Автор Тема: К культурной вариабельности. Разные обычаи разных культур.  (Прочитано 13209 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Pilum

  • Почётный Афтар
  • *******
  • Сообщений: 7 652
  • Репутация: +3/-44
Талалаж Станислав, Талалаж Януш «Самые невероятные в мире — секс, ритуалы, обычаи»

http://lib.rus.ec/b/155154/read


__________________

для примера :

Невероятные ритуалы по лишению девственности
В некоторых обществах существовал обычай, который требовал дефлорации девушки еще до достижения ею половой зрелости. В племени Тода в южной Индии лишить девушку девственности должен был непременно чужак. Это считалось настолько важным событием, что если оно по каким-то причинам не происходило или просто задерживалось, то несчастной девушке предстояло прожить всю оставшуюся жизнь в опале, и ни один мужчина не осмелился бы взять ее в жены.

Чтобы избежать столь серьезных неприятностей, родители такой девушки обычно приглашали с этой целью юношу, как правило, из другого клана, чтобы он провел ночь с ней в доме родителей. В обязанности гостя входили половые сношения с девушкой-девственницей.

Подобный обычай отмечался и в некоторых районах Филиппин, где даже были мужчины, специализировавшиеся на выполнении подобных просьб. По сути дела, такая «профессия» превратилась в источник существования.

В некоторых регионах мира процесс лишения девственности происходит публично. Например, на Mapкизовых островах (Французская Полинезия) этот ритуал всегда был привилегией деревенских старейшин. Можно сказать, это было довольно любопытное зрелище.

Если верить сообщениям Л.Лотена, составленным в середине XIX века, прилюдная дефлорация происходила следующим образом:

«По сигналу мужа все присутствующие мужчины выстраиваются под пение и танцы в цепочку, и каждый из них совокупляется с невестой, которая лежит на краю платформы, положив голову своему мужу между колен. Этот процесс начинают старейшины, а заканчивает супруг».

В Перу во времена испанского завоевания каждую девушку до свадьбы лишали девственности. Но для этого не приглашался чужак, а всем занималась ее мать. Операция происходила на глазах у публики.

Мать руками разрывала девственную плеву, а толпа внимательно следила за ее действиями. Мать потом с гордостью демонстрировала, «сокровище» своей дочери потенциальному супругу.

В некоторых европейских странах дефлорация девушек до свадьбы считалась особой привилегией знати или даже королей.

В книге Лейнстера, датированной серединой XII века, описан этот необычный обряд, преобладавший в те времена в Ирландии. В ней утверждается, что король Ольстера Кокобар спал со всеми девственницами королевства, а кандидатки терпеливо дожидались своей очереди. Подобные обычаи были распространенным явлением в других частях Европы.

До самой Великой французской революции король Франции имел гарантированное законом право провести с девственницей первую ночь после ее свадьбы. «Право первой ночи» было столь ненавистно в народе, что, как говорят, стало одной из причины произошедшей в стране революции.

Само собой разумеется, французский король просто физически не мог удовлетворить всех девственниц королевства, и посему обычно «делегировал» свое право на это вельможам из своего окружения. Жена, однако, могла избежать унижения «первой ночи», если ее муж был настолько богат, что мог откупиться, предложив значительную сумму денег тому знатному придворному, которому король передавал свое право.

Двадцать залогов любви
В Вавилоне, как и во многих других местах мира, любая девушка должна была заниматься сексом до того, как ее сочтут «созревшей для брака». Девственница не имела права выходить замуж.

Но в горах Тибета времен Марко Поло даже такое строгое требование считалось явно недостаточным. Там девушке предстояло иметь до брака половые сношения по крайней мере с двадцатью мужчинами. Чем их было больше, тем лучше, ибо это свидетельствовало о ее темпераменте и сексуальной энергии.

У читателя может возникнуть вопрос: каким образом она могла доказать своему мужу, что она имела половую связь с определенным количеством мужчин? Ответ на этот вопрос весьма прост.

Вот как объяснял это Марко Поло:

«Каждый любовник был обязан подарить ей колечко или безделушку, какой-то предмет, который она смогла бы продемонстрировать своему будущему мужу как «залоги любви» от ее прежних любовников, прежде чем выйти за него».

В Тибете местные старухи трудились, можно сказать, не покладая рук, чтобы помочь девушкам в их попытках отыскать нужное число любовников, так как собрать такое количество было далеко не простым делом.

Когда в деревне появлялись путешественники, их матери или родственницы сразу подбегали к ним, предлагая наперебой желающим своих дочерей. После полового акта девушек возвращали старухам, так как «им запрещалось покидать дом с чужеземцами».

Таким образом, путешественникам, оказавшимся в тибетских деревнях, подчас приходилось отдуваться, лишая девственности от двадцати до тридцати кандидаток за раз.

Сын необрезанной матери
Хотя многие из нас знают о мужском обрезании, мало кто поверит, что подобные операции делали и женщинам. Тем не менее это так. Более того, они и сейчас проводятся чуть ли не ежедневно.

Наиболее распространенной формой женского обрезания является клитородектомия, то есть удаление клитора. Такой жестокий и болезненный обряд существует во многих частях Африканского континента. В Европе такая операция проводилась ранее с целью недопущения «излишней» мастурбации.

В Африке эта ужасная операция преследует вполне определенную цель: в результате женщина «очищается» и становится более привлекательной с сексуальной точки зрения.

В некоторых регионах можно нанести мужчине серьезное оскорбление, если назвать его «сыном необрезанной матери».

Там считается, что клитородектомия — это важная мера, ибо именно клитор делает женщину сексуально агрессивной, заставляя женщин проявлять необычный, неестественный аппетит к постоянным половым сношениям. У некоторых народностей Восточной Африки в подобных операциях удаляют не только клитор, но малые нижние губы.

Операция, получившая название инфибуляция (закрепление пряжкой или застежкой), проводится таким образом, что влагалище «зашивается», что делает половой акт невозможным. Эта операция до сих пор проводится в некоторых племенах Судана маленьким девочкам от пяти до семи лет.

Во время ритуального обрезания девочку считают взрослой невестой. Ее наряжают в красивое платье с золотыми украшениями, а руки и ступни ног красят хной. Ф.Пеней присутствовал на одной из таких церемоний в Судане. Вот что он писал по этому поводу:

«Когда наступает назначенный час, ребенка укладывают на кровать и ее удерживают в нужном положении женщины. Старшая из них, став на колени, между раздвинутыми бедрами ребенка, начинает срезать верхнюю часть клитора и края внутренних губ. Потом она переносит лезвие острой бритвы к краям внешних губ, снимая ленточку плоти шириной около двух дюймов. Так как при этом не используются никакие анестезирующие средства, то эта ужасно болезненная и мучительная операция и несчастная просто вопит от дикой боли.

Присутствующие на экзекуции родственники девочки и их друзья стараются перекричать своими воплями истошные крики страдающего ребенка. Когда операция, на которую уходит от четырех до пяти минут, заканчивается, все присутствующие при этом событии женщины выражают восторг, радуясь тому, что, наконец, девочка стала настоящей женщиной.

Они с гордостью повторяют различные фразы сексуального содержания, например: «Предоставьте ей мужской член, она готова для соития». Из-за глубокого надреза, сделанного во время операции, после заживления образуется заметный рубец, который фактически целиком закрывает вульву.

Остается лишь небольшое отверстие, в которое вставляется полая тростинка, чтобы обеспечить мочеиспускание и выход для выделений при менструации. Как утверждают, инфибуляция — это идеальный способ сохранить девственность девушки до ее бракосочетания. Но для этого необходимо по достижении брачного возраста сделать ей еще одну операцию, чтобы она могла вести половую жизнь.

Она обычно проходит после свадебной церемонии, когда старшая из женщин, опытная матрона, делает ей поперечный разрез, после чего вставляет деревянный цилиндр во влагалище, чтобы растянуть его до соответствующего размера. Этот цилиндр остается на месте в течение двух недель, покуда не затянется новая рана.

У некоторых племен вместо деревянного цилиндра во влагалище девушки вставляют деревянную модель мужского полового члена. Подобная практика существовала среди индейцев канибо в Перу, которые вставляли в изуродованное девичье влагалище искусственный мужской член, дидло — точное соответствие пениса ее жениха».

Ритуальные половые сношения
У племен тсонга в Южной Африке существовал странный обычай, связанный с закладкой новой деревни. Они жили небольшими кланами, состоявшими из главы дома, его жен и детей, жен и детей его женатых сыновей.

Место для нового поселения всегда выбирал сам глава клана. После того как он сделает свой окончательный выбор, на том месте проводился особый ритуал — сексуальные сношения самых видных членов семьи. Глава проделывал это со своей первой женой вечером.

На следующее утро из травы делался специальный узел, на который должны были наступать все члены семьи. Начиная с этого дня, на все половые сношения членов семьи накладывалось строжайшее табу. Оно длилось целый месяц, пока не будет построена новая деревня.

Как это ни странно, но все считали, что нарушение табу в течение этого срока не только непременно отразится на состоянии здоровья самого виновника, но и скажется на главе дома.

Мужчины перетаскивали свои хижины на новое место, как npaвило, при этом не пользуясь помощью женщин, и чтобы нагляднее выразить свое враждебное к ним отношение, распевали похабные, оскорбительные песни. Свое такое вызывающее поведение они объясняли что старой деревни больше нет и поэтому все прежние законы в течение определенного периода времени не действовали.

Когда хижины были установлены на новом месте, а вокруг деревни был возведен забор, то требовался еще один сексуальный ритуал. Все пары, живущие в новой деревне, должны были заниматься любовью. Это делалось по строгому порядку, по старшинству, но главная, первая, жена спала последней со своим мужем. После завершения второго секуального ритуала жена главы дома приносила дары духам предков, умоляя их ниспослать благословение на их новое место жительства.

Религиозная кастрация
В прошлом производилась кастрация людей в религиозных целях.

Так как половые органы считались самым ценным сокровищем мужчины, то они соответственно и рассматривались как вполне достойное жертвоприношение богам. Особо требовательной в этом отношении была Кибела в Древней Греции и сирийская богиня Астарта из Гиераполиса.

Посвященные этим богиням службы в храмах проводили только кастрированные священнослужители. Священнослужители — евнухи постоянно демонстрировали свое усердие по отношению к богине Астарте, особенно во время религиозных праздников, когда к храму стекались многочисленные толпы людей.

Если такое великолепное торжество происходило прямо на улице, то евнухи-священники полосовали себя ножами. Вид крови и страданий священнослужителей производил настолько сильный эффект на верующих, что некоторые даже принимали решение подвергнуться немедленной кастрации.

Вот что писал знаменитый английский антрополог Джеймс Фрейзер:

«Мужчина сбрасывал с себя одежду, с криками выбегал из толпы, схватывал один из приготовленных для этой цели кинжалов и тут же совершал кастрацию. Потом он носился как угорелый по улицам города, сжимая окровавленную часть своего тела в руке, от которой в конце отделывался, швыряя ее в один из домов».

Вновь испеченному кастрату выдавали женскую одежду с женскими украшениями, которую ему теперь было суждено носить до конца жизни. Подобные жертвоприношения мужской плоти совершались в честь богини Кибелы в Древней Греции во время торжества, известного как День крови.

В Древнем Египте горы только что отрезанных половых органов можно было увидеть под алтарями, где кастрировали себя сотни молодых людей во время церемонии посвящения в мужчины. Еще в 1896 году Д.Р.Фарнел сообщал о случаях религиозной кастрации среди племен Ба Убвенде и Ба-Сунди в Заире.

Евнухи играли очень важную роль в некоторых регионах мира в прошлом. В Китае они занимали достаточно высокое социальное положение.

В Персии некоторые евнухи становились шахами, и одна из причин такого возвышения заключалась в том, что у них не было детей, поэтому после их смерти не было споров из-за престолонаследия. В императорском Китае бытовал обычай хранить отрезанные половые органы в специальном ларце до конца жизни, и этот божий дар хоронили вместе с его владельцем. Евнухи часто демонстрировали его при найме на работу.

Хотя Коран запрещает кастрацию, евнухи тем не менее играли важную роль во многих исламских домах. Они были идеально приспособлены для гаремов, куда мужчины — слуги не допускались.

Интересно отметить, что существовал особый тип евнухов, так называемых «элгази». У них удаляли яички, сохраняя при этом сам член, который не терял способности к эрекции. Эти мужчины пользовались большой популярностью у женщин в гаремах, так как они слыли за страстных любовников. Некоторые них становились, по существу, хозяевами гарема.

Вот что сказал один из них:

«Для всего, что создано Богом, у человека есть свое применение. Он, которому принадлежит слава Небесная, создал человеку руки чтобы ими хватать, ноги, чтобы ходить, глаза, чтобь видеть, уши, чтобы слышать, пенис, чтобы размножаться, и так далее. Все это верно в отношении всех частей человеческого тела, за исключением двух шаров.

Им не найти никакого применения, поэтому в один прекрасный день раб взял нож и отрезал их у меня, и с тех пор я наслаждался тысячей женщин, и ни у одной из них не было от меня ребенка».

Среди готтентотов Южной Африки считалось, что мужчина должен отрезать у себя одно яичко, чтобы не допустить появления на свет близнецов, ибо двойня, по всеобщему поверью, приносила несчастье.

Удаление одного яичка было обычным делом среди жителей Каролинских островов (Микронезия), где полукастрировали, повинуясь распространенному ритуалу, шестнадцатилетних юношей. Но могли отхватить и второе, чтобы продемонстрировать тем самым свою искреннюю преданность своему вождю, особенно во время войны.


