Автор Тема: Ана принцесса Эболи в кино и истории  (Прочитано 886 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Владимир Владимирович

  • Модератор
  • Почётный Оратор Форума
  • *********
  • Сообщений: 16 713
  • Репутация: +172/-39
Ана принцесса Эболи в кино и истории
« : 03 Апрель, 2012, 15:47:01 pm »
Просмотрел недавно отличный испанский фильм "Заговор в Эскориале" - http://my-hit.ru/film/5383/online Мой любимый XVI век во всей красе. Великолепно подобраны костюмы, типичные испанские лица (а то бывает, что какой-нибудь древний египтянин - а физиономия знаменитого голливудского актера - и получается, как в том анекдоте о памятнике Гоголю со Сталиным, читающим произведения Сталина - эта милая непосредственность свойственна, как видите, отнюдь не только кровавым большевикам; но здесь этого нет).

Главная героиня

Ana de Mendoza de la Cerda, princesa de Éboli, condesa de Mélito y duquesa de Pastrana

Цитировать
Ана де Мендоса-и-де ла Серда принадлежала к одной из знатнейших семей Испании, являясь потомком младшей линии дома де Мендоса — графов де Мелито. Её прадедом по отцовской линии был знаменитый Педро Гонсалес, кардинал Мендоса, прославившийся как полководец во время войны за Кастильское наследство. (1475-79), а затем служивший Католическим королям в качестве примаса Испании. Как священнослужитель, он не имел права иметь детей, однако Педро Гонсалес имел трёх сыновей от двух жён. Все они были легитимизированы папой и Фердинандом Арагонским в 1489 году.

Второй сын кардинала, Диего Уртадо, в молодости участвовал в Гранадской войне (1482-92), а затем отличился во Второй итальянской войне под командованием «Великого капитана», за что и получил графство Мелито. Позднее он занимал различные высокие посты и участвовал в подавлении Братского восстания (1519-23). Граф Мелито женился на своей троюродной сестре, Ане де ла Серда-и-Кастро, правнучке маркиза Сантильяна, наследнице Мьедеса и Мандайоны. В этом браке у него родилось восемь детей, пятеро из которых дожили до отрочества. В 1529 году супруги оформили часть своих совместных владений в майорат, включив в него наследственные и итальянские владения Диего, а также приданое Аны. По оценке 1553 года майорат давал 22000 дукатов дохода.

Первый граф Мелито скончался в 1536 году, и его титулы перешли к старшему сыну, Диего Уртадо де Мендоса-и-де ла Серда. В 1538 году он женился на Каталине де Сильва-и-Андраде, дочери графа де Сифуэнтес, унаследовавшей большую часть состояния своего отца. Несмотря на отсутствие управленческих талантов, Диего Уртадо сделал блестящую карьеру, занимая посты вице-короля Арагона, главы Итальянского совета, а затем вице-короля Каталонии. В 1555 году король Карл I возвёл его в достоинство герцога Франкавилья, маркиза Алгесилья и гранда Испании. Его жена Каталина де Сильва была известна своей образованностью, её библиотека насчитывала более 3000 книг, поэт и гуманист Альвар Гомес де Кастро увековечил её под именем исп. La Clárida («мыслящая ясно»)

Единственный ребёнок своих родителей, родившийся в этом браке, будущая принцесса Эболи, появилась на свет в июне 1540 года в городском замке Сифуэнтеса и была окрещена 29 июня. Родители Аны не были счастливы в браке — Каталина писала о нём как о «18 годах мученичества», а Диего изменял жене. В 1557-64 годах супруги жили раздельно, и Ана проживала с матерью.

О детстве принцессы Эболи известно мало, так как ни одного документа, относящегося к этому периоду не сохранилось. Источники сообщают, что она провела годы своего детства в имениях деда с материнской стороны в Сифуэнтесе и Алькала-де-Энарес. Это сообщение источников является довольно сомнительным, так как к моменту рождения Аны 4-й граф Сифуэнтес уже был вдовцом и исполнял обязанности воспитателя дочерей Карла I, он скончался, когда его внучке исполнилось пять лет. Все источники согласны с тем, что она была избалованным ребёнком, однако конкретными примерами эти утверждения не подтверждаются, кроме отсылок к её своевольному поведению в зрелые годы.

