупости или мерзости и любоваться еврейским боженькой во всей его закомплексованности и щизофрении.  Христиане, попав в этот лабиринт, понятно, от такого принуждения сатанеют, и отводят душу христианским антисемитизмом, а тотальное вдалбливание чужих анекдотов о всесильных евреях влечет рождение теорий заговоров и мании преследования.  Так и путешествует христианин с чужой историей (к тому же перевранной) и опять же перевранной своей под мышками.  Эта брехливость осознается и оправдывается некими высшими соображениями, моральными принципами и даже «злом во имя добра».
   Но при всем при этом, современная посттрадиционалистическая религиозность остро нуждается в санкции со стороны науки.  Для советского человека, выросшего в сциентистском обществе, это вполне естественно.  К чему ж апеллировать, как не к науке?  Поэтому среднестатистический верующий хочет верть, что все его верования «доказаны из науки», что новейшие научные достижения уже упомянуты (в библии, коране или в комментариях к этим религиозным книгам).  Причем «наука доказывает» именно их версию религии, а вовсе не верования каких-либо раскольников или еретиков.  Возникает вопрос: а зачем оно им?  Если вознамерился жить на плоской Земле, которую боженька собственноручно сделал 7521 год тому назад, а о неандертальцах боженька ничего не знал (и верующим знать не надо), то зачем тебе научная картина мира?  В том-то и дело, что современная религиозность вторична, как и все вторичное, ублюдочна, и наука нужна ей как гарантия «века сего».  Иначе религия, порвавшая с реальной действительностью, рискует окончательно стать, в лучшем случае, развлечением для параноиков (надо ж и им развлекаться?)  Все это напрасные потуги.  Науку верующие воспринимают, как неграмотные дикари в джунглях воспринимают мобильные телефоны: ими можно копать ямки и отражать солнечные блики.  К тому же они забыли, что каждый ученый изгоняет бога из своей науки.
« Последнее редактирование: 01 Январь, 1970, 00:00:00 am от Guest »
Православие или смех!

