Автор Тема: Коронавирус и религия  (Прочитано 335 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Rufus

  • Модератор
  • Афтар, пиши исчё!
  • *********
  • Сообщений: 3 717
  • Репутация: 50
Коронавирус и религия
« : 26 Февраль, 2021, 17:44:23 pm »

Год вместе: ковид и РПЦ
26 ФЕВРАЛЯ 2021 АХИЛЛА

Давайте вспомним, как прошел этот пандемийный год в РПЦ, вспомним хронологию событий.

Полемика вокруг ковида началась в РПЦ с протоиерея Дмитрия Смирнова в конце февраля 2020 г., когда он в эфире телеканала «Спас» заявил, обращаясь к русским православным верующим, живущим в Италии, где начались ограничительные меры, в частности, закрытие храмов, что не следует верующим подчиняться приказам «безбожного государства», и призвал их собираться на литургии хотя бы ночью, потому что при помощи причастия в старину даже чуму останавливали.

Ближе к середине марта Синод РПЦ выпустил документ по поводу коронавируса, в котором предписал использовать, в случае опасности эпидемии, «санитарные растворы для дезинфекции кивотов икон», а также предложил употреблять одноразовые стаканчики для запивки.

Митрополит Иларион (Алфеев) даже высказал мнение, что в случае угрозы эпидемии «в некоторых случаях будут использоваться одноразовые ложечки для причастия». Митрополит даже задумался тогда о возможности раздельного причащения.

Началась полемика «ортодоксов» и «либералов»: первые стали доказывать, что они служат десятки лет, потребляют дары и ни разу не заразились никакой болезнью, вторые начинают выражать опасения в мракобесности такой позиции, напоминать о необходимости здравого подхода и санитарных мер. Одни священники и даже архиереи заявляют громко, что не только через причастие, но и вообще в храме заразиться невозможно. Другие — более осторожны, начинают мерить температуру клирикам и работникам храмов и рекомендовать не появляться в храме прихожанам и клирикам с признаками ОРВИ.

В середине марта первым на карантин закрывается Валаамский монастырь. А некоторые архиереи, например, мурманский, бравируют тем, что никаких санитарных мер они не предпринимают и не собираются. В это время протоиерей Дмитрий Смирнов недоумевает: «чего бояться» коронавируса, одновременно в Италии уже за один день умерли 368 человек.

Тогда же патриархия начинает принимать некоторые меры: семинаристов распускают по домам (но не везде), воскресные школы отправляют на двухнедельные каникулы, и выпускается (сначала для Московской епархии) знаменитая «Инструкция», вокруг которой было сломано после много копий, вернее, вокруг ее основного постулата — предписания протирать спиртом лжицу после каждого причастника.

Инструкция была распространена на всю РПЦ 17 марта, а накануне зажег впервые по поводу ковида протоиерей Андрей Ткачев, в эфире «Царьграда» он накинулся на тех, кто боится заразиться:

«Не хочешь — не ходи, кто тебя просит ходить в храм! Зачем все эти… смешные люди должны в храме находиться? Уходите! В масках приходят — что за инопланетяне?! Что ты пришел сюда в маске?! Иди, в маске дома себе сиди перед телевизором, смотри Камеди клаб. Зачем ваши маски — комедия эта вся? Если нет у вас веры — ну и не ходите!

„Я боюсь причащаться с ложки!“ … Ну что это, слушай! Зачем ты нужен в храме? С такими мыслями. Да иди и дома сиди! Пей святую воду и грызи просфору с прошлой службы.

Если у тебя нет веры — так и не лезь в церковь вообще! Ты трус! И шагом марш по домам! В этом нет ничего оскорбительного. „А я боюсь“ — ну сиди дома. А зачем нам этот балласт? Поприпрутся в храм, а какой толк с вас?»

В эти же дни СМИ сообщают, что в Италии уже умерли не менее десяти католических священников, десятки находятся в больнице в тяжелом состоянии.

Зато сразу же после опубликования патриархийной Инструкции назад сдает протоиерей Дмитрий Смирнов и заявляет, что «люди, которые занимаются данной проблемой, утверждают, что сейчас опасность есть, и очень серьезная. Рекомендации Патриархии учитывают абсолютно все возможные риски. Пик эпидемической болезни нужно упреждать заблаговременно, поэтому дополнительная предосторожность обязательно принесет результат. От того, как ответственно, спокойно и со вниманием отнесутся к новым мерам люди, будут зависеть жизни многих и многих.