Замужем за фруктом
Когда заходит речь о браке, то любой нормальный человек предполагает, что имеется в виду союз двух людей, мужчины и женщины. Но в некоторых обществах, тем не менее, существует особый брак, когда деушка выходит замуж не за человека, а за неодушевленный предмет.

У туземцев народности невар в Непале есть обычай, в соответствии с которым девушка вначале заключает брак с фруктом, плодом. При таком странном бракосочетании зеленый плод лесного яблочного дерева (aegle marmelos), называемый «бел-фруктом», играет роль жениха.

Сама церемония бракосочетания называется «ихин», и это, само собой разумеется, чисто символический союз, но он обладает большой объединительной силой, ибо этот плод символизирует собой бога Вишну.

Бракосочетание с бессмертным божеством отмечается с тем же великолепием и помпой, что обычная свадьба.

Девушки, выходящие замуж за бога, даже еще не девушки, а девочки от пяти до двенадцати лет, пока не достигли половой зрелости. Так как такое бракосочетание проходит раз в год, то многие девочки могут принять участие в одной и той же церемонии.

При этом строго учитываются астрологические данные, а дата свадьбы назначается загодя. Девочек обычно тщательно моют, облачают в прекрасные одежды, в особые сари, так что юные невесты выглядят весьма привлекательными. В прическу невесты вставляется колючка дикобраза, так как он, по распространенному поверью, приносит счастье.

Для свадебной церемонии необходимый плод бел-фрукт тщательно подбирается: он не должен быть деформирован или поврежден.

Считается, что если выбран неудачный фрукт, то будущий супруг девушки из числа смертных обязательно будет человеком уродливым и нечестным. Поэтому отбираются только самые лучшие плоды, обычно конфигурации спелой груши, и ими украшают невест, делая их еще более привлекательными.

Возводится специальный алтарь, по углам которого обычно ставят банановые деревца, а балдахин над ним делается из красной ткани. Невесты сидят в окружении родителей. «Фруктовую» невесту на первой стадии брачной церемонии почти не видно из-за пышной одежды.

После того как священник заканчивает все нужные ритуалы по очищению, исполнив все требующиеся в таком случае песнопения, он кладет бел-фрукт на отдельное блюдо, а отец невесты представляет дочь символическому жениху.

После окончания церемонии бел-фрукт забирают старшие в семье и хранят его в доме невесты. Обычно его кладут на крышу.

Бытует суеверное поверье, что если бел-фрукт разрезать сразу после свадьбы, то будущий настоящий супруг девушки непременно умрет в молодом возрасте.

После свадьбы обычно организуется большое празднество для всех членов общины, и в нем принимают участие сотни приглашенных гостей.

После того как девушка, вышедшая замуж за бел-фрукт, достигнет половой зрелости, она уже готова для настоящего брака, который заключается сразу же, как только подыщут подходящего кандидата.

Несмотря на то что такое бракосочетание с плодом являет собой лишь чисто символический супружеский союз, оно все равно обладает большой объединительной силой, ибо девушка выходит замуж за бессмертного бога.

Такой странный брак, однако, обладает одним преимуществом для замужних женщин. В случае преждевременной смерти своего настоящего мужа ясеншина, вышедшая замуж за фрукт, может не подчиняться строгим индусским законам, обязательным для вдов.

Такая женщина может даже не считать себя, по сути, вдовой, так как ее первый брак с плодом считается действительным. Поэтому она может выйти замуж во второй раз без всяких осложнений.

Бракосочетание с деревом
Конечно, довольно странно и необычно, если мужчина женится на дереве, но, увы, такие браки на самом деле случаются. По сути дела, подобный своеобразный брак может устранить многие проблемы. Например, у индусов Пенджаба есть обычай, в соответствии с которым мужчина, дважды женатый, не имеет права взять себе третью жену, потому что в стране запрещен третий брак.

Но, тем не менее, четвертый брак разрешен.

Помеха легко устранима, если он совершит ритуальное бракосочетание с деревом (обычно это арабская акация). Она и будет считаться его третьей супругой. После этого мужчина может жениться на женщине, как подобает, и она станет его следующей женой. Она отныне будет считаться его четвертой супругой, что разрешается обычаем.

В других частях Индии; например в Мадрасе, такое бракосочетание — весьма распространенное явление, что позволяет обойти закон, запрещающий младшему брату жениться прежде старшего.

Часто бывает, что старший брат долгое время остается холостяком или же решает по каким-либо причинам вообще не жениться. Таким образом, младшему брату придется долго ждать своей очереди жениться.

Чтобы преодолеть такое неожиданное препятствие, старший брат должен заключить брак с деревом. Обычно в качестве невесты выбирается платан. Но после завершения свадебной церемонии с деревом возникает еще один странный обычай.

Местный священник велит срубить «повенчанное» дерево, которое он объявляет мертвым. После этого мужу и членам его семьи предстоит оплакивать потерю, словно это на самом деле его настоящая жена. Таким образом, старший брат становится вдовцом, а младший получает полную свободу действий.

Бракосочетание с деревом — это также выход для женщин, которые не могут найти себе мужа. Дочь куртизанки обычно не имеет права выходить замуж, но у нее может появиться ритуальный муж в виде дерева.

Она выбирает в качестве своего жениха здоровое цветущее, раскидистое дерево, растущее в ее саду. Будучи женой дерева, она должна заботиться о нем, как о «живом муже», а когда оно отмирает, то ей придется его оплакивать, словно живое существо.

Как это ни дико звучит, но в Индии существует также обычай, позволяющий женить на дереве не только одного человека, но и предоставить два дерева в качестве супругов для каждого члена супружеской пары. Здесь бракосочетание объясняется совершенно иными причинами.

Это происходит, если бесплодная пара хочет все же обзавестись потомством. Бездетные супруги высаживают рядом два деревца. Жена обычно сажает небольшое фиговое деревце, а муж выбирает молодое дерево манго. Их ветви соединяются вместе, чтобы они были похожи на «супружескую пару».

Бездетные потенциальные родители ходят вокруг «женатых» деревьев, считая, что этим магическим способом переплетенные ветвями деревья вернут им способность к деторождению.

Эти женатые» деревья обносятся специальным заборчиком, и супружеская пара может ухаживать за ними и поливать долгие годы. Если одно из деревьев отмирает, это считается дурным предзнаменованием для жены. В качестве брачных партнеров могут служить не только деревья.

Известны случаи, когда девушка выходила замуж и за неживой предмет. Гонды, живущие в Бастаре (Центральная Индия), уверены, что если мужа убил тигр, то его вдова не имеет права больше выходить замуж, ибо вошедший в тигра дух ее супруга попытается убить ее второго му жа.

Чтобы предотвратить столь печальный исход, вдова должна вначале совершить ритуальное бракосочетание с собакой или с оружием. Бракосочетания с предметами существовали и в других районах мира, например, у приморских коряков в Сибири, где взрослый мужчина мог жениться на камне. Никакой свадебной церемонии при этом не полагалось.

Такой мужчина просто выбирал для себя камень покрасивее, обряжал его в женскую одежду и укладывал с собой в постель как «свою невесту».

В отличие от церемонии с бел-фруктом, в таком бракосочетании с камнем угадывался сексуальный оттенок, ибо мужчина обращался с камнем как с настоящей женщиной: он его гладил и ласкал.

Бракосочетания с неодушевленными предметами существовали и в Монголии. Чужак ради сексуального удовольствия, которому отец предоставлял в распоряжение свою дочь, должен был в подарок оставить ей свой пояс. Это был особый подарок от человека, который никогда не вернется больше к этой девушке.

Если, к счастью, девушка в результате такого сверхгостеприимства беременела, то у нее с этим не возникало никаких проблем — она просто выходила замуж за ремень, символизировавший ее пропавшего супруга.

С другой стороны, если девушка имела половое сношение с незнакомцем вне рамок привычного домашнего гостеприимства и в результате оставалась беременной, она выходила замуж за свой коврик для молитв.


Ребенок домового
Одним из самых странных свадебных обрядов в мире можно считать бракосочетание народности банаро в Новой Гвинее. Жених обычно не принимает участие в брачной церемонии. Его держат в закрытой комнате, а дядя со стороны матери присматривает за ним, чтобы он не сбежал.

Свадебный ритуал предполагал лишение девственности невесты, но эту процедуру вместо жениха выполнял его отец. Однако тот так устыдился, что попросил своего приятеля соплеменника выполнить эту миссию за него. Когда наконец было принято соглашение, отец жениха привел невесту сына в специальный зал, где его услужливый приятель уже их поджидал. Этот зал назывался «залом домового».

В нем были спрятаны специальные бамбуковые трубы, но невесте запрещалось смотреть на них. Считалось, что если она осмелится и посмотрит, то непременно умрет. Как раз рядом с этими бамбуковыми трубами девушка теряла невинность во время своего первого полового акта, совершенного с приятелем отца жениха.

Теперь наступал черед жениха забавляться с невестой. После того как требования были соблюдены, все посчитали брачную церемонию завершенной. Несмотря на то что жених уже считался официально мужем девушки, ему приходилось еще долго ждать, пока у нее не родится ребенок, и только после этого ему разрешалось иметь половые сношения с ней.

Когда на свет появлялся ребенок, мать обычно спрашивала: «А где же его отец? Кто станет заботиться обо мне?» А муж отвечал ей: «Я не его отец, это ребенок домового!» А она ему отвечала: «А я и не знала, что имела сношение с домовым». На этом их странная беседа кончалась.

Супружеская пара переезжала в дом, заблаговременно построенный терпеливым мужем. Начиная с этого момента они могли заниматься любовью столько, сколько им было угодно.

Сексуальные права отца на жену сына не утрачивались и после появления на свет первенца, но при этом существовали определенные условия. Прежде всего он мог иметь половые сношения с невесткой только в «зале домового» и делать это по особым случаям. Такой странный свадебный обряд существовал в этой местности до 1916 года.

Бракосочетание с богами
Бракосочетания богов с простыми смертными были довольно распространенным явлением в некоторых районах Индии. Это были официальные бракосочетания девушек с такими могущественными богами, как Шива ли Кришна.

Такую брачную церемонию обычно организовывали для девочки, когда ей исполнялось семь или восемь лет.

Вот как описывал ее один путешественник в 1909 году, побывавший в Южном Траванкоре:

«Все церемонии, связанные с бракосочетанием, исполняет священник.

Во время обряда девочка обычно сидела в подвенечном платье в храме перед божеством, теперь своим женихом. После завершения торжественного ритуала она объявлялась супругой бога. Затем ее отвозили в дом родителей, где праздник продолжался. Он ни в чем не отличался от обычных свадеб и продолжался около трех дней».

После этого супругу отвозили в храм, гдe ей предстояло служить богу до конца ее дней. Девочку обычно лишал девственности либо священник храма, либо какой-нибудь важный и знатный член общины. Девочку обучали особым эротическим танцам, и она становилась храмовой проституткой, удовлетворяющей сексуальные потребности священно-служителей и прихожан.

Если в результате такой связи рождались дети, они оставались в храме с матерью. Они помогали ей убирать храм, а также принимали участие в различных религиозных церемониях. Девочки, выходившие замуж за богов, становились храмовыми проститутками не по своей воле.

Их передавали в храм родители, которые считали такой брак для себя большой честью и выражали надежду, что за это бог наградит их желанным сыном. В некоторых храмах было так много проституток, постоянно соблазняющих прихожан, что они скорее напоминали собой настоящие бордели, чем место для поклонения богам.

Паломники даже не раз жаловались что девушки мешают им молиться. Подобная сексуальная деятельность девушек в храмах считалась вполне нормальным, приемлемым «бизнесом». Местные власти даже облагали их налогом.

В 1927 году, по статистическим данным, в штате Мадрас, насчитывавшем 4 миллиона жителей, активно действовали не менее 200000 проституток. Но в начале 1930-х годов храмовая проституция была в некоторых индийских штатах запрещена.

В настоящее время в стране не существует официальной храмовой проституции, хотя некоторые авторы все же утверждают, что она сохранилась в отдаленных районах Индии.

Бракосочетания с богами были известны и на Гаити. Они происходили только в особых случаях, когда пригожая, привлекательная женщина становилась настолько сексуально возбудимой, что ее считали временно попавшей во власть бога Вооду, который таким образом демонстрировал свое намерение взять ее в жены.

Тогда церемония бракосочетания проходила в храме под руководством воодуистского священника. Божество вызывали, чтобы он овладел женщиной и стал таким образом ее мужем. Это была официальная брачная церемония с воодуистским богом, которого олицетворял какой-нибудь мужчина.

Как говорят, после такой странной брачной церемонии эта разнузданная, похотливая женщина немедленно успокаивалась и примерно вела себя.

Страстная ночь
В любом обществе молодожены должны провести свою первую брачную ночь. Но, увы, такое правило, как выяснилось, безупречно действует далеко не всегда. В некоторых странах существует традиция, предусматривающая определенный период полового воздержания после свадьбы.

Он может быть коротким и длиться всего одну ночь, как это наблюдается у народности лусон на Филиппинах, или до нескольких месяцев, как это бывает у индейцев флигит в Северной Америке. Для соблюдения указанного периода существуют разные методы.

Самый простой и распространенный — попросить ребенка или старуху лечь между новобрачными. Однако простого первоначального воздержания от секса явно недостаточно для племени бахуту в Руанде (Центральная Африка).