Также ни в одном из источников не говорится, по какой причине она потеряла глаз. Не имеющая документального подтверждения, но широко распространённая версия гласит, что это произошло от удара шпагой во время уроков фехтования

Первым известным относящимся к Ане документом является заключенный 18 апреля 1553 года брачный договор, по которому Ана через два года должна была выйти замуж за 36-летнего Руя Гомеса де Сильва (1516 — 1573). Руй Гомес происходил из незначительной португальской знати, в 1526 году он приехал в Испанию в качестве пажа императрицы Изабеллы Португальской и вскоре стал близким другом принца Филиппа, единственным человеком, имевшим возможность говорить с будущим королём каждый день. Первые строки контракта ясно указывают, что именно принц был инициатором его заключения:

Что подтверждается и постановляется господином нашим принцем и графом и графиней Мелито относительно брака между Руем Гомесом де Сильва, его Высочества стольника, и доны Аны де Мендоса, названных графов дочери.

По условиям договора, заключаемого между принцем и родителями невесты, принц также обещал новобрачным ежегодную выплату в 6000 дукатов. Эта сумма должна была выплачиваться им пожизненно начиная с момента бракосочетания. Предполагалось, что Ана унаследует графство Мелито, а когда это произойдёт, королём супругам будет сделан подарок, который присоединится к майорату. Если брак будет бездетным и Руй умрёт первым, Ана продолжит получать указанную сумму и сможет завещать её своим детям от следующего брака, и только если она скончается бездетной выплаты прекратятся. В случае развода Рую Гомесу полагалась выплата 6000 дукатов. Учитывалась также возможность того, что у её родителей мог появиться наследник мужского пола, что сделало бы невозможным наследование Аной майората. В этом случае её отец был обязан выплатить ей 100,000 дукатов, что вместе с ежегодными 6000 могло стать основой для формирования нового майората. Со своей стороны Руй обязывался выплатить невесте аррас в сумме 10,000 дукатов.

Помимо того, что принц выступил стороной этого договора и обязался делать ежегодные выплаты, он совершил беспрецедентный поступок, приехав из своей охотничьей резиденции Эль-Пардо в Алькала-де-Энарес, чтобы присутствовать на церемонии помолвки в качестве свидетеля жениха. Его необычность подтверждает написанная секретарём Карла I Хуаном де Самано записка, адресованная Франциско де Эразо, находящемуся при императоре. В этой записке сообщалось о действиях принца и об оказанных им милостях, которые таковы, «что Его Величество никогда не оказывал подобных ни одному фавориту». В переписке этих же придворных впервые встречается описание внешности Аны: «очень хорошенькая, хотя и маленькая".

Несмотря на то, что в долгосрочной перспективе положение Руя Гомеса не было определённым и никакого официального поста при дворе он не занимал, а сам брак с точки зрения семьи Мендоса являлся мезальянсом, заключение этого договора было выгодно графу Мелито. К началу 1550-х годов судебные процессы, которые вёл 2-й граф Мелито после смерти 1-го графа в 1536 году со своими матерью и братом, начали складываться неблагоприятным образом. Однако 8 октября 1553 суд принял решение в его пользу, окончательно устранив угрозу собственности Диего Уртадо, а в апреле 1554 года он был назначен Филиппом вице-королём Арагона. Хотя Руй де Сильва по договору был ограничен в своих правах, и даже фамилия его детей должна была быть «Мендоса-и-Сильва», благодаря браку он стал «политическим главой семьи Мендоса». Филиппу эти события какую-либо другую выгоду, кроме оказания милости своему фавориту, вряд ли принесли.

Заключение брака произошло в 1555 в Сарагосе в отсутствие жениха, сопровождавшего Филиппа II в его поездке в Англию, где король сочетался браком с Марией Тюдор. После этого Руй Гомес ещё четыре года сопровождал короля во Фландрии. Окончательно брак был подтверждён во время пребывания супруга Аны в Испании в 1557 год.

Покинув Испанию в 1557 году, Руй Гомес оставил Ану ожидающей их первого ребёнка, рано умершего Диего (ок. 1558 — 1563)..