Присущий некоторым фатализм в данном случае неуместен. Бывают, люди отказываются от лечения, и я, как пастырь, никогда не давлю на людей в таком случае. Но в ситуации пандемии каждый христианин должен думать прежде всего о ближнем. То непривычное, что предписывает нам священноначалие, нужно принять со смирением ради того, кто рядом».

В эти же дни в Петербурге к мощам Иоанна Крестителя за восемь дней приложилось более 70 тысяч человек…

Иерархи РПЦ в марте пока пытаются сопротивляться угрозе закрытия храмов на карантин: «РПЦ не будет закрывать храмы, но может ввести одноразовые ложки для причащения», — заявляет митрополит Иларион (Алфеев).

С 20 марта в центре внимания оказывается Троице-Сергиева лавра: там на братском соборе высказываются против протирания лжицы, намереваются и далее давать целовать крест и руку священников.

Белгородская епархия намеревается бороться с коронавирусом колокольным звоном.

Митрополит Тихон (Шевкунов) обращается с призывом к паломникам не приезжать пока в Псково-Печерский монастырь.

Протоиерей Андрей Ткачев выходит на проповедь в противогазе, издеваясь над «масочниками».

В Италии уже почти тридцать умерших клириков.

«Если где-то какие-то люди, настоятели храмов или монахи рассылают всякие сообщения о том, что, мол, у нас все как прежде, и никаких мер предосторожности не принимается, потому что мы верующие, и полагаемся на Бога, то все эти заявления являются, по меньшей мере, безответственными, а если говорить на церковном языке, то они являются преступными. Потому что они демонстрируют, во-первых, пренебрежение к воле священноначалия, а во-вторых, пренебрежение к людям», — сказал в эти дни в проповеди митрополит Иларион (Алфеев).

Другие же архиереи продолжают массово и дружно демонстрировать полное игнорирование санитарных норм — никаких протираний, помазания одной общей кисточкой, целования рук, кормление прихожан из собственных рук караваем и т.п.

С 23 марта пожилым прихожанам Московской епархии рекомендуют сидеть дома до 10 апреля.

Некоторые ушлые православные пытаются нажиться на пандемии: православная соцсеть «Елицы» собирает записочки на молебен от коронавируса. За 7400 рублей. Но после публикации об этом на «Ахилле» сворачивает этот приятный бизнес.

Наместник Троице-Сергиевой лавры епископ Парамон (Голубка) выступает с обращением, в котором заявляет: «…Мы прекрасно понимаем, что через таинства церковные никакие вирусы не передаются, и человек не заражается от таинств церковных, и в особенности от таинства причащения. … От евхаристии бывает только польза, как и от других церковных таинств».

25 марта патриархия рассылает по епархиям циркуляр, в котором готовит к тому, что власти могут закрыть храмы: «Вопрос об ограничении доступа в храмы для присутствия за богослужениями может быть рассмотрен в случае введения властями режима, ограничивающего пользование общественным транспортом, а также посещение публичных мест».

Митрополит Иларион вновь озвучивает официальную позицию: «Те, кто сегодня бравируют своим Православием, кто с гордостью говорят, что „исповедники на карантин не уйдут“, ведут себя не по-евангельски, а по-фарисейски».

Епархиальные архиереи плюют на позицию патриархии и продолжают бравировать: одни возят по приходам старца Илия (Ноздрина), другие зовут в храм прихожан — прикладываться к мощам и чудотворным иконам для борьбы с коронавирусом.

К 25 марта в Италии уже умерли не менее 60 священников.

Среди клириков РПЦ находятся все же те, кто проповедует здравомыслие, например, священник Иоанн Коюшев из Сыктывкара:

«Если наши бабушки умрут от коронавируса, то кто останется в Церкви? Не пренебрегайте их здоровьем. …Не слушайте тех, кто говорит, что ОПАСНОСТИ НЕТ. Особенно, если это говорят священники».