Их брачные обряды требуют, чтобы молодожены проявляли друг к другу глубокую ненависть. После завершения брачной церемонии жена с вуалью на голове отправляется на ночь в дом мужа, расположенный неподалеку от дома ее родителей.

Здесь и начинается между супругами страшное побоище. Молодая жена проявляет особую агрессивность. Она безжалостно наносит мужу раны и царапает его. Сражение продолжается без остановки всю ночь.

Оно может принимать такие неистовые формы, что тонкие перегородки стен хижины рушатся, а столбы, поддерживающие крышу, падают на землю. Причем весь этот драчливый ритуал проходит безмолвно — его участники не произносят ни единого слова.

Хотя родители, которые живут поблизости, слышат адский шум и знают, что молодожены отчаянно дерутся, они никак на это не реагируют, ибо странное поведение молодых полностью соответствует традиции племени бахуту.

Схватка заканчивается на рассвете, и жена возвращается в родительский дом, чтобы отдохнуть и поспать. Но на следующую ночь все повторяется опять. Драка может продолжаться несколько ночей подряд, а в некоторых районах даже до четырех недель — целый месяц! Когда агрессивное настроение пропадает, жена переезжает навсегда в дом мужа. Семейный мир больше не нарушается никакими злобными стычками. Все в доме идет своим чередом, так, словно ничего и не случилось. Взаимная любовь торжествует.

Муж теперь снимает с головы супруги вуаль, и ее семейная жизнь входит в свою обычную мирную колею.

Когда у индейцев бахуту спрашивают, чем можно объяснить агрессивное поведение молодоженов после свадьбы, те, пожимая плечами, отвечают, что, мол, таков обычай. Некоторые антропологи, однако, полагают, что подобная агрессивность молодых символизирует скрытое желание женщины подольше сохранить свою девственность.

Жены питона
Весьма любопытный культ существовал когда-то в Западной Африке. Тамошние племена почитали питона. Этот культ получил такое широкое распространение в этом регионе, что в честь питонов возводились даже особые храмы.

Так как бог-питон, по всеобщему мнению, обожал красивых женщин, в храмах, посвященных ему, процветала особая, храмовая проституция. Чтобы стать невестой питона, молодой девушке приходилось проходить через продолжительный период превращения в женщину, который мог продолжаться до трех лет.

В течение всего этого времени ей предстояло исполнять свою главную обязанность — отдаваться священнослужителям храма и прихожанам. За время подготовительных «тренировок» она могла отдаться любому приглянувшемуся ей мужчине. Все такие девушки считались невестами бога-питона.

Завершив «стажировку», они становились женами питона и одновременно официальными проститутками, обслуживающими только верующих какого-то особого храма. Дети, рожденные в результате таких беспорядочных половых связей, считались детьми самого бога-питона.

Будучи женами божества, женщины не имели права выходить замуж, но, нужно признать, к храмовым проституткам относились с громадной симпатией все члены общины.

Множество священных питонов ползало по улицам городов и деревень. Если кто-либо во время поездки или путешествия встречал питона, то должен был непременно низко поклониться ему и приветствовать его словами: «Отец мой!». Питоны пользовались таким почитанием во многих частях Западной Африки, что даже случайное убийство одного из них считалось страшным преступлением, за которым следовала суровая кара. Намеренное убийство питона наказывалось пытками и сожжением на костре.

Местное население постоянно посещало храмы священных питонов, особенно больные, немощные и калеки, которые обращались с просьбой к богу-питону даровать им чудодейственное выздоровление. Религиозное поклонение богу-питону существовало в некоторых местностях до 60-х годов нашего века.

Женщина, у которой много мужей
Хотя, как известно, во многих обществах допускается многоженство, существуют, однако, и такие, в которых женщинам разрешается иметь больше одного мужа. Так, у шерпов, буддистской народности Непала, девушка обычно выходит замуж за своих двух или даже более братьев.

Такой обычай, по их убеждению, препятствует разделению полученной по наследству земли, а также способствует усилению чувства солидарности между братьями, делящими одну жену между собой. Казалось, эта разновидность бракосочетания может породить серьезные проблемы в доме, но этого не происходит. Никаких особых трудностей не существует.

Жена спит отдельно, в своей просторной кровати, а у каждого из мужей есть свое собственное брачное ложе. Они мирно, по семейному, решают, кому сегодня ночью спать с женой. И так происходит каждую ночь.

Обычай, когда у женщины имеется не один, а несколько мужей, распространен и в некоторых регионах Бразилии. Так, в племени авейкома, живущем на юге страны, жене дозволяется иметь больше одного мужа. Такой брак обычно устраивается не женой, а ее мужем.

Когда мужу становится известно, что у жены появился любовник, он не расценивает это как оскорбление, нанесенное ему лично, а скорее как необычную ситуацию, требующую его вмешательства. Он приглашает любовника жены вместе поохотиться, а после охоты тот переезжает в дом супружеской пары и таким образом официально становится вторым мужем.

Второй муж может появиться в доме и тогда, когда первый физически слаб или не в состоянии содержать один семью. В таком случае первый муж сам приглашает второго, помоложе и посильнее, чем он. Бракосочетание является формальной процедурой, если только выбранный на эту роль мужчина не женат.

А если он женат, то в новый дом должны переехать и его жена вместе с детьми, которая становится супругой обоих мужчин. Можно указать и на удивительный вариант такой практики, который наблюдается у народности наир в штате Керала в Южной Индии.

Молодая девушка официально выходит замуж во время соответствующей брачной церемонии, напоминающей типичное индусское венчание. Но невеста получает в свое распоряжение мужа только на три дня, после чего тот должен развестись с ней и покинуть навсегда ее дом. Разведенная жена теперь имеет право иметь столько любовников, сколько пожелает. Все они считаются ее временными мужьями.

При этом она живет одна, но к ней по ее приглашению регулярно наведываются мужчины. Они обычно приходят с наступлением сумерек, а уходят на рассвете. Кто-то из них может стать ее мужем на десять дней или даже больше, и все это время она будет относиться к нему как к своему настоящему, законному супругу.

Она удовлетворяет его сексуальные потребности, готовит ему пищу, стирает белье и одежду. За это ее временный супруг дарит ей подарки и приносит деньги. Однако такие «супружеские» отношения весьма нестабильны и могут расстроиться в любую минуту по инициативе любой стороны.

Женщина легко избавляется от своего временного мужа — для этого только нужно вернуть ему его последний преподнесенный ей подарок. Такой странный вид бракосочетания, изобретенный народностью наир, судя по всему, является идеальным для склонных к промискуитету людей, так как он предоставляет максимум свободы обоим партнерам.

У этой «системы» нет аналогов ни в одном регионе мира.
« Последнее редактирование: 01 Январь, 1970, 00:00:00 am от Guest »
Adaequatio Rei et Intellectus

Pilum

  • Почётный Афтар
  • *******
  • Сообщений: 7 652
  • Репутация: +3/-44
Эти странные, странные боги
Богиня туалета
У китайцев когда-то была богиня отхожих мест. Этому своеобразному божеству (Цуку Чен) поклонялись только женщины, но не мужчины. Просхождение такого уникального культа относится к временам правления императрицы By Xy (684–705 гг. н. э.), когда одна образованная дама по имени Мей Ли Чин стала любовницей высокопоставленного государственного чиновника.

Но он был человеком женатым, и вот его супруга в приступе дикой ревности, застав наложницу в уборной, убила ее. Когда император узнал об этом, он решил сделать эту несчастную богиней отхожих мест.

В годовщину ее смерти по всей стране организовывались особые торжества в отхожих местах и свинарниках, и местные женщины приносили богине в качестве жертвоприношений ее собственные изображения. Они делались из черпаков «золотарей».

Этот сосуд использовался в качестве головы, и на нем рисовали женское лицо. К ручке черпака прикреплялись ветки плакучей ивы, которые становились руками богини. Потом ее одевали в какое-нибудь тряпье.

Женщины, почитающие богиню, воскуряли фимиам, упрашивая богиню явиться перед ними с помощью таких фраз: «Твой муж в отлучке, законная жена умерла, и теперь, Маленькая дама, ты можешь появиться!» («Маленькая дама» было в те времена вежливым обращением к жене второго ранга.)

Если среди молящихся была женщина-медиум, она, как правило, входила в транс, и многие присутствовавшие искренне верили, что она и есть та самая богиня. Через женщину-медиума богиню спрашивали о том, каких событий им всем следует ожидать в будущем, каким будет грядущий урожай, кто и когда женится или выйдет замуж и т. д.

У японцев тоже существовала богиня туалета (бенжогами), которая среди трех главных домашних божеств напрямую связывалась непосредственно с жилищем. Говорят, что богиню туалета верующие просили защитить от болезней мочевого пузыря.

Божество ленточного червя
У некоторых народностей в Японии отмечались странные ассоциации, связанные с ленточным червем. Они верили, что существует определенное божество по имени Аманжака в виде ленточного червя, который временно обретается в теле человека. Он может проникнуть в него только по определенным ночам и только во сне.

В такую ночь, получившую название «ночь Кошин», по их мнению, этот червяк мог выползти из тела человека, чтобы сообщить небесному богу о грехах тех людей, в организме которых он побывал. Нужно сказать, что ленточный червь обычно поставлял неблагоприятные сообщения богу, даже если на самом деле все обстояло иначе. Чтобы не допустить этого, люди обычно бодрствовали, не ложились спать в течение всей «ночи Кошин».

Они даже не позволяли спать детям, опасаясь, как бы негодный и подлый червь не проник в их тельце. Отдавая себе отчет в том, что только в эту ночь Аманжака мог доставить свое донесение, люди собирались накануне вечером, чтобы чествовать это божество. Они предлагали ему свои дары, пищу, воду, чтобы тем самым чем-то занять его, полагая, что когда божество досыта наестся и напьется, то разомлеет и ему станет лень доставлять свои донесения на Небеса.

Считалось также, что человек, который не спал ни минуты в течение семи «ночей Кошин», получал таким образом иммунитет, и ему уже нечего было опасаться этого божества до конца жизни. В «ночь Кошин» было строго-настрого запрещено заниматься сексом. Считалось, что если в результате половых сношений в эту ночь женщи на забеременеет и родит ребенка, то вырастет очень злой человек.

Существовал еще и другой «день Кошин», который пользовался большой популярностью среди японских аристократов. В XIX веке знатные дамы и придворные устраивали специальное торжество по этому поводу, на котором читали стихи, сложенные в честь этого божества.

Живая богиня
Путешественники, приезжавшие в Непал, могли стать свидетелями поклонения живым богиням, которых называли кумари. В долине Катманду, например, жили девять кумари. Наиболее почитаемой и знаменитой является королевская кумари.


 

Живая богиня Непала



Говорят, в ее руках находится власть и сила королевства Непал. Ни один непальский король, начиная с XVIII столетия, не правил, не получив ее благословения.

Королевская кумари — это не богиня по рождению, и она не остается божественным созданием в течение все своей жизни. Она становится живой богиней, когда ей исполняется пять лет от роду.

Девочка девственница обычно выбирается среди представительниц касты золотых дел мастеров. Окончательный выбор делает особо созданный для этой цели комитет, в который входят главный королевский священник (жрец), несколько его коллег и астролог. Девушку выбирают на основе тридцати двух лучших качеств. Среди таких требований — отличное здоровье, чистая кожа без оспин, пятен и шрамов, наличие всех зубов.

Астролог позаботится о том, чтобы ее гороскоп не расходился с гороскопом короля. Девушка должна обладать сильным характером, быть бесстрашном и уравновешенной. Она бесстрашно подвергается испытанию, когда десять кандидаток, потенциальных кумари, запирают в темной комнате, в которой полно чудовищных масок и только что срубленных голов буйволов, призванных, по замыслу устроителей, как следует напугать робких девушек. К тому же до них долетают странные, жуткие звуки.

Та из них, которая не проявляет ни тени страха, будет избрана живой богиней Катманду — королевской кумари. До окончательного утверждения перед девушкой приносят в жертву несколько буйволов, козлов, овец, уток и цыплят. Ее богато наряжают, а лоб украшают так называемым «третьим глазом».

На ней — красные одежды, пальцы ног выкрашены красной краской, она похожа на рождественскую елку от переливающихся драгоценных украшений. Между площадью и постоянной теперь резиденцией кумари расстилают белую узкую дорожку, по которой она шагает до своего нового места обитания в храме. Каждый день королевская кумари восседает в течение трех часов на троне, принимая своих почитателей.

До нее ежедневно допускаются только двенадцать верующих. Так как подчас живая богиня — это всего лишь маленькая, капризная девочка, она может и отказаться от встречи с верующими, и тогда паломникам придется терпеливо ожидать, ко гда у нее изменится настроение.

Королевская кумари постоянно пребывает в храме в период ее «назначения», который может длиться несколько лет. В это время девочка не посещает школу. Она сохраняет свое высокое положение живой богини, пока не прольет первую кровь. Это обычно происходит при первой менструации, но кровотечение может вызвать и нечаянный порез или даже царапина.

Если хранитель заметит, что девочка пролила хотя бы каплю крови, то он немедленно ставит об этом в известность короля. Повсеместно сообщается, что девочка утратила свою божественную силу, так как богиня покинула ее тело. Она тут же утрачивает все свои существенные привилегии и снова становится, как и прежде, обычным человеком.