Владимир Владимирович

  • Moderator
  • Почётный Оратор Форума
  • *****
  • Сообщений: 16 713
  • Репутация: +172/-39
Re: Как пишется эссе - ПОСТТРАДИЦИОНАЛИЗМ
« Ответ #21 : 20 Март, 2013, 13:50:38 pm »
Далее:
Цитировать
Возникает закономерный вопрос: неужели мыслители, философы, ученые 500, 1000 или более лет назад были такими же параноиками и шизофрениками, как современные верующие, которые делят знания на православные и неправославные?  Отнюдь.  Религиозные суммы знаний для своего времени были неплохой систематизацией (позднеантичные греки вообще любили систематизации).  И религии победили на том историческом этапе потому, что за них взялись интеллектуалы своего времени.  Потом, особенно после реформации, религии постепенно «теряли мозги» (да, бывает и такая «утечка мозгов»), забюрократизировались, оказывались знаменем самых реакционных (и как следствие обреченных на историческое поражение) общественных движений.  Если еще в XV веке богословы были на острие научной мысли, то сейчас «христианская наука» (да и «мусульманская» с «иудейской» тоже) – это апелляция к чему угодно («ты меня уважаешь?», «на этом стоим, как наши отцы!»), но не к научным аргументам.  Самоодурачивание не безгранично.  Как заметил Оруэлл (перефразировав Льюиса Кэрола) никакая идея не позволит безнаказанно пить яд или выходить из дома через окно верхнего этажа.  Разумеется, любой «верующий ученый», если будут предприняты попытки проверить его бредовые гипотезы практикой, ловко вывернется и отбрешется, но если такие попытки предприняты не будут, самые безумные басни получат статус «научной истины».
   Верующие хотят нас убедить, что весь существующий мир «сотворен» неким разумным существом, которое существовало вечно, и которое испытывает чувство (верующие называют его «любовь») к сотворенному им человечеству.  При этом это же самое существо подвергает объекты своих любовных вожделений всяческим несчастьям и бедам (ведь на все воля божья).  Верующие, возражая на это, вводят категорию свободы, которая приводит к тому, что все плохое с отдельным человечеством и человечеством в целом происходит исключительно по инициативе людей и боженьку ни в чем винить нельзя (здесь за версту видны уши сугубого нежелания психологических типажей, более других склонных к религии, нести какую бы то ни было за что бы то ни было ответственность, и эти верующие наивно-откровенно сотворили себе бога по образу и подобию своему).  Но даже если согласиться с такой посылкой, возникает проблема неразумной природы, которая никак не подчиняется человеческому произволу.  Можно утверждать, что люди виноваты в войнах и преступлениях, но даже откровенный шизофреник-теолог не может возложить на них ответственность за землетрясения или болезни.  И вообще, если одно и то же существо сначала вываливает снег, потом его растапливает, потом снова вываливает, а потом снова растапливает – и так по нескольку раз за неделю, возникает вполне естественное сомнение в его нормальности и разумности.  Верующим очень бы хотелось, чтобы их произведение (а точнее, попытки натянуть «единого бога» как презерватив на остроугольную реальность) было разумным и настоящим.  Но этого раз за разом не случается.  Тогда у них появляется универсальная отмазка: так богу угодно, его пути неисповедимы и нам непонятны.  Странно, а ведь обещали разумное существо.  Здесь обнаруживается интересное противоречие, на которое мало кто обращает внимание: совершенно непонятно, почему это разумное существо (якобы сотворившее мир) одно, а не несколько?  Неужели только оттого, что еврейский божок к V веку до н.э. оказался настолько «ревнив» и неуживчив, что не мог наладить отношения с равными себе?  Это, между прочим, характеризует его с самой худшей стороны (если, конечно, он претендует на личность).  Монотеисты обычно приводят совершенно сомнительные аргументы о единстве законов Вселенной, универсальности науки (!?) и т.д.  Но греки-политеисты великолепно разрешали это противоречие: единая закономерность – безличная судьба – правила миром, а отдельные т.н. «языческие» боги в качестве актуализации всем известных явлений могли проявлять способность к целенаправленным действиям (больше всего они были похожи на реальных царей земных, и это-то как раз делало этих богов человечными, особенно в сравнении со свихнувшимся на почве мании величия злыднем, который планировал и совершал преступления, да еще и упивался (см. источник – ветхий завет) этим; можно вообразить, в чьем больном сознании явился этот фэнтезийный образ). Ход событий, если в чем и убеждает, так это в «многополярности» мира, а все попытки подвести все многообразие реальных процессов под единый знаменатель оборачиваются конструированием теорий заговоров (ведь теория заговора – концентрированное выражение представления о том, что за реальными материальными явлениями стоят какие-то таинственные духовные силы) с неизбежно присущей им шизофренией и желанием выдать желаемое за действительное, а потом – когда придется отвечать за свои слова – как страус спрятать голову в песок.  Но верующий ненавидит природу, отрицает это и снова ненавидит, иначе он не стал бы объявлять естественные процессы (смерть, рождение и жизнь) греховными и требующими «преображения».  Ненависть к реальности, желание переиграть ее, выдумывание сверхъестественного существа в качестве сообщника еще можно допустить, если смотреть на мир глазами древнееврейского мыслителя, разгромленного филистимлянами, ассирийцами, вавилонянами, римлянами и загнанного в геополитическое подполье, то чего ненавидеть современному человеку?  Это определяет интерес к религии в наше время со стороны маргинальных личностей, ведь если человек счастлив, ему не нужны отмщения и заговоры.  Христиане пытаются реабилитировать ветхозаветного изувера новым заветом, в котором он (безошибочный наш) исправляет последствия своих действий и обещает всем, кто ему поверит (что весьма трудно, потому что большая часть населения Земли до сих пор не поверила), вечную жизнь в некоем особом пространстве, именуемым раем.  Если бы в реальности мы наблюдали вечную жизнь и здоровье всех, кто поверил, это была бы не проблема, а реальность, но (если не считать нелепых слухов, вроде тех, которые рассказывают базарные бабки) верующие ровно также болеют и умирают, как и неверующие, в среднем верующий человек ничуть не богаче, не успешнее, не умнее и не счастливее, чем неверующий, и если на голову неверующему падает груша, то с т.з. современного богословия, это можно было бы интерпретировать, как божье наказание, если бы груши аналогичным образом не падали на головы верующих.  Как богословы не юлят, реальность неумолима (страшное место для верующего), и тогда теоретик божественной воли становится в позу партнерши (именно партнерши!) всемогущего садиста и провозглашает: «Бьет, значит, любит!»  О вкусах, как говорится, не спорят…
   Современный психически здоровый верующий, разумеется, не может мириться с богом-садистом.  Но если божество всемогуще, то оно за все ответственно.  Если оно не за все ответственно, оно не всемогуще.  Логика неумолима.  Тогда зачем она верующим?  Но они с непонятной маниакальной настойчивостью требуют от разума найти обоснование их фантасмагорий.  Таковы совершенно безвыходные лабиринты богословской онтологии.
« Последнее редактирование: 01 Январь, 1970, 00:00:00 am от Guest »
Православие или смех!

