Автор Тема: Жуковский и ужастики XIX века.  (Прочитано 881 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Владимир Владимирович

  • Модератор
  • Почётный Оратор Форума
  • *********
  • Сообщений: 16 713
  • Репутация: +172/-39
Жуковский и ужастики XIX века.
« : 03 Апрель, 2012, 15:40:14 pm »
Моралисты, причитая по поводу "дискотечно-растленного" времени, в которое нам не посчастливилось родиться, и ужасаясь по поводу тех кошмариков, которыми современные СМИ атакуют детскую психику, предлагают вернуться в тихую и неэкстремистскую старину. А что старина? Они сами не знаю, куда зовут. Попади какой-нибудь моралист в "старую, добрую ХХХ (подставить название нужной страны)" он бы через полчаса прибежал к машине времени и стал бы дубасить в двери, умоляя забрать его обратно. А любой борец за идею, попав в эпоху, где его идея, казалось бы торжествовала, был бы избит до полусмерти первым же "единомышленником". Впрочем, я отвлекся...

Василий Андреевич Жуковский (1783-1852) прославился среди прочих своих поэтических сочинений переводами немецких и английских баллад. Одна из самых известных - "Суд божий над епископом".

Баллада Роберта Саути "Суд божий над епископом" основана на саксонских балладах и хрониках.
Цитировать
Были и лето и осень дождливы;
Были потоплены пажити, нивы;
Хлеб на полях не созрел и пропал;
Сделался голод; народ умирал.

Но у епископа милостью неба
Полны амбары огромные хлеба;
Жито сберег прошлогоднее он:
Был осторожен епископ Гаттон.

Рвутся толпой и голодный и нищий
В двери епископа, требуя пищи;
Скуп и жесток был епископ Гаттон:
Общей бедою не тронулся он.

Слушать их вопли ему надоело;
Вот он решился на страшное дело:
Бедных из ближних и дальних сторон,
Слышно, скликает епископ Гаттон.

«Дожили мы до нежданного чуда:
Вынул епископ добро из-под спуда;
Бедных к себе на пирушку зовет», —
Так говорил изумленный народ.

К сроку собралися званые гости,
Бледные, чахлые, кожа да кости;
Старый, огромный сарай отворён:
В нем угостит их епископ Гаттон.

Вот уж столпились под кровлей сарая
Все пришлецы из окружного края...
Как же их принял епископ Гаттон?
Был им сарай и с гостями сожжен.

Глядя епископ на пепел пожарный
Думает: «Будут мне все благодарны;
Разом избавил я шуткой моей
Край наш голодный от жадных мышей».

В замок епископ к себе возвратился,
Ужинать сел, пировал, веселился,
Спал, как невинный, и снов не видал...
Правда! но боле с тех пор он не спал.

Утром он входит в покой, где висели
Предков портреты, и видит, что съели
Мыши его живописный портрет,
Так, что холстины и признака нет.

Он обомлел; он от страха чуть дышит...
Вдруг он чудесную ведомость слышит:
«Наша округа мышами полна,
В житницах съеден весь хлеб до зерна».

Вот и другое в ушах загремело:
«Бог на тебя за вчерашнее дело!
Крепкий твой замок, епископ Гаттон,
Мыши со всех осаждают сторон».

Ход был до Рейна от замка подземный;
В страхе епископ дорогою темной
К берегу выйти из замка спешит:
«В Реинской башне спасусь» (говорит).

Башня из реинских вод подымалась;
Издали острым утесом казалась,
Грозно из пены торчащим, она;
Стены кругом ограждала волна.

В легкую лодку епископ садится;
К башне причалил, дверь запер и мчится
Вверх по гранитным крутым ступеням;
В страхе один затворился он там.

Стены из стали казалися слиты,
Были решетками окна забиты,
Ставни чугунные, каменный свод,
Дверью железною запертый вход.

Узник не знает, куда приютиться;
На пол, зажмурив глаза, он ложится...
Вдруг он испуган стенаньем глухим:
Вспыхнули ярко два глаза над ним.

