Авторство: Российская газета

Чиновники хотят подарить РПЦ 30 памятников деревянного зодчества


22.01.2023 Статьи/Искусство

Сразу 30 памятников деревянного зодчества могут убрать с исконных мест и передать "религиозным организациям". Под религиозными организациями подразумевается преимущественно РПЦ.

Специальная рабочая группа обсуждает перемещение с исконных мест как минимум 30 памятников деревянного зодчества Русского Севера и центральной России. В эту группу входят представители Аппарата Правительства России; Министерства культуры; Росимущества; Департамента культуры, спорта, туризма и национальной политики, и конечно же религиозные организации в единственном лице Русской православной церкви.


В документах говорится о возможной "передаче религиозным организациям из казны Российской Федерации объектов культурного наследия религиозного значения, находящихся в неудовлетворительном техническом состоянии". Цели - использование памятников религиозными организациями в уставной деятельности или музеефикация.


Документы о заседании рабочей группы опубликовала на своей странице в соцсети архитектор-реставратор из Вологды Оксана Ханова, которая хорошо знакома со многими памятниками, которые значатся в документах. Среди них Сретено-Михайловская церковь 1665 года в Красной Ляге, Богородице-Рождественская церковь 1678 года в Бережной Дуброве, Никольская церковь 1678 года в Зачачье. Это только церкви Архангельской области. Также в списке значится Петропавловская церковь 1620 года в Лычном Острове, что в Карелии, и другие храмы.

Ханоа задает нелицеприятные вопросы. Почему такой обширный список храмов, заявленных на перемещение? Они - обуза? Вместо того, чтобы реставрировать их на местах, проще передать на баланс Русской православной церкви? Ханова обращает внимание на то, что в ответах Русской православной церкви как раз отмечается, что там не готовы принять в безвозмездное пользование памятники, пока их не отреставрируют. А если отреставрируют, тогда зачем передавать?


Архитектор-реставратор, академик архитектуры, советник Российской академии архитектуры и строительных наук Андрей Бодэ уже написал письмо президенту России, в котором просит "не допустить реализации замысла, который может нанести непоправимый вред отечественной культуре".

Реакция у профессиональной общественности на планы по "изъятию памятников деревянного зодчества", а фактически их изымают из мест, где они поставлены, и у людей, которые привыкли видеть их на исконной земле, - негативная. Потому что перенос памятников и то, как он будет организован грозит их полной утратой.

- Коллеги заметили, что в списке деревянных памятников оказался и каменный храм - Варваринская церковь в Ухострове, что в Архангельской области. Причем в списке указано, что религиозная организация дала согласие на ее перевозку. Непонятно, как это возможно. Приходится задаваться вопросом, насколько тщательно составлялся этот список, - сказала корреспонденту "Родины" архитектор-реставратор Оксана Ханова.

- Не все памятники, говорит Ханоа, в неудовлетворительном состоянии, никакой из объектов не нужно обязательно перемещать. В некоторых селах есть приход, люди, которые ценят свои памятники и для них было бы очень странно и печально, если бы храмы решили перевезти в другое место. Храмы держат людей в тех местах, это их ценность, - отмечает архитектор-реставратор.

Но что делать с церквями, которые доживают свой век в вымерших деревнях и селах? В советское время памятники деревянного зодчества свозили в одно место и устраивали музеи под открытым небом. Самые известные - в Малых Корелах близ Архангельска, в Суздале, в Великом Новгороде.

Памятники деревянного зодчества возможно перевозить, если нельзя сохранить в исконном месте, если жители разбирают их на дрова или есть угроза поджога. Но нужны качественные демонтаж, перевозка и сборка. А это сложный процесс. Возможно ли его сейчас организовать, тем более в регионах?

- Мы знаем, что реставрация привлекает не только квалифицированных специалистов, добровольцев, которые трудятся под их научным руководством, но и организации, у которых на первом месте прибыль, а не сохранение памятника. Либо у них не хватает сотрудников с опытом. А бывает и так, что финансирование работ прекращается в середине процесса, - отмечает Оксана Ханова. - Известны примеры, когда памятник разбирали, потом деньги на работы заканчивались и все сгнивало по бревнышку. У нас в Вологде декор балкона дома однажды просто распилили пополам, потому что не влезал в машину. Собрать бревна на новом месте очень сложно, потому что они больше века находились в одном положении, осели, притерлись. При сборке может исказиться художественный облик.

- О сохранении храма как памятника и среды пекутся, в основном, специалисты. Не знаю, кому эта ситуация выгодна. Возможно, речь о контрактах, но я и все архитектурное сообщество очень надеется, что до контрактов дело не дойдет и памятники будут сохраняться на тех местах, где они поставлены нашими предками несколько веков назад. Таково мнени Оксаны Хановой - человека, который был в большинстве из этих мест, где стоят эти постройки.


Посмотреть и оставить отзывы (0)


Последние публикации на сопряженные темы

  • Пушкин и ислам
  • Сказка ложь, да в ней намек
  • Падал прошлогодний снег
  • Киркоров сплясал на кресте. Иереи в истерике
  • Последнее «Искушение» РобоПопа Илариона

    Пришествий на страницу: 263