А иеромонах Дмитрий (Першин) добавляет: «Мои собратья-священники гонят на смерть моих братьев и сестер — наших прихожан».

Одновременно рязанский митрополит уверяет прихожан, что санитарные правила в храмах — «для тех, кто сомневается в силе Божией благодати». Саратовский митрополит: «Храмы на последнем месте по риску заражения». Волгоградский митрополит призывает «собираться на богослужения, как единый кулачок, без страха и упрека». Владимирский митрополит: «Вино содержит спирт, и поэтому каждое причастие ложечка обеззараживается».

В Екатеринбургской епархии собирают многолюдные крестные ходы.

Но уже в конце марта власти начинают запрещать допуск в храмы прихожан. Некоторые епархии смиряются и издают соответствующие указы (но при этом часто закрывая глаза на нарушения на местах), некоторые встают в позу и уверяют, что не намерены подчиняться властям, а продолжат служить как обычно.

Часто архиереи публично заявляют, что в их храмах соблюдаются все санитарные нормы, одновременно публикуют на сайтах епархии фото и видео того, как сами же эти нормы грубо игнорируют.

29 марта — как гром среди ясного неба — слова патриарха: «Воздержитесь от посещения храмов. Я бы никогда этого не сказал, если бы не удивительный, святой пример преподобной Марии Египетской. Пример Марии Египетской свидетельствует о том, что и без посещения храма можно спастись».

Патриарха и митрополита Илариона (Алфеева) горячо поддерживает митрополит Тихон (Шевкунов): «Те, кто говорят, что в храмах и монастырях невозможно заразиться — лгут!» Он же первый вводит жесткие меры в своей епархии: служба без прихожан, причащение запасными Дарами. Волонтерами на время карантина назначаются монашествующие.

Протоиерей Дмитрий Смирнов: «А вдруг через лжицу может прийти инфекция? — думает политическое руководство. Почему бы нам ему в этом не уступить? Они же нам храмы разрешают держать открытыми — мы практически единственная на планете Церковь. Они нам делают такую большую уступку, а мы в ответ — принимаем все меры».

30 марта умирает первый православный клирик — сербский епископ. В тот же день протоиерей Андрей Ткачев в эфире «Царьграда» уверяет, что все это (пандемия и страх перед ней) «проверка»: «Так нас по норам могут каждый год загонять».

1 апреля «закрывают» для входа паломников Троице-Сергиеву лавру.

Сайт Православие.ру публикует анонимное воззвание украинского епископа, который пугает, что «у нас хотят отнять Святое Причастие», но обнадеживает, что клирики приложат все силы, чтобы доставить святые Дары прихожанам.

Несмотря на «закрытие», Мариино стояние в Троице-Сергиевой лавре проходит при участии мирян. Массовое скопление прихожан и паломников и в Серафимо-Дивеевском монастыре. Одновременно для паломников закрываются Соловки.

Ткачев пугает Пасхой без прихожан: «Если христиане из страха смерти откажутся поклоняться воскресшему Христу — это будет конец христианства». А митрополит Иларион (Алфеев) ему «возражает»: «Вы предадите Христа, если из-за вас кто-то заболеет».

Начало апреля. В ТСЛ, во многих епархиях продолжается игнорирование указания проводить службы без прихожан.

5 апреля появляется первая информация о выявлении коронавируса у московских клириков.

Патриархия.ру публикует «Правила для совершения треб на дому при посещении людей, находящихся в режиме изоляции, связанной с опасностью заражения коронавирусом».

В епархиях применяют разные методы борьбы с ковидом: крестные ходы, окропление святой водой, облет на воздушном шаре (самолете, вертолете), выпускают голубей на Благовещение.

На «Ахилле» публикуется зажигательная проповедь настоятеля храма из села Крутые Хутора Липецкой епархии: оказывается, во всем виноваты жиды, которые хотят нам внедрить 5G и чипы, а коронавирус нам послан за грехи, как СПИД — гомосексуалистам и наркоманам. А стерилизация лжицы — это «ересь», через вакцинацию будет «чипизация».

Вскоре к липецкому клирику присоединяется с проповедью о 5G и чипизации митрофорный протоиерей из Пушкино.

Владимир Легойда подтверждает публично, что руководство РПЦ призывает верующих оставаться дома и на Пасху.