Живая богиня возвращает все свои дорогие украшения своему попечителю, а сама покидает храм навсегда. С этого времени она обычно ведет скромный образ жизни, и больше никого не интересует ни ее жизнь, ни ее дальнейшая судьба. Даже известны случаи, когда бывшие кумари прозябали в нищете.

Вот как описывает один путешественник дом бывшей кумари:

«В комнате отсутствуют даже стулья, поэтому бывшая богиня сидит обычно на подоконнике, в своей маленькой комнатке, в которой нет, по сути дела, никакой мебели, лишь несколько матрасов, разложенных на бело-зеленом линолеуме. С потолка свисает сиротливая лампа без абажура. На стенах — выцветшие от времени обои. Сломанный радиоприемник, колченогая табуретка и часы со сломанными стрелками».

Бывшая живая богиня обычно остается незамужней до конца своей жизни. Существует суеверное поверье, что тот мужчина, который рискнет взять ее жены, долго не протянет.

Простой крестьянин в роли бога
Некоторые люди верят, что божественные духи могут вселяться в человека либо временно, либо навсегда. В некоторых регионах Камбоджи считалось, что эпидемию болезни можно предотвратить, если божество проникнет внутрь какого-нибудь местного жителя. Главное — отыскать такого человека. Выстроившись в цепочку, люди ходили от одной деревни к другой с оркестром во главе.

Человека, которому суждено было стать богом, сажали в храме на алтарь. Он, таким образом, становился объектом всеобщего почитания и поклонения, хотя до этого мог быть просто бедным крестьянином. Верующие возносили молитву этому человеку, искренне считая, что он сможет предотвратить чуму.

Иногда, если божественный дух вторгался в тело какого-нибудь человека, он становился богом людей и их королем. На Маркизовых островах всегда существовал так называемый богочеловек, в обязанность которого входило ограждать своих соплеменников от сверхъестественных сил.

Миссионеры сообщали, что в прошлом такой богочеловек был на каждом острове и его высокий пост передавался по наследству. Если верить приводимым ими описаниям, то обычно это был старик, который жил в своем, похожем на храм, доме с алтарем внутри. Перед ним висел человеческий скелет. И все окружавшие его дом деревья были украшены раскачивавшимися на ветру человеческими скелетами.

Бог, вселившийся в человека, требовал для себя человеческих жертвоприношений — такой обычай был распространен у ацтеков и инков. Богочеловек регулярно получал в жертву людей, но время от времени, когда у него разгорался аппетит, он требовал еще и добавки. Для этого ему нужно было только заявить, и его слуги тут же доставляли ему две-три человеческие жертвы, которых убивали в назначенный час в его честь.

Люди считали, что если не удовлетворить вовремя просьбу богочеловека, то он оскорбится, что может в результате вызвать настоящую катастрофу. Богочеловеки вселяли во всех такой ужас, что иногда получали больше людских жертв, чем все остальные боги вместе взятые. Иногда народ обожествлял своего правителя еще при жизни.

Например, племя зимба в Юго-Восточной Африке поклонялось только одному богу, который был и их царем. Этот царь и бог, по всеобщему убеждению, управлял Небесами, и если дождь не прекращался по его желанию, он выстреливал в небо своими стрелами, стараясь тем самым наказать Небо за ослушание.

Иногда правитель, забравший себе слишком много власти, принимал решение обожествить самого себя. Такое произошло с бирманским королем Бадонсахеном, снискавшим славу кровожадного властелина. Во времена его правления гораздо больше его подданных было казнено, чем погибло на полях сражений.

Однажды, говорит предание, король, отказавшись от своего высокого титула, провозгласил себя богом. Покинув королевский дворец и гарем, он переехал в самую крупную пагоду в стране.

Но когда он пытался убедить монахов, что он их новый Будда, те возмутились и выразили свои единодушный протест в связи с его самообожествлением. Тогда сильно разочарованный король, смирившись, отказался от своих притязаний и вернулся во дворец. Некоторых своих королей народ считал богами и соответственно к ним относился.

В Таиланде существует традиция, обязывающая людей падать ниц на том месте, где проходил король, чтобы тем самым продемонстрировать ему свое уважение. Когда подданные приходили к нему во дворец, то должны были приближаться к королевской особе ползком.

Даже в наше время, когда министры получают аудиенцию у короля, они обязаны «ходить» на коленях. В прошлом королей считали священными персонами. Их почитание было настолько велико, что их называли только именами богов, а когда христианам-миссионерам приходилось перед верующими называть имя бога, то они для этого использовали тайский термин, обозначающий «король».

Король пользовался таким глубоким уважением, что люди, когда говорили о нем, употребляли для этой цели специфический язык. Волосы короля, его руки, ступни, каждая часть тела имели свое, особое название. Описывая поведение короля, то, как он ходит, спит, есть и пьет, пользовались только специальными словами и выражениями, которые никогда не применялись по отношению к простым смертным.

Правитель богов
Японского императора все долгое время считали богом. И он был не просто одним из многих. Он всегда был самым важным и самым могущественным из всех синтоистских богов. Он считался олицетворением богини солнца, которая управляла всеми людьми и всеми богами во всей Вселенной.

Ежегодно в течение месяца император становился самым важным из всех богов. Этот период назывался «месяцем без богов». Все это время храмы в стране пустовали, ибо считалось, что сейчас все боги отсутствуют, что целый месяц все восемьсот богов пребывают в императорском дворце, где служат императору, который таким образом превращался в правителя богов.

Существовали, правда, кое-какие ограничения и для самого императора, то, что он не имел права себе позволить. Он не мог касаться ступнями земли, поэтому его обычно носили на плечах слуги. Свежий воздух считался для него чем-то вредоносным, и солнце было недостойно освещать его.

Так как все его тело почиталось священным, он не мог стричь себе волосы, подстригать бороду или срезать ногти. Однако, чтобы он в результате не стал замарашкой, его слуги наводили чистоту по ночам, когда император спал, потому что, по их убеждению, то, чего они лишали его, считалось «кражей» у императорской особы. Но такая «кража не умаляла его святости, не ущемляла его императорского достоинства».

В древности жизнь бога-императора никак нельзя было назвать легкой. Каждое утро по нескольку часов к ряду ему приходилось высиживать на троне как статуя, не шевеля ни руками, ни ногами или головой, не поворачивая глаз, вообще не двигая какой-либо частью своего тела. Только таким образом, как подданные представляли себе, он был способен сохранить в стране мир и спокойствие.

Если он, к несчастью, невольно наклонялся в ту или другую сторону или устремлял подолгу свой взгляд в направлении одного из своих обширных владений, то можно было в страхе ожидать войны, голода, пожаров или прочих серьезных бед и несчастий, которые в скором времени могли разорить всю империю. Если бог-император что-нибудь ел, то вся пища подавалась исключительно на новых блюдах.

Прежде использованные разбивались, так как если кто-либо из простых людей осмелился бы есть с этой священной посуды, то у него воспалились бы внутренность рта и горло.

Японский император официально перестал быть богом в 1946 году, когда от этой привилегии его силой заставили отказаться американцы. Но тем не менее он остается до сих пор «папой» всех верующих, исповедующих синтоизм.

Бог кухни
Один из самых необычных китайских богов — бог кухни, Сяо Юн Чен. Его изображение можно увидеть в любом традиционном китайском домашнем очаге. Он представляет собой глубокого старика в одеянии мандарина с белой бородкой.

Кухонный бог, как считают, всегда обитает на кухне, ибо это самое лучшее место для наблюдения за поведением каждого члена семьи. Верующие полагают, что данный бог всегда занят тем, что составляет тайные списки всех поступков, совершенных членами семьи на протяжении всего года. В него заносятся как хорошие, так и дурные поступки. В конце года список пересылается кухонным богом на Небеса.

Главный Бог соответствующим образом реагирует на него: он в силах либо умножить счастье каждой семьи, либо уменьшить его — все зависит от дел, отраженных в таких донесениях. Кухонный бог совершает путешествие на Небеса каждый год в канун китайского Нового года.

До его отбытия каждая китайская семья старается задобрить его, чтобы кухонный бог сообщал только благоприятные сведения о них нефритовому императору на Небесах. В это время все китайцы предлагают кухонному богу свои дары, принося к его алтарю палочки фимиама, конфеты и вино.

Вознеся богу молитвы, они уговаривают его: «Когда отправишься на Небо, то сообщай о нас только хорошее, а когда вернешься оттуда, защищай как следует, обеспечивая нам мир и безопасность». При этом они до краев наполняют чашу, стоящую перед алтарем, вином, будучи убеждены в том, что этот бог, как простой смертный, прильнет устами к ней перед долгой поездкой; они рассчитывают, что запьяневший бог забудет об их нелицеприятных поступках и представит их всех в самом благоприятном свете.

В некоторых китайских деревнях бытует обычай смазывать губы кухонного бога медом, чтобы тот мог сказать об их семье на небе только «сладкие» слова. Когда кухонного бога нет на привычном месте, его образ на домашнем алтаре поворачивается к стене. В некоторых деревнях в его отсутствие, когда он пребывает на Небесах, его изображения даже сжигают, и когда тот возвращается, на его алтаре появляются новые.

Кроме этого очень популярного среди китайцев бога кухни у представителей каждой профессии в стране есть свой любимый бог.

Иногда изображение одного и того же бога можно встретить как в доме, так и на работе у представителей разных профессий, например в полицейском участке и в борделе. Каждая китайская семья выбирает для своего домашнего алтаря такого бога, который им кажется самым надежным. Но если он не помогает человеку, несмотря на долгие молитвы и ревностное поклонение, то его изображение могут убрать, а на его место поставить изображение другого, лучше исполняющего свои прямые обязанности.

Убийство бога
Древняя Мексика печально знаменита во всем мире человеческими жертвоприношениями. Однако это не означает, что в жертву богам приносились только люди, которые вызывали неприязнь или презрение у членов общины.

Ацтеки верили, что некоторые из их богов требовали принесения им в жертву человека, пользовавшегося почтением и всеобщим уважением в обществе. Такой человек должен был как бы представлять собой того бога, которому его приносили в жертву. В течение целого года этому «счастливцу» предстояло жить среди людей, и всем предписывалось обращаться с ним как с настоящим богом.

Вот какое существует предание о человеческом жертвоприношении самому могущественно муацтекскому богу солнца Тескатлипоке.

У человека, избранного богочеловеком, должно было быть совершенное, без изъянов, тело: «Он должен быть тонким, как тростинка, прямым, как столб, не слишком высоким, но и не слишком низким». Его выбирали не из среды самих ацтеков, а из молодых пленников. Его буквально покрывали золотом.

Вот что говорит по этому поводу Джеймс Фрейзер:

«Золотые украшения свисали у него из проколотых ноздрей, золотые браслеты перехватывали его руки, золотые колокольчики позвякивали на его ногах при каж дом шаге».

Целый год этот богочеловек жил в умопомрачительной роскоши в храме того бога, которого ему придется в будущем олицетворять. Всё воздавали ему почести, включая и самых знатных людей, которые, словно простые слуги, подносили ему еду. Когда он выходил на улицу, все жители поклонялись ему, как настоящему богу.

Люди бросались перед ним ниц, возносили молитвы, просили исцелить и благословить их. Фрейзер продолжает:

«Люди возносили ему молитвы, тяжело вздыхая и проливая слезы, они, черпая горстями пыль с дороги, отправляли ее себе в рот, чтобы тем самым продемонстрировать ему свое самое глубокое унижение и полное повиновение».

И тем не менее этого человека впоследствии самым жестоким образом убивали.

Несмотря на то что к этому временному богу все относились с величайшим почтением, он отлично осознавал, что в один прекрасный день придет конец его счастливой «божественной» жизни и он погибнет от рук тех самых людей, которые сейчас его так сильно обожают.

Временного бога повсюду обязательно сопровождали несколько слуг, и он знал, что они никогда не допустят его побега, если бы даже он на это пошел. За несколько дней до фатального дня его жизнь становилась еще краше, так как теперь ему привели четырех красивых девушек, которые становились отныне его временными женами. Эти девушки представляли четырех богинь — богиню кукурузы молочной спелости, богиню цветов, богиню «нашу мать посереди вод» и богиню соли.

Когда наконец наступал назначенный день, ему предстояло попрощаться навсегда со своими прекрасными женами, после чего его везли на каноэ через озеро к храму бога солнца — высокому, похожему на пирамиду сооружению, на вершину которого вела крутая лестница с множеством ступенек.

Этот богочеловек начинал подниматься по ней. На каждой ступеньке он должен был ломать по одной флейте из тех, на которых он играл, когда представлял собой на земле бога солнца. Наконец он добирался до вершины пирамиды, где его уже ожидали несколько жрецов, ответственных за проведение священной религиозной церемонии.

Его сразу хватали, укладывали на платформу, похожую на стол, а один из них ножом разрубал его грудную клетку, извлекая оттуда все еще бьющееся, живое сердце. Сердце предлагалось богу солнца.

За церемонией наблюдала толпа верующих внизу, у подножия пирамиды. Как только сердце прекращало свои сокращения и замирало, верховный жрец храма называл имя следующей жертвы, которую намечалось убить ровно через двенадцать месяцев.

Жертвоприношение богу огня
Среди ритуальных человеческих жертвоприношений, ставших популярными у древних майя и ацтеков, самое необычное, судя по всему, совершалось в честь земной богини Тетеоиннан. Это могущественное ацтекское божество отвечало за сбор урожая и было самым капризным и требовательным из всего древнего пантеона.

