В Колыбель атеизма Гнездо атеизма Ниспослать депешу Следопыт по сайту

Глагольня речистая Несвятые мощи вече богохульского Нацарапать бересту с литературным глаголом

 
РУБРИКИ

Форум


Новости


Авторы


Разделы статей


Темы статей


Юмор


Материалы РГО


Поговорим о боге


Книги


Дулуман


Курс лекций по философии


Ссылки

ОТЗЫВЫ

Обсуждаемые статьи


Свежие комментарии

Непознанное
Яндекс.Метрика


Яков Кротов, журнал "Итоги"

ПОСЛЕ ХРИСТА НЕХОРОШО ЧЕЛОВЕКУ БЫТЬ
начальником чего бы то ни было. Впрочем, провозглашая Царство Божие, Иисус не призывал свергать земных властителей. Он даже увеличил их число за счет собственных последователей. Сказал, что однажды сядет на троне - и тут же пообещал ближайшим ученикам, что троны припасены и для них. Сравнил Себя с пастухом, и тут же заявил, что и среди Его паствы одни будут пастухами, другие только овцами. Все эти парадоксы отражают парадоксальность человеческой природы: “Я - царь, я - червь". У начальства, особенно церковного, эта парадоксальность обострена. Когда 10 июня 1990 года митрополит Алексий был “интронизован", “настолован", а проще говоря, возведен на патриарший трон, то к титулам Отец, Владыка, Архипастырь, присоединил звучные Первосвятитель, Святейший, Предстоятель. Но все, и прежде всего он сам, понимают, что эти пышные титулы Алексия Ридигера чего-нибудь стоят лишь до тех пор, пока его паства верит в то, что Царство, сила и слава принадлежат одному Отцу Небесному, а у Патриарха лишь в аренде.

Царство

Родители Алексея Ридигера меньше всего могли представить его всероссийским Патриархом. Мать была коренной жительницей Таллина, а отец приехал туда юношей в гражданскую, спасаясь от большевиков. В Эстонии было легко считать себя хранителями подлинной России: тут не закрывались церкви, тут оказался Псково-Печерский мужской монастырь, была и своя женская обитель, Пюхтицкая. В 1940-м Ридигер-старший стал священником — поступок достаточно героический в условиях эмиграции.

Пышность патриарших одежд многим режет глаза, но в русской православной традиции-себя лишить последнего, а богослужение украсить

Война и оккупация Эстонии эту семью каким-то чудом не задела. Сразу после окончания средней школы Ридигер-младший поступает в Ленинградскую семинарию, в двадцать один год становится священником. Примечательно, что он не женится, но и монашества пока не принимает - а без монашества высшие церковные должности закрыты. Он получает приход сперва в Йыхве, потом в Тарту. Это, конечно, не карьера.

Перелом происходит в 1961 году, когда коммунисты меняют курс в отношении Церкви: заставляют ее лидеров войти в экуменическое движение (в марте) и ограничить права священников в управлении приходами (в июле). Именно в эти полгода Алексея Ридигера проводят в архиереи (другое название епископа), в марте постригая в Сергиевой лавре, в сентябре в Таллине вручая архипастырский жезл и одновременно назначая заместителем председателя Отдела внешних церковных сношений, Следуют три года своеобразного испытательного срока, и в 1964 году Ридигера назначают управляющим делами Патриархии, по его собственным словам, на “ключевую в то время должность". В тридцать пять лет он оказался у вершины власти и уже не спускался. Так рано и так высоко больше не подымался никто. На столь денежной должности легко нажить врагов и сломать шею-Ридигер не сломал и из номенклатурной обоймы не выпал в отличие от многих и многих, кто начинал одновременно с ним. Назначение митрополитом Ленинградским в 1986-м, избрание (из нескольких кандидатур, тайным голосованием) Патриархом в 1990-м показало, что он действительно нажил врагов не больше, чем друзей, Единственное, о чем Патриарх иногда всерьез вспоминает как о гонении, было отстранение от должности управделами в 1985 году за письмо Горбачеву с предложением ослабить давление на Церковь и “ссылка" в Ленинград. На самом деле назначение на кафедру северной столицы еще с дореволюционных времен было шагом к вершине церковной иерархии.