Владимир Владимирович

  • Moderator
  • Почётный Оратор Форума
  • *****
  • Сообщений: 16 713
  • Репутация: +172/-39
Re: Как пишется эссе - ПОСТТРАДИЦИОНАЛИЗМ
« Ответ #22 : 22 Март, 2013, 08:22:37 am »
далее:
Цитировать
Если онтология современного верующего выдает в нем латентного садомазохиста, то гносеология (познание мира) существенно деградировала даже по сравнению с теми временами, когда религия боролась с безбожием на равных.  Нас убеждают поверить в истинность древнееврейских религиозных сочинений, хотя уже давно существуют науки, изучающие предмет: библеистика, семитология, шумерология, египтология, иранистика и др., которые в большинстве случаев дают отрицательное заключение на претензии религиозных верований на исключительную историческую достоверность.  Занятно выглядит реакция верующего на информацию, опровергающую его верования.  Сначала он заявляет, что опровергающая информация «на самом деле» не опровергает, а подтверждает верование – здесь очевидна надежда на то, что аудитория не будет сама проверять это утверждение и поверит (нет, без веры верующим никуда!) на слово.  Если же при проверке (а человек – любопытное и дотошное существо, к большому несчастью всех религий) оказывается, что ничуть не подтверждает, а именно опровергает, верующий оппонент либо уходит в глухую несознанку, утешив себя мыслью, что опровержение религии – чистый сатанизм, вне зависимости от того соответствует ли он реальности или нет (вообще с реальностью у верующих отношения, как у того лемовского доминиканца, который заклеил половину галактической карты, поскольку там обитали атеисты), либо начинает въедливо спорить «на измор» («ноев ковчег нашли, в газетах писали, я сам видел, надо верить»).  Православные нередко не брезгуют цитировать самые желтые материалы своих протестантских визави, и вообще взгляд на окружающую реальность верующих напоминает разворот желтой газетенки, с которой религия – будто два сообщающихся сосуда.  Доходит до откровенного невежества: например, сто лет назад верующие пытались видеть в электрической лампочке божественный свет, а сейчас считают, что единый генетический код опровергает теорию эволюции.  При этом пропагандисты самых вздорных и нелепых слухов, которые современные богословы именуют религиозным знанием, совершенно не понимают, в каком они веке, и кто их окружает.  Неграмотные крестьяне позапрошлого века, действительно, не могли подчас ничего возразить на какие-либо абстрактные утверждения проповедников (правда, проповедники на этом не останавливались, а лезли в бытовую конкретику, где уже крестьянам все было знакомо и понятно, и очевидное невежество попов становилось темой бесконечных анекдотов), но вокруг грамотные, образованные люди XXI века, в работе с которыми трафаретки времен Достоевского вряд ли пригодятся.  Даже не смотря на общее снижение образовательного и особенно научно-популярного уровня нашей страны за последние 20 лет, очевидна полная бесперспективность надежд на дальнейшее отупление населения (и как следствие на большую убедительность религиозных представлений).  Сама по себе необходимость развития диктует развилку: либо превращение страны в эдакий православный бантустан с «высокой духовностью» и африканским уровнем технологий, либо потребности в образованных и мыслящих людях приводят к общему росту интеллектуального уровня страны с весьма плачевными последствиями для религии. Третьего не дано.  Сейчас православные наследники атеистического СССР все еще живут на его наследии, но советская техника устареет, а позорно незначительное финансирование в современной России научных разработок (в 1,6 раза меньше, чем в Великобритании, в 1,8 раза меньше, чем во Франции, в 2,4 раза меньше, чем в Южной Корее – это в сравнении со странами, чей ВВП почти равен или меньше российского) окончательно готовит России роль недолговечного (нефти хватит максимум на 30 лет) сырьевого придатка.  Впрочем, картина мира верующего в этой части тоже заклеена.  Я не знаю ни одного верующего, который бы думал на эту тему.  Зачастую православный «мыслитель» рассматривает информацию по принципу: наносит ли она вред или приносит пользу его верованиям.  А избегание «наносящей вред» информации приводит к настоящим курьезам.  К примеру, критика верующими радиоуглеродного анализа базируется на перепечатках статей начала 1960-х гг, когда радиоуглеродный анализ, действительно, был несовершенен и допускал грубые ошибки в датировании (аналогично, и пароход в XVIII веке не мог плавать против течения), но с тех пор прошло 50 лет, метод усовершенствовался, и сейчас мы можем датировать находки палеозоя с точностью до 1 млн. лет (это также точно, как если бы человек сообщил свой возраст не только в годах, но и в месяцах), однако для креационистов с тех пор ничего не изменилось, и они опять цитируют статейки вроде того немецкого журнала 1835 года, который утверждал, что езда со скоростью более 35 километров в час является нарушением физических законов.  