Автор Тема: План нападения на Германию в мае 1941  (Прочитано 415 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Roland

  • Оратор форума
  • ********
  • Сообщений: 10 982
  • Репутация: +49/-325
Владимир ВОРОНОВ

 

 «УПРЕДИТЬ ПРОТИВНИКА В РАЗВЕРТЫВАНИИ И АТАКОВАТЬ ГЕРМАНСКУЮ АРМИЮ…» ПЛАНИРОВАЛ ЛИ СТАЛИН В МАЕ 1941 ГОДА ПРЕВЕНТИВНОЕ НАПАДЕНИЕ НА ГЕРМАНИЮ? Этот документ именовали то «планом Жукова», то «запиской Василевского», то «планом превентивной войны против Германии». Впервые его опубликовали со значительными купюрами в 1992 году, затем издали вроде бы полностью. В той части общественности, что по жизни страшно далека от исторической науки, страсти вокруг него кипели нешуточные: спорили, подлинный документ или подложный, почему написан от руки и исчеркан пометами, почему нет подписей и входяще-исходящих номеров… Но в основном все вертелось вокруг того, что сочли главным: еще в мае 1941 года нарком обороны Тимошенко и начальник Генерального штаба РККА Жуков предложили «атаковать германскую армию в тот момент, когда она будет находиться в стадии развертывания…». Мало того, там обнаружили даже такие страшные слова, как «нанесение внезапного удара по противнику»

 


 Документ приводит данные о составе дивизий, развернутых Германией и ее вероятными союзниками, высказано предположение о месте сосредоточения главных сил немецкой армии и возможном направлении их ударов. Также в документе обозначен и один из возможных вариантов действий уже Красной Армии: «Германия в настоящее время держит свою армию отмобилизованной, с развернутыми тылами, она имеет возможность предупредить нас в развертывании и нанести внезапный удар», потому, дабы «предотвратить это, считаю необходимым ни в коем случае не давать инициативы действий германскому командованию, упредить противника в развертывании и атаковать германскую армию в тот момент, когда она будет находиться в стадии развертывания и не успеет еще организовать фронт и взаимодействие родов войск». Далее предлагаются варианты нанесения ударов, а в качестве стратегической цели действий РККА обозначен выход на линию Остроленка – река Нарев – Лович – Лодзь – Крейцбург – Оппельн – Оломоуц к 30-му дню операции: то есть операция была рассчитана на месяц, а боевые действия предполагалось вести в основном на территории Польши. И вот мы наконец-то дождались, знаем теперь, как это выглядит: Министерство обороны РФ разместило на свом сайте «зрительный образ» искомого документа. Рукопись на 15 листах, первый из которых заделан на бланке наркома обороны СССР. Грифы «Совершенно секретно», «Особой важности», пометы «Только лично», «Экземпляр единств.». Вот только тип документа на сайте Минобороны обозначен безграмотно: там сказано, что это «проект документа». Но никакой это не проект или черновик, все предельно четко зафиксировано первой же фразой: «Докладываю на Ваше рассмотрение соображения по плану стратегического развертывания Вооруженных сил Советского Союза на случай войны с Германией и ее союзниками». Перед нами доклад наркома обороны и начальника Генштаба строго по инстанции – главе правительства. Многочисленные утверждения, что инициатива разработки данного документа якобы исходила снизу, отметаем сразу как дилетантский бред: в этой плоскости вопрос не может не только стоять, но даже элегантно висеть – соображения по плану стратегического развертывания военачальники высказывают лишь тогда, когда их об этом спрашивают. Никакой самодеятельности: подобные документы создаются лишь согласно директиве, дать которую мог только Сталин. Нарком и начгенштаба хотя и высшее звено пирамиды военной иерархии, но звено лишь промежуточное и передаточное – между высшим руководством страны и военной машиной: не в их компетенции принимать решения, с кем именно воевать и в какие сроки, нападать сразу или повременив.