БУДУЩИЙ ПАТРИАРХ ВСЕЯ РУСИ ПОКА В ЭСТОНИИ. ВМЕСТЕ С МАТЕРЬЮ МАРИЕЙ ПИСАРЕВОЙ И ОТЦОМ МИХАИЛОМ РИДИГЕРОМ
НА НИЗШЕЙ СТУПЕНИ ЦЕРКОВНОЙ ИЕРАРХИИ: ПЛОХ ТОТ АЛТАРНИК, КОТОРЫЙ НЕ МЕЧТАЕТ СТАТЬ АРХИЕРЕЕМ

Встает вопрос: только ли личным качествам обязан Ридигер молниеносному взлету? В прошлом году в Эстонии было найдено упоминание о вербовке настоятеля Йыхвинской церкви в ежегодном отчете республиканского КГБ. Документ был опубликован в “Новой газете" 12 октября 1998 года и вызвал шквал возмущения. Защитники Патриарха говорили, что это донесение 60-70-х годов, что все документы вообще были уничтожены, что Патриарха обвиняют в завербованности еще со времен учебы в семинарии. Между тем речь идет о вербовке спустя много лет после окончания семинарии; как уцелел документ, понятно - любой источниковед скажет, что теоретически невозможно вычистить все упоминания о каком-то факте. Ко времени предполагаемой вербовки Ридигер уже покинул Йыхве и мог с чистой совестью рассказать, допустим, о финансовой нечистоплотности церковного старосты, КГБ, ОБХСС - какая разница. В конце концов никто и не утверждает, что Патриарх святой - он Святейший.

ПАТРИАРХ- ФОРМАЛЬНЫЙ АРХИМАНДРИТ ТРОИЦЕ-СЕРГИЕВОЙ ЛАВРЫ, НО ЖИТЬ ПРЕДПОЧИТАЕТ В ПЕРЕДЕЛКИНЕ

 

В середине 70-х годов Совет по делам религий в своих отчетах делил архиереев на три группы: совсем диссиденты, немножко диссиденты и вовсе не диссиденты. Алексий Ридигер был в последней группе - тех, кто “и на словах, и на деле подтверждают не только лояльность, но и патриотичность к социалистическому обществу, строго соблюдая законы о культах и в этом же духе воспитывают приходское духовенство, верующих, реально сознают, что наше государство не заинтересовано в возвышении роли религии и церкви в обществе и, понимая это, не проявляют особенной активности в расширении влияния православия среди населения".

Патриарх в одном из интервью вспоминает прошлое с теми же интонациями, с которыми король, вернувшийся на трон из ссылки, вспоминает кошмары изгнания: “Я начинал служение в то время, когда за веру уже не расстреливали. Но сколько пришлось пережить!" Впрочем, и над гробницей митрополита Филиппа, убитого по приказу Грозного четыреста лет назад, Патриарх проникновенно говорит о “наших" страданиях, как будто это лично его душил Малюта Скуратов. В сущности же мучения епископа Алексия - это мучения обычного советского чиновника, ведомство которого постоянно ущемляют в правах и сокращают. У кого-то пытались отобрать кровати и умывальники, у когото - соборы и монастыри.

За время его “управления делами" при коммунистах общее число православных приходов сократилось больше, чем за время хрущевских гонений. Диссиденты считали, что церковное руководство напрасно не протестует гласно против такой политики- Ридигер же исправно гасил внутрицерковных смутьянов. Сохранились “отчеты", которые он подавал в Совет по делам религий, описывая, как он, мальчишка с огромной властью, пытался укротить диссидента епископа Ермогена Голубева, семидесятилетнего старика, прошедшего ГУЛАГ и осмелившегося выступить против хрущевских гонений: “Поверьте, что не пользу, а явный вред наносите Вы и церкви, и себе самому, когда даете за своей подписью такой материал нашим врагам, а те тенденциозно его используют в своей антисоветской пропаганде". Эти позорные отчеты, между прочим, совершенно не засекречены...

Алексия Ридигера можно не ругать за потери, понесенные Церковью, но тогда честно будет и не хвалить его за то, что после падения большевизма Церковь отстраивается. Грандиозные цифры новооткрытых приходов, отреставрированных церквей, возвращенных монастырей не могут скрыть того, что кое-что по сравнению с советскими временами Церковь утратила: так, украинские приходы сохранены номинально, ценой потери контроля и доходов. Случившееся в Эстонии нельзя не признать катастрофой, особенно неприятной именно для Патриарха, треть века управлявшего именно здешними православными. Компромисса с националистами найти не удалось, в результате чего даже Александро-Невский собор, который юноша Ридигер помогал открывать в 1945-м, не отдан в собственность Патриархии. Служат в нем священники именно “московской ориентации", но как бы из милости.