Возникает вопрос: а зачем православным попам развитие страны?  Их интересует только верность и финансовая щедрость паствы, а это можно обеспечить и в зоопарке, где в большом вольере будут сидеть деградировавшие представители вида хомо сапиенс.  Все иные концептуальные схемы, которые пытались реализовать в нашей стране со времен Петра Первого (да и ранее), были нацелены на развитие, усложнение, расширение кругозора, повышение образовательного и научного уровня, и лишь современные клерикальные утопии (во главе с православной клерикальной утопией) принципиально настроены на движение назад.  Оно и понятно, разум был, есть и будет врагом веры, а вера способна все, что угодно взять себе в союзники в войне с неприятелем.  Если уж (к сведению любителей всемирных заговоров) Збигнев Бжезинский взялся уничтожить Россию, как субъект мировой политики, лучшего метода для достижения этой цели, чем торжество православия (или какой иной религии) трудно вообразить.  Вот к чему приводят игры в религию (такую таинственную и завораживающую (не говоря уж о том, что невинно репрессированную) для советского диссидента).
К еврейской «священной истории» в православии механически приклеены местные псевдоромантические сюжеты, также ничего общего не имеющие с реальной русской историей.  Современные православные «историки» любят оперировать терминами «исконное», «традиция» и т.д.  Но зачастую этой традиции не более двухсот лет, и берет она начало в середине XIX века, когда славянофилы поставили на поток изготовление исконных традиций.  Даже само по себе отождествление славянофилами яркого, бунташного и переходного XVII века со всей русской допетровской историей выдает стремление примитивизировать русскую историю, свести ее к борьбе раскольников с брадобритием.  Но на самом деле все гораздо хуже.  Славянофильство было всего лишь перепевом на русской почве немецкого патриотического романтизма времен Наполеоновских войн (а сам по себе романтизм был реакцией на философию просвещения, и, по определению, носил обскурантистский характер: современный интерес православия к Гарри Поттеру любопытным образом коррелируется с романтической традицией английского готического романа, которым зачитывалась Маша Троекурова в 1820-х гг; Оскар Уайльд, помнится, высмеял готический роман в «Кентервильском привидении»).  И получается, к большому огорчению, славянофилов, что они – всего лишь другие западники.  Это не было, кстати, секретом, для русского общества (Бердяев совершенно четко прописывает факт подражательной вторичности славянофильства в своей «Русской идее»).  К реальной истории России и Древней Руси, их мировосприятию, православное славянофильство отношения уж точно не имело, и митрополит Илларион, Даниил Заточник или Иван Грозный в споре просвещенчества и романтизма вряд ли взяли бы сторону последнего.  А когда Константин Аксаков однажды заявился в Москву в мурмолке и смазных сапогах, его принимали за песиянина (Герцен).  Возрождению православных традиций в XIX веке не повезло вдвойне, поскольку за это дело взялся психически больной Достоевский.  Пока православие хотя бы формально оставалось официальным мировоззрением, рационализаторская критика достоевщины Константином Леонтьевым еще могла срабатывать, поскольку любые фантазии регламентировались практическими нуждами огромного государства, но когда в ХХ веке эта публика оказалась в подполье или в щелях эмиграции, тут уж расцвел махровый иррационализм. Тем более, что проверять его на практике нужды не было.  К концу ХХ века православная картина мира – это дисперсный бессмысленный набор вздорных слухов, православного понимания религиозных источников, светящей желтизной сенсационности и апелляции к иррациональным склонностям не отвечающего за свои слова болтуна.  Свои комплексы люди возводят в ранг религиозных истин, что, впрочем, ничуть не является несовместимым.
И еще одна черта современных религиозных мыслителей не может вызвать ничего, кроме отвращения.  В беседе с аудиторией такой проповедник заинтересован не в правдивости сообщаемой информации, а в том, чтобы аудитория в нее поверила.  Поверила слепо и бездумно.  Эта хитрожопость стоила православному мировоззрению потери статуса здравомыслия и дорого обойдется общественно-политическим структурам, связавшимся с этими подпольными гениями карманных чудес.
« Последнее редактирование: 01 Январь, 1970, 00:00:00 am от Guest »
Православие или смех!