Чтобы умиротворить богиню, доставить ей истинное удовольствие, по установившемуся обычаю приходилось убивать на ее алтаре не одну человеческую жертву, а целых пять за один раз. Первой из них обязательно должна быть женщина.

Из ее бедра вырезали кусок кожи, чтобы закрыть им лицо одного из верховных жрецов, который служил другому богу — богу урожая маиса Чинтеотль. Остальную кожу использовал для своих нужд молодой человек, выбранный для олицетворения земной богини.

В сопровождении церемониальных жрецов этот укрывшийся за человеческой кожей человек входил в храм богини, где приносил ей в жертву еще четырех несчастных, которые уже ожидали его у алтаря.

Считалось, что некоторые боги требовали при этом ужасающих чудовищных пыток для жертв, выбранных для их почитания, что и осуществлялось до того, как их окончательно убивали.

Например, чтобы удовлетворить бога огня Шиутекутяи, требовалось принести ему в жертву двух молодоженов. Жрецу поручалось выбрать среди новобрачных самую красивую пару.

В этот фатальный для них день у алтаря бога разводили громадный костер. Затем наряженных в дорогие церемониальные одежды молодых людей по сигналу бросали в огонь.

Помощники жрецов внимательно следили за жестоким испытанием и, заметив, что они вот-вот скончаются, выхватывали их тела из костра. Ножами им рассекали грудь, откуда извлекали еще пульсирующее сердце, которое тут же предлагали в качестве дара требовательному и жестокому богу.

Священный кактус
У мексиканских индейцев цакатеков существовал такой обычай. Когда у отца рождался сын, то родителю приходилось пройти через ужасное испытание на выносливость. Этого человека, сидящего на земле, подвергали невероятным пыткам его же друзья. Они вгоняли в его тело орудия пытки. Это были либо тщательно заточенные зубы, либо острые кости.

В результате стараний приятелей все его тело фактически было продырявлено, как сито, и из ран обильно текла кровь. Цель этого чудовищного обычая — определение выносливости и мужества отца мальчика.

Подобная пытка способна была им предсказать, каким будет ребенок, когда вырастет, станет ли он выносливым, мужественным воином. Его отец мог выдержать жесточайшие пытки только благодаря опьяняющему воздействию особого кактуса пейоте, который он съедал перед испытанием.

Это скромное на вид растение у мексиканских индейцев считается величайшим даром богов. Небольшой, гладкий, без колючек кактус обладает мощными галлюциногенными свойствами. Стоит проглотить несколько кусочков, как человек начинает испытывать такое блаженство, такие приятные ощущения, словно он находится не на земле, а в раю.

Перед его закрытыми глазами чередой проходят живописные образы неведомого, фантастического мира, и они оказывают на его сознание такое сильное воздействие, что, как ему кажется, он входит в прямой контакт с самими богами.

Некоторые люди даже испытывают чувство невесомости в течение всего периода интоксикации. Поэтому нет ничего удивительного в том, что это растение стало объектом поклонения.

Среди индейских племен возник даже особый религиозный культ, в, котором пейоте превратился в один из святых даров. Уже в 1890-х годах более пятидесяти племен индейцев, прожинавших к северу от Рио-Гранде, проповедовали культ пейоте.

Чтобы предотвратить опасные последствия от употребления такого сильнодействующего наркотика, американские власти пытались запретить его. Но все их усилия оказались тщетными, так как последователи этого странного религиозного культа употребляли это священное растение тайком. В конечном итоге культ был узаконен, а в 1928 году даже появилась Американская туземная церковь для поклонников пейоте.

Проповедующие этот культ люди называют себя христианами, несмотря на тот факт, что их великим духом до сих нор считается пейоте, который служит им своего рода святым причастием. Они верят в Христа, но видят н нем лишь одного из множества святых духов, ниспосланных на землю Богом. В некоторых регионах пейоте стал настоящей панацеей от всех болезней.

Там даже верят, что с его помощью можно избавиться от слепоты. Местные шаманы обычно любят демонстрировать всем желающим его невероятную силу для предсказания будущего, для обретения утраченной собственности, а также для вызывания дождя при засухе.

Шаманы после употребления пейоте обычно входят в полный транс. Пейоте настолько высоко ценится среди индейских племен, что их представители иногда совершают длительные путешествия только ради того, чтобы завладеть этим удивительным божественным средством.

Так, мексиканские уичоли могут пройти до 300 километров пешком, только чтобы раздобыть любимое зелье. Во время подобного паломничества в пустыню, туда, где растет этот кактус, у них, как правило, нечего есть, кроме самого кактуса.

Такой поход обычно возглавляет местный шаман, который первым обнаруживает ростки кактуса среди скал. Перед тем как сорвать растение, он выстреливает в него стрелой из лука, чтобы поразить обитающий в нем дух, не дать ему сбежать. Собрав в свои сумки драгоценное растение, индейцы возвращаются домой настолько изнуренными и измочаленными, что даже ближайшие родственники часто не в состоянии их узнать.

Но они все равно счастливы, счастливы оттого, что у них теперь есть запас драгоценного зелья — этого магического растения — на целый год вперед.

Священный медведь
Японская народность айну знаменита своими просто невероятными обычаями и поверьями. Они не являются этническими японцами, но живут на островах, принадлежащих этой стране. Их религия основана на поклонении медведю.

Айну часто охотились на это животное, и само их существование во многом зависело от него. Они верят, что гигантский медведь, спустившись с неба, спас их народ от голодной смерти во времена большого голода. Для празднования такого важного события они организуют особую церемонию.

На торжествах, которые обычно длятся три дня и проходят весной, главная роль принадлежит самому медведю. Эта церемония, нужно заметить, отличалась ужасной жестокостью, так как медведя подвергали страшным пыткам, после которых он сдыхал.

Обычно это был молодой медведь, специально выращенный для этой цели. В назначенный день медведя в сопровождении торжественной процессии выводили на святое место, где предстояло принести великую жертву богам. Когда люди плотным кольцом окружали клетку несчастного медведя, специально подобранную для этого, человек обращался к нему в предусмотренной традицией манере.

Один очевидец приводит его речь:

«О ты, божественное создание, ты ниспослан нам, в наш мир, чтобы мы охотились на тебя. О ты, драгоценное, маленькое божество, мы все поклоняемся тебе, — молю тебя, услышь возносимые тебе молитвы. Мы вскормили тебя, вырастили в тру дах и заботах и все только потому, что мы так тебя любим. Теперь мы намерены отправить тебя назад, к твоему отцу с матерью.»

После произнесенной речи медведя выпускали из клетки и привязывали к шесту.

Затем его осыпали тучей тупых стрел, чтобы лишь разъярить животное, но не вызвать его смерти.

Наконец после долгих мучений в рассвирепевшего медведя старейшина посылал обычную острую стрелу.

После этого медведя привязывали за голову к двум шестам, и люди, ухватившись за них с разных сторон, тащили их на себя и душили таким образом несчастного зверя.

Голову принесенного в жертву животного отрубали и нанизывали на высокий шест, так как, по представлениям айну, оттуда ему было легче добраться до неба. Туловище медведя свежевали, разрубали и варили, а потом им лакомились все участники этой религиозной церемонии на устроенном по этому поводу большом пиршестве.

Первое описание этого странного праздника с расправой над медведем было сделано одним японским автором еше в 1652 году. В своей книге он рассказывает о том, как медведь, которого должны были принести в жертву богам, был в конце концов задушен до смерти пятьюдесятью или даже шестьюдесятью айну, среди которых были как мужчины, так и женщины.

Несмотря на то что они подвергали несчастного зверя невыносимым пыткам, его мучители тем не менее не забывали попросить у него прощения и особой к ним милости перед гибелью: «Попроси за нас Бога, пусть ниспошлет нам на зиму множество выдр и соболей, а летом моржей и рыбы в большом изобилии. Не забывай о наших просьбах, мы все очень любим тебя, и наши дети тебя никогда не забудут!»

Среди различных обычаев, распространенных у айну, по-видимому, наиболее известным является женская татуировка.

Крупная, голубого цвета, татуировка обычно делалась вокруг рта молодой девушки, которая потом в течение нескольких лет постоянно усовершенствовалась, становилась все более замысловатой, чтобы таким образом сделать невесту особо привлекательной для будущего супруга.

Если смотреть издалека на татуированную девушку, то казалось, что у нее на лице усы и бородка. Так как операция считалась очень болезненной, японские власти приняли решение запретить ее специально принятым законом. Тем не менее и сегодня в японских деревнях можно увидеть женщин с подобным узором вокруг рта.

Кровожадная богиня
Среди всех индусских божеств самой жестокой, самой мстительной считалась богиня Кали. Это богиня смерти и разрушения, она несет главную ответственность за чуму, холеру, оспу и другие не менее страшные эпидемии. Традиционно ее изображают в виде обнаженной чернокожей женщины с четырьмя руками.

Если две она поднимает в жесте, укаывающем на благословение, то в третьей она держит отрубленную человеческую голову, из которой сочится кровь, а в четвертой у нее либо кинжал, либо петля, что свидетельствует о ее неутолимом желании убивать. Все тело ее украшено человеческими черепами. Даже серьги сделаны из черепов младенцев.


 

Образ индусской богини Кали.



Стоит ли в таком случае удивляться, что только человеческие жертвоприношения, по всеобщему поверью, могли умилостивить, умиротворить эту вселяющую ужас богиню? Человеческие жертвы в ее честь, приносимые на ежегодных религиозных церемониях, отмечались еще в начале XIX века, особенно в северо-восточной части Индии. Жертвой обычно был доброволец.

Это было важное событие, и казнь притягивала к себе толпы людей. Жертву в красивой, нарядной одежде помещали на высокую платформу, чтобы все могли наблюдать за процессией жертвоприношения. Так как жертвой был доброволец, один из по клонников культа Кали, палач был вынужден ждать, когда он сам даст ему знак, что готов принять смерть.

После условного сигнала добровольцу отсекали голову, которую на золотом ритуальном блюде подносили богине. Некоторые йоги, следуя давнему обычаю, съедали кусочек сваренного легкого несчастной жертвы.

Его кровь смешивалась с рисом, и это яство на особой церемонии съедалось местными раджами и членами их семей. В последнее время в Индии наблюдали редкие, случайные жертвоприношения людей, но в XVI веке такое явление носило массовый характер.

Например, в 1565 году раджа по имени Нара Нарайама оказался таким горячим и ревностным поклонником кровожадной богини, что срубил в ее честь головы 740 своих подданных. Они были предложены его любимой богине на медных блюдах в храме, посвященном Кали.

Еще в 1830 году один раджа убил двадцать пять человек, чтобы угодить слишком требовательной богине. Британские власти официально наложили запрет на этот жестокий обычай в 1832 году.

Хотя многие считают, что кровавый обряд давно искоренен, в Индии до сих пор существуют секты натиков, убежденных в том, что только человеческой кровью можно умилостивить эту жестокую богиню! В индийской прессе до сих пор время от времени проскальзывают сообщения о человеческих жертвоприношениях, хотя, конечно, они случаются крайне редко. 17 марта 1980 года в газете «Тайме оф Индия» было помещено сообщение о ритуальном человеческом жертвоприношении. В нем говорилось, что один 32-летниий деревенский житель привел свою дочь в местный храм и там перерезал ей горло, принеся ее таким образом в жертву богине Кали.

В другом сообщении, помещенном на страницах газеты «Индиан экспресс», рассказывалось, что отец с этой целью зарубил топором своих четверых детей, которым еще не исполнилось семи лет. Свой чудовищный преступный акт он совершил перед изваянием свирепой богини.
« Последнее редактирование: 01 Январь, 1970, 00:00:00 am от Guest »
Adaequatio Rei et Intellectus

Pilum

  • Почётный Афтар
  • *******
  • Сообщений: 7 652
  • Репутация: +3/-44
Чья вульва лучше?
Любители острова Транк знамениты не только своими мучительными обычаями. В их среде существует еще и гораздо более странное явление — растягивание вульвы девушки, чтобы тем самым сделать ее «более красивой и сексуально привлекательной».

Это достигается с помощью по степенного удлинения малых губ девушки. Чем длиннее губы, тем более притягательна женщина как партнерша по постели, к тому же с такой растянутой вульвой женщина имеет куда больше шансов найти себе пригожего мужа. Стоит ли удивляться, что матери всегда напоминали дочерям во время купания, чтобы те растягивали свои малые губы.

У девушек острова Транк распространен обычай преодолевать изъяны природы и другим способом. Они прокалывали малые губы, вставляя в них различные погремушки. Когда такая девушка шла по деревне, то раздавался мелодичный звон. Это свидетельствовало о ее повышенной сексуальности.

Если между двумя девушками вспыхивала ссора, то одна из них немедленно раздевалась, чтобы устроить что-то вроде состязания вульв. Та из них, у которой малые губы были длиннее, объявлялась победительницей. Такое необычное соревнование проходило даже в присутствии мужчин.

Обычай растягивания половых женских органов существовал и среди некоторых племен в Южной Африке. Например, женщины племени готтентот имели обыкновение настолько вытягивать малые губы, что они на несколько дюймов выступали над входом во влагалище. Женщины очень гордились своей сексуальной привлекательностью, и этот прием назывался «готтентотский фартук».