С начала 1560-х годов Руй Гомес занялся управлением своими владениями в провинции Гвадалахара. В 1562 году Эболи купили город Пастрана и стали проводить там большую часть времени, начав перестройку дворца, остававшегося незаконченным ещё со времён Аны де ла Серда, бабки принцессы Эболи. После Альпухарского восстания Руй Гомес основал в городе производство шёлка, поселив в своих владениях значительное количество морисков. Также он основал ежемесячную ярмарку, повысив тем самым торговое значение города. В 1572 году Филипп II возвёл Руя Гомеса в звание герцога Пастрана и гранда Испании, даровав право сформировать майорат в пользу старшего сына. В июле 1573 года 1-й герцог Пастрана внезапно скончался, оставив своей 33-летней вдове обременённые долгами владения и 6 малолетних детей.

Супруги Эболи, вдохновляемые примерами Елизаветы Валуа и Хуаны Австрийской, в особенности их энтузиазмом в основании и поддержке женских монастырей, оживили религиозную жизнь своего города. Оба они глубоко прониклись идеями Контрреформации, основывая монастыри и колледжи в Пастране и других городах Гвадалахары. Расширенная ими приходская церковь давала доход 48 пребендариям, чего бы хватило и на кафедральный собор. Также ими были основаны в Пастране францисканский монастрырь и два монастыря для босоногих кармелиток.

Ана пригласила Терезу Авильскую, послав гонца в толедский дворец своей родственницы Луизы де ла Серда, чтобы та убедила знаменитую монашку приехать в Пастрану. Ана пристроила к своему дворцу небольшой монастырь, оказавшийся слишком маленьким и тесным для Терезы, сумевшей впоследствии получить более подходящее помещение у Руя Гомеса. Все эти начинания сопровождались шествиями с музыкой и танцами, в которых активно участвовала герцогская семья. В течение ряда лет отшельники, будущие святые, среди которых были Каталина де Кардона и Иоанн Креста, и кающиеся грешники стекались в Пастрану.

После смерти мужа беременная Ана вместе с матерью ушла в кармелитский монастырь, сопроводив это зрелищными демонстрациями своего религиозного порыва. Помимо выражения горя и отчаяния, уход в монастырь мог быть и средством избежания давления кредиторов — территориальные приобретения её покойного мужа совершались в основном на заёмные средства. Образ жизни принцессы, который она решила сохранить в монастыре, оказался несовместим со сложившимися обычаями реформированных кармелиток, что не могло не привести к конфликтам с настоятельницей. Их образу жизни, основным принципом которого является молитва в тишине, крайне мешали посетители принцессы, её слуги, привычка обедать с монашками и заговаривать с каждым, с кем пожелает. Городской совет Пастраны дважды обращался к королю с просьбой вернуть принцессу к делам управления города. 25 сентября 1573 года Филипп II приказал ей покинуть монастырь и принять административные обязанности. В ответ она заявила, что намеревается оставаться в монастыре до конца своих дней, подписавшись по кармелитскому обычаю исп. Ana de Madre de Dios. В результате Ана оставалась в монастыре до апреля 1574 года, когда Тереза Авильская переместила свою общину в Сеговию, отказавшись от борьбы со своей покровительницей.

Разозлённая этим принцесса решила отомстить Терезе, отослав в Инквизицию оставшуюся в её распоряжении рукописную автобиографию Терезы (исп. Vida de Santa Teresa de Jesús), утверждая, что в книге содержатся описания видений, откровений и опасных учений, требующих оценки. Книга была передана на исследование двум доминиканским монахам, один из которых, к счастью для будущей святой, оказался её сторонником, и инцидент последствий не имел.

В 1577 году Филипп II потребовал присутствия Аны при дворе, что дало принцессе возможность уделять больше внимания образованию своих детей и управлению делами. В Мадриде она познакомилась с секретарём короля Антонио Пересом, протеже, соратником и, возможно, незаконнорожденным сыном её покойного мужа. Вскоре Ана и этот, как его описывают современные событиям источники, блестящий придворный, стали любовниками. Их связь, как только она стала известна королю и двору, подверглась всеобщему осуждению. В 1578 году, в силу политических причин, Филиппу II потребовалось устранить Хуана де Эскобедо, секретаря своего сводного брата Хуана Австрийского. Исполнение этого деликатного поручения было доверено Пересу. 31 марта 1578 года Эскобедо был убит, и общественное мнение связало это событие с тем, что убитый был одним из самых непримиримых противников связи Переса и принцессы Эболи.