Смотрит он... кошка сидит и мяучит;
Голос тот грешника давит и мучит;
Мечется кошка; невесело ей:
Чует она приближенье мышей.

Пал на колени епископ и криком
Бога зовет в исступлении диком.
Воет преступник... а мыши плывут...
Ближе и ближе... доплыли... ползут.

Вот уж ему в расстоянии близком
Слышно, как лезут с роптаньем и писком;
Слышно, как стену их лапки скребут;
Слышно, как камень их зубы грызут.

Вдруг ворвались неизбежные звери;
Сыплются градом сквозь окна, сквозь двери,
Спереди, сзади, с боков, с высоты...
Что тут, епископ, почувствовал ты?

Зубы об камни они навострили,
Грешнику в кости их жадно впустили,
Весь по суставам раздернут был он...
Так был наказан епископ Гаттон.
http://rvb.ru/19vek/zhukovsky/01text/vo ... ds/271.htm

К этому можно добавить, что исторический архиепископ города Майнца Хатто (ок. 850 - 15.05.913) был советником короля Арнульфа Баварского, затем соправителем королевства вместе с Адельберо Аугсбургским. Бы наставником и опекуном Людвига - сына Арнульфа. Его называют "просвещенным и мудрым правителем". Возникновение порочащих Хатто произведений объясняется тем, что "он принимал строгие меры против беспутных и распущенных монахов". ("Христианские легенды Западной Европы", с. 8-9)
http://rousseau.livejournal.com/196908.html

Видите, как оно... Девятнадцатое столетье.

Вообразите себе наглядно (детское сознание очень наглядно):
Зубы об камни они навострили,
Грешнику в кости их жадно впустили,
Весь по суставам раздернут был он...
Так был наказан епископ Гаттон.


И автор этого ужастика был одним из первых поэтов России, а его стихотворения (в т.ч. и это) занимали в школьных учебниках место современного Пушкина. Между прочим, у меня в детстве была хорошая книжка его баллад с отличными иллюстрациями. В т.ч. с этой:

Здесь явный состав преступления. Во-первых, перевод баллады содержит публичную богохульственную клевету на представителя духовенства в сане архиерея. Во-вторых, атака на детскую психику очевидна. А в-третьих, Жуковский вообще был педофилом.

Куда смотрят правоохранительные органы...
« Последнее редактирование: 03 Апрель, 2012, 15:41:01 pm от Владимир Владимирович »
Православие или смех!

Владимир Владимирович

  • Модератор
  • Почётный Оратор Форума
  • *********
  • Сообщений: 16 713
  • Репутация: +172/-39
Re: Жуковский и ужастики XIX века.
« Ответ #1 : 03 Апрель, 2012, 15:40:40 pm »
Для тех, кто усомнился в третьем пункте, даю разъяснение: речь идет о браке Жуковского, а вовсе не о его наставничестве над будущим царем Александром II, хотя косвенным образом эти события связаны. В 1841, в связи с совершеннолетием наследника, Жуковский ушёл в отставку. В этом же году в Дюссельдорфе состоялось бракосочетание 58-летнего поэта с 20-летней Елизаветой Евграфовной Рейтерн (1821—1856), дочерью его давнишнего приятеля, живописца Е.Р.Рейтерна. Будучи на 38 лет старше своей невесты, а также другом ее отца. Жуковский не мог не обратить внимание на Лизу еще в самом нежном возрасте.

Кстати, у них были примечательные дети:
Александра Васильевна Жуковская (1842—1912) — в замужестве Верман. Фрейлина. Её брак с великим князем Алексеем Александровичем (4-м сыном Александра II) расторгнут Синодом, её сын Алексей Алексеевич — первый граф Белёвский-Жуковский. Потомки проживают в США в наши дни.
Павел Васильевич Жуковский (1844/5-1912). Шталмейстер, художник-любитель, автор памятника Александру II в Московском Кремле.


Н-да, не то что нынешнее племя...
« Последнее редактирование: 01 Январь, 1970, 00:00:00 am от Guest »
Православие или смех!

 

.