Molodcov Yuriy

  • Афтар жжот
  • ****
  • Сообщений: 2 256
  • Репутация: +1/-0
Re: Как пишется эссе - ПОСТТРАДИЦИОНАЛИЗМ
« Ответ #23 : 22 Март, 2013, 11:18:50 am »
Цитата: "Владимир Владимирович"
Даже если бы никто не "верил" в вымирание мамонтов, они от этого не бегали бы вокруг нас.
Идеология пока не повторяет судьбу мамонтов.
http://www.lawinrussia.ru/node/166449
Цитировать
В статье 13 Конституции Российской Федерации зафиксировано: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». Из этого положения выводится утверждение о том, что Российское государство не имеет и не может иметь своей идеологии. Но тогда все разговоры об антиэкстремистской, антикризисной, иных формах государственной идеологии, об усилении идеологического противодействия деструктивным идеологиям не более чем заблуждение и самообман. Из конституционного запрета государственной идеологии иногда выводится и отрицание возможности и целесообразности выработки общенациональной идеи для России. Но давайте зададимся вопросом: действительно ли Российское государство изначально обречено на безыдейное существование или же этот запрет на государственную идеологию не более чем «мудрствование от лукавого»?..

... К.Маркс считал идеологию извращенным, ложным сознанием, выражающим интересы определенного класса, которые выдаются за общественные интересы. По логике Маркса, экономические отношения как базисные общественные отношения формируют социальные позиции, которые получают свое выражение в виде установок, целей, интересов и систематизируются в идеологии. Идеология приближается к статусу «научной» лишь в той мере, в какой она способна выражать максимально «общий» общественный интерес. Этой же традиции отдали дань и некоторые теоретики II Интернационала и их оппоненты. В результате во второй половине XIХ века понятие «идеология» преимущественно употребляется для характеристики неистинного мировоззрения, предназначенного для обмана ради политических и иных интересов.

Попытки соединить в органическое целое науку и идеологию, причем не любую идеологию, а именно марксизм, были предприняты Г.Плехановым, Ф.Мерингом, Р.Люксембург, которые рассматривали марксизм как науку и одновременно как идеологию пролетариата. В.Ленин выдвинул концепцию научной идеологии, оказавшуюся весьма плодотворной в достижении той политической цели, которую ставили перед собой большевики, - захват политической власти. Он считал, что субъективные интересы пролетариата не только могут, но и выражают объективные интересы всего общества. Идеологию стали рассматривать как инструмент политики и орудие управления массами...

... В идеологии как системе ориентиров, целей и программ социальной деятельности осознаются и оцениваются отношения людей к действительности и друг к другу, осмысливаются многообразные социальные проблемы и конфликты. Идеология выполняет вполне определенные функции, вырабатывая соответствующие интересам конкретных классов, социальных групп типы мышления и поведения, программы социального действия. То есть идеология, будучи отражением общественного бытия в сознании людей, в свою очередь активно воздействует на развитие общества, способствуя или препятствуя ему.

Идеологии существуют в различных формах политических, правовых, этических, религиозных, философских взглядов. Они бывают революционными или реакционными, прогрессивными или консервативными, либеральными или радикальными, религиозными или светскими, интернационалистическими или националистическими. Конкретная идеология может включать в себя различные формы знаний и сочетать различные характеристики. Так, к примеру, идеология восходящей буржуазии XVII-XVIII веков была прогрессивной, либеральной, революционной, интернационалистической, светской.

В обществе, разделенном на противоположные классы, сословия, слои, состоящем из различных конфессиональных сообществ и исторических форм общностей людей, неизбежно возникновение различных идеологий, защищающих и выражающих их интересы. Наличие в обществе нескольких идеологий приводит к их борьбе, которая имеет социальное значение, ибо выражает противоположность интересов больших групп людей. Противостояние идеологий осуществляется не только внутри конкретного общества, но и на международной арене. Любая идеология пытается занять доминирующее положение. Потому ослабление одной идеологии всегда есть усиление другой идеологии.

Россия в плену утопии «деидеологизации»

Острое идеологическое противостояние между либерализмом, коммунизмом и национал-социализмом было характерно первой половине XX века. Но уже к середине 60-х годов на Западе формируется негативное отношение к идеологии вообще, что было связано с осмыслением обществ, функционировавших по типу социальных машин (нацистская Германия, СССР периода культа личности), где жизнедеятельность людей подгонялась под идеологические стандарты. В ходу тогда была концепция «деидеологизации» (Д.Белл и др.), согласно которой индустриальные страны Запада сталкиваются с проблемами, требующими «технических решений», а не идеологических. А потому социальная роль идеологии должна сойти на нет.