Не слишком радужно и положение в России. Многие свои поступки Патриарх оправдывает желанием предотвратить раскол Церкви, но именно в его патриаршество этот раскол стал печальной реальностью: уходят в малочисленные, но многочисленные группы, не подчиняющиеся Патриарху и презирающие его. Резко упал авторитет Русской Церкви и среди зарубежных христиан: имидж гонимой страдалицы, тоже весьма далекий от правды, развеялся окончательно, теперь приходится бороться с имиджем Церкви, гонящей всякое инакомыслие.

Сила

Число приходов, впрочем, не определяет прямо духовную и политическую силу Патриарха. Он сам любит подчеркивать, что именно Церкви доверяют больше, чем любому другому общественному институту - по некоторым опросам, до 90 процентов, по другам не более 40, что тоже относительно много (для сравнения - милиции доверяют 18 процентов). Правда, не совсем ясно, что такое “доверие к Церкви", во всяком случае массовый прдток людей в Церковь, начавшийся в начале 90-х, тогда же и закончился.

Парадоксальным образом при коммунистах Церковь была единственной организацией, финансово независимой от правительства и даже дотировавшей разные правительствен-ные глупости вроде Фонда мира. После падения коммунизма финансовая зависимость Церкви от казны стала лавинообразно нарастать. Вины лично Патриарха в том нет, он скорее сумел в условиях всеобщего обнищания найти более или менее твердый источник денег. Нравственно он считает свою позицию неуязвимой, подчеркивая, что “финансовая помощь в восстановлении храмов и монастырей", которую оказывают власти, очень незначительна “в сопоставлении с колоссальными потерями и разрушениями, понесенными Церковью за годы гонений". Но если сравнивать с тем, как компенсируют потери другим жертвам коммунизма, то счет выходит другой. Можно даже говорить о двойном стандарте: ведь, требуя возвращения Церкви всего отобранного, Патриарх при этом и не заикается о возвращении потомкам дореволюционных владельцев роскошного особняка в центре Москвы, где находится его официальная резиденция, или земель в Переделкине, где привольно раскинулась его настоящая резиденция, которую он любит и обихаживает с помощью властей (одно строительство специально для него транспортной развязки под железной дорогой чего стоит).

Сила Патриарха абсолютна лишь в одной, довольно узкой сфере - управлении московским дуxовенством. На протяжении всех 90-х годов именно в этой сфере компетенцию Патриарха его доброжелатели часто пьггались приуменьшить, чтобы освободить от ответственности за репрессии в адрес “либералов", начиная с о. Глеба Якунина и за антисемитские выступления подчиненных непосредственно Патриарху священнослужителей. Но после того как в 1997 году в Москве бессудно расправились с о. Георгаем Кочетковым якобы за драку в алтаре, а в 1998-м - с о. Мартирием Багиным якобы из-за кражи квартиры (дерутся и крадут, увы, многие, эти же двое слишком отклонялись от принятых в Патриархии жестких норм повиновения и раболепства), обелять Патриарха стало уже невозможно.

В сфере церковной жизни сила Патриарха в том, что он чувствует настроение “молчаливого большинства" и соответствует ему. Это большинство против новшеств в богослужебной жизни, против бузотеров, и либеральных, и консервативных. (3десь православные совершенно точно - в миниатюре - отражают настрой российского общества в целом.)

Кто-то пытается оценить силу Патриарха в политике. Все признаки грандиозного влияния налицо: кому еще из “политиков" не встающий с постели президент привозит юбилейный орден прямо в резиденцию, как это было в феврале 1999 года. Патриарх подписывает договора о сотрудничестве с силовыми министрами, причем опять же - они приезжают к нему. Тем не менее из этого абсолютно ничего не следует: как и Папа Римский, Патриарх вежливо, но категорически из сферы реальной политики исключен. В 1993 году представители Ельцина использовали патриаршую резиденцию для переговоров с послами Хасбулатова, но переговоры оказались чистой фикцией, нужной для подготовки штурма Белого дома. Ситуация, совсем уж в фарсовом виде, повторилась в октябре 1998 года, когда коммунисты, думцы (без Явлинского) и мэр Москвы забили “стрелку" с правительственными чиновниками: решали, как жить без долларов и президента. Ничего не решили и разошлась, оставив публику в полнейшем недоумении -что им Патриарх, что они Патриарху?