Протоиерей Андрей Ткачев получает нагоняй за свои выступления и, пряча глаза, но ехидно улыбаясь, заявляет с голубого экрана, что он не призывал к нарушению карантинных мер.

Саратовский митрополит заявляет, что не намерен выгонять прихожан из храмов, если они придут на Вербное и на Пасху. А архиепископ Питирим (Волочков) уверяет, что «в Пятницу Господь посмеется над этим коронавирусом и распнет его!»

К 13 апреля ковид выявлен уже у 18 клириков Московской епархии.

Городецкий епископ присоединяется к борьбе с ковидом при помощи колокольного звона — по пять-семь раз в день будут звонить в колокола в храмах епархии.

Санитарные врачи выпускают постановления о необходимости служить в храмах без прихожан, некоторые архиереи, скрепя сердце, соглашаются, некоторые продолжают игнорировать предписания властей.

В середине апреля в ТСЛ «решили» проблему присутствия мирян на службах, несмотря на якобы закрытие лавры на карантин: прихожан стали замазывать на фотографиях на сайте, а потом стали публиковать фото так, будто никого, кроме клириков и монахов, в храме нет.

К середине апреля патриархия наконец-то находит целого епископа-вирусолога, который на страницах «Фомы» объясняет, почему санитарные меры и карантин все-таки нужны.

Идет Страстная: владикавказский архиерей служит в Великий Четверг в переполненного храме. После публикаций на «Ахилле» в епархии прибегают к уже опробованному средству: прихожан «прячут» на фото со служб архиерея.

С 16 апреля закрывает вход паломникам Оптина пустынь.

18 апреля ректор МДАиС епископ Питирим (Творогов) подтверждает, что болен ковидом, и добавляет, что «заразился в храме на службе», чем шокирует «консерваторов».

На Пасху продолжается разброд: некоторые архиереи и клирики служат в пустых храмах, но многие все равно служат с прихожанами, только стараются «спрятать» их на фото и видеоотчетах (например, так делает протоиерей Дмитрий Смирнов) — камеры не наводят на храм, только на алтарь, а во время причащения мирян камера «уезжает» на потолок, чтобы было невозможно понять, есть ли миряне на причастии и сколько их.

Новосибирский архиерей не пускает журналистов в храм на Пасху, чтобы не попасться на несоблюдении требований властей.

21 апреля — первая смерть от ковида клирика РПЦ — настоятеля Богоявленского собора Москвы протоиерея Александра Агейкина. Через три дня умирает еще один клирик из Подмосковья.

Ковид начинает захлестывать московские приходы, все больше сообщений о заболевших среди клира и работников храмов.

После Пасхи на карантин закрывается Дивеевский монастырь, там до последнего службы проводились в присутствии большого количества прихожан. Начинается массовое заболевание ковидом сестер, включая настоятельницу, которую отвозят на лечение в Москву на вертолете, а сестры лечатся в провинциальных больницах. В итоге несколько сестер умерли от ковида, что скрывалось до последнего.

25 апреля вновь всех шокирует епископ Питирим (Творогов), ректор МДАиС, он откровенно рассказывает в фейсбуке, как в ТСЛ наплевали на все меры безопасности и что из этого вышло:

«Великий понедельник. Утро. Врата Троице-Сергиевой Лавры закрыты. Перед ними разгоряченная толпа, требующая открыть Лавру. Протестующие ведут себя очень агрессивно, матерятся. Владыка Парамон открывает Лавру на всю Страстную Седмицу и на Пасху.

Мор начался в Великую Пятницу. Самые лучшие священнослужители заболели, некоторые в тяжелой форме. Заболел владыка Парамон, заболел я, заболели лаврские старцы и один наш, академический. В Страстную Пятницу, как и положено, все мы были пригвождены ко кресту. А внизу, как и положено, толпа, требующая чуда. Чуда не произошло».

Забегая вперед: мор в лавре продлился более двух месяцев, в итоге от ковида скончались около полутора десятков клириков лавры, почти все работники и сотрудники монастыря тоже переболели, некоторые скончались.

26 апреля умирает первый епископ РПЦ, железногорский. Все больше заболевших ковидом среди епископата.