В ночь на 28 июля 1579 года Эболи и Перес были арестованы.
http://ru.wikipedia.org/?oldid=41014480

Вот это настоящее средневековье.

И не верьте этим богомолам, которые свои комплексы пытаются засунуть в прошлое и выдать за подлинную "традиционность".

Кстати, Ана - вполне в моем вкусе. Мне везло именно на таких женщин. С поправкой на эпоху и социальное положение.
« Последнее редактирование: 01 Январь, 1970, 00:00:00 am от Guest »
Православие или смех!

Владимир Владимирович

  • Модератор
  • Почётный Оратор Форума
  • *********
  • Сообщений: 16 713
  • Репутация: +172/-39
Re: Ана принцесса Эболи в кино и истории
« Ответ #1 : 03 Апрель, 2012, 15:48:48 pm »
Конечно, вполне может возникнуть вопрос: а как же все эти мадридские и московские богомольцы? калики перехожие? великие инквизиторы? ангелоподобные монахи? послушники, которые, если уж брали обет безбрачия, то внебрачных детей не заводили? постники, которые никогда не причесывались и ели со свиньями из одного корыта, смиряя свою гордыню? бородатые духовидцы - непризнанные гении, к тому же обделенные вниманием женского пола? словоохотливые странники, которые могли рассказать любую небылицу, но при одном условии - чтобы слушатели свято верили всему рассказанному? беззащитные жертвы заговоров темных сил? бичующие себя и облаченные во власяницы святые мужи и жены, впрочем, в браке никогда не состоявшие? борцы с сатанизмом, который они находили под юбками прихожанок? кликуши, чьи бормотания превосходили святостью всю мудрость мира сего? юродивые? простые неграмотные мужики, которые однако могли процитировать на память все евангелие (если, конечно, верить авторам исторических романов с духовной идеей)? Где же они в этом нашем светлом средневековье? "Были демоны - мы этого не отрицаем" (с) Но их было мало в том веке. Также мало как и сейчас. И отношение к ним у большинства нормальных людей было аналогично сегодняшнему дню. И точно также они пребывали в постоянном конфликте с "грешным миром".

Впрочем то, что религия в XVI веке была достоянием не клуба по очень специфическим интересам, а всего общества, это налагало на ее лидеров определенные ограничения, состоящие в самом близком родстве со здравым смыслом. Даже папа римский не мог отрицать новейших научных открытий. Современные претенденты на наследие религий того века никакими ограничениями не обезображены. Поэтому, "у того лицо умнее" (с).

Интересна также судьба ее любовника:
http://ru.wikipedia.org/?oldid=40600777
Цитировать
С 1567 года Антонио Перес занимает пост секретаря короля Филиппа II, пользуется большим королевским доверием. Непримиримый враг дона Хуана Австрийского и его политики в Нидерландах, обвинял последнего перед королём в государственной измене. В марте 1578 года организовал в Мадриде убийство Эсковедо, секретаря дона Хуана.

Убедившись со временем в лживости обвинений А. Переса против дона Хуана, Филипп II дважды подвергает своего секретаря тюремному заключению. В 1590 году А. Перес бежит в Сарагосу и вверяет себя защите арагонским фуэрос и покровительству великого судьи Арагона, который — как в надёжное убежище — помещает Переса в тюрьму. Филипп II приговорил его заочно к смертной казни, инквизиция же объявила Переса еретиком и перевела в свою тюрьму. В ответ на это жители Сарагосы, увидев в действиях властей нарушение вольностей Арагона (фуэрос), подняли в мае 1591 года восстание и освободили А. Переса из заключения инквизиции. В ноябре 1591 года Антонио Пересу удаётся бежать во Францию.

Где он прожил долгую и счастливую жизнь.

Между прочим, попробуйте представить такой штурм тюрьмы и освобождение политического заключенного в начале XXI века. Не обязательно в Москве. В Париже, Нью-Йорке... Вот и я о том... А жители Сарагосы XVI века могли. И "тиран" Филипп II ничего не мог поделать. Вот вам и "тирания".

А современные "несогласные" или "захватчики" напоминают просто дохлого морского окуня. И тухлого.
« Последнее редактирование: 01 Январь, 1970, 00:00:00 am от Guest »
Православие или смех!

 

.