На протяжении всех десяти лет относительной нашей свободы Патриарх подчеркивает независимость своего поведения в кризисных ситуациях. Ближайшее рассмотрение показывает, однако, что во всех случаях Патриарх либо стоял на стороне более сильной, либо уходил в “плетение словес". Последнее особенно четко проявилось в случае с ГКЧП: в критический момент Патриарх не осудил путчистов, а лишь просил возможности выслушать Горбачева. Что до Чечни и других “конфликтов", то абстрактное осуждение “кровопролития" сочеталось с категорическим осуждением “терроризма", и ясно было, что речь идет не о терроризме правительственных легионеров, а о терроризме чеченцев. Единственным случаем, когда Патриарх действительно чуть забежал впереди паровоза, был его протест против бойни 1991 года в Вильнюсе.

Слава

Славословия способны затмить даже славу Божию, тем более трудно различить Патриарха за дифирамбами, которые ему поют. В лучшем случае это вздорный совковый новояз, как у Ельцина, назвавшего Патриарха “главкомом религиозных сил", в худшем - чистое, как медицинский спирт, кумиротворение: священник Дмитрий Дудко полагает Патриарха Алексия Второго — “особо мудрым", а кораблестроители спускают на воду сухогруз “Алексий -II"... Кумиротворение идет по нарастающей - в 1998 году именины Патриарха отмечали в Малом, в 1999 году - в Большом.

В глазах российской элиты рейтинг Патриарха постоянно растет - за два года в опросах “Независимой газеты" он переместился с 30-го места на шестое. Это много говорит о тех, кого считают элитой, и ничего - о Патриарxе. Людям же на Западе есть из кого выбирать, даже если не брать в расчет действительно хорошо сбалансированного Папу или действительно гонимого далай-ламу. По миру ездит еще и Константинопольский Патриарх Варфоломей,   не отравленный ядом властности и не писавший, в отличие от Патриарха Алексия, неуместного для церковного лидера письма с протестом против расширения НАТО на Восток.

Накануне семидесятилетия в речах Патриарха зазвучали новые мотивы: пора подводить итоги, да и чуть ли уже не конец света близок, антихрист близится, “идет ускоренное строительство общемировой системы зла". Речи такого рода очень мало говорят о реальном мире, очень много говорят о внутренней жизни человека: тревога, тоска, уныние. Между тем здоровье Патриарха не такое уж плохое. Другие крупные церковные политики в этом возрасте только засучивают рукава. Помянутый архиепископ Ермоген в семьдесят четыре сражался с куда более сатанинской системой, чем нынешнее беспутье. Может быть, дает себя знать сравнительно ранний старт? Или пришла пора платить за слишком гладкую карьеру? Бог так легко доверяет человеку и Царство, и силу, и славу, но это обманчивая легкость, и за все приходится платить, а платить бывает и нечем, и свой дефолт может быть не только у всея Руси, но и у ее Патриарха.

70-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ ПАТРИАРХА ОТМЕЧЕН В БОЛЬШОМ: В ЭПОХУ ПЕРЕМЕН ОСОБЕННО ХОЧЕТСЯ СИМВОЛА НЕИЗМЕННОСТИ

Посмотреть и оставить отзывы (0)


ПРОЕКТЫ

Рождественские новогодние чтения


!!Атеизм детям!!


Атеистические рисунки


Поддержи свою веру!


Библейская правда


Страница Иисуса


Танцующий Иисус


Анекдоты


Карты конфессий


Манифест атеизма


Святые отцы


Faq по атеизму


Новый русский атеизм


Делитесь и размножайте:




Исток атеизма Форум
Рубрики
Темы
Авторы
Новости
Новый русский атеизм
Материалы РГО
Поговорим о боге
Дулуман
Книги
Галерея
Юмор
Анекдоты
Страница Иисуса
Танцующий Иисус
Рейтинг@Mail.ru
Copyright©1998-2015 Атеистический сайт. Материалы разрешены к свободному копированию и распространению.