Эротические ступни
Вряд ли можно считать женскую ступню сексуально стимулирующей частью тела. И все же на протяжении тысячелетий для китайских мужчин деформированная особым способом женская ступня была эротическим «органом». Деформация достигалась с помощью перевязывания ступней девочек, когда им исполнялось пять или шесть лет. Ступни плотно перебинтовывались, чтобы таким образом препятствовать их росту. В результате через несколько лет непрекращающейся пытки ступни составляли лишь часть своего естественного размера, и в значительной степени изменялся их внешний вид. Рос только большой палец. Это делалось для того, чтобы сохранить равновесие при ходьбе.

Передняя часть ступни и пятка значительно сближались, а четыре остальных пальца подворачивались под подошву. Глубокая расщелина в подъеме становилась мягкой и мясистой.

Для мужчин такая ступня, называемая «лотос», казалась прекрасной и грациозной. В мягкой расщелине изуродованной ступни они усматривали эквивалент женского полового органа.

Среди китайских мужчин даже распространился в этой связи обычай копировать женскую ступню «лотос», для чего они носили очень тесную обувь, похожую на женскую, чтобы имитировать таким образом чувственную, по их мнению, походку женщины. Как говорят, ступни «лотос» объявлялись собственностью мужа. Даже близким родственникам запрещалось к ним прикасаться. Это считалось актом самого интимного свойства.

Для китайской женщины ступня «лотос» являлась воплощением красоты. Неудивительно, что проститутки с такими ступнями ценились очень высоко. Хотя эти ступни играли важную роль в занятиях любовью, им не придавали особого значения среди простого люда. Они были обязательны для аристократок.

Если у благородных девушек не было ступней «лотос», то у них могли возникнуть серьезные осложнения как во время ухаживания, так и в браке.

Даже обувь имела сексуальные оттенки.

В средние века в Европе среди мужчин существовал обычай носить особые, сделанные по заказу сапоги, носы которых были загнуты вверх наподобие фаллоса. Продолговатый конец носка, который мог достигать в длину 25 сантиметров, набивали обычно пробкой, чтобы он постоянно находился как бы в состоянии эрекции. Дабы удерживать такие сооружения в нужном положении и не спотыкаться при этом, к коленям прикреплялась специальная цепочка.

Некоторые, особенно элегантные мужчины красили носки сапог, рисовали на них мужской член в состоянии эрекции и в такой потрясающей обуви появлялись на распутных обедах, устраиваемых в аристократических кругах.

Совершенство красоты
Если верить сказкам «Тысячи и одной ночи», то у идеальной женщины «груди должны быть цвета слоновой кости, наполненный гармонией живот, славные бедра и ягодицы, мягкие, как подушки». В некоторых сообществах подобные требования были доведены чуть ли не до абсурда.

В Мавритании, например, путешественники видели чудовищно толстых девушек, которые едва могли ходить и в основном передвигались с помощью двух рабов. Именно они считаются там совершенством и пользуются большим спросом.

В соответствии с местной традицией самой красивой из девушек считалась та, рост которой едва достигал 160 сантиметров, а вес — 150 килограмм! Округлые формы и белоснежная кожа обладали необычайной притягательностью для мужчин. Матери заставляли своих дочерей поглощать громадное количество питательных блюд, выпивать до пяти литров молока ежедневно. Когда дочь отказывалась открывать рот, мать, схватив палку, больно била ее по ступням, и когда та начинала кричать от боли, мать, исхитрившись, вталкивала ей остатки пищи.

Подобные обычаи были распространены и среди туарегов в пустыне Сахара. Там откармливанием девушки занимались все члены семьи.

Дочь богатых родителей перепоручалась энергичным заботам нескольких рабов, единственной обязанностью которых было заставить ее проглотить как можно больше пищи и выпить как можно больше молока. Для того, чтобы жир распределялся равномерно по всему телу, эти усердные слуги старательно массировали ее, валяя после этого в песке. Благодаря их неусыпным заботам к восемнадцати годам девушка превращалась в настоящее чудовище.

Такая «красотка» была настолько тяжела, что часто не могла подняться без помощи двух дюжих рабов, а когда ей предстояло совершить путешествие, то ее грузили на верблюда.

С другой стороны, среди бушменов бытовало иное представление о девичьей красоте. Девушка считалась красивой, если жир откладывался только в определенной части тела. Ее непомерно разбухшие ягодицы становились главным центром сексуального притяжения. Используя особую диету и постоянно занимая специально разработанное для этого положение, женщина через некоторое время накапливала в ягодицах столько жира, что они становились похожи на гору.

На Западе одно время всерьез считали, что такая поразительная корпулентность у местных женщин объясняется особой необходимостью адаптации к климатическим условиям пустыни, как это, например, происходит с горбами верблюда.

Тучность считалась также красивой у женщин индейцев запотеков в южной части Мексики. Если девушка худенькая и стройная, значит, она чахнет, у нее плохое здоровье.

Во многих сообществах особое внимание уделялось форме и размеру женской груди. Такие разделенные громадным расстоянием народности, как индейцы гопи в Северной Америке и тонга в Восточной Африке, как известно, предпочитали непомерно большие груди, в отличие от племени азанде в Центральной Африке, где ценились «висящие» груди. Для этой цели местные девушки туго стягивали себе грудь особыми повязками.

Абсолютно противоположного взгляда на женскую красоту придерживались многие мужчины в разных частях Европы.

В Испании XIX столетия самыми привлекательными считались девушки с маленькой грудью. Для достижения «идеала» девушки накладывали на груди тяжелые свинцовые пластинки, чтобы не допустить их роста. В Германии для этой цели использовались деревянные тарелки. В результате у самых красивых, по всеобщему мнению, девушек вообще почти не было груди.

Мужской конкурс красоты
Туземцам племени фулани в Западной Африке не так просто, оказывается, жениться. Чтобы найти себе жену, юноше необходимо принять участие в семидневном конкурсе красоты, во время которого его выберет одна из девушек. Для большей привлекательности молодой человек должен обильно использовать местные косметические средства, после чего он становится похожим на привлекательную женщину. Его губы покрыты темной краской, а голова украшена локонами.

Такое впечатление достигается с помощью свисающих с обеих сторон его лица прядей бараньей бороды, цепочек, бус и колец.


 

Мужчины из племени фулани, участник конкурса красоты.



В течение всего конкурса мужской красоты юноши выстраиваются в шеренгу, мягко и грациозно покачивая бедрами.

Чтобы еще больше подчеркнуть свою неотразимую красоту, они выкатывают глаза, обнажают зубы, демонстрируя всем присутствующим их поразительную белизну. Но крашение, покачивание тазом — это еще не все. Существует также испытание физической выносливости, при котором кандидату предстоит самому выбрать «затравщика», который высечет его кнутом.

Вот что говорит по этому поводу Роберт Брейн:

«Когда юношу хлещут кнутом по раскрашенным охрой ребрам, он должен проявить свое мужество, а значит, и сексуальность, спокойно, не увертываясь, выдерживая пытку.

При этом парень может либо спокойно положить руки себе на голову, либо перебирать бусины ожерелья, безразлично разглядывая свое раскрашенное лицо в зеркальце. От порки на теле остаются рубцы, причем на всю жизнь, словно наслоения плоти, которые и считаются украшением мужчины».

За демонстрацией красоты и мужества внимательно наблюдают прибывшие сюда молодые девушки, в то время как пожилые женщины потешаются над теми, кого они считают недостаточно красивыми. Девушка делает свой выбор, и счастливец следует за ней, обычно становясь ее мужем.

В племени фулани настолько ценится мужская красота, что с того момента, как на свет появляется мальчик, его мать предпринимает неистовые усилия, чтобы сделать из него неотразимого мужчину — красавца. Она давит на его головку, чтобы добиться идеальной сферической формы.

Так как в племени длинный, прямой нос считается непременным атрибутом мужской красоты, она старается мягкими ударами или легкой растяжкой придать ему нужную форму. Мать даже может попытаться растянуть тельце младенца в надежде, что он больше подрастет и станет высоким.

Хотя, конечно, все эти ухищрения ни к чему не приводят, они тем не менее показывают нам, какими приемами пользуется заботливая мать, чтобы сделать из своего сына красавца мужчину.

Люди-жирафы
Женщины в Падаунге (Бирма) славятся необычными украшениями тела. Они носят на шее бронзовые кольца, растягивая ее до длины тридцати восьми сантиметров. Неудивительно, что таких женщин называют «длинношеими», или «женщинами с шеей жирафа».


 

Женщина с жирафоподобной шеей из племени падаунг (Бирма)



Когда девочке исполняется десять лет, ей выдают пять бронзовых колец, которые она должна надеть на шею. Каждый год добавляют по кольцу. Для того чтобы процедура ношения колец была менее болезненной, девушке приходится уделять немало часов особым манипуляциям и массажу. Она терпит все, ибо уверена — чем больше у нее на шее колец, тем она привлекательнее.

У взрослой женщины на шее может быть до двадцати и более колец. Они заставляют ее постоянно задирать кверху подбородок, и в результате у нее изменяется голос.

Если женщина нарушала супружескую верность, то, по обычаю, в качестве наказания с нее снимали все кольца. Считалось, что «голая» шея не выдержит веса головы и сломается. Мы знаем, что это не так.

Многие женщины, после того как принимали христианство, снимали кольца, и это не производило никакого болезненного эффекта. Такие кольца используются в основном для того, чтобы удлинить шею. Но их также можно употреблять в качестве украшений рук и ног.

Кольца могут достигать в толщину до 0,8 сантиметра, и поэтому они довольно тяжелые. В те далекие дни, когда тело женщины украшало множество подобных колец, ей приходилось платить довольно дорогую цену за свою красоту. «Безделушки» весили иногда тридцать килограммов.

Никто не может точно сказать, откуда взялось такое требование.

Если верить одному мифу, то в стародавние времена люди в Падаунге прогневили духов, и те наслали на них тигров, чтобы их наказать.

В результате вторжения диких зверей погибло очень много женщин и возникла даже опасность, что ни одна из них не выживет и в результате род пресечется. Однако решение нашлось. Каждая женщина должна была защитить себя от нападения тигра бронзовой броней. Даже если зверь набросится на нее, он не сможет перекусить ей горло из-за прочных бронзовых колец на шее.

Ношение колец на теле в качестве украшений — распространенное явление и в других регионах мира. Так, женщины племени маколо в Малави носят необычные пластинки в верхней губе. Их называют «пелеле». В результате ношения губа так сильно оттягивается, что выражение лица становится странным.

Во время своей знаменитой экспедиции в Африку д-р Ливингстон однажды поинтересовался, зачем это. Вождь племени ответил ему, что это делается для красоты: «У женщин нет других красивых украшений. Мужчина носит бороду, а у женщины она не растет… Но кем она будет без «пелеле»? Какая из нее в таком случае женщина?»

Одну из самых необычных пластинок носят в губе женщины на юге Чада.

Хотя они сейчас тоже используются, чтобы сделать женщин более привлекательными, в прошлом такое украшение преследовало совершенно противоположную цель. Говорят, что во времена работорговли местные женщины носили в губах большие диски, чтобы выглядеть как можно уродливее и тем самым отбить у работорговцев к ним всякий интерес.
« Последнее редактирование: 01 Январь, 1970, 00:00:00 am от Guest »
Adaequatio Rei et Intellectus

Pilum

  • Почётный Афтар
  • *******
  • Сообщений: 7 652
  • Репутация: +3/-44
«Горшок об горшок»

В любой общине все члены, чтобы добиться устойчивого положения и высокого ранга, постоянно стремятся умножать свое богатство. Но в некоторых общинах царит совершенно обратный порядок. Так, среди уже знакомых нам северо-американских индейцев квакиутль, живущих ныне на острове Ванкувер, самый надежный способ добиться высокого статуса среди соплеменников — это не накопить деньги, а как можно скорее избавиться от всего своего состояния, причем сделать это перед наблюдающей за его действиями толпой.

Для этого проводилась специальная церемония «отдачи», которая получила символическое название «горшок об горшок». Такие праздники устраивались, чтобы отметить годовщину какого-то важного события в жизни племени, как, например, женитьба знатного человека или рождение сына у вождя. Сотни зрителей собирались по такому поводу, чтобы поглазеть на своеобразную церемонию, послушать речи тех, кто бахвалился, сообщая присутствующим, от скольких своих ценных вещей он откажется. Это, по существу, было состязание, в котором, как известно, борются две стороны. По словам очевидца ритуала «горшок об горшок», который проходил в 1390-х годах, один из соревнующихся вождей вылил сотни литров рыбьего жира в огонь, чтобы таким образом «доконать» своего оппонента. В ответ его соперник бросил в костер несколько своих каноэ и сотни одеял. Костер оказался таким большим, что стал угрожать даже деревенским строениям. Особое впечатление на зрителей, конечно, произвело уничтожение каноэ.

Чему же здесь удивляться? Строительство каждой лодки требовало немало усилий и продолжительной кропотливой работы опытных специалистов.

Однажды, когда у вождя квакиутль не осталось больше под рукой никаких ценных предметов, чтобы уничтожить их в ходе церемонии, он схватил одного из своих рабов и тут же его обезглавил. Этот решительный шаг значительно усилил его шансы на победу в состязании.