Социальный запрос на деидеологизацию сознания вылился в движение «контркультуры» конца 60-х годов, когда идеология стала трактоваться как вид борьбы за утверждение тех или иных идеалов. Акцент в изучении идеологии сместился к ее иррациональным аспектам. В борьбе против социалистического мира стали широко использоваться утверждения об иррациональности, мифологическом характере всякой идеологии. Одновременно заявила о себе и тенденция к «реидеологизации», что больше отвечало устремлениям Запада разрушить социалистический мир изнутри. Социальная утопия деидеологизации проникла и в Россию. В конце 80-х – начале 90-х годов популярным стал тезис: «Долой идеологию!».

С крушением мировой системы социализма и распадом СССР западными мыслителями (Ф.Фукуяма и др.) был возрожден старый социальный миф о «конце истории», протаскивающий идею начала новой эпохи, эпохи, где нет места идеологиям, их борьбе. История как противостояние индивидуалистических обществ, основанных на либеральных и демократических ценностях, и коллективистических обществ, основанных на коммунистических или же национал-социалистических ценностях, завершилась. Настала эпоха торжества либерализма как идеологии и как социальной практики. Банкротство коммунистической идеологии и утверждение либеральных ценностей в постсоветской России прозападно настроенными политиками были представлены как деидеологизация общественного сознания и отказ государства от какой бы то ни было идеологии.

Разработчики Основного Закона новой России оказались в плену пагубных социальных утопий «деидеологизации» и «конца истории», что нашло свое выражение в конституционном закреплении отказа от государственной идеологии. Сегодня мы на примере России видим, что государство без идеологии (как программы действий, совокупности ориентиров и целей) не может полноценно функционировать. Идеология в тех или иных модификациях уже на обыденном уровне сознания существует в психике человека всегда, обеспечивая определенный уровень сохранения основных структур общества и схем жизнедеятельности людей. Косвенным осознанием этого является и то, что с конца 90-годов в России все чаще провозглашается тезис: «Да здравствует новая идеология России!». Однако поиск новой идеологии для России осознается пока только как проблема поиска и развития наиболее оптимальных форм сочетания и сосуществования разных идеологий. Чаще всего в качестве таких идеологий называются либеральная, религиозная и коммунистическая идеологии.

По моему мнению, здесь смешиваются две разные проблемы, а именно, наличие у России государственной идеологии и возможность разработки общенациональной идеи...

... Идеологией современного Российского государства является неолиберализм, или же консервативный либерализм. Прежде чем принять или опровергнуть данное утверждение, присмотримся к основным ценностям, зафиксированным в Конституции РФ. Первая же статья Конституции объявляет Россию демократическим правовым государством с республиканской формой правления. Вторая статья провозглашает человека, его права и свободы высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина вменяются в обязанность государства. В последующих статьях закрепляется социальный и светский характер государства, утверждается разделение властей, равенство всех перед законом, многообразие форм собственности, многопартийность, идеологический плюрализм и т.д. Но все эти положения и есть сердцевина либеральной идеологии.
Конституционное закрепление этих ценностей лишает всякого позитивного смысла пункт 2 статьи 13: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». С таким же успехом можно было устранить из Конституции СССР 1977 года утверждения о том, что советское государство руководствуется идеями научного коммунизма, и 6 статью о руководящей и направляющей силе общества, вооруженной марксистско-ленинским учением, и заявить об отсутствии государственной идеологии в СССР.

Но важнейшие положения той конституции, в которых были закреплены ценности коммунистической идеологии, не оставляют места сомнениям по поводу государственной идеологии в СССР. Потому и непонятно, почему же современное Российское государство так упорствует в отрицании собственной идеологии?

Парадоксальность ситуации с признанием или отрицанием государственной идеологии России высвечивается даже при таком поверхностном взгляде на современные политические реалии. В декабре прошлого года в Москве прошел Х съезд партии «Единая Россия», на котором с программной речью выступил Председатель партии Владимир Путин. Всем тем, кто отрицает наличие идеологии у Российского государства, предлагаю найти хотя бы две разницы в его выступлении как лидера партии и в его же речах как Председателя Правительства России. Идеологические ориентиры и программные цели одни и те же.