 

Вспомним, какие события предшествовали появлению этого документа: в апреле 1941 года германская армия, разгромив Югославию и взяв Афины, овладела Балканами, продолжив сосредоточение своих войск на границах с СССР. Обстановка накалялась ощутимо, а тут еще 10 мая 1941 года заместитель Гитлера по партии Рудольф Гесс, второе лицо рейха, тайно перелетел в Великобританию. Что было воспринято Сталиным как попытка Гитлера договориться с англичанами: например, о совместном выступлении против Советского Союза, отчего нет? Как свидетельствуют записи в журнале приемов у Сталина, Тимошенко с Жуковым были вызваны к Сталину 10 мая, 12 мая и 14 мая. Судя по всему, именно тогда они и получили директиву Сталина: подготовить соображения на случай войны с Германией. Судя по меткам на картах, доклад был готов к 15 мая и доложен Сталину вечером 19 мая 1941 года – именно этот единственный и рукописный экземпляр. Пометки же, сделанные, видимо, рукой Жукова, как раз и продиктованы Сталиным. Но ситуация изменилась, и документ отправили в сейф. Нет ничего необычного в том, что исполнен он в единственном экземпляре и от руки: в строгом соответствии с принятыми нормами секретного делопроизводства документы такой степени важности как раз и должны были оформляться строго в одном экземпляре – автором-исполнителем и собственноручно. Точно так же – от руки, тем же Василевским, в единственном экземпляре, с грифами «Особой важности» и «Совершенно секретно», «Только лично» – исполнены и предшествующие доклады с соображениями «об основах стратегического развертывания Вооруженных сил СССР»: от 16 августа, 18 сентября и 5 октября 1940 года, 11 марта 1941 года. Так что сомневающиеся в том, что имели место быть рукописные документы особой важности, могут быть свободны.

 

 В этом ряду доклад мая 1941 года вовсе не выглядит чем-то экстраординарным: отражая эволюцию настроений и намерений высшего руководства страны, он словно завершает серию аналогичных документов с соображениями о стратегическом развертывании, направленных наркомом обороны на имя Сталина. Причем вся цепочка обусловлена конкретными изменениями – международной обстановки, на границах СССР. Сложно назвать этот доклад документом, нацеленным на развязывание превентивной войны. И пусть нас не соблазняют фразы «упредить», «атаковать», «нанести внезапный удар»: все они полностью проистекают из боевых уставов Красной Армии! Откроем «Полевой устав РККА» (ПУ-39): «Наступательный бой есть основной вид действий РККА», «Противник должен быть смело и стремительно атакован всюду, где он будет обнаружен», «Внезапность действует ошеломляюще»… Но главное – кто даст себе труд прочесть документ от и до, увидит: в нем нет никаких отсылов к системе военных сообщений. Равным образом, ничего нет и об инженерном обеспечении предстоящей операции. Но документ, в котором нет отсыла к военным коммуникациям и инженерной составляющей, точно не может быть планом нападения – сравните хотя бы с тем, сколь детально проработан в этом смысле германский план нападения на СССР! И уж совсем камня на камне от идеи «превентивной войны» не оставил пункт об обеспеченности войск боеприпасами и горюче-смазочными материалами. Первый этап операции рассчитан на 30 дней, но снарядами войска обеспечены, оказывается, так себе: одними на три недели – месяц, другими на 5–11 дней, мин всего на полмесяца, авиабомб на 10–30 дней. Горючего для танков, автотехники и самолетов должно хватить в среднем на 10 дней – месяц. И уже все убивает эта фраза: «Запасы горючего, предназначенные для западных округов, эшелонированы в значительном количестве (из-за недостатка емкости на их территории) во внутренних округах». Мало того что горючего недостаточно, так оно еще все в глубоком тылу, потому как хранить негде. – О какой превентивной войне можно говорить, если через 30 дней боев (на деле, конечно же, раньше) будут израсходованы все боеприпасы и кончится горючее?! Лишь один этот скромный пункт уже полностью обрушивал планов громадье: «Мы, товарищ Сталин, выполним любой Ваш приказ, но снаряды-бомбы и горючее у нас закончатся через 30 дней…»

http://www.sovsekretno.ru/articles/id/4717/
« Последнее редактирование: 01 Январь, 1970, 03:00:00 am от Guest »

 

.