Но самой большой жертвой, разоряющей состояние богатого квакиутля, становилась медная дощечка, которую нужно было сломать. Такая дощечка считалась наиболее ценной формой собственности. За одну такую дощечку можно было купить двадцать больших каноэ или приобрести двадцать рабов. У каждой такой дощечки было собственное имя. Но уничтожение дощечек во время церемонии «горшок об горшок» было большой редкостью. В богатой и долгой истории таких странных соревнований некоторые участники одерживали окончательную победу, сжигая собственный дом на глазах у изумленных зрителей. Нужно было не только отказаться от всех ценностей, не только уничтожить все, что составляло богатство кандидата на победу, но еще при этом делать вид, что его совсем не заботят понесенные серьезные потери.

Такая традиция существовала до 1950-х годов. К тому времени квакиутль не только отказывались от изготовленных своими руками предметов, но и от промышленных, таких, как телевизоры.
« Последнее редактирование: 01 Январь, 1970, 00:00:00 am от Guest »
Adaequatio Rei et Intellectus

Pilum

  • Почётный Афтар
  • *******
  • Сообщений: 7 652
  • Репутация: +3/-44
« Последнее редактирование: 01 Январь, 1970, 00:00:00 am от Guest »
Adaequatio Rei et Intellectus

Pilum

  • Почётный Афтар
  • *******
  • Сообщений: 7 652
  • Репутация: +3/-44
Племена, убивающие своих детей.

Как это ни удивительно, но одно ангольское племя джага так ненавидело своих собственных детей, что перебило их всех.
   В оправдание такого жуткого отношения к потомству туземцы говорили, что так как их племя — кочевое племя воинов, зарабатывающее себе на жизнь грабежом и разорением соседних племен, то матери с их отпрысками сильно им мешают, значительно замедляя скорость их передвижения. Судя по всему, такое племя должно было бы очень скоро исчезнуть с лица земли, но, увы, такого не произошло. Джага решали проблему, усыновляя или удочеряя взрослых детей тех племен, на которые они нападали.
   Широкомасштабное уничтожение детей практиковало одно из индейскик племен в Бразилии — мбайа. Они пощадили только одного ребенка, который, по их мнению, должен был стать их последним. Так как племя мбайа не усыновляло детей своих врагов, число их скоро настолько сократилось, что оно фактически уже исчезло, но, к счастью, индейцы вовремя отказались от такого пагубного обычая.
   В Полинезии в прошлом представителям самого низкого социального класса запрещалось иметь детей. Представители среднего класса могли убивать, если хотели, своих детей, а высшему классу это не разрешалось, так как их дети считались потомками богов.
« Последнее редактирование: 01 Январь, 1970, 00:00:00 am от Guest »
Adaequatio Rei et Intellectus

Pilum

  • Почётный Афтар
  • *******
  • Сообщений: 7 652
  • Репутация: +3/-44
Удивительный народ Пираха

http://shraibman.livejournal.com/189438.html

Архаические натуральные общины склонны к коммунальному образу жизни, не знают ни собственности, ни господства человека над человеком. Их опыт доказывает ложность мифологии, в соответствии с которой человек не может существовать без иерархий и собственности. Российский исследователь Владимир Кабо отмечает: "История первобытной общины охотников и собирателей начинается с возникновения человеческого общества и заканчивается с переходом его к производящей экономике и разложением первобытнообщинной формации. На протяжении этой эпохи сформировался человек современного вида, люди заселили целые континенты, были заложены основы последующего социального и культурного развития человечества. Эта эпоха, согласно археологической периодизации, соответствует палеолиту и почти всему мезолиту. В настоящее время на стадии охоты и собирательства все еще находятся (или находились недавно) экономически наиболее отсталые народы земного шара, которым и посвящено наше исследование. История первобытного общества как один из разделов всеобщей истории стоит на грани двух исторических наук - этнографии и археологии. Два потока, вливаясь в ее русло, смешивают в нем свои воды. История изучает первобытное общество вне зависимости от времени и места, ведь на земле все еще существуют (или существовали недавно) этнические общности, живущие в условиях первобытнообщинной формации. Это отличает историю первобытного общества от других разделов всеобщей истории и делает ее, по существу, историей первобытнообщинной формации, а источниковедческая база и методология делают ее комплексной наукой. Археология и палеоэтнография изучают историю первобытнообщинной формации в древности, этнография - в современную эпоху. Только этнография позволяет дать углубленную социально-культурную интерпретацию археологических памятников, как бы насыщая их плотью и кровью...Анализ современных первобытных социальных структур показывает, что община является их ключевым социально-экономическим институтом, и у нас нет никаких оснований - ни фактических, ни теоретических - допускать, что когда-либо было иначе. Менялись лишь формы общины, но сама община как социальный институт сохраняла на протяжении всей истории первобытного общества свое значение, свою ведущую социально-экономическую роль... Первобытная община - форма социальной адаптации к условиям среды, как естественной, так и социальной. Это - наиболее динамичная организация самого первобытного социума. Пластичность, подвижность первобытной доземледельческой общины - вот в чем причина необычайной устойчивости этого института. Именно благодаря названным свойствам община дала первобытному обществу возможность сохраниться в самых неблагоприятных экологических условиях, в кризисных демографических ситуациях, пережить войны, эпидемии, голод и другие потрясения, эти свойства сделали общину ведущей общественной формой первобытнообщинного строя... Что же следует понимать под экономическим единством первобытного социума? Во-первых, совместный труд, совместное ведение хозяйства, ту или иную форму разделения труда и обмена деятельностью. Во-вторых, общую собственность на основное средство производства - на землю. В-третьих, коллективное распределение продуктов труда. В локально-родовых общинах, все члены которых, за исключением жен или мужей, пришедших из других родовых общин, принадлежат к одному роду (такой род я называю локализованным), сородичи составляют большинство. Данное обстоятельство тоже могло порождать представление о родовой собственности на землю общины. Но это иллюзорное представление, так как реальным субъектом экономических отношений, в том числе отношений собственности, остается община в целом. Нельзя же исключить людей, влившихся в нее из других общин, но не принадлежащих к локализованному роду, - ведь эти люди принимают активное и равноправное участие в производстве и присвоении общественного продукта..." Но среди всех известных нам архаических общин, народ пираха представляет собою поистине уникальное явление... Яркий пример подобного рода представляет себя южноамериканское племя пираха, известное отсутствием представления о числах. Белые люди регулярно их всячески обманывают, поэтому пираха поспросили христианского миссионера из США, Даниела Эверетта, научить их арифметике. Взрослые представители племени не смогли научиться этому искусству, но когда их дети начали учиться считать, родители запретили им посещать дальнейшие уроки. Самое интересное то, что пираха убедили Эверетта в несостоятельности его религии и довели его из-за этого до развода с женой, ярой христианкой. По его утверждению, пираха во всех отношениях, кроме математики, очень умные люди. Эта история вызвала много споров в связи с универсальной грамматикой Хомского. Хомский считает, что логика у всех народов более-менее одинакова. Ряд его противников заявили, что пример пираха показывает, что мышление некоторых народов радикально отличается от остальных. Некоторые использовали эту историю для построения новых расистских теорий. Сейчас выясняется, что сама концепция счета полностью противоречит жизненной философии пираха. Они исключительно радикальные натуралисты, принципиально отрицающие накопление, иерархии и иерархическое мышление в любой форме. Каждая вещь для них совершенно уникальна и не подлежит уравнению с другими. Во избежание возникновения ненужных иерархий, они даже принципиально не сохраняют историю своих семей и племени в целом, кроме базовых мифов. Когда дети начали рассказывать родителям о концепции счета, денег и торговли, им немедленно запретили продолжать изучение арифметики. В русском Интернете ходит много глупостей про пираха, в основном расистского толка. Якобы, у них отсутствует в мозгах какой-то центр, отвечающий за способность к арифметике, что они не умеют различать цвета, что у них нет религии и т.п. Религия в обычном смысле у них действительно нет, но есть своеобразная натурфилософия, основанная на чисто эмпирическом опыте. К примеру, птица или змея может считаться духом, если представляется как-то по-особому в личном восприятии. Т.е. субъективное восприятие реальности считается ее внутренней духовной стороной. Практически отсутствует поклонение кому-либо или чему-либо, хотя есть магические ритуалы для выбора имени ребенка, лечебных целей и т.п. Признается множественность миров и существование демиурга по имени Игагай, который циклически возрождает этот мир после космических катастроф. У пираха отсутствует брак, хотя на практике родители живут и воспитывают детей вместе, и особого промискитета нет. Они чередуют короткие периоды сна и бодрствования, чтобы не создавать ненужное, по их мнению, концептуальное различие между днем и ночью. Начисто отсутствуют вожди, шаманы, старейшими и т.п., хотя при надобности пираха умеют спонтанно организовывать общие дела. Это небольшое племя охотников и собирателей, около 360 человек. Если надо решить какой-то общий вопрос, они собираются вместе и решают. Пираха из принципа не накапливают практически ничего - это противоречит их философии стихийности и сиюминутности. Концепция собственности им не знакома. Глагол "иметь" в языке пираха буквально означает "находиться рядом", а не принадлежность. Специальных притяжательных местоимений в их языке не существует. Словосочетание "дом Дэниела" переводится на пираха как "Дэниел - он - дом". Более того, их личные местоимения, по-видимому, были заимствованы из языка соседнего племени Нхенгату. Быть может, когда-то пираха ухитрялись обходиться личными именами, без слов "я" и "ты". Мужчины, женщины, супопутные и морские животные, и неживые предметы обозначаются разными местоимениями. Типа, "он", "она" и три разных вида "оно". Эта система была позаимствована у Нхенгату. Глагольная система очень сложная и необычная. В частности, непосредственно увиденное событие выражается иначе, чем пересказ с чужих уст. Еще у них в ходу любопытное изобретение: язык свиста. Каждый звук языка пираха кодируется нотой определенного тона, и они могут переговариваться на большом расстоянии в лесу, как по азбуке Морзе. Пираха занимаются бартерным обменом с другими племенами, но в целом считают торговлю глупым варварским занятием. Их женщины нередко обменивают секс с чужими за одежду или украшения, но племя воспринимается это как смешную игру, а не проституцию. Полученные вещи они зачастую отдают другим людям, в том числе "своим" мужчинам. Пираха почти не признают долговечные изделия искусства, как и вообще всякое постоянство. Они рисуют на песке и делают бусы из плодов, но из принципа не создают ничего, что противоречило бы их принципам спонтанности и натурализма. При этом сами пираха очень гордятся своим мировоззрением, и считают другие племена и белых людей варварами.
« Последнее редактирование: 01 Январь, 1970, 00:00:00 am от Guest »
Adaequatio Rei et Intellectus

Pilum

  • Почётный Афтар
  • *******
  • Сообщений: 7 652
  • Репутация: +3/-44
"В культуре инков, где девушек обычно выдавали замуж в 12-14 лет, существовали, так называемые, «пробные браки». Пара договаривалась о совместном проживании в течение нескольких лет. По истечению этого срока девушка могла вновь вернуться к родителям либо по своему желанию, либо по воле мужчины, который не видел с ней дальнейшей семейной жизни. Однако, если брак был заключен, то единственный повод для развода – бездетность женщины."
« Последнее редактирование: 01 Январь, 1970, 00:00:00 am от Guest »
Adaequatio Rei et Intellectus

Pilum

  • Почётный Афтар
  • *******
  • Сообщений: 7 652
  • Репутация: +3/-44
Лев Каневский, Каннибализм
http://www.e-reading-lib.org/bookreader ... alizm.html

Описание массы каннибальских социумов, а также социумов с гекатомбами человеческих жертвоприношений и т.п.


_____________________________
Так как членами «Обществ леопарда» могли стать только привилегированные мужчины (женщины туда вообще не допускались), то среди туземцев существовала конкуренция за право быть их членом. Ну а в таком случае условия приема, и прежде всего обряды посвящения, отличались особой жестокостью и таинственностью. Любому кандидату приходилось дорого заплатить за членство. Точно такие обряды существовали в одном из самых свирепых и кровожадных африканских племен мау-мау.

....Обычно первой жертвой нового члена должна была стать свободная девочка (не дочь раба или пленника) старше четырнадцати лет. Если она к тому же старший ребенок семьи, отдающей ее, тем лучше. Каждый новичок «Общества леопарда» должен был принести в жертву кровь своего родственника или, если у него таковых не оказывалось, кровь родственников жены.В последние годы такой жертвой могли стать женщина, девочка, мужчина или мальчик, но все равно предпочтение отдавалось девочке, старшему ребенку в семье.
.....
Два опытных члена общества обычно сопровождали новичка в его поисках жертвы. Их цель — «просить о жертве».
Такие просьбы, однако, не допускали никаких возражений. Группа туземцев, обычно из пяти человек, встречала мать будущей жертвы или ее опекуна где-нибудь в укромном пустынном месте и заводила разговор о необходимости принесения в жертву ребенка «ради благополучия всего племени».

Они могли подойти к отцу или брату будущей жертвы, чтобы попросить у них либо сына, либо другого брата.

По традиции мужчина или женщина отвечали отказом, но весьма неуверенно, — они прекрасно знали, что «Общество леопарда» уже остановило свой выбор на них в «качестве своего инструмента» и если они будут упорствовать в отказе сотрудничать с ними, то это приведет лишь к большему числу жертв, среди которых могут оказаться и они, мать или отец. Но если они соглашались, то превращались в их тайных агентов.

Когда переговоры по поводу предоставления «жертвы» заканчивались и ее им «предлагали», члены «Общества леопарда» растворялись в лесах. Там они бродили в густом кустарнике всю ночь, имитируя рев леопарда, прекращая свои душераздирающие вопли лишь на рассвете, когда первые лучи солнца начинали пронизывать лес. Однако такой рев продолжался и потом, все время, которое предшествовало поимке жертвы, во время ритуала убийства и последующего жертвоприношения.