Полное совпадение государственной идеологии России с идеологией партии «Единая Россия» продемонстрировал в своем выступлении и Председатель Высшего совета партии, а по совместительству и Председатель Государственной Думы РФ Борис Грызлов. Озвучивая основные целевые установки партийно-государственной идеологии перед делегатами съезда, Грызлов даже неуклюже обозначил эту идеологию следующими словами: «Мы называем свою идеологию российским консерватизмом», хотя точнее было бы назвать ее консервативным либерализмом. Он же сказал и о том, что базовый программный документ партии «должен отражать новый уровень ответственности власти» перед обществом.

Заметьте, на партийном форуме он говорил об ответственности власти, а не партии.

Другие руководители «Единой России» (они же, за редким исключением,  руководители органов власти и местного самоуправления), партийные функционеры различного уровня (они же государственные чиновники) прекрасно понимают, что идеология их партии и является идеологией Российского государства. А политический плюрализм и идеологическое многообразие допускаются, по либеральной традиции, лишь в тех пределах, в которых они безвредны для сформировавшегося буржуазного государства и еще не сложившегося гражданского общества.
Цитата: "Владимир Владимирович"
Знаете, что первым делом нужно для победы идеологии в обществе X?  Надо первым делом уничтожить все альтернативные источники информации.  Это было вполне осуществимо 100-150 лет назад (хотя бы потому, что этих самых источников информации почти не было, и идеология не уничтожала, а наоборот создавала их впервые). Но сейчас, когда у нас "век сквозной информации" (Солженицын, кстати), это невозможно.  Как я не раз говорил людям, которые упорно пытались меня в чем-нибудь убедить: к большому вашему сожалению, вы - не единственный мой источник информации.  И дальше будет еще хуже.
Вот разрешите хотя бы эту проблемку идеологии.
Уже разрешена либералами. Думать индивид может что угодно, но от него всё равно ничего (или почти ничего) не зависит. В одиночку и без источников финансирования он ничего не изменит. В этом есть плюсы: как хорошо, что многим людским желаниям не дано исполниться! Есть и минусы: политика в странах с «либерально-демократической» формой правления подчас заметно отличается от мнения и реальных интересов большинства народа.
Цитата: "Владимир Владимирович"
Вы не замечаете противоречия?  "Чувство" - это эмоция, а национальные интересы - нечто реальное.  Да и каждый понимает их по-своему.  Поэтому примирить разные точки зрения можно только на чем-нибудь грубо-материалистическом.  Я думаю, и монархисты, и коммунисты согласятся, что надо регулярно мести улицы.  Но не более.
Нет, не замечаю. Патриотизм как чувство связан с предпочтением национальных интересов ряду других, не менее реальных (например, личных, семейно-клановых, классовых, зарубежных стран). Что касается понимания, то в данном случае оно не разворачивается на 360 градусов: измена Родине есть измена, а не служение.
Такие идеологии, как коммунистическая, либеральная, расположены преимущественно в классовых, а не в национальных координатах.
« Последнее редактирование: 01 Январь, 1970, 00:00:00 am от Guest »
Vis pacem, para bellum

Molodcov Yuriy

  • Афтар жжот
  • ****
  • Сообщений: 2 256
  • Репутация: +1/-0
Re: Как пишется эссе - ПОСТТРАДИЦИОНАЛИЗМ
« Ответ #24 : 22 Март, 2013, 11:57:56 am »
Цитировать
с «либерально-демократической» формой правления
Т.е. не с формой правления, а с политическим режимом.
« Последнее редактирование: 22 Март, 2013, 11:59:53 am от Molodcov Yuriy »
Vis pacem, para bellum