Патриарх грозит санкциями клирикам за несоблюдение мер безопасности, но в результате временному наказанию подвергается лишь один московский клирик.

В конце апреля умирает знаменитый московский духовник протоиерей Георгий Бреев.

В Тихвинской епархии появляется «исповедник» лжицы — протоиерей Александр Захаров выпускает ролики, в которых сообщает, что категорически не приемлет стерилизацию лжицы и готов идти до конца. После ролики удаляются по велению епархиального начальства, но через некоторое время Захаров их восстанавливает и заявляет, что готов и сана лишиться, но от своего не отступит. В итоге его оставляют в покое.

Бунтуют монахи Пафнутьево-Боровского монастыря: то отказываются пускать дезинфекторов в обитель, то не хотят сдавать анализы на ковид.

В начале мая все чаще появляются сообщения о смертях клириков от ковида. Умирает архимандрит Амвросий (Юрасов), госпитализируют протоиерея Дмитрия Смирнова.

Все чаще сообщают о массовых заболеваниях насельников монастырей: Верхотурского, Боровского и т.д. При этом информация часто исходит не от самих монастырей или епархии, а просачивается в светские СМИ, в частности, на «Ахиллу».

В мае с антиковидной проповедью выступает схиигумен Сергий (Романов), он обращается к священникам: «Открывайте храмы — престол вас прокормит. Служите по-старому — без дезинфекции лжиц и протирания.

…Сколько сделали тестов на коронавирус — сколько заразили людей! … В вакцинах будут чипы, для масс они будут смертельны… Сейчас идет заражение руководителей армии, флота, ФСБ, прокуратуры, полиции, Росгвардии — у них будут чистые вакцины, без смертельного исхода. Через чипированных руководителей будет действовать искусственный интеллект без жалости и сострадания…»

В Уфимской епархии — массовое заболевание ковидом в секте ковидодиссидентов игумена Силуана (Филиппова).

Умирает очередной архиерей РПЦ от ковида, а другие продолжают игнорировать меры санитарии.

Начало июня — регулярные сообщения о смертях клириков.

К середине июня открывается ТСЛ, службы продолжаются вновь при полных храмах. Открываются Соловки и Валаам.

Екатеринбургская епархия проводит в июле десятитысячный крестный ход на царские дни.

Митрополит Иларион (Алфеев) заявляет, что «очагами эпидемии стали те монастыри, которые не послушались патриарха», но никакого наказания наместникам нет, хотя в итоге епископа Парамона (Голубку) переводят из лавры на новую должность в Москву.

В конце августа управделами МП в своем докладе сообщает, что в РПЦ от ковида за период с апреля по август умерли 29 священнослужителей.

В сентябре на дистант переходят семинарии, в которых студенты массово заболевают ковидом.

Патриарх Кирилл старается не показываться на общественных богослужениях, затворившись в Переделкино на несколько месяцев. Теперь на редкие службы патриарха в храме Христа Спасителя приглашенные епископы и клирики должны отсиживать двухнедельный карантин в церковной гостинице.

Сентябрь-октябрь — будничные сообщения о смертях клириков и закрытии на карантин монастырей. Не менее 24 клириков умерли в октябре. 25 — в ноябре.

В ноябре умирает казанский митрополит.

К началу декабря сообщается о не менее чем ста смертях клириков от ковида с начала пандемии.

В начале декабря вновь на сцене протоиерей Андрей Ткачев: теперь он требует от «владык», чтобы они не позволили властям отобрать у верующих Рождество: «они требуют от нас, чтобы мы быстро прибежали: „а, храмы закрываем, никого не пускаем… Рождество отменяем, Богоявление тоже, воду не освящаем…“»

Одновременно патриарх Кирилл возмущается ложью тех клириков, кто отрицает пандемию.

А через месяц, накануне Рождества, Ткачев повторяет: «Пряча лица за масками, мы доказываем свое практическое безбожие».

Митрополит Иларион (Алфеев) вновь «спорит» с Ткачевым и призывает пожилых верующих не приходить в храмы на Рождество.

К 20 февраля 2021 года, по официальной статистике патриархии, от ковида умерли порядка 150 клириков.
百花齐放,百家争鸣 . Пусть расцветают сто цветов, Пусть соперничают сто школ!

 

.