Следующий этап — выбор такого члена общества, чья физическая сила и невероятная, как у зверя, ловкость считались общепризнанными. Именно ему предстояло поймать намеченную жертву. Такой человек получал особую кличку «йонголадо», то есть «человек с зубами и когтями». Ему передавали шкуру леопарда и пару ножей. Шкура леопарда всегда хранилась у вождя общества, и ее никто, кроме него, не имел права передавать никому, за исключением йонголадо, по такому весьма значительному случаю. Вся процедура передачи проходила в обстановке строжайшей секретности. Свернутую шкуру с ножами внутри темной непроглядной ночью вождь передавал одному из своих ближайших помощников, тот передавал ее другому, а тот — третьему, третий — четвертому и так далее, пока она не оказывалась в руках йонголадо. Таким образом, ни один член общества не мог точно сказать, от кого тот ее получил.

Надев на себя шкуру леопарда, йонголадо начинал озираться. Он видел, что к нему присоединились другие члены общества, на которых были наброшены куски леопардовых шкур. Как и у него, их лица были закрыты маской, представляющей собой морду леопарда, а из-под кусков шкуры на руках высовывались острые ножи, похожие на когти зверя.

Почти повсюду в глубине страны джунгли, или, по крайней мере, густой кустарник, подходят к любой хижине в поселке очень близко, на расстояние всего нескольких ярдов. Члены «Общества леопарда», подходя к кромке леса, начинают издавать свой зловещий свист, точно такой, какой издавал Баксбакуаланксива, перед тем как приступить к пожиранию человеческой плоти, как это бывало у индейцев квакиутль. Вождь деревни, услыхав привычный свист, оповещал всех членов общества, и они все вместе выходили из своих хижин на встречу с другими в кромешной темноте. До этого они договаривались, что жертва будет идти все время по дороге, углубляясь все дальше в лес, так как по традиции ее пленение и убийство должны были совершаться под покровом темноты в полной тайне.

«Люди-леопарды» залегали с обеих сторон дороги или тропинки, выжидая благоприятного момента. Вот приближается намеченная жертва — мужчина, женщина, но скорее девочка или мальчик. Дорога идет в глубь джунглей, под высокими деревьями. Кустарник по обе ее стороны столь же непроницаем, как и каменная стена. Ночь темна, а вся атмосфера пропитана угрозой для жизни от диких зверей.

Жертве позволяют пройти мимо первых притаившихся на дороге «людей-леопардов», которые присоединились к экспедиции, может, они даже люди из соседней деревни. Она — а это обычно бывает девочка — немного замедляет шаг, так как дорожка настолько извилиста, что даже ее привыкшие ко всему ноги с трудом передвигаются по ней. Но в темноте все ее нерешительные, осторожные движения хорошо видны зорким, лежащим в засаде «леопардам», ожидающим только нужного момента. Но вот он наступает. Тишину уснувших джунглей разрывает гортанный вопль. Испуганная жертва останавливается. В эту секунду на нее сзади стремительно набрасывается из кустов йонголадо, который тут же перерезает девочке горло. Это своеобразный сигнал для других «леопардов» присоединиться к нему. Они уволакивают жертву дальше в лес. А тем временем один из них, специально выделенный для этой цели, с деревянными копытами в руках с вырезанным отпечатком от ног настоящего  леопарда начинает оставлять как можно больше «следов» этого зверя, причем все они должны идти в противоположном направлении от того места, где скрылась вся группа.

Дойдя до заранее условленного места на поляне среди деревьев или густого кустарника, йонголадо сбрасывает свою ношу на землю. Острым как бритва ножом он делает надрез в нижней части живота, потом — с обеих сторон тела до ключиц. Верхняя часть плоти удаляется, и все внимательно приступают к изучению внутренностей. Потом из трупа извлекают печень, сердце и кишки. Тело рассекают по горизонтали у талии и еще раз по вертикали — от шеи до копчика. Полученные таким образом четыре больших куска разрубают на более мелкие части, причем самые маленькие тут же раздают всем присутствующим. Каждая порция заворачивается в банановые листья. Жертве отрубают голову, а лицо ее уродуется до неузнаваемости, чтобы никто не мог опознать ее из тех, кто имеет отношение к этой сакральной тайне.

Печень — самая важная часть тела жертвы. Только она дает возможность «людям-леопардам» узнать, будет ли их «борфимор», или снадобье, магическим, сильнодействующим или нет. Если печень указывает на то, что все в порядке, то жертва считается вполне соответствующей их цели. К тому же они обычно внимательно обследовали желчный пузырь жертвы. По их поверью, если этот человек до своей смерти занимался какой-либо формой колдовства, то это обязательно отразится на состоянии этого органа.

Сам ритуал убийства и последующее обследование трупа отличались в зависимости от разных сект «людей-леопардов». Так, в одном из обществ жертву сразу же убивали, а потом усаживали на землю под деревом, но могли и не убивать. Вождь, для которого первоначально планировалось такое жертвоприношение, как главный представитель своей народности, благополучие которой требовало такого дополнительного стимула, подходил к жертве и садился ей на плечи верхом. После этого из толпы выходили другие, дотрагиваясь рукой либо до вождя, либо до жертвы. Те, кому не удавалось этого сделать, просто прикасались друг к другу. После этого йонголадо возносил молитву, чтобы такое жертвоприношение способствовало получению хорошего снадобья со всеми его наилучшими свойствами, после чего он, снова подойдя к жертве, вырывал у нее горло.

Потом, как обычно, жертве вспарывали живот, подставляя миску для стекающей крови. Его помощник, быстро погрузив руку в живот, вырывал печень с другими внутренностями. После того как вся кровь стекала и миска наполнялась до краев, кровь, печень, жир и внутренности жертвы уносили в хижину. Саму жертву, которая могла еще жить, несмотря на потерю крови и жестокие муки, относили на платформу рядом с хижиной вождя, где ее оставляли привязанной к столбу. На следующее утро ее относили снова в тайное место в лесу, где разрезали на кусочки. Ей осторожно отрезали грудь, вычленяли несколько ребер. Это была доля вождя. За ней обычно приходила его жена. Она уносила мясо домой, чтобы приготовить еду для мужа. Ноги тоже отрубали, срезали с них плоть, добирались до костей. Голову отрезали, сдирали с нее кожу и удаляли плоть. Кости ног, бедер, череп обычно зарывали под пальмой. Остатки тела резали на мелкие кусочки, которые по жесту вождя раздавали людям, пришедшим на такой праздник. После того как вождь подкреплялся приготовленным для него женой блюдом, он возвращался, и ему торжественно вручались ладони и ступни жертвы, на которые имел право только он. Но, по традиции, он передавал это лакомство, особый деликатес, своим помощникам, менее влиятельным вождям групп, что считалось знаком его особого к ним расположения.

_____________________________

У племени бинанделе есть особый обычай, который непосредственно предшествует церемониальному вкушению «суны». Убийца жертвы влезает на дерево, на котором кишмя кишат крупные и агрессивные насекомые, известные под названием «зеленых муравьев». После того как он устраивается на развилине дерева, его товарищи, срывая с него ветви, закрывают его ими с головой, чтобы его всего, с ног до головы, изрядно покусали маленькие хищники. Просидев так некоторое время и выдержав пытку, воин слезает с дерева и принимается за свою «суну», глубоко вдыхая исходящий от нее пар и растирая суставы извлеченными из чана сварившимися вместе с похлебкой листьями.

Уильямс добавляет, что все эти обряды и «табу» не только очистительные, но еще и защитные по характеру. Они служат одной главной цели: отогнать прочь «асиси» — так туземцы называют дух или привидение убитого.
_____________________________________

Жили-были два брата. Старшего звали Десоипитс, а младшего — Бивирипитс. Однажды принес младший домой поросенка, которому собирался отрубить голову.

Когда он извинился перед старшим за то, что не смог раздобыть человеческую голову, тот ответил: «Ну что же, возьми мою!». Бивирипитс, поймав брата на слове, проткнул его копьем, а потом бамбуковым ножом отрезал ему голову. Но отрезанная голова вдруг заговорила, отдавая приказы Бивирипитсу, которые он прилежно исполнял. Вначале голова научила его идеальной технике обезглавливания врагов, а также посвятила в те обряды, которые должны выполнять «охотники за черепами» по возвращении в деревню после набега. Она указала ему на ключевую роль, которую призваны играть черепа жертв при посвящении молодых воинов. Наконец, она обучила Бивирипитса, а с ним и все последующие поколения своего клана, как нужно приготавливать отсеченные или отрезанные головы. Вечером ее следует зажарить, всю ночь продержать на чердаке, а на следующее утро снять с нее скальп. После того как будет извлечен и съеден мозг, череп красят смесью золы, охры и мела, украшают клочками шерсти казура и бусинками. В таком разукрашенном виде череп вполне пригоден для церемонии посвящения.

pilum:...а зафиксированные в легендах способы образования подобных "обычаев" и моралей удивительно напоминают шизофренические фантазии многих маньяков, упоминаемые в конце книги, и, разумеется, вообще известные...
________________________________________________________

Мейнар проводил свои наблюдения и описывал их в первой четверти прошлого века. Три четверти столетия спустя Эдвард Тригер собрал исследовательский материал для своей книги «Народ майори». Он с этой целью провел широкомасштабные исследования, чтобы доказать, что майори не очень сильно изменились с тех пор, хотя уже немало поколений сменило друг друга.

«После успешно завершенной битвы — пишет Э.Тригер,— наступает отвратительный тошнотворный момент каннибальского праздника. К несчастью для нас, нельзя обойти такое событие стороной, так как в истории народа майори полно всевозможных ссылок на такую практику, поэтому невозможно не упомянуть обо всех связанных с ней, леденящих ум ужасах.

Захваченных в бою пленников хладнокровно убивали на месте, за исключением тех из них, которым было суждено стать рабами — это еще более унизительное состояние, чем стать просто мясом для победителей, их пищей. Иногда после боя нескольких человек из числа побежденных живьем засовывали в корзинки для еды, что недвусмысленно указывало на то, что им предстоит в ближайшее время пережить. Их, конечно, убьют, и трупы уложат в печи, вырытые в земле.

Не так давно, уже в наши дни, один вождь туземцев по имени Вероверо приказал доставить к нему для массового убийства 250 пленников из племени таранаки. Он занял свое место на земле, а к нему по одному приводили пленников. Каждый из них получал от него сильнейший удар «мере» (дубинкой) по голове (это смертоносное оружие потом перешло от отца к сыну, новому вождю племени). Убив несколько десятков человек, он устал и бросил: «Ладно, пусть остальные живут». Так остальные пленники превратились в рабов.

О том, как много иногда захватывали пленников в бою, можно судить по тому факту, что однажды туземцы племени онгри вернулись после набега в свою деревню в Бей-ов-Айленд с 2 тысячами пленников.

Один из запоминающихся каннибальских праздников состоялся в Охариу, неподалеку от Веллигтона, когда были отправлены в печи 150 туземцев племени муаупоко. Когда майори овладели соседним племенем мориори на островах Чэтхем с довольно мягкими обычаями, они не только держали своих пленников в загоне, как скот, все время наготове к закланию, но даже позволили одному из своих вождей приготовить угощения для друзей из трупов шести детей.

Мне показали то место на пляже на этих островах, на котором были уложены тела 80 женщин из племени мориори в ряд, и в живот каждой был воткнут острый кол. Трудно привыкнуть к подобным зверствам, к подобному унижению тела человека этими «актерами», разыгрывавшими такие чудовищные спектакли...»

Тригер приводит особый случай такой чудовищной жестокости, который просто поразил его. На самом деле, трудно найти что-либо подобное, за исключением, может, островов Фиджи или некоторых районов в Новой  Гвинее:

«Вот что рассказал мне один майори. «Однажды я разговаривал с рыжеволосой девочкой, которую мы только что поймали на открытом пространстве. Это было в Манга-Вау неподалеку от Окленда. Мои спутники остались с девчонкой, а я пошел навестить своего приятеля в Вайкато, где, как говорят, он был убит. Когда я вернулся, то увидел на траве отрубленную голову девочки. По дороге мы обогнали одного из туземцев из племени вайху с грузом на спине. Это было тело девочки, которую он нес в деревню, чтобы там приготовить и съесть. Ее посиневшие ручки обвивали его за шею, а обезглавленное туловище тряслось у него за спиной». Кто способен хотя бы мысленно представить себе такую душераздирающую сцену? Крупный мужчина шагает по пыльной дороге домой, неся на спине обезглавленное, изуродованное обнаженное тело ребенка, которого он собирается съесть. Трудно вообразить себе весь ужас такой сцены».

_____________________________________

и так далее и так далее и так далее...
« Последнее редактирование: 01 Январь, 1970, 00:00:00 am от Guest »
Adaequatio Rei et Intellectus

Pilum

  • Почётный Афтар
  • *******
  • Сообщений: 7 652
  • Репутация: +3/-44
"...М. Элиаде отмечает, что на первобытной стадии культуры мы встречаемся с ритуальным каннибализмом, который в конечном счете является духовно обусловленным поведением «хорошего» дикаря ...
Каннибализм является типом поведения, свойственного данной культуре и основанного на религиозном видении мира."
« Последнее редактирование: 01 Январь, 1970, 00:00:00 am от Guest »
Adaequatio Rei et Intellectus

 
.