Владимир Владимирович

  • Moderator
  • Почётный Оратор Форума
  • *****
  • Сообщений: 16 713
  • Репутация: +172/-39
Re: Как пишется эссе - ПОСТТРАДИЦИОНАЛИЗМ
« Ответ #25 : 22 Март, 2013, 11:58:40 am »
Цитировать
Уже разрешена либералами. Думать индивид может что угодно, но от него всё равно ничего (или почти ничего) не зависит. В одиночку и без источников финансирования он ничего не изменит. В этом есть плюсы: как хорошо, что многим людским желаниям не дано исполниться! Есть и минусы: политика в странах с «либерально-демократической» формой правления подчас заметно отличается от мнения и реальных интересов большинства народа.
Разумеется, я далек от мысли, что "на Западе" идеальное общественное устройство.  Тем более, что Запад - очень разный.  Политическая система США существенно отличается от политической системы совр. Германии, а французская - от английской.  И это нормально и естественно.
Видите, вы тут же начинаете "ограничивать" народовластие ("хорошо, что не дано").  Я более спокойно отношусь к человеческой инициативе.  Скажем так, купец Калашников у Лермонтова имел право убить Кирибеевича, но Иван Грозный должен был его столь же справедливо наказать.  И при этом я не руководствуюсь принципом Fiat lex, pereat mundus (да погибнет мир, да здравствует правосудие).  Вы же знаете: я считаю, что на редкой войне есть четко выраженное "добро" и "зло", в 90% случаев правы обе стороны.  Вот эта объективность мне и мешает быть патриотом.  Все разговоры о любви к родине носят до такой степени абстрактный характер, что встреться сейчас Ленин и Деникин, они каждый пол отдельности в два счета доказали бы, что каждый из них - предатель Родины.  И так везде и всегда.  Власовцы, деголлевцы, англокатолики в эпоху Елизаветы, Тодор Живков в Болгарии тоже считали себя истинными патриотами, а своих противников - предателями родины.  Победи Германия, и в единственном непротиворечивом учебнике писали, что Сталин - не эффективный менеджер, а сука (с), а вот А.А.Власов - спаситель России.  И т.д. и т.п.  Надо обладать изрядной долей идеологизированности и поменьше читать альтернативные источники информации, чтобы в этом омуте чувствовать себя чертом.  Не то, что бы я "устал" от всего этого, но...
(пардон, по делам срочно убегаю, потом допишу).
« Последнее редактирование: 01 Январь, 1970, 00:00:00 am от Guest »
Православие или смех!

Владимир Владимирович

  • Moderator
  • Почётный Оратор Форума
  • *****
  • Сообщений: 16 713
  • Репутация: +172/-39
Re: Как пишется эссе - ПОСТТРАДИЦИОНАЛИЗМ
« Ответ #26 : 23 Март, 2013, 05:47:52 am »
ну так вот, не то чтобы мне это надоело, но я считаю это совершенно тупиковым путем развития.  Патриотизм (как вы, должно быть, заметили) - антоним империализма.  Патриотизм желает (в теории, во всяком случае) сохранить свой родной этнос, а империалист желает расширить горизонт.  Мне уж тогда ближе империализм.  Есть, правда, желание жить в своей среде (именно поэтому я здесь - что не хочу превращения постсоветской России в Русь Православную), но к патриотизму это желание никакого отношения не имеет.  Патриотизм - это не стремление к удобству.
« Последнее редактирование: 01 Январь, 1970, 00:00:00 am от Guest »
Православие или смех!

Anonymous

  • Оратор форума
  • ********
  • Сообщений: 13 624
  • Репутация: +1/-4
Re: Как пишется эссе - ПОСТТРАДИЦИОНАЛИЗМ
« Ответ #27 : 23 Март, 2013, 21:33:43 pm »
Цитировать
Патриотизм как чувство связан с предпочтением национальных интересов ряду других, не менее реальных (например, личных, семейно-клановых, классовых, зарубежных стран
Это скорее  национализм, чем патриотизм
« Последнее редактирование: 01 Январь, 1970, 00:00:00 am от Guest »

Владимир Владимирович

  • Moderator
  • Почётный Оратор Форума
  • *****
  • Сообщений: 16 713
  • Репутация: +172/-39
Re: Как пишется эссе - ПОСТТРАДИЦИОНАЛИЗМ
« Ответ #28 : 24 Март, 2013, 05:27:28 am »
Цитата: "Азазель"
Цитировать
Патриотизм как чувство связан с предпочтением национальных интересов ряду других, не менее реальных (например, личных, семейно-клановых, классовых, зарубежных стран
Это скорее  национализм, чем патриотизм
А собственно зачем делить на "хороший" патриотизм и "плохой" национализм?  Здесь утонченное лицемерие.  Почему палка "патриотизм" бьет легче, чем палка "национализм"?
« Последнее редактирование: 01 Январь, 1970, 00:00:00 am от Guest »
Православие или смех!

Anonymous

  • Оратор форума
  • ********
  • Сообщений: 13 624
  • Репутация: +1/-4
Re: Как пишется эссе - ПОСТТРАДИЦИОНАЛИЗМ
« Ответ #29 : 24 Март, 2013, 10:46:17 am »
Патриотизм -это отношение к территории
А национализм -это отношение к нации
« Последнее редактирование: 01 Январь, 1970, 00:00:00 am от Guest »

 

.